Статья опубликована в №32 (554) от 24 августа-30 августа 2011
Общество

Сизифов суд

В Псковской области невозможно получить то, что причитается по праву, если этого не захотят органы правопорядка
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 24 августа 2011, 00:00

В Псковской области невозможно получить то, что причитается по праву, если этого не захотят органы правопорядка

Близится к завершению одно из самых громких в Пскове дел последнего времени о разделе наследства. Правда, и сейчас, спустя почти полтора года после начала процесса, предсказать время его окончания непросто: городской суд, УВД Пскова и области и прокуратура продолжают снабжать друг друга килограммами отписок. Более того, по утверждению одной из сторон, органы правопорядка отказываются вести уголовное преследование другой стороны, которая попыталась незаконными способами присвоить часть имеющегося наследства.

Выборочный метод

Чтобы провести независимую почерковедческую экспертизу, в Псковской области надо дойти до начальника УВД по Псковской области Бориса Говоруна. Фото: Александр Сидоренко
История с разделом наследства имущества бывшего генерального директора фирмы «Глобус» (предприятие запомнилось псковичам тем, что благоустраивало русло реки Мирожка возле Мирожского монастыря – Авт.) Николая Степанова показала псковскую судебно-правовую систему с самой нелицеприятной стороны. Если добавить сюда бездействие представителей власти, то картина становится удручающей: постулат «прав тот, у кого больше прав» по-прежнему действует.

В конце декабря 2009 года директор ООО ПСП «Глобус» Николай Степанов скоропостижно скончался. Наследниками по закону стали его супруга и дети от первого брака. Как иногда бывает в подобных ситуациях, разделить наследство тихо-мирно не получилось.

Процесс о разделе наследства начался спустя полгода после случившегося, в июне 2010 года. В соответствии с российским законодательством, для того чтобы вступить в наследство, наследники должны представить документы на имущество, на которое они претендуют. Разумеется, если наследники между собой в не лучших отношениях, возникает ситуация, когда одна из сторон, владеющая документами, не выдает документы другой: крутись, как хочешь.

В таких случаях судебные процессы превращаются в почти вечные, вялотекущие и мало понятные.

Иногда они превращаются в игру, которая называется «игра в одни ворота».

Законная супруга скончавшегося, Нина Степанова, подавая в суд исковое заявление о вступлении в наследство, указала, что не имеет доступа к необходимым документам, поскольку их удерживает одна из сторон: сын от первого брака Сергей Степанов.

Как оказалось, в таких случаях и суд, и органы правопорядка вправе заявить о своём бессилии: Псковский городской суд оставил дело о вступлении в наследство «без движения», словно проигнорировав информацию об удержании документов, и заявил г-же Степановой, что ею «не представлены доказательства принадлежности спорного имущества наследодателю на день смерти, а также не представлены варианты раздела наследственного имущества между наследниками с учетом его стоимости». Как это можно сделать без необходимых документов, суд не разъяснил, зато дал две недели на сбор бумаг.

Собрать такие документы за две недели при их полном отсутствии нереально.

«Гражданско-процессуальный кодекс в таких случаях предусматривает помощь суда, - уверена Нина Степанова. – Если представление необходимых доказательств для лиц затруднительно, то суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств. Ходатайства были нами заявлены, но суд на них не отреагировал».

В городской прокуратуре, рассмотрев заявление Нины Александровны, заявили, что «доводы об удержании документов носят предположительный характер». «Вместе с тем вы вправе истребовать документы в судебном порядке у лица, их удерживающего», - сообщили в прокуратуре.

То, что суд уже отказал г-же Степановой в таком праве, городская прокуратура в расчет не приняла.

Свидетельство о браке и свидетельство о смерти, которые находились на руках у г-жи Степановой, в данном случае не помогли, хотя, по всем нормам права, оценку наследственного имущества можно сделать на стадии судебного разбирательства.

Это косвенно подтверждают и действия судьи Псковского городского суда Светланы Тесёлкиной, которая отказалась принять исковое заявление Нины Степановой, указав, что она не наследник, и нет ряда документов. Но при этом «Псковской губернии» удалось получить на руки несколько аналогичных заявлений (без документов и оценки – Авт.), которые г-жа Тесёлкина принимала к производству.

