Статья опубликована в №27 (599) от 11 июля-17 июля 2012
Общество

На волне как на войне

Система оповещения граждан работает в России отлично только тогда, когда надо донести до народа информацию об «агентах госдепа» и о величии Путина
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 11 июля 2012, 00:00

Система оповещения граждан работает в России отлично только тогда, когда надо донести до народа информацию об «агентах госдепа» и о величии Путина

Когда погибшим во время наводнения в Краснодарском крае поставят памятник, то на нем можно будет выбить слова, которые произнес губернатор Александр Ткачёв: «Что, нужно было каждого обойти? Это невозможно». Эти слова губернатор произнес во время встречи с жителями Крымска, города, наиболее пострадавшего от наводнения. «Вы что, встали и ушли бы из дома?» - спросил Александр Ткачёв оставшихся в живых.

Город Крымск Краснодарского края. Наводнение.
Губернатор не сомневался в своих согражданах. Он почему-то твердо знает: не встали бы и не ушли.

В общем, власти предупреждали об опасности, а народ не захотел спасаться.

О том же самом заявила и пресс-секретарь Ткачёва Анна Минькова в эфире «Эха Москвы». Она утверждала, что жители были предупреждены о наводнении, но не захотели покидать свои дома. Короче говоря, самоубийцы.

Монумент со словами «Это невозможно» был бы хорошим памятником, но не погибшим, а тем людям, которые все еще изображают здесь власть.

Система оповещения

Город Крымск Краснодарского края. После наводнения. Фото: Сурен Газарян
Вообще-то, система оповещения работает в России отлично. Но только тогда, когда надо срочно донести до народа жизненно важную информацию об «агентах госдепа», о величии Путина, о лучшей в стране партии – «Единой России». Вот тогда информация доносится отовсюду. Разбудят среди ночи и сообщат.

Но как только пришло время сказать, нет, прокричать о том, что обычным жителям грозит смертельная опасность, раздалось нечто невнятное.

МЧС понадеялось местные власти, а местные власти понадеялись на бегущую строку на местном телевидении.

Учитывая то, что электричество в городе уже было отключено, а многие просто легли спать, бегущая строка в обесточенном телевизоре может отныне считаться символом беспомощной власти.

На чиновничьем языке это звучит как «сделали НЕ ВСЁ возможное». Однако сделали же! Не всё, но сделали. Вот и бумажка соответствующая имеется. Проинформировали. Более того, sms-ки рассылали. Да, они не доходили или доходили частично и не вовремя, прерываясь на самом важном месте, но все-таки рассылались.

Значит, сделано ровно столько, чтобы не попасть под суд и с чистой совестью продолжать свою карьеру дальше.

С таким подходом после каждого нового наводнения совесть должна становиться все чище и чище.

Будет удивительно, если российские власти не воспользуются катастрофой и не постараются наказать «тех, кто сеет панику», то есть оппозицию. Об этом заявляется уже сейчас. Не удалось «закрутить гайки» на конкретном Неберджаевском водохранилище? Что ж, бывает. Зато удастся «закрутить гайки» по всей стране.

Нет сомнений, что здесь система оповещения сработает как надо. Во всяком случае, стране в подробностях показали, как озабоченный и мужественный президент Путин летает на вертолете, катается в машине, совещается в кабинете.

На совещании глава Крымского района Василий Крутько доложил президенту Путину, что после 22.30 власти начали «обход по дворам». То есть до наводнения оставалось еще несколько часов. Их не хватило, чтобы предупредить людей об опасности. По каким дворам они ходили? По каким огородам?

По официальным данным, в списках погибших 172 человека (на момент написания статьи).

По свидетельству очевидцев, жертв наводнения в Крымске может быть в несколько раз больше.

За медицинской помощью обратились 800 человек. 185 из них госпитализированы. Полностью утратили имущество 29 тысяч человек, частично – более 5,5 тысяч. Не подлежат восстановлению около 400 домов, из них 300 – в Крымске.

Вода в ночь на 7 июля затопила более 5 тысяч жилых домов в трех городах (Крымск, Геленджик, Новороссийск). Пострадало много поселков.

Информация о пропавших без вести в СМИ не поступала, и это подогревало слухи.

В самом Краснодарском крае мало кто верит в официальные цифры. Так же, как не поверили после наводнения 2002 года (тогда, по официальным данным, утонули 60 человек). Люди утверждают, что якобы «подтверждена гибель более 1500 человек», утонувших 7 июля 2012 года.

