Статья опубликована в №14 (586) от 11 апреля-17 апреля 2012
Политика

Формула непостоянства

Псковская область на минувших выборах показала себя регионом, способным к политическим изменениям
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 11 апреля 2012, 00:00

Псковская область на минувших выборах показала себя регионом, способным к политическим изменениям

Весной 2012 года, после выборов президента России и депутатов абсолютного большинства муниципальных собраний Псковская область вступила в новый политический цикл. Уже сейчас можно определенно сказать, что этот цикл не принесет региону кардинально новый вектор социально-экономического развития, поскольку ведущая политическая сила ни на областном, ни на муниципальном уровне фактически не изменилась. Тем не менее, частичная смена и даже расширение политической элиты Псковской области произошли. Произошедшие перемены могут иметь значительные последствия в дальнейшем.

Зимне-весенняя избирательная кампания 2011-2012 годов принесла много неожиданностей – как в части подготовки и проведения, так и в части итоговых официальных результатов. Их детальный анализ будет еще предметом многих публикаций, но общая картина произошедших событий и их возможных событий достаточно ясна.

Знаки нового времени

Губернатор Псковской области Андрей Турчак стал главным лицом Псковской «Единой России», но ему есть на кого при необходимости переложить ответственность за результаты. Фото: Пресс-центр администрации Псковской области
Даже если не рассматривать вопросы о легитимности прошедших выборов [ 1 ], а также самые масштабные в политической истории области судебные разбирательства, в которые оказались втянуты три избирательные объединения из пяти, вынужденные зимой 2012 года через суд отстаивать права своих кандидатов [ 2 ], результаты выборов достаточно четко показали вектор политических изменений в регионе. Как показала практика, расклад политических сил в области все больше отличается от ситуации по стране.

Главной тенденцией стало заметное усиление влияния КПРФ в Псковской области: если в 2007 году на выборах в Госдуму за коммунистов проголосовало 14,33% жителей области, то в декабре 2012 года КПРФ в регионе поддержали 25,13%. Тенденция распространилась и на выборы в Псковское областное Собрание депутатов: вместо пяти мандатов в 2007 году коммунисты получили девять в 2011-м.

Даже несмотря на отсутствие ожидаемого роста поддержки КПРФ в марте 2012 года, в целом представительство коммунистов в представительных собраниях муниципалитетов и области заметно возросло.

Вторым важным итогом смены политического цикла стало изменение политического статуса Псковского «ЯБЛОКА»: де-юре и де-факто партия стала в Псковской области парламентской. Причем поддержку получило не только региональное отделение: на выборах в Госдуму жители Псковской области отдали федеральному списку «ЯБЛОКА» формально «проходные» 5,1% голосов, что стало пятым результатом по стране, а голосование за «ЯБЛОКО» в городе Пскове стало третьим результатом партии в городах России после Санкт-Петербурга и Москвы, а среди региональных столиц – первым.

В том же декабре 2011 года на региональных парламентских выборах Псковское «ЯБЛОКО» получило поддержку, по официальным данным, 6,72% избирателей, что позволило лидеру регионального «ЯБЛОКА» Льву Шлосбергу стать первым депутатом-«яблочником» в областном Собрании.

Региональные парламентские выборы принесли Псковской области нового лидера областной организации ЛДПР: им стал бывший военнослужащий, ранее работавший сотрудником центрального аппарата ЛДПР, Сергей Макарченко, полностью переформатировавший Псковскую организацию либерал-демократов: ни один ее представитель в областном Собрании предшествующего созыва даже не был включен в списки партии на выборах депутатов пятого созыва.

Третьим важным и, пожалуй, самым принципиальным результатом стало удержание власти «Единой Россией»: несмотря на достаточно тяжелый декабрьский политический кризис (который был общероссийским), в короткий период времени партия власти приложила значительные усилия, чтобы осуществить своеобразный политический ребрендинг.

Официальные результаты выборов говорят о том, что ребрендинг партии власти в целом состоялся.

Но он оказался в значительной степени в тени новых парламентских лидеров, прошедших в областное Собрание от оппозиции и занявших в его публичном образе заметное место.

Псковская область после прошедших выборов стала более конкурентным в политическом отношении регионом.

Незаменимая старая гвардия

Александр Котов стал в 2011 году и секретарем политсовета Псковской «Единой России», и председателем Псковского областного Собрания депутатов. Фото: Александр Сидоренко
Показательным фактом завершения регионального политического цикла стала окончательная трансформация (которую даже нельзя назвать сменой) региональной политической верхушки, доставшейся назначенному губернатору Андрею Турчаку от предыдущего главы региона Михаила Кузнецова. Свой пост предсказуемо покинул председатель Псковского областного Собрания 3-го и 4-го созывов Борис Полозов, бывший ставленником г-на Кузнецова. При этом часть старой депутатской гвардии, ушедшей было на второй план, наоборот, вернула себе ведущие роли.

