Статья опубликована в №29 (551) от 27 июля-09 июля 2011
Политика

Жалкие советы

Совет Федерации РФ окончательно превратился в посмешище российской власти
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 27 июля 2011, 00:00

Совет Федерации РФ окончательно превратился в посмешище российской власти

Руками никогда нигде

Не трогай ничего.
Не впутывайся ни во что
И никуда не лезь.
В сторонку молча отойди,
Стань скромно в уголке
И тихо стой, не шевелясь,
До старости своей.
Григорий Остер,
«Вредные советы»

Известие о возможном приходе на пост председателя Совета Федерации РФ действующего губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко стало в начале июля одной из центральных политических новостей в России за последнее время: несмотря на то, что отставка Валентины Ивановны была предсказуема и, по мнению экспертов, должна была состояться перед началом предвыборной кампании в федеральный парламент, та неуклюжесть, с которой проходит перевод г-жи Матвиенко в почетный запас, удивила даже видавших виды политологов и журналистов.

Мало того, что губернатора Санкт-Петербурга не стесняясь, на глазах у всей страны отправляют на сугубо технический пост третьего лица государства, так еще и должность эту г-жа Матвиенко занимать на сегодняшний момент не имеет права.

Позолоченный сливной бачок

Губернатора Санкт-Петербурга Валентину Матвиенко нацелили на пост председателя Совета Федерации.
Совет Федерации перестал быть хоть сколько-то значимым институтом власти достаточно давно – как только в нем перестали заседать губернаторы и председателя региональных законодательных собраний.

Верхняя палата парламента в принципе всегда носила более выраженные репрезентативные, нежели реальные политические функции, но в начале нового века после ряда реформ ее существование абсолютно потеряло какой-либо политический и практический смысл. Совет Федерации стал своеобразной масонской ложей, члены которой в той же России собирались в большей степени не для обсуждения важных дел, а для поднятия собственного авторитета и присутствия в бомонде.

Главное требование для члена масонской ложи – не заслуги или знания: кандидат на словах подтверждает свою веру в Бога.

Передовые представители русского дворянства в конце XVIII века активно ездили во Францию и решили скопировать идею масонских лож для России. Но у нас масонское дело не пошло, и в 1822 году Александр I ложи запретил.

И хотя российский Совет Федерации изначально был скопирован с сената США (включая выборность сенаторов на территориях), уже на втором десятке лет своего существования он утратил и влияние, и смысл.

Вопрос о целесообразности его существования актуален как никогда.

Даже руководство Советом Федерации не дает реального влияния. Многолетний спикер Совета Федерации, формально третье лицо государства Сергей Миронов в опубликованном «Независимой газетой» рейтинге влиятельности российских политиков еще до своей отставки занимал 74-ю строчку [ 1 ].

Освещение деятельности Совета Федерации со стороны государственных СМИ стремится к нулю, что является еще одним доказательством политического бессилия верхней палаты парламента. Она не интересна ни исполнительной власти, ни средствам массовой информации, ни народу.

Верхняя палата российского парламента ограничена функциями лоббистов и «свадебных генералов», и является либо перевалочным пунктом на «пути из варяг в греки», либо местом почетной и бесславной отставки.

Так, в свое время в российский сенат «слили» экс-главу Росспорта Вячеслава Фетисова, который был не согласен с деятельностью министра спорта, туризма и молодёжной политики РФ Виталия Мутко, состоящего с премьер-министром Владимиром Путиным в приятельских отношениях. По похожему сценарию в верхней палате парламента оказался и экс-глава Карелии Сергей Катанандов: в числе причин его отставки и «почетного» перевода в Совет Федерации называются конфликт Катанандова с полномочным представителем президента по Северо-Западному федеральному округу Ильёй Клебановым.

Учитывая то, что член Совета Федерации в течение всего срока своих полномочий обладает неприкосновенностью, в российский сенат прорывались те, кому это было жизненно необходимо: одним из самых известных преступников, скрывавшихся в стенах Совета Федерации, является предприниматель, представитель Башкирского курултая Игорь Изместьев, в прошлом году осуждённый на пожизненное заключение за убийство.

Ряд лиц с Совета Федерации начинают свою политическую карьеру. Среди наглядных примеров – нынешний губернатор Псковской области Андрей Турчак, который пробыл в Совете Федерации чуть больше полутора лет.

