Статья опубликована в №14 (586) от 11 апреля-17 апреля 2012
Культура

Изборский разлом. Крепость

Ответственность перед памятником подобна хождению по лезвию истории. Не каждый решится, но обратного пути нет
Ирина Голубева Ирина Голубева 11 апреля 2012, 10:00

Памятник архитектуры федерального значения Изборская крепость XIV века – главный исторический персонаж предстоящего празднования 1150-летия первого упоминания Изборска в летописи. Очевидно, что первоочередной и самой сложной задачей юбилея стала организация работ по приведению в научно обоснованный порядок как самой крепости, так и зданий, находящихся на ее территории, благоустройство всего пространства Изборска. Задача очень сложная, существенно отягощенная чрезмерно сжатыми сроками работ, которые никогда не способствуют улучшению результатов.

Виды Изборской крепости. Акварель И. Ф. Годовикова. 1866 г. Древлехранилище Псковского государственного музея-заповедника.

Продразверстка

Вопросы реставрации изборских памятников обсуждались на Совете по культурному наследию еще в феврале 2011 г., и уже тогда стало ясно, что время уже сжато, а финансирования пока нет.

Вся надежда была публично возложена тогда же лично губернатором Андреем Турчаком на ответственность и добрую волю организаций, имеющих квалифицированные кадры, знакомые со спецификой сложной реставрационной работы.

Вот уже на протяжении года идут интенсивные работы по реставрации Изборской крепости. Вопрос финансирования как будто решен в рамках правительственной программы: выделено 300 млн. руб. (причем в 2011 г. реставрационные работы велись за счет собственных средств ООО «Реставрационная мастерская № 1», практически – в долг).

Целью всех работ является обустройство крепости и создание в ее «интерьере» доступного для всех музея под открытым небом.

Музейный комплекс – символическое подтверждение нашего преклонения перед боевыми сединами Изборска. Не секрет также, что подобные музеи оцениваются «по одежке», то есть по первому впечатлению, которое оказывает на гостей внешняя среда, созданная ради юбилея.

Пролом у Георгиевских ворот. Фото К. К. Романова. 1910 г. Архив Института истории материальной культуры (ИИМК).

Концепцией музея под открытым небом в Изборской крепости предлагалось деликатно «встроить» в существующее пространство крепости малые формы: освещение, скамьи, навес для временных выставок, садовые ограждения. Предлагалось восстановить рвы с западной и южной стороны крепости, спланировать тропиночную сеть для туристов и зоны свободного отдыха, заменить старую сценическую площадку, разредить самосевные и больные поросли древесной зелени, оздоровить яблоневый сад.

Но случилась незадача: оказалось, что двор церковного причта, в составе дома бывшей церковно-приходской школы, флигеля и хозяйственных построек «выпал» из финансирования как не принадлежащий музею, а принадлежащий служителям собора (на самом деле собственник домов до сих пор не установлен).

Дом и службы требуют хотя бы ремонта, если не реставрации, комплекс давно надо было поставить на охрану как памятник архитектуры регионального значения. Необходимость ремонта стала неизбежной после того, как церковный причт решено было оставить в своем историческом доме (это случилось после трагической кончины настоятеля Никольского храма отца Алексия в сентябре 2011 г. - Ред.). И поскольку двор причта, в существующем неприглядном виде, никак не вписывается в будущий интерьер благоустроенной крепости, решается вопрос о снятии части средств, запланированных на благоустройство крепости, чтобы отремонтировать дом и службы.

Это значит – не выполнить комплексную музеефикацию крепости, сделать ее хуже, чем она запланирована. Почему об этом не подумали сразу, а носились вместо этого с бредовой идеей выселения священника? Ведь даже если бы двор перешел музею, его все равно надо было бы ремонтировать. Но и тогда – за счет каких необходимых работ?

При этом остается неясной судьба колоссальной суммы в 200 млн. рублей (!), запланированной на «озеленение деревни Изборск» (!). Может быть, более уместно будет сэкономить на «озеленении деревни», а не на благоустройстве крепости?

