Статья опубликована в №20 (592) от 23 мая-29 мая 2012
Культура

Правый берег

Неизбежные планы коррекции проекта реконструкции набережной реки Великой в Пскове вызывают к жизни новые вопросы – и к прошлому, и к будущему

Неизбежные планы коррекции проекта реконструкции набережной реки Великой в Пскове вызывают к жизни новые вопросы – и к прошлому, и к будущему

«Я начинаю тихо сатанеть», – негромко, но в микрофон произнес глава администрации г. Пскова Пётр Слепченко в тот момент, когда стало понятно, что очередное заседание градостроительного совета подготовлено ничуть не лучше, чем документация по реконструкции набережной реки Великой [ 1 ].

К этому времени собравшиеся в Малом зале Городского культурного центра уже целый час тщетно пытались разобраться в том, что же происходит сейчас в исторической части их города. А самое главное – как будет выглядеть Псков после того, когда реконструкция будет закончена?

«Срочно выполнить корректировку»

Архитектор Владимир Шуляковский зачитал обращение рабочей группы по итогам предшествующего рабочего совещания. Самой частой фразой было: «Данная часть проекта неприемлема к реализации». Фото: Артём Аванесов, Псковское Агентство Информации.
Начало градостроительного совета задержали на пятнадцать минут – ждали, пока придет организатор и вдохновитель всех мегатуристических проектов в Пскове – председатель областного госкомитета по туризму, инвестициям и пространственному развитию Наталья Трунова.

Когда она, наконец, пришла, председательствующий Петр Слепченко сообщил, что получил обращение членов специальной рабочей группы и предоставил слово для его зачтения архитектору Владимиру Шуляковскому.

Обращение, как было объявлено заранее, касалось проекта реконструкции набережной реки Великой от Ольгинского до моста им. 50-летия Октября [ 2 ].

Обращение подписали члены градостроительного совета, участники рабочего совещания председатель Псковского областного отделения Союза архитекторов России Святослав Битный, член Союза архитекторов России Владимир Шуляковский, почетный гражданин г. Пскова, заслуженный строитель России Анатолий Васильев, председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Ирина Голубева, член Союза архитекторов России Борис Пославский, депутат Псковского областного Собрания депутатов Лев Шлосберг и директор Археологического центра Псковской области Елена Яковлева.

В самом начале подписанты констатировали: «На письменное обращение Псковского областного отделения Союза архитекторов России от 20.09.2011 г. в Ваш адрес, содержащее принципиальные возражения и вопросы по проекту, переданное из администрации г. Пскова в государственный комитет Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию, ответ по существу заданных вопросов не получен. Проект на рассмотрение не представлен. На рабочем совещании 16 мая 2012 г. авторы проекта не присутствовали».

Отметив, что «участники обсуждения пришли к следующему единому мнению» и перечислив на две страницы принципиальные замечания к проекту, авторы обращения предложили:

«1. Срочно выполнить корректировку проекта реконструкции набережной р. Великой в части архитектурных и технических решений, в частности:

- исключить подъем и расширение набережной, использование свайных конструкций;

- пересмотреть проектные решения по озеленению набережной.

2. Предложить государственному комитету Псковской области по культуре отозвать ранее данное согласование проекта ввиду отсутствия полноценного раздела по охране объектов культурного наследия, а также наличия в проекте предложений, допускающих техногенное вмешательств в историко-культурный ландшафт центра Пскова.

3. В связи с чрезвычайным характером возникшей ситуации считаем необходимым на заседании Градостроительного совета принять решение о корректировке проекта по реконструкции набережной реки Великой в срок не более одного месяца и представления всех корректировок на согласование Градостроительного совета, до получения которых приостановить работы по вызывающим возражения разделам проекта».

Завершив чтение текста и подняв глаза, Владимир Шуляковский добавил от себя: «Не надо Псков ломать через коленку. Он этого не заслуживает».

Было очевидно, что не все согласились бы с таким предложением. В городе есть влиятельные люди, которые убеждены, что ломать надо. И чем быстрее, тем лучше.

Как правило, после таких силовых приемов бывает либо перелом, либо облом. На сегодняшний день непонятно, что же получится в итоге.

После зачтения письма Пётр Слепченко переспросил – все ли названные люди это письмо подписали? «Да, все», – ответил Владимир Шуляковский.