Есть персоны из крупного бизнеса, которым для большего счастья в жизни не хватает статуса: по такому принципу в Совете Федерации «работают» олигарх Сулейман Керимов, совладелец Новороссийского морского торгового порта Александр Скоробогатько и многие другие.

Ну и отдельная группа – те лица, которые получили сенаторскую корочку «за заслуги перед отечеством» и некоторыми его отдельными представителями. Чаще всего это происходит по выслуге лет или в связи с постепенным вытеснением с политической арены и, если назвать вещи своими именами, является отправкой «на склад истории».

Это и экс-губернатор Самарской области Эдуард Россель, и бывший глава Волгоградской области Николай Максюта, и бывший министр труда и социального развития РФ Александр Починок, и экс-министр внутренних дел Владимир Рушайло – список можно продолжать и продолжать.

И кто из вышеперечисленных персон мог и хотел бы работать на благо Совета Федерации? Единицы. Да и работать и никто не просит: главная задача – занимать пространство и тихо голосовать. Чтобы Совет Федерации физически существовал, но не мешал работать.

Совет при Кремле

При создании в России двухпалатного парламента российские государственные деятели копировали систему законодательной власти большинства развитых западных стран: Бундесрат и Бундестаг в Германии, Сенат и Национальное собрание во Франции, Сенат и Палата представителей в США. Меньшая значимость верхней палаты парламента относительно нижней свойственна законодательным властям всех этих стран, но в России, где, начиная с середины 1990-х, все больше и больше укреплялась президентская вертикаль, этот разрыв стал особенно заметен.

По Конституции РФ Совет Федерации – орган, который представляет во власти регионы всей страны. Что, в принципе, отражено в названии верхней палаты.

Первые два года Совет Федерации был именно таким, каким должен: выборным органом власти, представляющим регионы. Политическим институтом, зачастую ставящим под вопрос решения президента и Госдумы.

Исполнительная власть, у которой в крови текла советская политика всеобщего одобрения, а не демократии с ее системой сдержек и противовесов, принять такую модель не хотела: в итоге, как писали СМИ того времени, «деятельность выборного Совета показала, что он не всегда выполняет отведённую ему авторами Конституции роль «фильтра», позволяющего блокировать неугодные президенту Борису Ельцину законы, и нередко голосует за преодоление президентского вето».

После этого было решено приблизить российский сенат к исполнительной власти: в декабре 1995 года был принят закон, по которому губернаторы региональных администраций и председатели законодательных собраний автоматически входят в Совет Федерации. Верхняя палата стала более предсказуема, но и более влиятельна в плане состава.

Заняв должность президента России, Владимир Путин, стремящийся сделать подконтрольным Федеральное Собрание и сократить независимость и полномочия губернаторов (среди глав регионов было немало влиятельных фигур, несогласных с наличием г-на Путина на посту президента), провел очередную реформу Совета Федерации и заменил бывших членов верхней палаты парламента (губернаторов и спикеров заксобраний) представителями, которые представлялись губернаторами и региональными парламентами .

Главы регионов, таким образом, лишились возможности самостоятельно заниматься лоббированием своих интересов не уровне Федерации и участвовать в политической деятельности на федеральном уровне.

После отмены в 2004 году выборов губернаторов назначение членов Совета Федерации фактически стало проводиться федеральным центром. С учетом лояльности к федеральной власти со стороны абсолютного большинства региональных парламентов, Совет Федерации с 2004 года целиком и полностью избирается в Кремле.

После такой «реформы» называть верхнюю палату парламента Советом Федерации и представительной властью (каждый регион России представляют по два человека) просто не поворачивается язык. Можно назвать его хоть «Советом Кремля», но зачем он тогда регионам?

К тому же система назначения «представителей региона» всем давно известна: львиная доля сенаторов к регионам, которые они представляют, отношения никогда не имела. Показателен диалог адвоката Михаила Барщевского и полномочного представителя правительства РФ в Совете Федерации Андрея Яцкина, опубликованный на страницах «Российской газеты» еще в конце 2009 года.

А. Яцкин: «В Совете Федерации никаких фракций не существует, и поэтому там сенаторы исходят из соображений не только как законодатели федерального уровня, но и как представители региона».