Романтика и эстетика руин

Не удивительно, что широко развернутые и видимые всем консервационные и реставрационные работы в Изборской крепости вызывают толки и кривотолки, комментарии и вопросы. Для нас Изборск – родная деревня, и отношение к любым изменениям в ее облике особенно пристрастно.

Башня Темнушка. Фото К. К. Романова. 1910 г. Архив ИИМК.

А изменения неизбежны, как всегда после ремонта в доме. Но когда ремонт столь масштабен и происходит в спешном режиме, даже друзья могут возмущаться и удивляться, не узнавая привычных стен.

О реставрационных работах в Изборской крепости осенью прошлого года регулярно сообщали Псковское агентство информации и канал «Телеком», в рамках проекта «1150-летие Изборска». Другие СМИ сообщали об Изборске выборочно, больше реагируя на яркие информационные поводы1.

Привычный облик крепости меняется буквально с каждым днем, на очереди – изменение внутреннего пространства, интерьера крепости. Знакомый художник, хороший человек, замечательный рисовальщик, горестно сказал при встрече: «Больше в Изборск не поеду. Хорошо, что успел все нарисовать до начала этой стройки».

Экскурсия в Изборской крепости. Эстонский период. Без даты.

Романтика руин, еще с XVIII в. признанная эстетической и художественной ценностью, знакома и нам. Но руина руине – рознь. Не одно поколение, видевшее Изборскую крепость «до реставрации», принимало за подлинную древность обвалы и проломы стен, осыпи щебня, заплатки в стенах и поросли деревьев на вершинах башен.

Попробуем разобраться, в чем суть происходящих сегодня изменений в крепости.

Для исследователей XX в. Изборская крепость оставалась загадкой, непрочитанной книгой, о которой можно высказывать суждения, но стройной, подтвержденной самой крепостью, системы знаний о ней не сложилось.

Причина в том, что при сравнительно хорошей сохранности каменного массива крепостных стен и башен, подлинные более ранние части памятника оказались скрыты под более поздними конструкциями и консервационными закладками. Забота о сохранении крепости, которую принимали на себя местные власти уже с 40-х гг. XIX в., останавливала разрушение, но отчасти меняла представление о крепости на протяжении более 150 лет.

Таким образом, уровень наших научных знаний об Изборской крепости до последнего времени зиждился на сведениях 1910-1911 гг. – времени первых, фрагментарных археологических раскопок и документальной фиксации всего комплекса, которые были проведены по инициативе Императорской Археологической комиссии под руководством архитектора и историка архитектуры Владимира Николаевича Талепоровского. К его материалам обращались маститые исследователи древнерусского оборонного зодчества Владимир Владимирович Косточкин и Павел Александрович Раппопорт, не имевшие возможности изучить подлинную архитектуру крепости.

«Не изменяя существующего облика…»

Первые целенаправленные противоаварийные и консервационные работы в Изборской крепости проводились Псковской специальной научно-реставрационной и производственной мастерской под руководством архитекторов-реставраторов Михаила Ивановича Семенова и Юрия Васильевича Сусленникова с 1962 по 1967 гг. и продолжались выборочно, до начала 1970-х гг.

Восточное прясло стены Изборской крепости. Пролом на месте вылазных ворот до начала консервационных работ. Фото С. М. Морозова. Октябрь 1961 г.

Хочу напомнить читателям, что в эти же годы М. И. Семенов занимался исследованием крепости Псково-Печорского монастыря, а Ю. В. Сусленников, после завершения реставрации Покровской башни – реставрацией и консервацией стен Псковского Кремля и Окольного города Пскова.

Основная задача реставраторов предписывалась программой работ: «с наименьшими затратами и по возможности в кратчайшие сроки предотвратить разрушение памятника, не изменяя существующего облика и не делая попыток удалений позднейших наслоений»2.

Консервация заключалась в закладке новым камнем больших участков стен после их расчистки от вывалов и щебня. Тогда же были облицованы новой кладкой на большую высоту башни западного фасада, Луковка, Никольский захаб и прясла крепостных стен.