В итоге заявление о признании права собственности в порядке наследования и о разделе наследственного имущества от г-жи Степановой Псковский городской суд принял только в конце октября – через более чем 4 месяца после начала дела, когда ею были наконец собраны все документы по имуществу.

За это время к числу наследников добавился еще один человек: бывшая жена Валентина Степанова, которая состояла в браке с Н. Степановым до 1998 года, также заявила свои права на имущество, которое было приобретено во время брака. Откуда у бывшей жены появились необходимые документы, Нине Степановой честно ответили в УВД Пскова: отдали дети, которые общаются с матерью. На вопрос, почему милиция не может истребовать эти документы, если вот они, перед носом, в УВД пожимали плечами: а кто докажет, что они удерживаются?

Иск Валентины Степановой был принят сразу.

Располагающие документами дела юристы констатируют, что судья Светлана Тесёлкина применила одни положения постановления пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» в пользу Валентины Степановой и не заметила (соответственно, не применила) другие положения, защищающие права Нины Степановой.

На суде Валентина Михайловна уверяла, что имеет права на часть наследства, поскольку имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью. При этом в судебном заседании она заявила, что уже с 1992 года они «не вели совместное хозяйство» (т. е. брачные отношения фактически были прекращены).

Всё имущество, на которое претендовала В. Степанова, было приобретено уже после прекращения брачных отношений. Положение, которое дает право не делить то имущество, которое приобретено одним из супругом после фактического прекращения брачных отношений, судом не было принято во внимание.

Также не смутил суд и тот факт, что, по сути, Валентина Степанова уже производила раздел брачного имущества. Семейный кодекс, в свою очередь, утверждает, что вопрос должен решаться только «при участии двух бывших супругов» (то есть когда оба супруга живы! – Авт.).

Апогеем истории с признанием за Валентиной Степановой права на часть наследственного имущества стала ситуация с приобщением судом к делу некоего «соглашения», которое якобы было заключено между Николаем и Валентиной Степановыми. По этому соглашению г-н Степанов обязался всё свое имущество передать детям. Что интересно, передать он его должен был именно в год своей смерти.

Суду был предоставлена ксерокопия этого «соглашения» с неразборчивой подписью Н. Степанова. Копия не была нотариально заверена. Оригинал, по словам Валентины Степановой, хранился у Николая Николаевича.

Несмотря на то, что Гражданско-процессуальный кодекс запрещает принимать во внимание копии документов без предоставления суду оригиналов, Псковский городской суд приобщил «соглашение» к делу. По копии «соглашения», предоставленного Валентиной Михайловной, судья Светлана Тесёлкина вынесла решение об исключении из наследственной массы части имущества.

Все принципиальные решения суда по обращениям Валентины Степановой были приняты до середины октября – за две недели до того, как было наконец принято к рассмотрению исковое заявление Нины Степановой.

Пасьянс не сходится

Ведомство прокурора Псковской области Тимура Кебекова 11 раз отменяло решение управления по налоговым преступлениям УВД г. Пскова об отказе в возбуждении уголовного дела. Фото: Александр Сидоренко
Непосредственно к началу процесса о разделе наследства его объем в стоимостном выражении странным образом изменился.

В самом начале процесса, в мае 2010 года, нотариус передала Нине Степановой (со слов Сергея Степанова), что фирма «Глобус», вполне успешное до того момента производственное предприятие, - банкрот. Каким образом была проведена процедура банкротства предприятия, которое входит в наследственную массу, было непонятным и г-же Степановой, и нотариусу. При жизни Николай Степанов владел 55-процентной долей в уставном капитале «Глобуса».

В управлении по налоговым преступлениям (УНП) УВД г. Пскова заявили, что на самом деле предприятием владеет сын Н. Степанова Сергей, у которого ранее было 45% от общей доли «Глобуса» (он же являлся заместителем директора). И предъявили документ: заявление, в котором Николай Николаевич Степанов 19 декабря, за 5 дней (!!! – Авт.) до смерти выходит из общества.

Ещё более интересным фактом стало то, что заявление было подано (а также подписано и завизировано печатью заместителем директора Сергеем Степановым) … в субботу – нерабочий день.

«Предприятие по выходным не работало, - уверяет Нина Степанова. – Да и муж никогда из общества выходить не собирался: он был полон сил, к тому же в ближайшее время предстояло подписание крупного договора с партнерами из другого региона».

