Статья опубликована в №21 (593) от 30 мая-05 мая 2012
Общество

Священный дурман

Союз радикального ислама и радикального православия стремится к уничтожению светского государства в России
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 мая 2012, 00:00

Союз радикального ислама и радикального православия стремится к уничтожению светского государства в России

Какое место церковь должна занимать в обществе? У таких людей, как протоиерей Всеволод Чаплин, ответ давно готов. «Церковь только начинает движение к своему полноценному месту в жизни общества, – заявил он, выступая в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. – Это не может не быть место, которое не является центральным».

«Голос Бога в политике и экономике»

Гейдар Джемаль: «Исламский мир должен выступить в третьей мировой войне на стороне России…»
По мнению официального представителя РПЦ, «Церковь не может не занимать в обществе такой позиции, которая означала бы право говорить как власть имущая во всех областях общественной жизни, исполняя пророческую роль не просто народной совести – у нас много людей, претендующих на народную совесть, – а голоса Бога в политике, экономике, в любых общественных процессах, в частной жизни людей, в их семейной жизни».

Голос Бога в политике и экономике – это сильно сказано. Сильно, но не ново.

В средневековье и более ранние времена на Бога или богов ссылались постоянно. Чуть что – все претензии к Всевышнему.

В ХХ веке постарались Божий дар с яичницей больше не смешивать, но, видимо, не очень получилось.

Быть в центре внимания и в центре принятия решений хотят не только руководители РПЦ. Примерно о том же самом мечтают и многие представители ислама.

Иногда, правда, центр внимания одновременно является и центром скандала, как в том случае, когда на якобы религиозную тему высказался в эфире «Рен-ТВ» адвокат Дагир Хасавов: «Вы считаете, что мы приходим куда-то в чужое место, а мы считаем, что мы у себя дома. Возможно, вы чужие, а мы у себя дома. И мы будем устанавливать те правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет. Любые попытки изменить это обольются кровью – тут будет второе мертвое озеро. Мы зальем город кровью».

Разговор шел о введении по всей России, а позднее и по всему миру судов шариата. [ 1 ] Не для всех, конечно, а только для мусульман.

Так как мусульмане живут всюду, то шариат не для всех, но везде.

Для этого выпускник Высшей школы МВД им. Дзержинского Дагир Хасавов планирует принять участие в создании некоего «Мусульманского союза».

После заявления «Рен-ТВ» адвокату на некоторое время пришлось исчезнуть. Теперь он снова дал о себе знать, выступив с заявлением. «Из меня попытались «слепить» образ врага России, навесив ярлык религиозного экстремиста, – сказал Дагир Хасавов откуда-то из временного подполья.

Оттуда же он сделал миролюбивое предложение: «Давайте же теперь, когда первая, эмоциональная оценка случившегося должна уступить место трезвому анализу, подумаем, на чем основываются такие заявления и утверждения, а также зададимся вопросом – есть ли хоть доля истины в бездоказательных обвинениях в мой адрес».

Дагир Хасавов считает, что телевизионный сюжет с его участием – масштабная и продуманная провокация «против одного из самых успешных российских адвокатов».

При этом г-н Хасавов не скрывает, что в России уже сейчас существует параллельное судопроизводство.

«Как я выяснил в результате исследования этого вопроса, в том числе и выехав в российские регионы, – сообщает он на своем сайте, – в стране действительно существует параллельное, никем не контролируемое судопроизводство. Шариатские суды эти не инкорпорированы в действующую судебную систему и, соответственно, действуют подпольно. Кстати говоря, во многих телевизионных сюжетах имамы и не отрицают факта наличия подобных судов, но выступают против их легализации».

Таким образом, вся вина Хасавова, вроде бы, сводится к тому, что он выступил за легализацию того, что уже существует. Он уверяет, что не нарушает закона. Он всего лишь хочет закон поменять.

И здесь за адвоката, взяв на себя адвокатские функции, заступился все тот же председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин. И это – не частное мнение г-на Чаплина: «Утверждение, что религия должна быть частным делом, по определению тоталитарно и далеко от понимания реальности современного мира, в котором религия все чаще является главной основой общественных процессов», – заявил Всеволод Чаплин.

Религия в России постепенно переходит от частного к общему. Границы влияния расширяются. Но чем шире границы, тем больше сопротивление.

«Это новый религиозный большевизм»

Всеволод Чаплин: «Не стоит ограничивать исламскую общину в возможности жить по своим правилам».
В новых обстоятельствах любопытно взглянуть на исторический союз радикального ислама и радикального православия.