Борис Полозов оставался фактически единственной крупной фигурой предыдущей эпохи, сохранившей свой пост через три года после назначения Андрея Турчака, и сместить его с должности можно было только посредством новых выборов. Конечно, у г-на Турчака и его команды перед глазами был пример скандального смещения спикера регионального парламента – Юрия Шматова [ 3 ], но нынешняя администрация области, склонная к авантюрным поступкам, на такое демонстративное действие бы не пошла: не их стилистика. К тому же г-н Полозов не доставлял региональной исполнительной власти больших неудобств, в первую очередь потому, что «Единая Россия» имела в областном Собрании значительный перевес.

На уровне Пскова таких задач не было: конкретных политически значимых персон, прочно связанных с Михаилом Варфоломеевичем, в Псковской Гордуме не было, поскольку главной политической задачей для г-на Кузнецова было избавление от Михаила Хоронена, все же остальное носило непринципиальный технический характер, а особых личных привязанностей у г-на Кузнецова не было.

В партийном смысле отличие кадровой политики Михаила Кузнецова и Андрея Турчака минимально: и г-н Кузнецов представлял тогда, и г-н Турчак представляет сейчас партию власти, отличие лишь в персональном составе ближайшего окружения, поскольку А. Турчак имел некий амбициозный и относительно многочисленный кадровый резерв после работы в «Молодой гвардии» «Единой России», а рядом с М. Кузнецовым было лишь несколько политтехнологов, которым были доверены важные должности в аппарате. Но аппарат, в отличие от депутатов, поменять значительно легче.

Если бы Андрей Турчак был назначен на пост губернатора Псковской области на год-полтора позже, то состав депутатов и в городской Думе, и – особенно – в областном Собрании мог быть совсем другим. Было очевидно, как в течение первого полугодия 2011 года губернатор стал реакционером относительно собственной же кадровой политики в партии: часть представителей «Молодой гвардии» и других приглашенных из федерального центра специалистов постепенно с плохо скрываемым разочарованием сменялись на старую псковскую гвардию, с которой Андрей Анатольевич и пошел в итоге на выборы [ 4 ].

Интересно, что пост руководителя регионального исполкома вместо «ультра-продвинутой» скандальной молодогвардейки Надежды Орловой [ 5 ] перед выборами занял социолог Виктор Остренко, пришедший во власть именно при Михаиле Кузнецове. Г-н Остренко не претендовал на роль публичного спасителя партии, но вёл себя более предсказуемо и, соответственно, не создавал такого количества проблем губернатору, как не вписавшаяся в местный политический ландшафт г-жа Орлова.

В предсказуемо неловкой ситуации

Александр Рогов стал самым заметным публичным лицом Псковской КПРФ и возглавил ее уже после выборов. Фото: Александр Сидоренко
Главной предвыборной силой «Единой России» предсказуемо стал административный ресурс, который вылился как в гегемонию на медийном пространстве, так и в принятие принципиальных (технологических по форме, но политических по существу) решений накануне выборов.

Скандальная нарезка одномандатных избирательных округов на выборах в областное Собрание [ 6 ] и другие сомнительные инициативы областного избиркома, повлиявшие на ход и результаты выборов, беспрекословно принимались региональными депутатами от «Единой России» с подачи администрации области [ 7 ].

К выборам «Единая Россия» подошла в достаточно сложной ситуации: несмотря на то, что партия по-прежнему имела устойчивую фоновую поддержку на территории региона, этого было не достаточно ни федеральному центру, ни губернатору Андрею Турчаку, ни самим депутатам (как региональным, так и муниципальным), которые планировали сохранить свой статус.

Когда в начале 2011 года рейтинг партии власти стал неуклонно и стремительно снижаться (это стало общероссийской тенденцией, а не псковским феноменом), местным единороссам пришлось поступиться определенным количеством мест для представителей так называемого «народного фронта» [ 8 ].

Предположительный результат, который единороссы хотели получить на декабрьских выборах, находился в промежутке 55-60 процентов. Результат оказался значительно ниже ввиду ярко выраженного протестного голосования – только 37,4%. Этот результат стал для администрации области совершенно неожиданным, поскольку список кандидатов у «Единой России» был, безусловно, самым узнаваемым, раскрученным и опытным в плане государственного управления.

Очевидно, что население голосовало во многом не за какую-то конкретную команду, а против действующей команды партии власти.

После выборов на местных информагентствах была распространена информация, что в Псковской области «Единая Россия» получила третий по величине процент среди регионов Северо-Западного федерального округа, проиграв только республике Коми и Калининградской области. Это стало фактически главным показателем, который местная партия могла поставить себе в заслугу. Если учесть, что на прошлых думских выборах Псковская область заняла в СЗФО заняла пятое место с 56,73%, то третье место стало относительным прогрессом при заметном снижении абсолютного результата.