Список подписантов был действительно уникальным для Пскова: произошло то, что никогда за последние годы не случалось – свою подпись в защиту панорамы правого берега Великой вместе с традиционными защитниками псковской старины поставил строитель Анатолий Васильев, который, как правило, в спорных ситуациях (таких, как высотный дом на площади Героев-десантников [ 3 ]) безоговорочно поддерживает застройщиков.

И это уже говорило о многом.

«Смешное неподготовленное рассмотрение»

Директор псковского филиала ООО «СтройГрад» Илья Филиппов доказывал членам градсовета, что никакие существенные коррективы в проекте реконструкции набережной не нужны. Фото: Артём Аванесов, Псковское Агентство Информации.
Письмо, касавшееся самой болевой точки заседания, приняли к сведению и вернулись к плановому порядку повестки дня – взялись обсуждать не самый острый вопрос – о том, как реконструируются улицы Пушкина, Ленина и Октябрьского проспекта.

К трибуне подошел разработчик проекта, директор ООО «Стройиндустрия» Дмитрий Димитрюк. Его ответы вызвали у присутствующих недоумение. Оказалось, что практически все претензии, адресованные к нему и высказанные на предыдущем градсовете, звучали не по адресу. Возражения касались устройства автомобильной парковки на месте сквера возле драмтеатра, а также схемы пешеходного и транспортного движения, кроме того, предлагаемые решения, по мнению критиков, входили в противоречие с исторической основой реконструируемых улиц и фасадами прилегающих зданий.

К изумлению присутствующих, оказалось, что все это не входило в компетенцию Дмитрия Димитрюка, так как не входило в задачи проектирования. В таком случае, почему доклад делал именно он? И почему на градсовете не оказалось тех, кто мог ответить на ранее заданные вопросы. Теперь все они (вместе с градсоветом) повисли в пустоте.

«Смешное рассмотрение, – сделал вывод Пётр Слепченко. – Неподготовленное. Вопрос надо снять с рассмотрения. Первый блин комом».

Но спустя буквально минуту глава администрации города (о его уходе с этого поста [ 4 ] будет объявлено только на следующий день) взял свои слова назад. Первый блин хоть и вышел комом, но оказался вполне съедобен. Тем более, что если реконструкция уличного покрытия приостановится, то возникнут серьезные проблемы с финансированием из федерального бюджета.

Посоветовавшись сам с собой и членами градостроительного совета о вариантах дальнейших действий (продолжать нельзя остановиться, запятая ставится по вкусу), Пётр Слепченко заявил: «Реализация проекта будет продолжена. На следующее заседание прошу подготовить ответы по прилегающей архитектуре, фасадам и парковкам, чтобы принять решение по дальнейшей работе с этими объектами».

Всё это время заместитель главы администрации города Сергей Калинкин метался от своего места в президиуме к звукорежиссеру и обратно. Он лично подавал выступавшим переносной микрофон, который почему-то упорно не хотел работать в руках волновавшихся выступающих. «До упора вверх», – громко шептал звукорежиссер. Палец упирался до упора вверх. Но ответом была тишина.

Было видно, что устроители градостроительного совета искренне стараются сделать так, чтобы все было хорошо. Но с первого раза у них ничего не получается. Даже на уровне подключения микрофона. Не говоря уже о более серьезных вещах. Таких, например, как подготовка грамотных технических заданий к принципиальным для города проектам реконструкции в историческом центре.

На системные изъяны при подготовке техзаданий после провала очередной порции вопросов обратил внимание депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг: «Все мы сейчас видим не столько изъяны и ошибки проектов, сколько изъяны и ошибки технических заданий к проектам, следствием которых являются все сегодняшние проблемы в обсуждаемых проектах».

Кроме того, по словам директора Археологического центра Псковской области Елены Яковлевой, по всем этим проектам необходима предварительная историко-культурная экспертиза, которая определила бы все особенности работ. А поставить такие экспертизы на поток невозможно до тех пор, пока не будет завершена долгая и также проблемная работа: разработка нового проекта охранных зон Пскова, качество которого вот уже второй год вызывает у специалистов и рядовых горожан очень острую реакцию [ 5 ].

Главный государственный археолог Псковской области в очередной раз высказала свое мнение о том, что выход заключается в присвоении всему историческому центру Пскова статуса достопримечательного места. Это могло бы, по мнению Яковлевой, прояснить всю систему строительных и благоустроительных работ в городе.