Впервые работы по сохранению Изборской крепости проводились в таком большом объеме, но… методы сохранения были традиционными для реставраторов того времени. Кладка производилась из плохой, не морозостойкой плиты на цементно-известковом растворе, в технологии, характерной для Псковской крепости более позднего периода, не соответствующей ранней технике кладки именно Изборской крепости.

Так во второй половине XX в. крепость была спасена от разрушения и получила еще одну верхнюю «одёжку», скрывающую ее подлинное тело, историю ее боевой жизни.

Талавский захаб Изборской крепости. Участок крепостной стены в момент обрушения. Фото М. И. Семенова. Июнь 1962 г.

Вот что писала по этому поводу исследователь псковского зодчества Елена Николаевна Морозкина в 1975 году: «Колокольная башня – единственная, сохранившаяся пока нетронутой и своей живой поверхностью радующая глаз. Все остальные теперь выутюжены кладкой недавней реставрации»3.

По прошествии более чем 45 лет и эта «выутюженная кладка» стала живописной руиной – образом, который впечатляет современника. И внушает простодушному туристу (иногда с «помощью» непрофессиональных экскурсоводов и буклетов) иллюзию о подлинности крепостных стен.

Сегодня, говоря об истории Изборской крепости, мы используем материалы предыдущих столетий с небольшой долей ранее не известных документов, выявленных археологами и реставраторами в конце XX в.

Пока что мы можем лишь схематично наметить периоды изменений крепости, неизбежно связанные с военными событиями средневековья. Открытия псковских археологов при раскопках даже только вокруг стен Изборской крепости в полевые сезоны 2010-2011 гг. столь объемны, что требуют времени для полноценного научного осмысления4.

Дом Святого Николы

«Изборск является самым ранним примером псковского оборонного строительства, в котором ясно видны особенности местных крепостей… Крепости не подчиняли пейзаж каменной структуре, их стены гибко следовали очертаниям места. В самом их облике нет ничего угрожающего и наступательного, назначение стен – охранительное, защитное. Не случайно так пленителен пейзаж Изборска, где ландшафт, стены и церковь пронизаны общим настроением и ритмом, что так прекрасно выражено словами летописи «дом Святого Николы»5.

Талавский захаб Изборской крепости. Вид с северной стороны после реставрации. Фото С. М. Морозова. Август 1961 г.

Каменная крепость на Жеравьей горе была построена в 1330 г., вследствие переселения жителей с изначального места поселения6 – древнего городища Изборск (ныне – Труворово городище).

Обширное плато Жеравьей Горы – удобная, относительно ровная площадка, хорошо защищенная отвесными обрывами природной скалы с севера, востока и отчасти – с юга. Дополнительная защита с приступной, наиболее опасной, западной стороны, была создана системой рвов.

Каменные стены, построенные артелью псковских мастеров под руководством посадника Шелоги7, окружили площадку Жеравьей горы сомкнутым кольцом8. Так был создан для защиты порубежных земель Пскова город-воин Изборск, дом Святого Николы.

Известный исследователь псковского зодчества, Алексей Ильич Комеч, высказал мнение об одновременном с крепостью строительстве соборного храма Святого Николы, возможно, в это время – деревянного. Вероятно, до 1342 г. (дате упоминания его в летописи) соборный храм уже был возведен в камне.

Колокольная башня. Вид с юго-запада. Фото С. М. Морозова. Июнь 1963 г.

В том же, 1342 году, Изборская крепость выдержала десятидневную осаду ливонских войск. Псковская летопись сообщает, что во время осады крепость была отрезана от воды – «воду отъяша от изборян». Неприятель отошел от стен Изборска только потому, что «не ведающее, что во Изборску воды нет»9.

Столь суровый военный урок вызвал строительство тайного подземного хода под крепостной стеной к колодцу, расположенному на посаде.

Новая крепость Изборска испытала свои стены при осаде в апреле 1349 года, когда во время приступа был убит псковский князь Юрий Витовтович, приехавший в Изборск на освящение Преображенского придела собора.