Показательно, что региональную часть единого списка «Единой России» в Псковской области на выборах в Госдуму возглавил лично губернатор Андрей Турчак, в то время как более в рискованной ситуации список «Единой России» в областное Собрание возглавила испытанный единоросс, глава Псковского отделения Пенсионного фонда РФ Елена Бибикова.

Между тем в июне 2011 года на конференции регионального отделения «Единой России» он заявил делегатам о том, что «готов возглавить партийные списки на осенних выборах, полноценно, как ваш коллега, участвовать в избирательной кампании и вместе с вами одержать уверенную победу», произнеся «списки» во множественном числе [ 9 ].

После этого г-н Турчак не раз заявлял, что просит расценивать выборы декабря 2011 года (не разделяя две кампании) как референдум о доверии его персоне на должности главы региона. Референдум оказался неоднозначным.

Залог успеха в областной предвыборной кампании в декабре 2011 года для единороссов должен был сложиться из нескольких несложных компонентов: заметно большая узнаваемость кандидатов от партии власти, специфическая нарезка избирательных округов, нивелировавшая преимущество лидеров гражданского сообщества на местах, традиционный административный ресурс, а также ряд социально направленных законопроектов и актов, принятых де-юре с подачи «Единой России» и лично губернатора.

Практически все эти резонансные решения были приняты перед самыми выборами. К ним можно отнести дополнительную поддержку детей-сирот, законопроект о материнском капитале (спущенный из федерального центра), обещание поддержки многодетных семей и (до сих пор не выполненное по существу) решение выделить им земельные участки под строительство.

С другой стороны, «Единая Россия» была вынуждена взять на себя и несколько непопулярных решений: была сохранена без повышения существующая потребительская корзина, а также в категорической форме проигнорированы проекты областного и федерального законопроектов о детях войны, лоббируемых «Справедливой Россией» и КПРФ [ 10 ] .

Когда ситуация с этими законопроектами получила большой резонанс, единороссы попытались перехватить инициативу выдвижения законопроекта и перенести центр тяжести по принятию решения в федеральный центр, в том числе и потому, что сумма, необходимая для исполнения закона, оценивалась депутатами от 200 до 500 млн. рублей в год [ 11 ].

По федеральному списку «Единая Россия» получила 36,65% – даже меньше, чем на региональных выборах.

Декабрьские выборы оказались для «Единой России» с точки зрения поставленных перед ней задач неудачными. По итогам этих выборов покинул свой пост Алексей Севастьянов, до декабря 2011 года возглавлявший городской исполком партии. Начальник управления внутренней политики областной администрации Роман Романов в интервью «Псковской правде» заявил, что дважды подавал в отставку, но её не приняли. Публично подавал в отставку и новый спикер областного Собрания, председатель регионального политсовета «Единой России» Александр Котов, но его отставку так же показательно не приняли.

Зато Ивана Цецерского никто не спрашивал – Андрей Турчак отправил сам, но потом (возможно, слишком большим оказался скандал) передумал [ 12 ]. Правда, некоторые наблюдатели уверены, что всё произошедшее было инсценировкой.

Города раздора

Михаил Брячак переехал на постоянное политическое место жительства в Москву и сильно ослабил мотивацию региональной «Справедливой России» к результатам, не оставив на месте нового первого лица. Фото: Александр Сидоренко
История с г-ном Цецерским, так или иначе, фактически стала одним из элементов избирательной кампании «Единой России» на мартовских выборах: политтехнологи партии власти с относительным успехом позиционировали его как борца с иногородними политиками [ 13 ].

Очевидно, опираясь на результаты декабря, Андрею Анатольевичу пришлось пойти на тяжелый шаг и стать своего рода антигероем, понимая, что географическое происхождение «команды Турчака» стало для псковичей значительным раздражителем.

Имевший значительный «псковский привкус» «Народный фронт» стал поддержкой (а, точнее, частичной заменой) «Единой России» и на муниципальных выборах, когда Андрей Турчак после митинга протеста 10 декабря в Пскове [ 14 ] соберет у себя ряд общественных организаций Псковской области. Ряд общественников – путем обещаний помощи и даже политического давления – удалось привлечь к муниципальным выборам в составе «Единой России». В формальных рамках избирательного объединения «Единая Россия» незатейливо были сформированы «Команда Цецерского» и «Команда «Козловского» в Пскове и Великих Луках соответственно [ 15 ].

В марте единороссы получили значительно более высокий процент, особенно если взять результаты Пскова и Великих Лук.

В итоге с формальной точки зрения Андрей Турчак оказался в неловкой ситуации, когда его политическая фигура фактически оказалась менее популярной, чем фигура Елены Бибиковой, а также фигур Ивана Цецерского и Николая Козловского, которые получили при всех возникших по итогам выборов вопросах [ 16 ] в Пскове и Великих Луках 46,23% и 46,28% голосов избирателей соответственно.