У юриста г-жи Степановой сразу возник вопрос к Сергею Николаевичу: где же тогда выплаченная доля? Г-н Степанов заверил, что доля уже была выплачена и предоставил по требованию УВД Пскова протокол общего собрания участников ООО ПСП «Глобус», в котором чёрным по белому указано решение «выплатить Степанову Николаю Николаевичу действительную стоимость доли в уставном капитале Общества … или выдать в натуре имущество такой же стоимости».

Датирован документ 14-м января 2010 года. Таким образом, Сергей Николаевич, ставший автоматически владельцем 100% доли в уставном капитале, выплатил средства своему отцу, которого вот уже 20 дней не было в живых.

В управлении по налоговым преступлениям УВД Пскова запросили информацию у нового генерального директора «Глобуса»: кому г-н Степанов выплатил долю, которая причиталась его отцу. Сергей Степанов сообщил в УНП УВД, что деньги были выплачены Елене Рагозиной, которая является генеральным директором ОАО «Псковвторцветмет»: у неё, дескать, Николай Степанов за 3 дня до смерти (! – Авт.) взял в долг сумму, равную его доле в уставном капитале «Глобуса». В УВД г. Пскова был представлен и договор беспроцентного займа, оформленный 21 декабря 2009 года (на этот раз день выбрали будний).

Почему доля была выплачена, если наследственное дело еще даже не открывалось?

Нина Степанова, высказавшая сомнение в подлинности документа о выходе мужа из общества и, соответственно, его подписи на этом документе, потребовала в управлении по налоговым преступлениям провести почерковедческую экспертизу подписи на заявлении. С мая по сентябрь 2010 года УНП УВД под разными предлогами (работники УВД то не видели в этом необходимости, то считали, что на документе недостаточно знаков для проведения экспертизы - Авт.) отказывало в проведении экспертизы. Лишь в сентябре согласие было получено.

Когда г-жа Степанова позвонила в управление по налоговым преступлениям, чтобы узнать, когда будут готовы результаты экспертизы, оперуполномоченный УНП УВД Пскова Сергей Дьячков сообщил, что все документы по экспертизе отправлены… в Бежаницкий ОВД: экспертиза по непонятным причинам была перенесена из Пскова в Бежаницы. Позже пришло и официальное извещение о смене места проведения экспертизы.

Специальную почерковедческую экспертизу, как стало известно «Псковской губернии», было доверено проводить Наталье Митенковой, рядовому работнику Бежаницкого ОВД, получающей в настоящее время юридическое образование заочно (! – Авт.) в Псковском педагогическом университете.

И кому бы это могло быть выгодно?

Нина Степанова обратилась с просьбой о помощи к главному федеральному инспектору представителя президента в СЗФО по Псковской области Александру Селиванову. Г-н Селиванов рассказом г-жи Степановой впечатлился и пообещал помочь. Секретарь г-на Селиванова разослал в те же самые инстанции просьбу разобраться в сложившейся ситуации. Вскоре в приемную главного федерального инспектора пришли те же отписки, что приходили в адрес Нины Степановой.

Правда, после звонка г-на Селиванова дело прокомментировал прокурор Псковской области Тимур Кебеков, который заявил, что ряд решений УВД Пскова прокуратурой отменены. Кроме того, г-н Кебеков доложил, что влиять на решения суда прокуратура не в силах.

В сентябре г-жу Степанову принял начальник УВД Псковской области генерал-майор Борис Говорун. По словам Нины Степановой, генерал был весьма удивлен «заморочкам» по делу ООО ПСП «Глобус» и потребовал у подчиненных ускорить расследование. И тоже пообещал решить все вопросы.

Только после вмешательства главного тогда еще милиционера, а теперь полицейского Псковской области образец подписи Николая Степанова был отправлен для проведения независимой экспертизы, которую Нина Степанова требовала провести с мая 2010 года. На дворе уже стоял октябрь месяц.

Результаты экспертизы (а она проводилась в двух независимых частных организациях – Авт.) были готовы уже через несколько дней. Один из экспертов дал однозначное заключение: подпись Николая Степанова на заявлении о выходе из общества – поддельная. Второй эксперт сделал вывод, что «подпись вероятно выполнена не Николаем Николаевичем Степановым».

После получения результатов экспертиз УНП УВД Пскова… отказалось возбуждать уголовное дело по факту подделки подписей, поскольку… не смогло предположить, кому это могло быть выгодно.