Петр Слепченко сказал, что «предложение принимается».

Критикам проектов реконструкции было очевидно, что знания об истории и культуре Пскова у разработчиков отрывочны, а их действия – судорожны. Дальнейшие события эти догадки только подтвердили.

«Возможны какие-то ошибки»

Директор ООО «ПсковТИСИЗ» Пётр Хомич сообщил, что таксация деревьев на набережной Великой в Пскове в его задачи не входила, но была проведена по устной просьбе директора ООО «СибЭкоСистема» Маргариты Дёминой, причем без участия специалистов по дендрологии: «По заданию нам не требовалось ничего определять. Наименования деревьев на дендроплане были обозначены по устной просьбе». Фото: Артём Аванесов, Псковское Агентство Информации.
Прежде чем вернуться к самому острому вопросу – реконструкции набережной Великой, стоявшему в повестке дня вторым, у Натальи Труновой спросили – почему к разработке технического задания для таких проектов не привлекается общественность, в том числе опытные архитекторы, в частности, сам градостроительный совет?

«Здесь же действующие архитекторы! Они – возможные участники конкурсов! Это было бы прямое нарушение закона о конкурсах и о коррупции», – ответила Наталья Трунова.

Потенциальные коррупционеры из числа общественности от неожиданности аргумента даже притихли. Едва ли кого-то из них раньше обвиняли в склонности к коррупции.

Затем слово по существу проекта предоставили руководителю Псковского филиала компании-подрядчика ООО «СтройГрад» Илье Филиппову. Выяснилось, что у него (исполнителя работ) есть генеральная доверенность от ООО «СибЭкоСистема» (проектировщика) на представление его интересов в полном объеме.

Псковичам Илья Филиппов стал известен на прошлой неделе, когда его подчиненные без разрешения принялись раскапывать с помощью экскаватора памятник федерального значения – Покровский бастион 1701 года. К тому времени были вырублены и деревья на прилегающей к Покровской башне набережной Великой. [ 6 ]

После чего Илья Филиппов проснулся знаменитым и теперь раздает вынужденные интервью.

Он, в отличие от гендиректора ООО «СибЭкоСистема» Маргариты Деминой – генпроектировщика проекта реконструкции, на градсовет явился, сел за ноутбук и стал с видимым желанием объяснять – что же происходит на набережной.

«Как я понимаю, претензии в основном к бетонированию», - попытался сократить поле обсуждения Филиппов. – «Нет!», – ответили ему.

Сергей Калинкин в очередной раз метнулся в сторону докладчика – для того, чтобы правильно нажать кнопку переносного микрофона. Как только общими усилиями кнопку нажали, до присутствующих донеслась благая весть о том, что «все деревья, обозначенные в дендроплане, соответствуют натуре». Иначе говоря, Илья Филиппов проявил железобетонную последовательность и никаких ошибок признавать не стал. Так же, как не признавал он их за неделю до этого во время пресс-конференции. [ 7 ]

Но не все поверили в то, что сказал руководитель Псковского филиала ООО «СтройГрад».

Действительно, самый большой поток вопросов и возражений был адресован проекту высокого бетонного парапета и сильное (почти на 2 метра) нижней набережной Великой.

Вопросов очень много: надо ли вообще поднимать набережную и если надо, то насколько? Не принизит ли бетонная громада вид крепостной стены? Каким должен быть парапет? Что делать с действующей пристанью? Если начнут вбивать сваи, то каковы будут последствия для крепостной стены?

Член градостроительного совета Анатолий Васильев назвал новую набережную саркофагом и вызвал в зале сильное оживление, предложив бесхитростный способ убедиться в масштабе предлагаемого проектом вмешательства в панораму правого берега Великой: сделать из дерева макет куска проектируемой набережной в натуральную величину и установить его прямо на местности: «И тогда всё всем будет видно».

Но предложение Анатолия Васильева не встретило поддержки у Ильи Филиппова, который стал говорить, что «это трудно сделать».

Анатолий Васильев в ответ резко потребовал не навязывать городу «новой набережной», все доводы в пользу которой «не состоятельны», а решить вопрос с капитальным ремонтом существующей набережной.

К тому же, «саркофаг» не гарантирует набережную от затопления. Этого не стал отрицать даже подрядчик Илья Филиппов. Но он отметил, что «проект утвержден, есть положительное заключение технической экспертизы...».