При тяжелой 18-дневной осаде Изборска в 1368 году новая крепостная стена обстреливалась стенобитными машинами, но устояла.

«Огненный бой» и его последствия

Уже к концу XIV в. изборяне и псковичи, ранее уверенные в надежности укреплений, вынуждены были усиливать защитные сооружения: в Европе произошло событие, полностью перевернувшее все представления о способах ведения войн и защите городов – был изобретен и мгновенно использован порох, появились первые пушки – и оборонительные, и наступательные. Вести о новом страшном оружии заставили строить и новые укрепления, способные противостоять «огненному бою» (так тогда называли порох).

Вид Изборской крепости с самолета. Фото Б. С. Скобельцына. Начало 1960-х гг.

Огнестрельное оружие кардинально изменило архитектуру крепостей, но в начале попытки модернизации защиты состояли в надкладке стен изнутри и в возведении башен с бойницами, приспособленными к новому оружию.

Нам не известны даты первых перестроек Изборской крепости – письменные источники об этом не сообщают. Но, например, в Пскове четвертая линия каменных стен Среднего города была сооружена в 1374/75 году, а дополнительные приклады к ним сделаны в 1394 г. уже с расчетом обороны от нового оружия – пушек.

Изборск, в то время пригород Пскова, находившийся на рубеже земель Ливонского ордена, быстро реагировал на военные новшества и не мог отставать в вооружении во время войн за Псковские земли10.

Исследователи предполагают, что в очередной раз крепость была реконструирована в конце XV в., когда приступная стена была удвоена по толщине, что было вызвано развитием огнестрельного оружия и также изменением тактики ведения боя. Это был период так называемого первого фортификационного скачка в русском оборонном зодчестве, и тогда Изборск еще не утратил своего ведущего значения в защите западных рубежей Псковской земли.

Во время затяжной Ливонской войны, в 1569 г., Изборск был взят изменой, в него вошли войска литовского князя Александра Полубенского, через две недели выбитые отрядами русских войск: «Бояре и воеводы к Изборску пришед город Изборск осадили и из наряду по городу били и Божием милосердием Избореск у литовских людей взяли»11.

Однако после окончания Ливонской войны Изборск оказался в списке русских городов, занятых войсками Стефана Батория, видимо, тогда, когда они безуспешно ходили на осаду Псково-Печорского монастыря. Какого-либо описания осады Изборска в 1581 году нам не известно.

Но известно, что уже через два года после окончания Ливонской войны в Изборской крепости проводились ремонты, восстанавливались покрытия башен и стен, хотя еще оставались не заложенными проломы в западной стене, между башнями Талавской и Вышкой.

В конце XVI в. крепость была полностью отремонтирована и вооружена; в нижнем ярусе башни Луковки был вырублен в скале погреб для хранения оружия и боеприпасов, реконструированы Талавский захаб – «с Лукиной стороны» и Никольский захаб – «с полуденной стороны».

Через полвека крепость вновь остро нуждалась в ремонте, и он был подготовлен, но не проведен из-за отсутствия денег и рабочей силы: лес, запасенный для шатров, стен, ходовых площадок, «лежит подле города в стопках, лежичи гниет»12.

Только к 1661 г., после неоднократных жалоб воевод царю Алексею Михайловичу, были произведены ремонты деревянных частей и вычинки каменной кладки стен и башен.

В конце XVII в. у Никольских ворот была построена деревянная Георгиевская башня.

Через 37 лет крепостные сооружения, особенно их деревянные части – шатры, кровли, мосты и лестницы – вновь требовали ремонта, но средств на него в казне уже не нашлось.

В 1691 г. почти все боевые орудия и пороховой запас были вынесены из башен, тайник обвалился, численность гарнизона сократилась.

А после Полтавской победы 1709 г. крепость полностью опустела.

Новое время Изборска

На протяжении XVIII в. каменная крепость Изборска еще сохранялась в относительно хорошем состоянии, но к концу века ее территория была поделена на участки: церковные и частновладельческие.