Идея стратегического союза ислама и православия «в рамках антизападного проекта» вынашивается давно. Важным этапом на этом пути является клерикализация [ 2 ] российского общества.

Правда, один из идеологов заключения стратегического союза ислама и православия Гейдар Джемаль выступает против употребления самого термина клерикаризация. Он предпочитает более нейтральное слово «религиозность». «Клерикализм – узурпация религиозных ценностей, – считает Джемаль. – А религия на самом деле – тайное, внутреннее понимание свободного человека. Религиозность исключает клерикализм».

Тем не менее, Гейдар Джемаль последовательно во многих своих публикациях проводит идею политизации религии. И здесь без главенствующей роли духовенства в жизни общества все же не обойтись.

В этом Джемаль тесно смыкается с одним из своих единомышленников – Александром Прохановым.

В беседе с Прохановым под названием «Огненный ислам» Джемаль еще в 2001 году провозгласил, что «сегодня ислам в России и за ее пределами – это партийная идеология в условиях тотальной поляризации мира. Это новый реальный большевизм, религиозный».

На этой большевистской платформе в значительной степени основывается понятие «политический ислам».

Нечто похожее видят в своей религии сторонники «политического православия», которое пропагандируется усилиями таких людей, как Проханов.

В итоге создается союз креста и полумесяца. Но без прямого влияния на судебную власть подобный союз выглядел бы ущербным.

Так что нет ничего удивительного, что адвокат Дагир Хасавов (помощник члена комитета Совета Федерации по социальной политике и здравоохранению Валентины Петренко), наконец, проговорился.

Управляющий партнер московского адвокатского бюро «Дагир Хасавов и партнеры – Драконта», адвокат Хасавов умеет выбирать выражения.

С 2010 года он имел постоянный доступ к центральным каналам телевидения, прежде всего – к Первому каналу. Для него общение с телевизионным журналистом – обычное дело. Поэтому наивно думать, что его сбили с толку и он вдруг растерялся, после чего на телевизионную камеру сказал совсем не то, что думал.

Наоборот, он произнес то, что думал, но о чем следовало бы еще немного помолчать.

В то же время, это была хорошая проверка. Как отреагирует общество?

Теперь говорят, что Дагира Хасавова неправильно поняли. Но любой может пересмотреть тот скандальный сюжет по «Рен-ТВ» и убедиться, что никак иначе его слова интерпретировать невозможно. Разве что перед началом интервью он сказал, что будет шутить от имени усопших бен Ладена или Шамиля Басаева. После чего «преамбулу» вырезали, а все остальное оставили.

Если же Дагир Хасавов высказывался серьезно и от своего имени, то его поняли правильно.

Когда телевизионный сюжет вышел в эфир и разразился скандал, адвокат Хасавов был вынужден дать пояснения. В интервью «Русской службе новостей» он уточнил, что его спровоцировал журналист.

«Я хотел сказать, что мы не чужие, мы у себя дома, такие же, как и вы. Попытки навязывать нам чужой образ жизни закончатся этим. Мы не будем ничего делать, если нас не будут трогать. Но если нас тронут, мы ответим», – сказал сторонник введения в России шариатских судов.

Пока Дагир Хасавов оправдывался, протоиерей Всеволод Чаплин успел дать той же «Русской службе новостей» свой комментарий, который многих почему-то удивил.

Председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московского патриархата с пониманием отнесся к идее введения в России судов шариата.

«Не стоит ограничивать исламскую общину в возможности жить по своим правилам, – заявил он миролюбиво. – Именно такой путь, я думаю, актуален в будущем и для России, и для Западной Европы. Но очевидно, что нельзя навязывать эти правила другим вне своей общины»,

Иначе говоря, «делайте, что хотите, только нас не трогайте».

Зря многие удивлялись. Чаплин, как и ранее Хасавов, озвучил то, что обсуждается в их кругах давно и всерьез. Суть этих обсуждений в том, что Россия постепенно перестает быть светским государством. Сторонники подобных идей считают, что рано или поздно общество созреет для того, чтобы юридически это закрепить.

И здесь наиболее громкие слова (хором) должны произнести руководители РПЦ и российских мусульман.

Правда, время еще не пришло.