Тогда Илью Филиппова попросили показать чертеж (поперечный разрез новой набережной). Но в результате он продемонстрировал не сам чертеж, а только желание его показать: «Приходите ко мне, и я вам всё покажу!». Но членам градсовета поперечный разрез так и не предъявил.

И тут произошло то, что обычно на заседаниях градостроительного совета не происходит: в ответ на очередное выступление в накалившейся атмосфере зала раздались аплодисменты. Это была реакция на выступление генерального директора института «Псковводпроект» Михаила Холмского, который, волнуясь, но весьма убедительно обосновал ненужность и ошибочность предлагаемого решения. [ 8 ]

Выяснилось, что заключение ведущего в Псковской области специалиста по гидротехническим сооружениям Михаила Холмского, представленного в Госэкспертизу Псковской области, не было принято во внимание, и на проект было дано положительное заключение.

«Оставьте в покое берега Великой!», - призвал Михаил Холмский Илью Филиппова и напомнил об удачном (но неосуществленном) проектном решении левого берега Великой, сделанном еще в 1993 году.

Директор Государственного учреждения «Госэкспертиза Псковской области» Михаил Селянцев отверг все претензии к проекту: и уровень набережной повышать «можно и нужно», и сваи забивать «нет возражений», хотя «вдавливать лучше», и вообще «задачи в проекте ставились с точки зрения развития туризма, а не с точки зрения фасадов».

Михаил Селянцев, кроме того, отметил, что рабочую документацию проекта его учреждение не согласовывало.

Выступление Михаила Селянцева вызвало шум, присутствующие архитекторы стали спорить с ним буквально с места.

«Кто у вас архитектор? Нужен архитектор набережной, нужны архитектурные фасады, нужны разрезы!», - призывала Илью Филиппова председатель областного отделения ВООПИиК Ирина Голубева, но Филиппов не реагировал на ее вопросы.

Остановились на том, что Петр Слепченко потребовал от Ильи Филиппова к следующему заседанию градсовета (оно состоится 29 мая) сделать несколько визуализаций новой набережной. И тогда вопрос будет рассмотрен снова.

«Если мы увидим, что «беда-беда», то работы будут остановлены немедленно», - пообещал в тот момент еще глава городской администрации.

«Эти работы проектом не предусмотрены»

При выходе на набережную реки Великой в Пскове директор псковского филиала ООО «СтройГрад» Илья Филиппов (слева) и глава администрации Пскова Пётр Слепченко (в центре) получили фотодоказательства массового уничтожения лип регулярной посадки начала 1960-х годов. Фото: Владислав Липунов, Псковское Агентство Информации.
Дошел разговор и до вырубки деревьев.

«Мы утверждаем, что тополя на набережной Великой росли только у Ольгинского моста до улицы Профсоюзной, – сказал Лев Шлосберг. – Всё, что указано в проекте от улицы Профсоюзной до Покровской башни как тополя, – это на самом деле липы и самосевные клёны. Мы подозреваем, что перечетная ведомость деревьев была сделана дистанционно».

«Мне пока никто ни одного документа не представил», – ответил Пётр Слепченко. По его мнению, утверждения о неправомерности спила деревьев не должны быть голословными.

«Я готов представить документы!» - поднялся с места культуролог Юрий Стрекаловский, который на пресс-конференции неделю назад сообщил о продолжении работ экскаватора на склоне Покровского бастиона, и за два дня до градсовета собравший несколько десятков человек для прогулки по набережной Великой, в процессе которой все могли убедиться, что спилены были в основном именно вязы, липы и клены.

И тут слово взял вставший с места директор ЗАО «ПсковТИСИз» («Псковский трест инженерных изысканий») Петр Хомич. Выяснилось, что это его сотрудники выполнили топографическую съемку местности для проекта реконструкции, по которому потом была составлена та самая перечетная ведомость, во исполнение которой спилили минимум 118 деревьев на набережной.

Пётр Хомич утверждал, что работы были проведены правильно: «Все деревья нанесли, указали породы и высоту. Вопросы нужно было задавать на стадии проекта».

Сдав без боя Покровский бастион и уволив стрелочника-прораба, руководители реконструкции набережной никак не хотели признаться в том, что и дендроплан был в основе своей ложный.

Петр Хомич заявил, что его специалисты определили деревья по породе, но не оценивали их как сухостой или самосев и тем более не приговаривали к спилу.