Юрист г-жи Степановой обжаловала все отказы в прокуратуру г. Пскова.

«Когда я обратилась в прокуратуру, чтобы узнать о ходе дела, то мне сообщили, что в материалы проверки было вложено совсем другое заключение экспертизы, - недоумевает Нина Александровна. – По неофициальной информации из УВД г. Пскова, в документах оказались совсем другие выводы: подпись на заявлении, оказывается, принадлежит моему мужу».

Получив подлинные документы и изучив материалы дела, городская прокуратура отменила решение УНП УВД Пскова об отказе в возбуждении уголовного дела.

Как оказалось, это было только начало длительного и абсолютно бесполезного обмена бумагами между УВД Пскова и прокуратурой.

Параллельно прошла ревизорская проверка деятельности ООО ПСП «Глобус», которая показала, что доля, которую якобы получила г-жа Рагозина, на самом деле выплачена не была! Таким образом, странно выглядят и протокол общего собрания участников ООО ПСП «Глобус» от 14 января 2010 года о выплате доли и показания г-жи Рагозиной, которая уверяла городской суд в том, что получила эту долю в качестве расчета за долги.

Ни суд, ни УВД Пскова на странные документы и на расходящиеся с результатами проверки показания свидетеля внимания не обратили. Управление по налоговым преступлениям в очередной раз отказалось возбуждать уголовное дело, а прокуратура в очередной раз отменила решение УНП.

Парадоксально, но 28 мая 2010 года оперуполномоченный УНП УВД Пскова Дмитрий Релин аргументировал отказ в возбуждении уголовного дела тем, что «все документы, поданные в Управление федеральной налоговой службы по Псковской области, были переоформлены в соответствии с законом, и никаких нарушений не выявлено».

А изучало ли вообще УНП УВД Пскова хоть какие-то документы?

Кстати, после ревизионной проверки – когда выяснилась, что пресловутая доля в уставном капитале до сих пор не выплачена – Нина Степанова отправила письмо Сергею Степанову с просьбой выплатить её. Г-н Степанов ответил пространно, увидев в просьбе противоречие: дескать, как он может выплатить долю, если Нина Александровна считает все действия по «Глобусу» незаконными и не забирает свои заявления из суда и УВД.

Намёк очевиден.

Круговорот гаражей в природе

Показательно, что эксперты-графологи признали поддельными еще ряд документов, проходящих по данному делу.

В процессе фигурируют три гаража, которые, по информации Нины Степановой, до событий принадлежали Николаю Степанову. К моменту официального начала процесса по разделу наследства ни один из гаражей имуществом Николая Степанова уже не являлся.

Два гаража таинственным образом перешли в собственность двух других наследников – Сергея Степанова и его сестры Натальи Волковой, урожденной Степановой (отметим, что г-жа Волкова является женой председателя молодежного парламента при Псковском областном Собрании депутатов предпринимателя Сергея Волкова – Авт.).

В гаражном кооперативе КИГ № 7 один из гаражей изначально принадлежал Сергею Николаевичу. Со вторым гаражом ситуация развернулась забавно: в суде Сергей Степанов заявил, что в столе у отца нашёл подписанное в апреле 2009 года, но не переданное в управление городского хозяйства заявление, по которому Николай Степанов дарил свой гараж г-же Волковой. Разумеется, г-н Степанов исполнил волю отца и отнес заявление «куда следует» в апреле 2010 года.

Надо ли говорить, что независимая экспертиза, которую удалось провести, констатировала, что подписи Николая Степанова на документах – поддельные.

Третий гараж – в гаражном кооперативе КИГ № 43 – как оказалось, тоже с 2005 года принадлежит Сергею Степанову.

«При этом заявление Степанова Николая Николаевича о передаче собственности другому лицу и протокол собрания гаражного кооператива в документах отдела отсутствуют», - прокомментировал «круговорот гаражей в природе» заместитель начальника Управления городского хозяйства С. Сирый.

«Когда мы с моим юристом обратились к руководителю КИГ № 43 Юрию Филинову, он нас просто выставил без объяснения причин, - добавляет Нина Степанова. – А потом, когда мы все-таки потребовали представить нам журнал с протокольными записями, г-н Филинов предоставил нам абсолютно новый, свежий журнал с белоснежной бумагой, несмотря на то, что записи в журнале якобы ведутся как минимум с 2005 года».

