Статья опубликована в №20 (592) от 23 мая-29 мая 2012
Общество

Сословие и власть

Приезд в Псков директора Института региональной прессы Анны Шароградской позволил собрать за одним столом ведущих журналистов и обсудить общение медиа и власти
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 23 мая 2012, 00:00

Приезд в Псков директора Института региональной прессы Анны Шароградской позволил собрать за одним столом ведущих журналистов и обсудить общение медиа и власти

Предыдущий приезд в Псков директора Института региональной прессы был связан с историей об «анафеме», объявленной журналисту Олегу Дементьеву [ 1 ]. Тогда, в августе 2009 года, в Городском культурном центре состоялся однодневный семинар «Свобода прессы и РПЦ».

На этот раз, в мае 2012 года, Анна Шароградская [ 2 ] прочитала лекцию студентам журналистского отделения ПсковГУ о журналисткой этике. Кроме того, для ведущих псковских журналистов был организован «круглый стол».

«Свобода сатирических выступлений»

Директор Института региональной прессы Анна Аркадьевна Шароградская. Псков, 16 мая 2012 года. Фото: Алексей Семенов
По случайному совпадению, приезду Анны Шароградской предшествовал небольшой публичный скандал, разразившийся из-за нескольких публикаций Псковской ленты новостей (ПЛН).

Это информационное агентство недавно опубликовало две статьи Алексея Голубева: «Тайная сессия, или Публичная дуля» и «ДУМовые на хозяйстве», посвященные бурной деятельности депутатов Псковской городской Думы.

В ответ начальник отдела по информационно-аналитической работе и связям с общественностью городской Думы Анна Удовенко написала рассерженное письмо редактору ПЛН Александру Савенко. Он это письмо опубликовал.

В результате все желающие могли узнать, что Анна Удовенко почему-то решила связаться с общественностью с помощью плохо скрытых угроз.

В частности, она написала: «Учитывая, что такие высказывания допускались изданием неоднократно, может идти речь не только о публичном извинении, компенсации причиненного вреда, но и рассмотрении вопроса об отзыве лицензии на деятельность средства массовой информации».

Кроме того, начальник отдела по информационно-аналитической работе и связям с общественностью представительного органа местного самоуправления всерьез утверждала, что «СМИ не относятся к органам, которые имеют право давать оценки соответствия действий депутатов нормам закона».

Не удержалась Анна Удовенко в своем письме и от советов. «Стоило бы также поискать квалифицированного в вопросах местного самоуправления автора, чем Алексей Голубев», – написала она.

Устроители «круглого стола» заранее переслали статьи ПЛН и открытую переписку Анне Шароградской в Петербург. Так что когда она приехала в псковский Северо-Западный центр социологии и маркетинга (там проходил «круглый стол»), то эта странная история Анне Аркадьевне была уже хорошо знакома.

Никто из заинтересованных лиц от встречи не уклонился. За круглый стол сели и Анна Удовенко, и Алексей Голубев.

Первым делом Анна Удовенко поспешила заверить, что «угроз в письме нет, там просто выражение позиции».

Позднее я спросил г-жу Удовенко: «Вы всерьез думаете, что прозрачный намек о лишении лицензии СМИ угрозой не является?». – «Да, не является», – уверенно ответила Анна Удовенко.

Участие в «круглом столе» начальника отдела по информационно-аналитической работе и связям с общественностью городской Думы очень оживило встречу. Почти каждое ее замечание встречалось дружным смехом. Причем смеялись все, независимо от направленности СМИ.

Самый громкий взрыв смеха произошел тогда, когда Анна Удовенко, упрекая журналистов, произнесла: «Они стараются писать так, чтобы было интересно читателю».

Призывая к ответственности, Анна Удовенко провозгласила: «Журналисты – это четвертая власть».

«Нет, – ответила Анна Шароградская. – Строго говоря, это переводится как «четвертое сословие». Есть низшее сословие – третье, а есть ниже низшего – четвертое. Но выгодно переводить как «четвертая власть»».

«Ну, хорошо, – великодушно согласилась Анна Удовенко. – В таком случае, журналисты занимаются формированием общественного мнения».

«Нет, – снова не согласилась Анна Шароградская. – Формирование общественного мнения называется пропагандой».

Похоже, в этот день Анна Удовенко как нарочно подбирала самые уязвимые фразы.

Для того чтобы путаницы было меньше, Анна Шароградская раздала всем «Декларацию о свободе политической дискуссии в СМИ».

Когда мы подводили итог двухчасовой дискуссии, я предложил Анне Удовенко обратить внимание главы города Пскова Ивана Цецерского на пункт пятый этой декларации – «Свобода сатирических выступлений». В этом пункте всего несколько строк, зато каких!

«Юмор и сатира, охраняемые ст. 10 Конвенции, допускают высокую степень преувеличения, даже провокации, при условии, что общество не вводится в заблуждение относительно фактической стороны дела».