Это делали уже проектировщики «СибЭкоСистемы».

Археолог Инга Лабутина напомнила, что по проекту нет заключения о его влиянии на состояние памятников культуры, в первую очередь крепостную стену Окольного города: «Нужна не только оценка археологов, нужна оценка архитекторов-реставраторов. Предусмотрены ли в проекте средства для оценки влияния проекта на крепостные стены и башни?».

«Эти работы проектом не предусмотрены», - ответил Илья Филиппов.

И тут в разговор вмешалась Наталья Трунова и совершенно откровенно сказала: «Или мы играем в эту игру или не играем. Сейчас есть средства минспорттуризма. И они не могут быть потрачены на реставрацию памятников. Давайте ждать отдельную федеральную целевую программу по реставрации памятников Пскова, но я думаю, что ее не будет».

Инга Лабутина расстроено прокомментировала: «Только начинают реализовываться большие планы, и на первых же шагах делаются большие ошибки. Значит, из других средств должна проводиться историко-культурная экспертиза. Были бы первые достижения – были бы первые поводы для гордости, но пока начинаем с ошибок».

Буквально перед этим моментом, ожидая очередного ответа от Ильи Филиппова, который искал, но никак не мог найти нужный файл, Пётр Слепченко и скажет в микрофон: «Я начинаю тихо сатанеть». Хорошее начало для стихотворения.

Но, несмотря на заявление главы градсовета, никакого буйства и неистовства в зале не наблюдалось. Никто не бесился и на стену не лез.

«Один формально не заказал, другой формально не сделал»

Архитектор-реставратор Андрей Лебедев (слева) доказывал главе администрации Пскова Пётру Слепченко, что существующая набережная Великой в Пскове должна быть капитально отремонтирована без поднятия ее уровня, а использование буронабивных свай рядом с крепостной стеной недопустимо и приведет к ее разрушению. Фото: Владислав Липунов, Псковское Агентство Информации.
На стену полезли, но только на следующий день, когда многие участники градостроительного совета встретятся за крепостной стеной окольного города в районе Покровской башни.

У подножия изрытого Покровского бастиона соберется человек тридцать – чиновников, строителей, архитекторов, журналистов…

Необходимость такого «выхода на местность» стала очевидна в результате четырехчасового заседания градостроительного совета. Оппоненты настаивали на своей правоте. Никто не хотел уступать.

На следующий день, 18 мая 2012 года, стоя неподалеку от двух уцелевших вязов и одного ясеня (обозначенных на дендроплане как тополя), Пётр Хомич был уже не столь категоричен.

«Возможны какие-то ошибки, – говорил он миролюбиво. – Зимой без листьев было сложно определить, какие это были деревья. Тем более что мы не специалисты. А зимой даже специалист не определит».

«Врёт», – раздался откуда-то из-за спины женский голос.

«Я обвинен в том, что я не делал, – продолжал оправдываться Пётр Хомич. – По техническому заданию нам не требовалось ничего определять. Наименования деревьев на дендроплане были обозначены по устной просьбе».

Таким образом, спустя неделю после того как разразился скандал, выяснилось: таксация деревьев (всесторонняя оценка, в том числе с определением пород и размеров насаждений) в смету не входила. Была лишь устная просьба от Маргариты Дёминой. Ее просьбу уважили, но предупредили, что специалистов-дендрологов в штате «ПсковТИСИз» нет. Но Маргарите Дёминой и этого было достаточно.

В результате руководитель псковского «Зеленхоза» Михаил Шараев подтвердил то, что целую неделю говорили критики проекта реконструкции: список пород деревьев – сплошная ошибка. 70% пород деревьев в дендроплане указаны неверно.

Выслушав дискуссию, которую вели у подножия Покровского бастиона Пётр Хомич и Лев Шлосберг, Пётр Слепченко сделал вывод: «То есть один формально не заказал, другой формально не сделал, а третий формально не проконтролировал. В результате вырублены деревья не тех пород».

Таким образом, вроде бы, никто не виноват. «Была задача – расчистить, – тут же заступился за исполнителей Пётр Слепченко. – Они и расчистили. Теперь надо вносить изменения в дендроплан».

Спустя полчаса, стоя на набережной неподалеку от бывшей ТЭЦ, будет сказано: «Больше никаких работ по вырубке деревьев на набережной производиться не будет».