Через некоторое время председатель кооператива КИГ № 43 подал в УГХ г. Пскова списки, доказывающие, что он принимал Сергея Степанова в члены кооператива в 2005 году. Но источники «Псковской губернии» утверждают, что г-н Филинов возглавил кооператив только в 2006 году.

Правда, позже прокуратура уточнила, что в документы якобы закралась неточность: г-н С. Степанов стал членом кооператива не в 2005, а в 2007 году.

Сам Юрий Филинов заявил, что в кооперативе отсутствуют какие-либо документы, связанные с Николаем Николаевичем Степановым.

Тогда откуда стало известно, что в 2005 году гараж перешел от Николая Степанова к Сергею Степанову?

Еще один гараж из наследственного процесса, на который претендует Валентина Степанова, находится в гаражном кооперативе КИГ № 13.

Для того чтобы доказать, что гараж де-факто принадлежал ей уже несколько лет, Валентина Степанова предоставила суду чеки, которые подтверждают, что она платила за гаражный бокс как минимум с 2007 года.

Но на суде бухгалтер кооператива КИГ № 13 Эвелина Кузьмина опровергла эти данные, отметив, что все оплаты осуществлялись только в 2010 году – сразу, одновременно за все предыдущие годы: «24 апреля мы с Валентиной Николаевной впервые увидели друг друга, когда г-жа Степанова платила мне взносы с 2007 по 2010 годы», - разъяснила Эвелина Николаевна.

Чеки, предоставленные суду, оказались поддельными.

Челночный бег

По совокупности всех фактов управление по налоговым преступлениям УВД г. Пскова 11 раз (! – Авт.) отказывалось заводить уголовное дело – «в ходе проверки нарушения законодательства не обнаружено», уверяли в УНП. 11 раз (!!! – Авт.) прокуратура отменяла это решение и отправляла дело на доследование.

Обращение в генеральную прокуратуру РФ возвращало дело на круги своя: федеральные прокуроры «спускали» дело в областную прокуратуру, областная – в городскую, а псковские прокуроры уже по привычке высылала очередные бумаги в УНП УВД г. Пскова с требованием еще раз провести проверку.

Ни одна из жалоб на бездействие правоохранительных органов не возымела действия, ни одного взыскания не было вынесено. За совершенные ошибки, которые были подтверждены дальнейшим ходом следствия, никто не ответил.

За почти полтора года процесса не принято практически ни одного принципиального процессуального решения, которое бы способствовало более скорому продвижению дела.

Как показала практика, работники полиции не хотят или не могут принять решения без непосредственного вмешательства начальника УВД области. Трудно представить, что каждое сколь-либо важное дело Борис Говорун может контролировать лично. Да и его контроль, как показывает время, тоже не является гарантией: «организм» управления внутренних дел отличается от человеческого и далеко не всегда следует импульсам, которые посылает «мозг».

Жалобы на незаконные действия судей вообще бесполезны: представители областной коллегии судей на обращения Нины Степановой заявили, что неправомочны обсуждать решения судей. В администрации президента РФ обращение было направлено в Высшую квалификационную коллегию судей Российской Федерации.

В ВККС г-же Степановой ответили, что проверка законности судебных решений «не относится к полномочиям Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации».

О чем думали в администрации президента, когда перенаправляли обращение? Или там не разбираются в полномочиях государственных органов?

На сайте президента России Дмитрия Медведева www.kremlin.ru в разделе «Обращения» администраторами, в частности, отмечается, что жаловаться г-ну Медведеву на решения судей нельзя: они самостоятельны в своих решениях, никто на них давить не имеет права.

При этом судей де юре назначает именно президент.

Итого: принятие любого, в том числе заведомо незаконного, решения судьи становится истиной в последней инстанции.

Найти правду в любой инстанции – полиции, прокуратуре, суде – можно только в том случае, если ваше дело никому не нужно. И никому не выгодно материально. Иначе включаются заинтересованные лица и «круговая порука» (нужный, понятливый для одной из сторон судья, сотрудник полиции) блокирует всю ситуацию на бесконечный срок.

Эта система пустила корни настолько глубоко, что уничтожить ее, видимо, уже невозможно.

Денис КАМАЛЯГИН

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3992
Оценок:  60
Средний балл:  9.5