Оценивая публикации Алексея Голубева, рискну сказать, что он в своих статьях был сдержан и высокой степени преувеличения избежал. Но это все равно не уберегло его от нападок.

«Новых людей во власти нужно образовывать»

На следующий день после «круглого стола» Анна Шароградская ответила на вопросы «Псковской губернии».

- Анна Аркадьевна, как противостоять естественному желанию властей придушить свободу слова? Часто у властей рука непроизвольно тянется к удавке.

- Мне кажется, все зависит от того, насколько власть уже устоялась. Новых людей во власти нужно образовывать. Это практически то, что журналисты делали вчера на обсуждении. Надо объяснять власти – что она может и что она не имеет право делать. Часто они об этом даже не подозревают. Даже если финансирование прессы происходит из бюджета, это вовсе не значит, что надо автоматически следовать тому, что власти говорят.

- Вчера прозвучала замечательная фраза в качестве обвинения прессе: «Они стараются писать так, чтобы было интересно читателю».

- Да, это было восхитительно. Безусловно, власти должны понять, что пресса может выбирать – как писать. При этом мы должны знать, что пресса не должна лгать. Очень часто пресс-службы правил игры не знают. Отсюда и убежденность, что всем руководит не мэр и не губернатор, а руководит их пресс-служба. Когда одному из наших бывших губернаторов позвонили, трубку сняла его пресс-секретарь. На вопрос: «Будет ли губернатор на таком-то мероприятии?», пресс-секретарь ответила: «Я еще не решила».

- При этом похожие претензии можно часто предъявить и прессе. Журналисты обожают это понятие – «четвертая власть». У вас есть совершенно четкое мнение на этот счет.

- У меня не мнение. Я просто люблю, когда название соответствует функциям.

- Часто журналисты вполне либеральных взглядов совершенно искренне уверены, что их функция – формировать общественное мнение.

- Я думаю, что, пытаясь изменить систему, мы качественно не изменили журналистское образование. Те же самые люди, которые были убеждены, что коммунистическая пропаганда – это их сверхзадача, продолжают преподавать и писать учебники.

- Что еще мешает нашей прессе?

- Неумение привлекать рекламу препятствует развитию свободной прессы. Мне это очень легко объяснять западным людям. Я поднимаю перед ними газету с хорошими статьями и говорю, что она может рухнуть в одночасье, если исчезнет последняя страница, на которую никто не обращает внимание. На ней – факел «ГАЗПРОМа». Нужна реклама из разных источников.

«Я это называю рабской психологией»

- Анна Аркадьевна, должен ли журналист бороться?

- Я не люблю слово «бороться». Борьба за мир, борьба за светлое будущее наших детей… Этот агрессивный элемент мне не нравится, потому что слово обесценивается. Журналист должен отстаивать свои профессиональные права. И тогда, когда он создает свой материал, и в разговоре с редактором.

- Как вы относитесь к такому понятию как «оппозиционная пресса»?

- Это вполне допустимо, когда речь идет о партийной прессе. Та же «Лимонка», когда она еще выходила, была оппозиционной газетой. Пусть оппозиционная пресса будет. Но я не из тех людей, кто подписывается на оппозиционную партийную прессу.

- В таком случае, те, кто там работают – журналисты?

- Они могут быть публицисты, они могут быть журналисты, они могут быть функционеры с талантливым пером (у Ленина были неплохие острые статьи), но, безусловно, – это не журналистика для общества. «Новая газета», которую я всегда читаю, меня страшно раздражает своей партийностью. Я не вижу там других точек зрения. И хотя я в качестве эксперта защищала эту газету в Союзе журналистов, она продолжает меня раздражать.

- А что это была за экспертиза?

- Разбирался вопрос о том, поддерживал или не поддерживал ныне покойный патриарх чеченскую войну. «Новая газета» утверждала, что поддерживал. А один из братьев Якеменко подал жалобу. Я представила убедительные доказательства того, что поддерживал. Тогда Якеменко разразился словами о том, что всё это нападки нехристей… Если бы «Новая газета» допустила на свои страницы другие мнения, она могла бы стать качественной газетой, которой можно полностью доверять.

- Но у таких изданий есть свой контраргумент: существует Первый канал, Второй канал и множество других каналов, транслирующих противоположную точку зрения.

- Если я выбираю какую-то одну газету, то я хотела бы видеть объемный взгляд на то, что происходит в обществе, а не узкий взгляд с одной позиции. Но я не откажусь от чтения «Новой газеты» и буду продолжать читать ее постоянно.

- А как на этом фоне выглядит региональная пресса?

- Она существует без фона. Для многих людей, живущих в регионах, никакой другой прессы, кроме своей, нет. Когда-то Леонид Кучма сказал: «Свобода слова у нас есть. А свободы прессы нет». Сегодня в России в принципе можно сказать почти все.

- Но это будет последнее слово.