Никак не сказался к началу марта 2012 года на имидже «Единой России» разбалансированный областной бюджет, который был принят при непосредственном лоббировании губернатора и полной поддержке партии власти. Таким образом, единороссы взяли на себя полную ответственность за бюджет, против принятия которого совместно выступили фракции КПРФ, ЛДПР и «ЯБЛОКА».

В декабрьских публикациях «Псковской губернии» не раз отмечалось, что бюджет на 2012 и плановые 2013-14 годы приведет к увеличению долгов приблизительно в три раза [ 17 ]. При этом вице-спикер Псковского областного Собрания Михаил Гавунас заверил, что «бюджет области на следующий год — это взвешенный и проработанный документ».

20 марта 2012 года на своем сайте «Политпсковъ» экс-губернатор Псковской области Евгений Михайлов отметил, что по итогам 2011 года долг области вырос в три раза, по приросту долга регион занял третье место в России.

Еще одним мартовским трендом для «Единой России» в Псковской области (да и по всей стране в целом) стала «катапульта» в виде президентских выборов. Несмотря на то, что Владимир Путин как мог дистанцировался от утративших общероссийскую репутацию единороссов, ассоциация у россиян двух этих политических составляющих неизбежна.

В сложившемся путинском стиле «голубой экран» агрессивно зомбировал население о наступающей на Россию «оранжевой угрозе». Под уровень психически мотивированного голосования подгонялся и официальный результат кампании, который должен был подтвердить Владимиру Путину, что с поддержкой народа у него всё в порядке.

По итогам этих выборов, несомненно, были составлены списки «лучших» и «худших». Власти Псковской области сделали всё возможное и невозможное, чтобы оказаться в первом списке любой ценой.

Представители абсолютного большинства оппозиционных политических сил (и в стране, и в области) заявили, что партия власти набрала нереальные для себя в сложившейся ситуации голоса, признали выборы нечестными и сфальсифицированными [ 18 ].

На этом фоне в Псковской области проходили муниципальные выборы в 23 из 26 районов области – впервые по смешанной схеме избрания, когда не менее половины муниципальных депутатов избираются по спискам политических партий. Первые выборы по такой схеме прошли в Псковской области в 2010 году в Невельском, Себежском и Куньинском районах, показав, что списки партий делают выборы более конкурентными – в частности, именно на этих выборах псковское «ЯБЛОКО» получило первые в своей истории депутатские мандаты [ 19 ].

Не сильно покраснели

Сергей Макарченко приступил к переформатированию всей региональной организации ЛДПР, возглавив как партийную организацию, так и фракцию в областном Собрании.
Коммунисты подходили к мартовским муниципальным выборам в качестве одного из фаворитов, а в некоторых муниципалитетах вполне обоснованно рассчитывали выиграть выборы. Но КПРФ (как и находящееся в оппозиции к губернатору «ЯБЛОКО») столкнулась с внезапными отказами в регистрации кандидатов и единых списков и, соответственно, вынужденными судебными разбирательствами: нигде, за исключением Гдовского района, избирательные комиссии не допустили партию до выборов.

Практически все суды (их были десятки у каждой партии) КПРФ и «ЯБЛОКО» выиграли.

Но бесспорно, что потерянное для избирательной кампании время оказалось значительно более весомым обстоятельством, чем даже имидж несправедливо обиженных властью партий, что сказалось на результате.

Более того, собственно избирательную кампанию коммунисты практически во всех муниципалитетах провели достаточно слабо.

На выборах главы Порховского района кандидат от КПРФ Геннадий Николаев при отсутствии политической работы (не считая «чёрный пиар», под которым КПРФ открыто подписывалась) занял только 4 место, уступив не только главе района-единороссу, но также и кандидатам от «ЯБЛОКА» (2 место) и «Справедливой России» (3 место).

Яркой предвыборной кампании не состоялось у КПРФ ни в Пскове, ни в Великих Луках, где уровень их поддержки в декабре 2011 года был максимальным по области.

Такой уровень «подготовки к успеху» привел к тому, что коммунисты не добрали значительную часть «причитающихся им» процентов: как в районах, так и в двух крупнейших городах области.

В абсолютном измерении в Пскове и в Великих Луках в декабре и в марте за коммунистов проголосовало приблизительно одинаковое количество избирателей, то есть уровень голосующих остался стабилен. Но явка в марте была значительно выше (о причинах столь необычного явления в городах «Псковская губерния» писала), что привело к тому, что КПРФ в удельном весе потеряла порядка 7-8%.

Статистка говорит о том, что свой электорат КПРФ смогла удержать, а всю дополнительную явку проиграла «Единой России». С политической точки зрения это маловероятно, но возможно. Например, если на участки пришли в дополнение к декабрьским избирателям те, кто оказался напуган пропагандой «оранжевой угрозы». Но практика показывает, что среди тех, кто редко голосует, немало и представителей протестного электората.

