Статья опубликована в №34 (556) от 07 сентября-13 сентября 2011
Колонки

Пепел Беслана

 Игорь БОРИСОВ 07 сентября 2011, 00:00

Прошло семь лет. Дети, рождённые в год бесланской трагедии, пошли в школу. Первое сентября – праздник знаний. Отгремели через «колокольчики» торжественные речи директоров и завучей. Цветы, цветы, цветы и вытаращенные глазёнки испуганных первоклассников. На кладбище Беслана, наверное, тоже очень много цветов. И – глаза первоклассников. На холодном могильном камне.

Путинские прихвостни спрашивают: «Скажите пожалуйста, а сколько лет, с вашей точки зрения, нужно каждый год подряд говорить о трагедии в Беслане?» Вопрос задан Ильёй Латыповым. Этому профессиональному «психологу», видимо, хочется, чтобы мы поскорее забыли про массовое убийство наших детей. Наших, потому что 3 сентября 2004 года они стали нашими, общими. Наших, потому, что отводя в школу новых первоклашек, мы не можем быть на 100% уверены, что Беслан не повторится в нашей школе. Наших, потому что пепел Беслана стучит в наши сердца.

Мы все, кто претендует на звание человека, помним, как и почему произошла трагедия.

Мы помним, как гордый, независимый и воинственный чеченский народ был назначен на роль врага. Как честных, лишённых политической подлости служак – генерала Советской Армии Джохара Дудаева и полковника Советской Армии Аслана Масхадова умело развели на «суверенитет» и сделали врагами.

Мы помним тот федеральный самолёт, который уничтожил ракетами «воздух-земля» дом Шамиля Басаева вместе с его женой и всеми детьми. Иначе этот «олух» ни за что не хотел вести «священный джихад» против государства, которому до того преданно служил.

Мы помним бессмысленную Вторую чеченскую, развязанную с единственной целью — целью узурпации власти «преемником» & Ко. Если бы тогдашний президент Ичкерии Аслан Масхадов получил от Москвы хотя бы десятину того суверенитета и денег, которые имеет нынешний Рамзан Кадыров, принятый в кровавый конторский «бизнес», то трагедия Беслана едва ли была возможна.

Мы помним «коммерсантов»-федералов, готовых за деньги пропустить через свои блокпосты хоть чёрта лысого, а не то что взвод вооружённых бандитов, едущих убивать детей.

Таковы были правила игры, введённые сверху. Вынужденно участвуя в большом преступном бизнесе Кремля, федералы просто делали свой маленький преступный бизнес.

Мы помним, как нам нагло лгали карманные путинские СМИ, снижая число заложников с реальных 1200 человек до «удобных» власти 350. Будто 350 — это и не повод для беспокойства.

Мы помним запрет на переговоры с бандитами об условиях освобождения заложников. Этот запрет в тот момент могло дать только одно лицо, и мы помним имя этого человекообразного «лица». Амбиции и преступный бизнес этого «кита» для него дороже сотен, тысяч и даже десятков миллионов жизней, как он, видимо, считает, «электорального планктона».

Мы помним поспешный неподготовленный штурм бесланской школы. Команду на этот штурм могло отдать только то же самое «лицо» и никто другой. Это изначально был штурм, допускающий (если не предполагающий) уничтожение женщин и детей. «Лицу» надо было спешить, поскольку Аслан Масхадов, наплевав на запрет, уже ехал на переговоры с бандитами. Стань эти переговоры успешными, и «лицо» потеряло бы лицо, а мир увидел морду Werwolf’а [ 1 ].

Мы помним то «доскональное расследование» и «праведный суд», которые откровенно заметали следы преступления с единственной целью — сохранить морду лица.

Мы помним отмену губернаторских выборов, которая готовилась несколько лет, но была осуществлена именно после Беслана под наглое враньё о борьбе с терроризмом – как спецоперация, как публичное воровство. И шокированная смертью детей страна эту отмену проглотила.

И неизбежны вопросы: не эта ли отмена была истинной целью бесланского теракта? Какое отношение к терроризму имеет выборность губернаторов? После отмены губернаторских выборов терроризма стало меньше?

Перечислять все последовавшие за отменой выборов теракты – не хватит места в газете [ 2 ].

Теракты являются одной из «услуг», предоставляемых нам, потребителям, системой, выстроенной Владимиром Путиным и его «конторой». Теракты — всего лишь инструмент конторы. Если она их напрямую не организует, то умело пропускает. В нужное время в нужном месте.

С помощью этого кровавого инструмента контора захватила власть, уничтожила демократические институты, подчинила почти все СМИ, держит народ заложниками своего преступного бизнеса, шантажируя ещё большим разгулом терроризма и угрозой развязать гражданскую войну. И мы знаем, что их угрозы обоснованы. В этих делах они профессионалы.

Но сколь верёвочка ни вейся, а конец будет.

Пепел Беслана стучит в наши сердца. Мы – не беспамятные животные. Мы будем каждый год вспоминать, говорить об этой и других трагедиях до тех пор, пока один из городов России, возможно, что и Беслан, не станет побратимом Нюрнберга, а альфа-Werwolf со всей своей стаей предстанет перед международным трибуналом, и все они ответят за свои преступления по человеческим законам высшей силы.

Игорь БОРИСОВ, потребитель

 

1 Werwolf – по германской мифологии – оборотень. Днём существует как человек, а ночью выходит на охоту, превращаясь в волка и питаясь кровью людей.

2 См.: Л. Шлосберг. Не считая своих убитых // «ПГ», № 35 (506) от 8-14 сентября 2010 г.; Страна забытых мёртвых // «ПГ», № 35 (506) от 8-14 сентября 2010 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4281
Оценок:  50
Средний балл:  9.6