- Что-то в этом роде. Существует высокая степень конформизма. Люди убеждены, что, получая от власти какие-то деньги, они обязаны не кусать руку дающего. Эта старая истина о том, что руку дающего не кусают. Но это как раз то, о чем вчера говорила Наталья Никифорова: это, по сути дела, наши деньги. Просто они лежат в другом кармане. Но это не учитывается. Считается, что власти – благодетели. Я это называю резко – рабской психологией. Но есть еще другая вещь – наше вопиющее невежество. Я вчера читала лекцию. Одна толковая девочка (я это поняла по другим вопросам) не знала – кто такая Анна Политковская.

В воспоминаниях Марины Цветаевой говорится, что она в детстве не знала, кто такой Наполеон. «Ты не знаешь, что такое Наполеон?», – удивилась ее мама. – «Нет, мне никто не сказал». – «Да ведь это же – в воздухе носится!»

Вот и имя Политковской носится в воздухе. В Америке, где очень часто вообще ничего не знают про свою страну, людям известно, кто такая Политковская. По крайней мере, на университетском уровне.

Наши дети газет не читают, телевизор не смотрят. В других странах детей учат потреблять прессу общественно-политической тематики.

А пожилые люди у нас, к сожалению, привыкли доверять любому печатному слову. И это не искоренить. Если они видят что-то на экране, то тоже подвоха не чувствуют.

У нас начисто отсутствует анализ.

Если мы получаем одну газету, то видим только одну точку зрения. Нет даже мысли о том, что кто-то это представляет по-другому…

Но я знаю несколько свободных очагов. Один из самых теплых – «Алта-пресс»… Там, на Алтае, превосходная редакция. Я в ней не один раз была. У них своя типография, они создали свою школу журналистики, они могут приглашать к себе лучших экспертов – и наших, и западных. Когда их губернатор пытался давить на СМИ, они ему этого делать не позволили. Но это не единственное место в России. Было время, когда газета «Премьер» в Вологде отличалась тем же.

Если бы по всей России были такие газеты, то жизнь изменилась бы к лучшему.

Но наблюдается и обратное движение, когда частные газеты начинают сдавать свои позиции и идти под власть. Это, в какой-то степени, связано с тем, что власть поумнела. Во-первых, она стала приглашать не самых худших журналистов к себе в пресс-службу, тем самым деморализовав прессу. Во-вторых, журналистов перекупают льготами. Кроме того, еще более щедро, чем раньше, власть распределяет деньги для СМИ. Довольно часто мы не знаем, кто реальный владелец СМИ. Как я могу, не зная, кто реальный владелец этого издания, ему доверять?

- А что вы можете сказать о псковской прессе?

- Я ведь не просто так сюда приехала. Я приехала сюда потому, что вижу те же достижения и в вашей газете, и в том, что вы писали в прежних изданиях. Я вижу в Пскове очень хорошую базу. Для города это очень важно. Я думаю, что люди в вашем городе это тоже ценят.

На первый же окрик пресс-службы псковские журналисты призвали власть к разговору, причем сделали это очень доброжелательно. Мне это позволяет думать, что едва ли в ближайшем будущем со стороны власти произойдет что-то подобное. Это хороший сигнал и другим пресс-службам.

Для того чтобы власть не давила на прессу, а пресса не сжималась в ожидании удара, мне думается, вам надо просвещать власть, рассказывая ей то, что она может, а что не может. Должен быть комплексный подход по просвещению власти.

Кроме того, важна подотчетность власти. Представители власти должны отвечать на вопросы. Хотят они того или нет. Они должны находить время. Если в других странах власть ищет прессу и старается ей все рассказать, а пресса капризничает и отвечает, что это нашему читателю не интересно, то наши власти думают, что пресса должна воспроизводить всё, что они произнесли и выдохнули. Или даже расцветить и показать в наилучшем виде.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: М. Киселев. Монастырское проклятие // «ПГ», № 32 (453) от 26 августа – 1 сентября 2009 г.; М. Киселев. Ядерное православие // «ПГ», № 37 (458) от 30 сентября – 7 октября 2009 г.; М. Киселев. Анафему отдали под суд // «ПГ», № 46 (467) от 2-8 декабря 2009 г.

2 Анна Аркадьевна Шароградская – директор Института региональной прессы, ведущая международных образовательных программ для журналистов. Член международного попечительского совета ВМС (Балтийский Медиа Центр, Дания), Совета Центра Гражданских Инициатив (США), член редколлегии журнала «Journalism» (Великобритания). В январе 1989 года впервые приглашена читать лекции студентам и преподавателям Университета штата Индиана (Блумингтон, Индиана, США). С тех пор и по настоящее время – ежегодно приглашаемый преподаватель (visiting professor) Летней Школы факультета славянских и восточно-европейских языков и литературы в указанном университете. Вела семинары в России, Голландии, Латвии, Украине. Автор около ста публикаций в России и за рубежом на темы профессиональной этики журналиста, освещения этнического многообразия, избирательных кампаний, образования журналистов.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3340
Оценок:  8
Средний балл:  10