В силу всех объективных и субъективных обстоятельств КПРФ в Псковской области не смогла воспользоваться, возможно, историческим шансом получить массовое представительство в муниципальных депутатских собраниях. Будет ли в 2016-17 годах протестное голосование столь же значимым? Никто не предположит это сейчас.

Возрастной кризис избирателя КПРФ будет продолжаться. А провокативная федеральная политическая реформа приведет к значительному росту числа левых партий, которые будут растаскивать голоса КПРФ.

Будь КПРФ более значимой силой на протяжении этих пяти лет, шансов на дальнейший успех было бы больше.

Кумулятивный эффект

Лев Шлосберг привел «ЯБЛОКО» к первым политическим победам в Псковской области и сам стал депутатом областного Собрания.
Из трех партий третьего эшелона псковской политики все подтвердили статус парламентских и получили депутатские мандаты почти во всех муниципалитетах.

При этом самым важным в политическом плане успех в марте стал для партии «ЯБЛОКО», которая пребывает в статусе парламентской в Псковской области только четвертый месяц.

Фактически «ЯБЛОКО» в Псковской области стало полноправной политической силой после многолетних попыток получить представительство в законодательном собрании. С марта 2012 года в половине муниципалитетов области у «яблочников» есть свои депутаты.

Суммарные результаты декабря и марта в Псковской области позволяют именно «ЯБЛОКУ» считать свое выступление удачным, в первую очередь, потому, что побед от этой партии мало кто ждал.

При этом избирательная кампания у «ЯБЛОКА» оказалась не менее легкой, чем у коммунистов: демократам пришлось пройти «сито» многочисленных судебных разбирательств, большинство которых, как и в случае КПРФ, были выиграны: «ЯБЛОКО» победило в 27 судах из 29.

На непосредственно избирательную кампанию оставалась всего неделя, что явно сказалось на общих результатах, особенно в Пскове и Великих Луках. В областном центре «ЯБЛОКО» могло как минимум повторить декабрьский результат, когда партия набрала весомые 11%. На деле оказалось 9,16% (при общих потерях всех партий, кроме «Единой России»), которые принесли «ЯБЛОКУ» в Пскове третье общее место по единым спискам. При этом в абсолютном исчислении «ЯБЛОКО» в Пскове получило в марте практически столько же голосов, сколько в декабре, а в Великих Луках мартовские выборы и вовсе принесли демократической партии голосов больше, чем декабрьские.

Очевидно, что удачный результат сложился из трех основных компонентов: сыграл свою роль кумулятивный фактор многолетней работы партии, который наконец-то «сработал»; важную роль при этом сыграло протестное голосование, так как далеко не все жители области, недовольные «Единой Россией», готовы были голосовать за коммунистов и многие сторонники оппозиции не считают уже оппозиционной политической партией «Справедливую Россию».

Третьим фактором успеха «ЯБЛОКА» можно отметить почти символическую оппозиционность электората Псковской области, которая заметна на протяжении последних полтора десятков лет. Характерно, что лучшие результаты в России «ЯБЛОКО» показало (без учета Москвы и Московской области) в Карелии, Санкт-Петербурге и Псковской области, лежащих на западной границе России, где значительная часть граждан имеет представление, как живут соседние европейские страны той же Балтии.

Важным как для партии, так и для её избирателей, стало то, что «ЯБЛОКО» доказало, что не является теперь политической силой, которую представляет в области только один человек – её председатель.

В нескольких районах результат партии достиг и превысил 20%, выйдя на уровень поддержки КПРФ.

Более того, в области появился «яблочник», возглавивший исполнительную власть – Игорь Гуменюк выиграл выборы главы Дедовичского района, набрав более 40% голосов. Это первый в России избранный прямым голосованием глава района, выдвинутый «ЯБЛОКОМ».

Таким образом, теперь «ЯБЛОКО» получило возможность проявить (или не проявить) себя не только как оппозиция, но и как действующая власть, несмотря на то, что общая система власти в стране осталась прежней. Этот фактор может сыграть важную роль для партии на всех на следующих выборах.

Также на будущих выборах для «ЯБЛОКА» будет принципиален состав конкурентов, так как в ближайшее время в России может появиться несколько как лево-либеральных, так и право-либеральных партий, которые будут стремиться размыть ее электорат.

Плата за абсолютную лояльность

«Справедливая Россия» в Псковской области в декабре 2011 года показала весьма высокий результат как на федеральных, так и на региональных выборах. Федеральный список эсеров получил 16,41% против 11,14% четыре с лишним года назад, а на выборах в Псковское областное Собрание «Справедливая Россия» получила 15,02% голосов избирателей.

Результатом выборов стало то, что в региональном парламенте справедливороссы увеличили свое представительство с трех до четырех депутатов, а лидер регионального отделения «Справедливой России» Михаил Брячак смог (после долгих консультаций в Москве) добиться своей многолетней цели и стать депутатом Госдумы.

По сути, программа-максимум на 2011 год для регионального отделения была выполнена, мотивация к дальнейшей работе оказалась практически полностью утрачена.