Эти слова торжественно произнесет глава администрации города. Далее последует пояснение: «Принято решение в течение недели внести корректировки в дендроплан и выполнить подсадки деревьев. Они должны быть достаточного возраста. Не прутики и веточки, а 20-сантиметрового диаметра. Такая возможность есть. Насколько возможно, ситуацию исправим».

Но пройдет ровно пять минут, и когда участники прибрежного совещания дойдут до спуска в районе улицы Профсоюзной, специалисты порекомендуют Петру Слепченко спилить большие тополя на аллее, идущей в сторону Ольгинского моста.

«Я же только что пообещал, что больше никаких работ по вырубке деревьев на набережной производиться не будет», – с досадой скажет Пётр Слепченко. «Надо», – ответят ему. «Ну что, будем пилить?», – задаст вопрос глава администрации. – «Будем», – донесется в ответ.

Похоже, таким вот нехитрым образом и решаются многие вопросы городского масштаба в Пскове. Пришли, увидели, спилили. В крайнем случае, потом начнется работа над ошибками. Если на эти ошибки укажет кто-нибудь со стороны.

К общему мнению участники прогулки по набережной не пришли, но во избежание непоправимых потерь, Пётр Слепченко решил основные работы по обустройству пристани приостановить, о чем Илье Филиппову было вручено представление прямо на берегу. До тех пор, пока члены градсовета не увидят визуализацию проекта. Это должно произойти 29 мая.

Пётр Слепченко спросил Наталью Трунову: «Нельзя ли перенести часть работ на следующий год – раз в этом году не успеваем освоить деньги?»

«Нельзя», – решительно ответила Наталья Трунова. – «А если написать гарантийные письма?». – «Нельзя! Мы и так тратим сейчас деньги 2011 года. Так что никакие гарантийные письма не помогут. По бюджетному законодательству неизрасходованные деньги должны будут в конце финансового года отправлены обратно в Москву. И в Псков они больше уже не вернутся».

Очевидно, что в 2012 году будет сделано все возможное, чтобы израсходовать всё, что можно.

Алексей СЕМЁНОВ, Константин МИНАЕВ

 

1 См.: Л. Шлосберг. Чужие берега // «ПГ», № 19 (591) от 16-22 мая 2012 г.

2 Полный текст обращения участников рабочего совещания см. в этом выпуске «Псковской губернии» на стр. 5: «Неприемлем к реализации».

3 См.: Е. Ширяева. Момент истины // «ПГ», № 20 (389) от 21-27 мая 2008 г.; Е. Ширяева. Уго[а]дили // «ПГ», № 22 (391) от 4-10 июня 2008 г.; Л. Шлосберг. С особым цинизмом // «ПГ», № 42 (411) от 22-28 октября 2008 г.

4 См. в этом выпуске: Д. Камалягин. Можно выйти?

5 См.: И. Голубева. Заложники хаоса // «ПГ», № 11 (533) от 23-29 марта 2011 г.; К. Минаев. Лукавые комплексы. Часть первая // «ПГ», № 15 (537) от 20-26 апреля 2011 г.; К. Минаев. Терпенье суеты. Часть вторая // «ПГ», № 26 (548) от 6-12 июля 2011 г.; И. Голубева, Ю. Селиверстов. Заказ на Псков // «ПГ», № 28 (550) от 20-26 июля 2011 г.; Троянский конь в Пскове. Лидеры общественных организаций губернатору Андрею Турчаку: «Считаем недопустимым утверждение проекта зон охраны, выполняемого НКО «Фонд ИПУРГ» // «ПГ», № 35 (557) от 14-20 сентября 2011 г.; И. Голубева. Коррупция и культура // «ПГ», № 40 (562) от 19-25 октября 2011 г.

6 См.: Л. Шлосберг. Чужие берега // «ПГ», № 19 (591) от 16-22 мая 2012 г.

7 См.: А. Семёнов. «Бульдозерная» выставка // «ПГ», № 19 (591) от 16-22 мая 2012 г.

8 Полный текст замечаний генерального директора института «Псковводпроект» Михаила Холмского на проектную документацию по реконструкции набережной реки Великой в Пскове, выполненную ООО «СибЭкоСистема», см. в этом выпуске «Псковской губернии»: «Снова придёт в исходное состояние».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3562
Оценок:  24
Средний балл:  9.2