М. Барщевский: «Давай разберемся с тезисом, что там представлены регионы. Среди сенаторов подавляющее большинство москвичей, которые в регион только иногда выезжают. И проблемы региона, как правило, они не знают, а судят о них с голоса других людей. Не так?».

А. Яцкин: «Это соответствовало истине лет 5-6 назад. А сегодня даже если сенатор, по сути, - москвич, но зарегистрирован в другом регионе, который он представляет, то как налогоплательщик он реально своими налогами обеспечивает доходную часть этого региона и понимает, что региону выгодно или невыгодно».

М. Барщевский: «Андрей, ты же понимаешь, что перед тобой сидит адвокат, и общими фразами ты от ответа не уйдешь.

Он зарегистрирован там, он платит налоги, но это совершенно не означает, что он понимает проблемы своего края. …Почему Совет Федерации в последнее время стал много реже отменять законы, принятые Государственной Думой»?

А. Яцкин: «Если речь идет о 2009 году, то я могу возразить. 2009 год ознаменовался как раз более частым отклонением законов по сравнению с 2007 и 2008 годом».

М. Барщевский: «Я сравниваю с другим. Когда Совет Федерации формировался из губернаторов, то отклоняли до 70 процентов законов, принятых Госдумой, а сейчас 1-2 процента».

О каком регионализме Совета Федерации можно рассуждать, если Псковскую область в свое время представлял коренной петербуржец Андрей Турчак, а теперь – его земляк Александр Борисов, не имеющий к области никакого отношения, кроме того, что родился 36 лет назад в Куньинском районе [ 2 ]. Сенатором он стал, разумеется, не поэтому, а потому что был ближайшим соратником г-на Турчака по «Молодой гвардии «Единой России».

Псковский футболист Дмитрий Аленичев в свое время представлял в Совете Федерации Омскую область, постоянно проживая в Москве, Вячеслав Фетисов был выдвинут в российский сенат от законодательной власти Приморского края. Есть сомнения, что бывший спортсмен часто бывает во Владивостоке. Бывший президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачёв представляет Ростовскую область, также не будучи с ней связанным никаким образом.

Или не задумались, или подумали очень хорошо

Сергей Миронов не предполагал, что уступит должность председателя Совета Федерации губернаторше Санкт-Петербурга.
Полку Тягачёвых-Борисовых прибудет уже в скором времени: Валентина Матвиенко, которую президент Дмитрий Медведев пригласил возглавить Совет Федерации, решила баллотироваться в депутаты на муниципальных выборах в пригороде Санкт-Петербурга городе Ломоносове.

С историей выдвижения г-жи Матвиенко в верхнюю палату парламента произошел большой казус. Валентина Ивановна, пока еще являющаяся губернатором Санкт-Петербурга, разумеется, публично и с благодарностью приняла предложение президента России.

Очевидно, что перед очередными судьбоносными выборами Матвиенко в Санкт-Петербурге не нужна «Единой России»: в этом случае партию власти ждёт провал во втором по величине городе страны, да еще и колыбели двух президентов. Но как старого друга Владимира Путина г-жу Матвиенко решили «слить», в отличие от заартачившегося мэра Москвы Юрия Лужкова, достаточно корректно. Более того, предложив ей должность формально третьего человека государства.

Но произошла загвоздка: Валентина Ивановна по-прежнему не имеет права занять этот пост, поскольку не является депутатом какого-либо собрания на территории своего города (и согласно занимаемой должности не могла им быть). Этот момент президент и его команда показательно не заметили. Наверно, забыли. Привычка назначать настолько закрепилась в умах, что и в данном случае какие-либо юридические преграды, похоже, даже не рассматривались.

Осознав проблему, для г-жи Матвиенко стали срочно подыскивать хоть какие-нибудь выборы в России, пусть даже в самом захудалом городке. «Совершенно случайно» в городе Ломоносове Ленинградской области несколько депутатов в порыве любви к Валентине Ивановне досрочно сложили депутатские полномочия, сделав собрание неправомочным. На одно из освободившихся мест и претендует теперь действующий губернатор Северной столицы России. 5 июля г-жа Матвиенко заявила, что начинает готовиться к выборам, которые пройдут уже 4 сентября, по ускоренному регламенту. А до этого времени с рокировкой придется повременить.