Вид западной стены крепости у башни Рябиновка. Видны: нижняя и средняя часть первоначальной стены и бруствера XIV в.; над ней – фрагменты надкладки конца XIV в.; выше – кладка стены и бруствера конца XV в. В центре – вычинка советского периода, 1960-х гг. Фото В. Е. Никитина. 2011 г.

Началась мирная жизнь и старым оборонительным сооружениям в ней уже не было места. Стены и башни не ломали, но и не сохраняли специально. Изборск стал безуездным городком, потом – селом и связь с миром имел только через транзит Псков-Печоры.

Губернские власти Пскова впервые обратили внимание на печальное состояние Изборской крепости в 1841 г., когда Губернская строительная комиссия осмотрела разрушающиеся стены, башни, ворота. Внимание комиссии к Изборской крепости и Никольскому собору было не случайным: инициатива сохранения древних крепостей, как памятников российской истории и патриотизма, с начала 1830-х гг. принадлежала императору Николаю Первому, озабоченному укреплением национального проекта, известного под лозунгом: «Самодержавие, православие, народность».

В акте комиссии отмечалось, что отдельные участки каменных стен обрушены, Георгиевские ворота опасны для пешеходов, угрожая падением отслоившихся массивов кладки, стены «сыплются сами собой большими частями»13.

Предполагалось заново построить Георгиевские (Никольские) ворота, разобрать верхние части разрушенной кладки и надстроить их на высоту около 1,4 м., нижние части – вычинить; разобрать ветхую звонницу на Колокольной башне и построить новую колокольню для Никольского собора14.

В 1842 г. Главным управлением путей сообщения и публичных зданий было выделено на ремонты в Изборской крепости 4698 руб., и еще 2664 руб. добавил Святейший Синод на строительство новой колокольни Никольского собора.

Опасные и разрушенные участки крепостных стен и башен были вычинены, Георгиевские (Никольские) ворота построены заново. В это время на территории крепости уже сформировалась жилая зона из четырех небольших усадеб с дворами, садами и огородами, принадлежавшими в основном причту собора и Сергиевской церкви.

Дальнейшие обрушения участков крепостных стен, отмеченные в 1879, 1882 и 1908 гг., приводили к разборке завалов и вывозу упавшей плиты.

Работы по частичному исследованию крепости начались в 1910 г. по инициативе Императорской археологической комиссии (ИАК), благодаря докладу академика архитектуры Константина Константиновича Романова, обеспокоенного судьбой Изборской крепости15.

Романов отметил разновременность кладок стен и башен, относя самые новые к ремонту 1840-х гг. Экспедицией ИАК было положено начало документальной фотофиксации всех элементов памятника, были произведены частичные раскрытия оснований крепости, состоялось исследование заваленного обрушенной кладкой тайника-колодца.

Западная стена крепости. Раскрытие бруствера и ходовой площадки первоначальной стены XIV в. Фото В. Е. Никитина. 2011 г.

В 1911 г. дневниковые записи В. Н. Талепоровского свидетельствуют об аварийном состоянии, например, башен Рябиновка и Луковка (в это время башня называлась Куковка), стены которых угрожали «неминуемым обрушением»16. Следов работ, проведенных в крепости в первой четверти XX в., при исследовании не выявлено.

Мы не имеем письменных сведений и о состоянии крепости в т. н. «эстонский период» Изборска (1918-1940 гг.).

Косвенные источники говорят о том, что в крепости находилось 4 усадьбы (на прежних местах усадеб причта), но планировка территории была изменена.

Интересны фотографии Изборска этого периода: крепость посещается группами туристов; в 1929 г. в память о защитниках Изборска, над их могилой у Талавской башни, была построена часовня во имя иконы Корсунской Божьей Матери; на общих и детальных фотографиях остро аварийного состояния каменных сооружений не просматривается. Видимо, опасные участки были отремонтированы.

Как уже говорилось, в советское время крепость оказалась в зоне внимания властей и органов охраны памятников в 1961 г. и на протяжении 13 лет в ней проводились противоаварийные и консервационные работы.