«У человека не может быть иного отечества, кроме его религии»

Дагир Хасалов: «В стране действительно существует параллельное, никем не контролируемое судопроизводство».
Особое место во всей этой конфигурации занимает российский идеолог так называемого политического ислама Гейдар Джемаль. Его связи с русскими православными ультранационалистами довольно давние. В конце 1980-х Джемаль даже входил в общество «Память» [ 3 ]. Более того, находился там в центральном совете. Позднее его из «Памяти» исключили, но нельзя сказать, что он оказался там случайно.

Джемаль так же, как еще один «евразиец», а позднее – один из основателей национал-большевистской партии Александр Дугин, с конца семидесятых годов входил в кружок Евгения Головина «Чёрный орден SS», проповедовавший евразийство вперемешку с неофашизмом.

Когда в Иране к власти пришел аятолла Хомейни, активист подпольного всесоюзного исламского движения Гейдар Джемаль в равной степени вдохновлялся подвигами неофашистов и «стражей исламской революции».

Постепенно Джемаль превратился в исламского марксиста. А антисионистом он был всегда.

В постсоветское время Джемаль оформит свои пестрые взгляды в одно целое и в 1999 году на православно-исламской конференции в Санкт-Петербурге выдвинет тезис «о возможности стратегического союза ислама и православия в рамках антизападного проекта».

Примерно тогда же, в 1999 году, корреспондент прохановской газеты «Завтра» спросит Гейдара Джемаля: «Не кажется ли вам, что попытка объединить национал-патриотическую «красную» оппозицию и «зеленых» исламских радикалов-фундаменталистов – достаточно утопична?» – «Не более утопична, чем продекларированная Александром Прохановым в начале 90-х годов задача объединить «красных» и «белых» в едином русском национально-освободительном движении, – ответит Джемаль. – Это тоже казалось невыполнимой задачей – собрать под общие знамена непримиримых монархистов, для которых коммунисты – палачи России, участники ритуального убийства царя, и сторонников «красной идеи», для кого Ленин, мавзолей, Октябрьская революция – святыни, служение которым – смысл жизни. Тем не менее, во многом этот проект реализовался, оправдал себя».

В одном из интервью «Эху Москвы» Гейдар Джемаль объяснил: «Шариат – это божественное установление, а законы России придуманы на коленке кучкой депутатов... Если говорить строго, то у человека не может быть иного отечества, кроме его религии, и иного господина, кроме Всевышнего».

В 2001 году он возглавил масштабный «проект взаимодействия политического ислама и западных антиглобалистов». В особенности Гейдар Джемаль активизировался после таранов нью-йоркских небоскребов 11 сентября 2001 года. Талибов он называет российскими союзниками.

Приезжал Гейдар Джемаль и в Псков в октябре 2007 года на российско-немецкий семинар, где обсуждал в конференц-зале «Гелиопарка» будущее отношений России и Европейского Союза.

«России тоже нужен свой Кадыров»

Нет ничего удивительного в том, что когда 27 марта 2012 года сотрудники ФСБ делали обыск в двух московских квартирах Гейдара Джемаля, понятым стал его друг – православный фундаменталист и активный сторонник исламистского движения ХАМАС тележурналист Максим Шевченко. Оба живут неподалеку и дружат, их взгляды на многие вещи совпадают в той же степени, в какой совпадают «политический ислам» и «политическое православие».

А еще один православный «патриот» и мистик Александр Проханов немедленно выступил с заявлением:

«В квартире Гейдара Джемаля, автора газеты «Завтра» и моего друга, был произведён обыск. Ранним утром несколько офицеров ФСБ вошли в квартиру и произвели осмотр рукописей, книг и компьютеров хозяина. Данный обыск, носивший травмирующий характер, широко обсуждается российской общественностью, которая видит в этом давление на исламские круги России.

Гейдар Джемаль – исламский теоретик, мистик, общественный деятель, широко известен в мусульманском мире. И столь грубое, предвзятое с ним обращение наносит вред репутации России как страны, использующей свободу вероисповедания. Мне самому в полной мере довелось испытать на себе давление правоохранительных органов, когда в газете «Завтра» я опубликовал мою беседу с полковником Квачковым, после чего началось уголовное преследование, вызовы в прокуратуру, посещение судов. Должен признаться, что эти хождения дались мне нелегко, надолго выбивали меня из рабочей колеи, мучительно отзывались на духовном состоянии.

Выражая сочувствие моему другу Гейдару Джемалю, надеюсь, что он достойно переживёт упомянутый казус».

Обыск у Джемаля, может быть, и казус, а вот идея «политического ислама» и «политического православия» – точно не казус (лат. casus – случай). Этот союз совсем не случаен.