В 2004 году г-жа Матвиенко опрометчиво заметила, что «Совет Федерации – место ссылки неудавшихся политиков, а регионы там представляют люди, которые на карте не могут показать, где их регион находится».

После известия о своем «новом назначении» Валентина Ивановна уже превозносила Совет Федерации, вспоминая, что «семь лет назад (после реформы, предложенной Владимиром Путиным – Авт.) это было место ссылки для несостоявшихся политиков и олигархов, которые скрывались от правосудия. Сегодня эта палата — серьезная, стабильная, основательная, формируется выборным путем из представителей региональных законодательных и исполнительных органов власти», - внезапно разглядела плюсы верхней палаты парламента г-жа Матвиенко.

Если бы губернатора Санкт-Петербурга попросили оценить Совет Федерации хотя бы несколько месяцев назад, то Валентина Ивановна наверняка ограничилась бы критикой Сергея Миронова. Как можно признать, что тебя отправляют стать во главе несостоявшихся политиков и олигархов, скрывающихся от правосудия?

Интересно, что бывший спикер Совета Федерации «опальный» Сергей Миронов, отставка которого и всколыхнула движение в российском сенате, сначала поддержал решение о назначении Матвиенко на пост главы верхней палаты парламента (очевидно, от радости, что не столкнется с ней на выборах в законодательное собрание Санкт-Петербурга), но потом заявил, что его, дескать, неправильно поняли.

У властей нет сомнения, что г-жа Матвиенко выиграет выборы, даже несмотря на то, что в Ломоносове её рейтинг крайне низок: именно при Матвиенко город был лишен самостоятельности и был присоединен к Петродворцовому району Санкт-Петербурга.

Однако что-то надорвалось в уверенности властей.

И даже есть предположение о том, что внезапная ломоносовская эпопея с досрочными выборами – это всего лишь капкан для Валентины Матвиенко, в который она успешно попала.

* * *

В этом году Совету Федерации исполнилось 17 лет. Российский сенат и так был не самым удачным образом скопирован с западной кальки: полномочия верхней палаты парламента всегда были достаточно скромны и носили в большей степени репрезентативный характер. В отличие, например, от сената США, который, к слову, обладает исключительным правом на вынесение импичмента президенту. Российская верхняя палата парламента по закону не имеет права вносить поправки в законопроекты, которые разработаны Государственной Думой.

Более того, все эти годы Совет Федерации последовательно нивелировали как политический институт, оставляя за сенаторами только символические «корочки» и неприкосновенность.

После 2001 года Совета Федерации как инструмента власти не стало: превратившись в склад политически отработанного материала и людей, желающих иметь хоть какой-нибудь федеральный властный титул, российский сенат превратился в бижутерию власти. Представить себе, что нынешний Совет Федерации готов на какие-либо подвиги и даже просто реальные политические решения, просто невозможно. Да и у его членов, «представителей регионов», нет никакого желания в своей «масонской ложе» заниматься политикой. Тем более что с тебя ничего такого не требуют.

Вопросом о существовании Совета Федерации власти пока не задаются: по Конституции в России действует двухпалатный парламент, да и по субъективным критериям Совет Федерации в ближайшее время расформирован не будет. Хотя в реальности от его существования уже давно нет никакой пользы. Благодаря этому институту в России безбедно существуют сейчас 166 политиков формально высокого статуса, не принимающие никаких самостоятельных решений, ни на что не влияющих, но требующих для своей персоны значительных привилегий и живущие за счет средств российских налогоплательщиков.

Очевидно, что если завтра Совет Федерации в России перестанет существовать, ничего не изменится. Этого практически никто не заметит. Народу России от исчезновения российского сената не будет ни горячо, ни холодно.

Но если в стране нет Совета Федерации, то, получается, что и Федерации тоже нет. А с этим мириться уже как-то сложнее.

Денис КАМАЛЯГИН

 

1 См.: Д. Камалягин. Нет, он не Байрон // «ПГ», № 18 (540) от 11-17 мая 2011 г.

2 См.: М. Киселев. Новый поворот // «ПГ» № 12 (433) от 1-7 апреля 2009 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3161
Оценок:  24
Средний балл:  9.9