При этом все без исключения местные списки «Справедливой России» (и ни один из них не был снят с выборов!) возглавил лично Михаил Брячак – как полагают наблюдатели, в рамках подготовки к выборам губернатора.

При этом никакого фактического участия в кампании он не принимал.

Подготовку к мартовским выборам псковские справедливороссы провели слабее всего, фактически кампании не было. Отрицательно сказалась и президентская кампания, в которой кандидат от «Справедливой России» Сергей Миронов был объективно самым слабым кандидатов и занял последнее место, преодолев только 3-процентный барьер.

Несмотря на то, что эсеры приняли участие в выборах во всех 23 муниципалитетах и во всех получили представительство, результат объективно ожидался гораздо более высоким. Особенно это касается Великих Лук и Пскова, где партия не смогла преодолеть 10%-ый барьер. В двух региональных столицах потери эсеров стали самыми ощутимыми по сравнению с декабрём. Более того, в областном центре «Справедливая Россия» заняла только 4 место, пропустив вперед «ЯБЛОКО». В итоге справедливороссы получили в Пскове только один мандат, который достался главе городского отделения партии Евгению Самуйлову.

Правда, когда Михаила Брячака спрашивали, почему г-н Самуйлов не включен в число кандидатов на выборах в областное Собрание, Михаил Васильевич отвечал, что Евгению Фёдоровичу отведена более важная роль. Зная расположенность к своей партии со стороны администрации Псковской области, г-н Брячак надеялся выговорить у областных властей для своего коллеги значимый пост в городской Думе на уровне заместителя главы города. Но с тем результатом, который показала партия в областном центре в марте – 9,08% – говорить о каких-то постах оказалось просто не актуально.

«Наш руководитель, Михаил Брячак, если и строил планы, то исходя из декабрьских результатов, – прокомментировал для «Псковской губернии» своё несостоявшееся назначение Евгений Самуйлов. – Понятно, что при таком результате «Единой России», единороссы не только пост заместителей, они комитета-то никому не отдадут» (разговор состоялся до разделения комитетов в Псковской Гордуме, один из комитетов – по регламенту и депутатской этике – возглавил коммунист Виктор Дуля – Авт.).

В отличие от Псковской городской Думы, в областном Собрании «Справедливая Россия» в силу тех же договорных обстоятельств с региональной исполнительной властью теперь претендует на пост вице-спикера: на последней сессии депутаты большинством голосов приняли поправку в структуру областного Собрания, по которой в региональном парламенте появляется пятый заместитель председателя.

Скорее всего, главным претендентом на этот пост станет депутат из фракции «Справедливая Россия» – такой станет «расчет» единороссов за сверхлояльность «Справедливой России» в Псковском областном Собрании – ни одного голосования «Справедливой России», отличного от «Единой России», за первые месяцы работы областного Собрания не состоялось. В кулуарах Собрания в качестве претендента на пятый пост вице-спикера звучит имя сына Михаила Брячака Олега, прошедшего в областное Собрание из самой середины регионального списка, для чего от законного мандата должны были отказаться сразу несколько человек, расположенных выше по рейтингу.

Смена руля

Партия ЛДПР на декабрьско-мартовских выборах во многом выступила как под копирку со «Справедливой Россией»: либерал-демократы также получили мандаты во всех муниципалитетах, в которых выдвинулись (ЛДПР вышли на выборы в 21 муниципалитете) и также в марте значительно потеряли относительно декабря, даже приблизительно в тех же масштабах.

Очевидно, что главной причиной мартовского неуспеха ЛДПР стала закатывающаяся звезда Владимира Жириновского, который вновь участвовал в выборах президента и провел скандальную кампанию, вызвавшую сильное отторжение у многих избирателей.

Впрочем, близостью цифр и неудачами кандидатов в президенты сходство ситуаций у региональных отделений двух партий ограничивается.

Если на выборах в федеральный и региональный парламенты ЛДПР получила соответственно 13,93% и 14,17% (в 2007 году на выборах в областное Собрание было всего 8,42%) голосов избирателей, то в марте почти ни в одном муниципалитете «желто-синие» не преодолели 10%-й барьер. Единственным заметным исключением стал Дновский район, где ЛДПР набрала 16,84%, но это было связано с тем обстоятельством, что ни КПРФ, ни «ЯБЛОКО» до этих выборов не допустили.

Кампания ЛДПР перед муниципальными выборами была особенно активной. Тем не менее, результат оказался ниже, чем ожидали в партии, в частности, и в Пскове, и в Великих Луках ЛДПР получила только по одному мандату: в ключевых региональных городах либерал-демократы выступили особенно неудачно: в Великих Луках ЛДПР набрала 7,52%, заняв 4 место, а в Пскове – 7,96%, оставшись на последнем, пятом месте.