Сейчас в России предпринимаются очередные попытки объединить усилия в борьбе против Запада и его авангарда – российских либералов.

Иногда на этом пути заключаются очень причудливые союзы. Достаточно вспомнить дружественный визит в 2011 году в Грозный одного из самых заметных лидеров русских неонацистов Дмитрия Дёмушкина. Председатель запрещенного «Славянского Союза» Дёмушкин и его соратник Владимир Максимов приехали в Чечню по приглашению министра по внешним связям, национальной политике, печати и информации Шамсаила Саралиева.

Дёмушкин и чеченские лидеры очень быстро нашли общий язык. Тогда-то Дёмушкин и произнес: «Чем больше я по Чечне езжу и вижу – как здесь обстоят дела, тем больше я считаю, что России тоже нужен свой Кадыров».

Сочетание неограниченной жестокой власти и шальных денег, помноженное на средневековые религиозные традиции – такое желаемое будущее сейчас рисуют сторонники клерикального пути развития России.

Фундаментализм утверждается постепенно.

На нынешнем этапе крайности еще не сошлись. На этом пути пока много противоречий. Шевченко и Проханов поддерживают российские власти, а Джемаль и Дёмушкин выступают против. Но между ними нет пропасти. Более того, они часто взаимодействуют.

Во время поездки в Чечню Дмитрий Дёмушкин пожаловался: «Мои поездки всегда комментировались всеми федеральными информагентствами, очень обстоятельно. Куда бы я ни поехал, в Псков или еще куда, об этом всегда много писали. А сейчас я не могу понять, почему абсолютно все информационные агентства категорически заблокировали мою поездку в Чечню. Казалось бы, что плохого? Лидер русских националистов приехал в республику, объехал ее и не испытал никаких затруднений. Это говорит о том, что здесь есть стабильность».

На чем же основаны взаимные симпатии людей типа Кадырова и Дёмушкина? На активном вмешательстве религии в дела государства. Для Гейдара Джемаля, который поддерживает кадыровскую идею шариатских судов, но не поддерживает лично Кадырова, образец для подражания – Иран.

С 1992 году Джемаль активно сотрудничал с сыном аятоллы Хомейни – Ахмадом Хомейни. Сотрудничество продолжалось вплоть до смерти Хомейни-младшего в 1994 году. Высшие иранские руководители до сих пор часто общаются с Гейдаром Джемалем. По крайней мере, сам Джемаль ссылается на министра иностранных дел Велаяти, спикера иранского парламента Натег-Нури и нескольких лидеров «Корпуса стражей исламской революции».

В идеале в России, по мнению некоторых сторонников «политического ислама» и «политического православия», должны быть созданы корпуса наподобие стражей исламской революции (православные могли бы делегировать в такие корпуса членов Союза православных хоругвеносцев и казаков). Таким представляется будущее России тем, кто считает, что время светского государства истекло.

Хоругвеносцы во главе с Леонидом Симоновичем-Никшичем иногда появляются и в Псковской области (чаще всего – у так называемого Священного холма, вместе с Александром Прохановым). Их выразительный лозунг «Православие или смерть» символизирует последний и решительный бой с нечистью. Но лозунг «Ислам или смерть» тоже не уходит в тень даже в наших широтах.

Не случайно участвовать в священном обряде землеприношения под Изборском с подачи Проханова, по его словам, вызвались представители исламского движения ХАМАС.

«Россия и исламский мир – по одну сторону баррикад»

Остается уточнить – кого же Проханов, Кадыров, Симонович-Никшич и ХАМАС причисляют к нечисти. Впрочем, это уже ясно давно. Они своих планов не скрывают.

Однако сторонники такого рода идей слишком забегают вперед. Иногда у них развязываются языки в самых неподходящих местах. К примеру – на телевидении. И тогда случаются скандалы. После очередного Дагир Хасавов вынужден был спешно покинуть Россию. Он немного опередил время. Занес «карающий меч» с риском сам под него попасть.

Незадолго до скандального интервью «Рен-ТВ» Дагир Хасавов уже высказался на ту же самую тему, только чуть менее выразительно и не столь заметно для общества. Он сказал, что инцидент в храме Христа Спасителя «стал лишним доводом в пользу идеи создания в России духовных судов». Тогда же он объявил, что планирует создать общероссийский правозащитный центр «Мусульманский союз», который займется, в том числе, учреждением в стране так называемых духовных судов (для мусульман – шариатских), имеющих статус третейских. Хасавов сослался на опыт, существовавший в дореволюционной России.