В разгар консервационных работ архитектору-реставратору Ю. В. Сусленникову выпала честь вести контроль за сохранностью крепости во время съемок фильма «Андрей Рублев», общаться с гениальным режиссером Андреем Тарковским и его съемочной группой. В крепости снимали большую часть боевых эпизодов фильма, строили огромные макеты, на ее территории работали пиротехники и была прямая опасность нанесения ущерба памятнику17.

Подводя общие итоги, можно сказать, что за 682 года своего существования Изборская крепость меняла свой облик не менее пяти раз18 и крупные ремонтно-реставрационные работы в ней проводились два раза.

В 2011 году в крепости был активизирован очередной цикл ремонтно-консервационных работ, который, по сути, начат еще в 2001 году и продвигался более или менее ритмично, в зависимости от федерального финансирования и внебюджетных источников. Сроки окончания работ не могли быть определены точно – финансирование было нерегулярным. В общем, всё шло как обычно.

С февраля 2011 г. сроки завершения реставрационных и консервационных работ в крепости были установлены в один год и три месяца. Вспомним «кратчайшие сроки» последней консервации XX в: 13 лет плюс дополнительные работы на протяжении примерно шести лет.

Эскизный проект консервации и частичной реставрации Изборской крепости был разработан Псковским филиалом института «Спецпроектреставрация» десять лет назад19.

При подготовке проекта, в срочном порядке, были выполнены обмеры, археологические исследования на отдельных участках крепости, обобщены историко-библиографические материалы, сделан ряд наблюдений о строительной периодизации памятника, реализованных в проекте.

Федеральный научно-методический Совет Министерства культуры РФ, на котором проект был рассмотрен в 2002 году, одобрил в целом предложения по консервации, не рекомендовал воссоздавать шатровые покрытия над башнями (в графической реконструкции крепости был и такой вариант), поставил условием работ предусмотреть защиту от осадков верхних обрезов стен и башен.

Русская рулетка

Строительная площадка, развернутая в Изборской крепости, вносит резкий диссонанс в эпическое и вместе с тем комфортное пространство ансамбля. Реставрационный процесс, хотя и выжал все ресурсы из «Реставрационной мастерской № 1», организован профессионально, плотно во времени, ритмично.

Отдельного комментария заслуживает работа начальника участка Николая Ярикова. Реставратор-практик с большим стажем, лауреат Государственной премии России 2002 г.20, Николай Алексеевич принял на себя беспрецедентную нагрузку.

Масштаб работ огромен, работа нестандартная, одновременно в крепости работают 5-7 бригад каменщиков, принимать решения требуется сверхоперативно и одновременно осторожно – это реставрация, а не поточные методы обычной стройплощадки.

Давнее творческое содружество с архитекторами-реставраторами, научным руководителем проекта реставрации Владимиром Евгеньевичем Никитиным21 и Галиной Сергеевной Гофман, ведущими практически ежедневный авторский надзор, как-то регулирует этот безумный рабочий ритм.

Открытия не известных ранее, скрытых под закладками, больших фрагментов древних стен, их соотношение с историческими периодами, приемы их сохранения – все решается сразу: за спиной стоят каменщики, ведущие консервацию.

Особенность работы в том, что сохранность подлинной кладки на разных пряслах изборских стен неоднородна. Другая особенность – при разборке деструктированных поздних закладок обнаруживаются большие фрагменты подлинных деталей крепости разных периодов строительства.

Внешне это выглядит как развал щебня и камней, и требуется буквально дар криминалиста и отточенная интуиция, чтобы отличить один строительный период от другого.

Южная стена крепости в Никольском захабе. Консервация подлинной кладки. Выше видна вычинка советского периода 1960-х гг. Фото В. Е. Никитина. 2011 г.

Профессиональная задача реставратора – сохранить все подлинные фрагменты памятника, а в Изборске – не просто сохранить, но и сделать открытую впервые информацию о памятнике общедоступной. Так, чтобы каждый посетитель мог видеть и считывать эту многовековую драму крепости, вступать с ней в диалог.