Несмотря на это, в целом Псковское региональное отделение ЛДПР в целом провело одну из самых, если не самую активных избирательных кампаний, и это является заслугой ее нового лидера: еще в мае 2011 года региональное отделение возглавил Сергей Макарченко, долгое время работавший в центральном аппарате партии в Москве.

В результате региональных выборов либерал-демократы смогли получить в областном Собрании три мандата вместо двух, при этом фракция ЛДПР сменилась полностью.

«У нас, к сожалению, нет оснований доверять депутатам ЛДПР предыдущего созыва», – отозвался о своих недавних коллегах в Собрании г-н Макарченко уже после выборов.

Приход в псковскую либерал-демократическую партию новой команды обозначил переход ЛДПР на сторону фактической оппозиции, что подтвердили первые сессии и в областном Собрании, и в муниципалитетах: представители команды Макарченко не поддержала ни Ивана Цецерского, ни Николая Козловского на выборах глав городов.

Сам г-н Макарченко отметил, что считает не самое удачное выступление на выборах собственной ошибкой: «Наверное, я лично эти три месяца где-то недоработал, хотя выбор псковичей меня удивляет. К тому же, насколько чисто прошли выборы – это открытый вопрос», – напомнил Сергей Макарченко общеизвестные обстоятельства прошедших избирательных кампаний.

* * *

Сводная таблица по официальным результатам выборов депутатов представительных органов местного самоуправления Псковской области в 2010-2012 гг. по единым избирательным округам
В 2010-2012 гг. в Псковской области прошли 27 принципиальных парламентских кампаний: одна региональная и 26 муниципальных.

По их результатам в региональной политической системе Псковской области представлены 5 политических партий: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР и «ЯБЛОКО».

Все пять партий представлены в Псковском областном Собрании депутатов.

«Единая Россия» представлена во всех 26 представительных органах местного самоуправления, на всех кампаниях она получила первые места (диапазон поддержки от 42,54% до 62,70% в Усвятском районе и 65,48% – в Куньинском районе).

КПРФ представлена в 24 городских и районных собраниях, в 22 районах ее списки пришли вторыми, а в двух – третьими (диапазон поддержки от 16,54% до 25,63% в Новосокольническим районе и 27,54% – в Великих Луках).

«Справедливая Россия» представлена в 25 муниципальных собраниях, имеет в активе два вторых места (в Дновском и Пустошкинском районах – в отсутствие КПРФ), 16 третьих и 7 четвертых (диапазон поддержки от 7,76% до 25,99% в Пустошкинском районе, при отсутствии КПРФ и ЛДПР, и 31,49% – в Дновском районе, при отсутствии КПРФ и «ЯБЛОКА»).

ЛДПР представлена в 24 городских и районных собраниях, добилась четырех третьих мест, 14 четвертых и 6 пятых (диапазон поддержки от 7,10% до 11,65% в Локнянском районе и 16,84% – в Дновском районе, при отсутствии КПРФ и «ЯБЛОКА»).

«ЯБЛОКО» представлено в 12 муниципалитетах (из 16, где партия приняла участие в местных выборах), имеет в активе 2 вторых места (в Дедовичском и Себежском районах), 4 третьих, 3 четвертых и 7 пятых (диапазон поддержки от 3,20% до 21,76% в Дедовичском районе и 24,30% – в Пустошкинском районе, при отсутствии КПРФ и ЛДПР).

Региональный политический цикл 2007-2012 годов завершился, но политический процесс продолжается. Он будет не менее интересным, чем ранее: Псковская область стала политически более многоцветным, чем другие регионы, субъектом Федерации.

Следующими политически значимыми выборами в Псковской области будут прямые выборы большинства глав районов. Не так далеко и возможные выборы губернатора. Таким образом, все основные ближайшие выборные кампании будут связаны с исполнительной властью.

При любых политических обстоятельствах все дальнейшие выборы в Псковской области будут частью подготовки к прямым выборам губернатора.

Денис КАМАЛЯГИН

 

1 См.: Д. Камалягин. Перебрали // «ПГ», № 9 (581) от 7-13 марта 2012.; Д. Камалягин. Голоса и отголоски // «ПГ», № 10 (582) от 14-20 марта 2012 г.

2 См.: Л. Шлосберг. Предел бесов // «ПГ», № 3 (575) от 25-31 января 2012 г.; Д. Камалягин. Не пущать // «ПГ», № 5 (577) от 8-14 февраля 2012 г.