Через некоторое время Хасавов, скорее всего, окончательно вернется в Россию. К тому времени российское общество, подогретое скандалами типа «панк-молебна», возможно, отнесется к идее введения шариатских судов менее враждебно.

А пока что председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль вынужден был примирительно произнести: «Возможно, есть какое-то недопонимание. Не думаю, что Дагир Хасавов мог в такой форме это сделать, он очень вменяемый человек. А это – провокационное заявление».

Действительно, заявление провокационное. И вправду, есть какое-то недопонимание.

Рискованная идея «стратегического союза ислама и православия в рамках антизападного проекта» требует обсуждения и осмысления. Но и без этого понятно, что Дагир Хасасавов и Всеволод Чаплин в своих недавних интервью сказали не первое, что пришло им в голову.

Идея религиозно-политического союза хоть и противоречит Российской конституции, но вынашивается давно.

До некоторых пор радикальные исламисты опережали православных. Шариатские суды, уже сейчас полулегально действующие в России, несравнимы по своему влиянию с легальными епархиальными судами РПЦ. Шариатские суды влиятельнее. И это есть предмет здоровой зависти исповедующих «политическое православие».

Едва ли в ближайшее время епархиальные суды начнут оказывать влияние на светскую жизнь. Православные фундаменталисты предпочитают более привычный и мирный путь – влиять на законодательную, исполнительную и судебную власти через общественное мнение и воцерковленных политиков.

И в этом – слабость православных фундаменталистов, учитывая сомнительную репутацию российского правосудия и власти в целом.

До воинственных исламистов «православным фундаменталистам» еще далеко. Постоянный участник телевизионных передач «Первого канала» Гейдар Джемаль однажды заявил: «На путях противостояния этой негативной вечности, перед лицом страшного зияющего Ничто, у нас есть только один световой путь – подниматься вертикально, совершать усилие. Усилие это «джахд», от которого производится слово «джихад»».

В то время, когда террорист Саид Бурятский был еще жив, Гейдар Джемаль, пояснил, что имел в виду: «Дело в том, что Саид Бурятский, да сохранит его Аллах, приобрел статус ведущего идеолога Джихада, а Джихад – это вершина Ислама».

В одной из бесед с Александром Прохановым Джемаль уточнил, в какую сторону и к какой вершине должно быть направлено совместное поступательное движение ислама и православия: «Исламский мир должен выступить в третьей мировой войне на стороне России… Главное в том, что и исламский мир, и Россия должны быть по одну сторону баррикад в борьбе против Запада, против мировой системы, против Атлантизма».

По всей видимости, этот всеобъемлющий «антиатлантизм» прикрывает все грехи фундаменталистов. Им в России прощается всё, в том числе прямые угрозы «залить город кровью».

Правда, спустя месяц после сказанного, в прессу все-таки просочилась информация о том, что уголовное дело по ч. 1 ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации») против Дагира Хасавова все-таки возбуждено. Это случилось тогда, когда он уже давно был за пределами досягаемости. Представитель Главного следственного управления СК РФ по Москве сообщила, что дело возбудили 23 мая, однако у следствия «были основания не предавать этот факт огласке».

Любопытно будет посмотреть, чем же закончится следствие. Но обычно люди, обвиняемые в России в возбуждении ненависти либо вражды, от ответственности уходят.

Безнаказанность – это и есть тот фундамент, на котором возводится «политическая религиозность» в стране, в которой церковь пока еще отделена от государства.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 Шариат (араб. – путь, образ действия) – совокупность правовых, морально-этических и религиозных норм ислама, охватывающая значительную часть жизни мусульманина и провозглашаемая в исламе как «вечное и неизменное» Божественное установление; одна из конфессиональных форм религиозного права.

2 Клерикализм (лат. clericalis — «церковный») – политическое направление, добивающееся первенствующей роли церкви и духовенства в общественной, политической и культурной жизни общества.

3 Национально-Патриотический Фронт «Память» (кратко НПФ «Память», известная также как Общество «Память», с 2009 года РФО Память) – русская праворадикальная, антисемитская организация, проповедующая монархизм, фашизм и православный фундаментализм. В 2010 году с помощью «Памяти» были созданы охранные отряды «Русского марша», являющиеся боевой ячейкой организации. В 2011 году присоединились к коалиции националистических организаций «Русские», возглавляемой Дмитрием Дёмушкиным.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3633
Оценок:  25
Средний балл:  8.4