Сохранность Изборской крепости пока предоставляет возможность диалога. Методы протезирования «больных» участков, докомпоновки утраченных фрагментов по их следам, по фотографиям середины XX в., облицовочные оболочки, калькирующие индивидуальный характер древней кладки (вплоть до размеров плиты и валуна), и аутентичность применяемых материалов дают реставраторам право утверждать, что работа идет в правильном, единственно возможном на сегодня направлении.

Реставрация – понятие, включающее в себя различные методы от восстановления памятника до сохранения его в руинированном виде. В Изборской крепости, согласно заданию Министерства культуры Российской Федерации, ведутся ремонтно-консервационные работы, и это – тоже реставрация.

Ответственность перед памятником при работе с ним подобно хождению по лезвию истории. Не каждый решится, но обратного пути нет.

Каждый крупный строительный период в Изборской крепости – это история не только локального памятника (хотя и его тоже). История беспрерывного обновления крепости – это история России, закодированная в стенах Изборска.

Раскрытие этого многослойного кода, а по сути – восстановление самой исторической памяти, – вот идеальная задача реставраторов Изборской крепости на нынешнем этапе.

Ирина ГОЛУБЕВА,
искусствовед, председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

Продолжение следует.


1. Я опускаю здесь некоторые публикации в социальных сетях, намеренно провокационные и невежественные. Возможно, отчасти за ними тоже скрыты тревога и боль за судьбу Изборска, но также несомненны – душевная лень, отсутствие реального желания разобраться в ситуации.

2. Архив Псковского института «Спецпроектреставрация», д. 25.1.1.-248, л. 65. 1962 г.

3. Цит. по: Е. Н. Морозкина. Псковская земля. М., 1975, с. 88

4. Археологические раскопки проводились под руководством кандидата исторических наук Т. Ю. Закуриной, С. В. Степанова, сотрудников Археологического центра Псковской области.

5. Цит. по: А. И. Комеч. Образы псковской архитектуры / В сб.: Bagliori russi dell Oriente cristiano (Отблески христианского Востока на Руси. Псковское искусство.), La casa di matriona, 1993, 32.

6. Переселение из городищ на более удобную для жизнеустройства площадку – распространенная практика в Древней Руси.

7. Через 7 лет, в 1337 г., под руководством этого посадника были проведены крупные градостроительные работы на Псковском Крому, построены каменные Перси и часть западной кромской стены.

8. Площадь территории Изборска, огражденной крепостными стенами, составляет 2,4 га, в границах планируемого благоустройства – 3,5га.

9. Псковские летописи, Вып. 1. М., 1941, с. 18-19.

10. Земли вокруг Изборска уже были поделены между псковскими монастырями и церковными приходами.

11. Цит. по: Сборник Императорского Русского исторического общества. Т. 71. СПб, 1892, с. 585.

12. Цит. по: Сборник МАМЮ, Т. VI, М., 1914, с. 411-412.

13. Цит. по: ГАПО ф. 31, оп. 1, д. 87, л. 1-2, 1841 г.

14. Там же, л. 67.

15. Цит. по: ЛОИИМК, ф. 29, д. 288, л. 7-16, 1910 г.

16. Цит. по: ВИМАРВ и ВС, ф. 11, оп. 95/1, д. 428, л. 191-192, 1911 г.

17. См.: Псковский биографический словарь. – Псков, 2002. – 529 с. Туровская М. И. Семь с половиной, или Фильмы Андрея Тарковского / М. Туровская – М., 1991. – 255 с.

18. Это только достоверно известные нам сегодня изменения архитектурного облика крепости.

19. Научный руководитель авторского коллектива в 2002 г. – архитектор А. К. Богодухов.

20. Государственной премии в 2002 г. Н. Яриков был удостоен в составе группы специалистов, принимавших непосредственное участие в восстановлении объектов Пушкинского Заповедника «Михайловское» к 200-летнему юбилею А. С. Пушкина.

21. В. Е. Никитин – также лауреат Государственной премии России.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4525
Оценок:  24
Средний балл:  8.4