3 См. о развитии сюжета подробно: А. Машкарин. Запах жареного // «ПГ», № 14 (184) от 14-21 апреля 2004 г.; К. Минаев. Михаил Гавунас собрал «чёртову дюжину» // «ПГ», № 15 (185) от 21-28 апреля 2004 г.; А. Машкарин. Не рекомендовано // «ПГ», № 16 (186) от 28 апреля – 5 мая 2004 г.; А. Машкарин. Сигнальные флажки // «ПГ», № 20 (190) от 2-8 июня 2004 г.; К. Минаев. Господа депутаторы // «ПГ», № 21 (191) от 9-15 июня 2004 г.; К. Минаев. Раздвоение ядра // «ПГ», № 23 (193) от 23-29 июня 2004 г.; А. Машкарин. Отставные // «ПГ», № 24 (194) от 30 июня – 6 июля 2004 г.; К. Минаев. Не наигравшиеся // «ПГ», № 24 (194) от 30 июня – 6 июля 2004 г.; А. Алесин. Медведи в собственном соку // «ПГ», № 26 (196) от 14-21 июля 2004 г.; А. Машкарин. Околозаконники // «ПГ», № 27 (197) от 21-28 июля 2004 г.; «А не пойти ли вам в сад, господа?!» // «ПГ», № 27 (197) от 21-28 июля 2004 г.; «Личную ответственность за это несет каждый депутат» // «ПГ», № 27 (197) от 21-28 июля 2004 г.

4 См.: К. Минаев. Супружеский долг // «ПГ», № 11 (533) от 23-29 марта 2011 г.

5 См.: М. Киселев. Операция по смене пола // «ПГ», № 18 (489) от 12-18 мая 2010 г.; АПИ «Навигатор». Седьмая грань кубика. Часть вторая // «ПГ», № 6 (528) от 16-22 февраля 2011 г.; К. Минаев. Жисть удалась // «ПГ», № 10 (532) от 16-22 марта 2011 г.; К. Минаев. Супружеский долг // «ПГ», № 11 (533) от 23-29 марта 2011 г.

6 См.: Л. Шлосберг. Ход конём по голове // «ПГ», № 30 (552) от 10-16 августа 2011 г.

7 См.: Д. Камалягин. «Много вы понимаете в колбасных обрезках?» // «ПГ», № 30 (552) от 10-16 августа 2011 г.; Д. Камалягин. С широко закрытыми глазами // «ПГ», № 33 (555) от 31 августа – 6 сентября 2011 г.

8 См.: Д. Камалягин. Генетически модифицированная осажденная крепость // «ПГ», № 19 (541) от 18-24 мая 2011 г.; Д. Камалягин. Народный франт // «ПГ», № 20 (542) от 25-31 мая 2011 г.; Д. Камалягин. Играймериз // «ПГ», № 27 (549) от 13-19 июля 2011 г.; Д. Камалягин. Подымите мне веки! // «ПГ», № 28 (550) от 20-26 июля 2011 г.

9 См.: Д. Камалягин. Под ружьё! // «ПГ», № 23 (545) от 15-21 июня 2011 г.

10 См.: Д. Камалягин. Отрицательная энергетика // «ПГ», № 13 (535) от 6-12 апреля 2011 г.; Д. Камалягин. Нормы девиантности // «ПГ», № 24 (546) от 22-28 июня 2011 г.

11 См.: Д. Камалягин. Много бук // «ПГ», № 8 (580) от 29 февраля – 6 марта 2012 г.

12 См.: Д. Камалягин. Не стой под стрелой // «ПГ», № 49 (571) от 21-27 декабря 2011 г.; Д. Камалягин. Не в свои сани // № 50 (572) от 28-31 декабря 2011 г.

13 См.: Д. Камалягин. Не стой под стрелой // «ПГ», № 49 (571) от 21-27 декабря 2011 г.; Д. Камалягин. Не в свои сани // № 50 (572) от 28-31 декабря 2011 г.

14 См.: Д. Камалягин. Выйти в люди // «ПГ», № 48 (570) от 14-20 декабря 2011 г.

15 См.: Д. Камалягин. Призрак стабильности // «ПГ», № 11 (583) от 21-27 марта 2012 г.

16 См.: Д. Камалягин. Перебрали // «ПГ», № 9 (581) от 7-13 марта 2012.; Д. Камалягин. Голоса и отголоски // «ПГ», № 10 (582) от 14-20 марта 2012 г.

17 См.: Д. Камалягин. Чувство долга // «ПГ», № 46 (568) от 30 ноября – 6 декабря 2011 г.

18 См.: К. Никифоров. Великая нация крепостных // «ПГ», № 10 (582) от 14-20 марта 2012 г.; Ф. Горожанко. Избирком денатурат // «ПГ», № 10 (582) от 14-20 марта 2012 г.; А. Семенов. Дети Нового Арбата // «ПГ», № 10 (582) от 14-20 марта 2012 г.

19 См.: М. Киселев. Автономка // «ПГ», № 10 (481) от 17-23 марта 2010 г.; М. Киселев. Порог ощущений // «ПГ», № 11 (482) от 24-30 марта 2010 г.; К. Минаев. Последний полигон // «ПГ», № 35 (506) от 8-14 сентября 2010 г.; АПИ «Навигатор». Перекличка пропорций // «ПГ», № 40 (511) от 13-19 октября 2010 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3049
Оценок:  9
Средний балл:  9.9