Это слухи, но многие верят именно им, а не официальной информации. И такое недоверие взялось не случайно.

Мигалки с сигнализацией власти включить в России могут – но только для сопровождения чиновничьих кортежей. Когда же пришло время оповещать о стихийном бедствии – сигнализация молчит. Когда пришло время бить во все колокола – власть поджала хвост и притихла.

Система отвращения

Город Крымск Краснодарского края. После наводнения. Фото: ИА «Живая Кубань»
Сама мысль о том, что волна высотой от 3 до 7 метров захлестнула Крымск после того, как власти распорядились открыть шлюзы на водохранилище, могла бы показаться дикой. Но только не в России. Информации о том, что власти «слили» народ, для того чтобы спасти то ли богатые коттеджи, то ли нефтяной терминал, люди поверили охотно, потому что неплохо знают российские порядки.

Когда власти стали слухи о преднамеренном сливе яростно опровергать, то недоверия стало еще больше.

За несколько часов запись в социальной сети, подписанная жительницей Крымска Юлией Антроповой, стала одной из самых популярных. Ее цитировали блогеры, ее цитировали информационные агентства.

Юлия Антропова написала в социальных сетях: «Мой отец как раз в эту ночь дежурил и рассказывает, что ночью срочно собиралась комиссия, где решали, открывать шлюзы Неберджаевского водохранилища или нет. Вопрос стоял в том, что если не откроют, то оно прорвет и вода затопит Новороссийск, а если открыть, то Крымск смоет. И как вы думаете?! Конечно, они открыли шлюзы!!! Но в итоге, ни Новороссийск не спасли, и Крымск утопили!»

Через некоторое время запись была удалена. Как и весь аккаунт Юлии Антроповой «ВКонтакте». Написала об угрозах в свой адрес и исчезла.

И уже было неважно – есть на самом деле Юлия Антропова. Есть ли у нее отец. Есть ли на водохранилище шлюзы. Есть ли вообще Неберджаевское водохранилище.

Кому-то – звучит кощунственно – даже существование города Крымска стало неважно.

Важно другое – российские чиновники снова проявили себя во всей своей неприглядности.

Политическая стихия

Город Крымск Краснодарского края. После наводнения. Фото: Сурен Газарян
В своем ЖЖ эколог Сурен Газарян вскоре после трагедии в Краснодарском крае сделал такую запись: «Я проехал вверх по речкам Баканке и по Неберджаю, насколько смог. Пришел к выводу, что сброс с Неберджаевского водохранилища не мог стать основной причиной паводка, хотя местные жители придерживаются этой версии событий. Поднялись все притоки Адагума, а не только река Неберджай, на которой находится водохранилище».

Это тот самый Сурен Газарян, которого в июне 2012 года Туапсинский районный суд приговорил к трем годам лишения свободы условно за повреждение забора вокруг дачи губернатора Ткачёва.

Газарян, в частности, написал на заборе построенной в заповедной зоне дачи: «Саша – вор!»

Но люди теперь не хотят верить даже Газаряну, которому поддерживать Ткачёва нет никаких оснований.

Нет, с тем что «Саша – вор!» они не спорят. Но в то, что Саша не лжец – поверить не могут. Фантазии не хватает.

Положение попытался исправить глава Росгидромета Александр Фролов. На совещании у президента Владимира Путина он объяснил, откуда взялась семиметровая волна: «За одни сутки в крае выпала треть годовой нормы осадков, и в месте слияния двух рек в наиболее пострадавшем Крымске образовался мощнейший поток воды. В потоки превратились и осадки с соседних горных склонов, потому что почва, увлажненная дождями, перестала впитывать воду».

Путин, по всей видимости, Александру Фролову поверил. Но многие люди по всей стране по-прежнему продолжают считать, что здесь что-то нечисто. Если эта власть может бессовестно по всей стране делать миллионные вбросы бюллетеней, то почему бы ей не сделать в одном отдельно взятом городке сброс воды?

Во время того же совещания у Путина президенту доложили, что в Крымске появились мародеры.

«Мародеров надо привлекать к ответственности в соответствии с законом – жестко», – нахмурил брови Путин.

Это он очень вовремя сказал. Мародеров (от фр. maraudeur – совершающий кражи) в России полно. И не только в Крымске. В России в ХIХ веке таких еще называли «миродёры».

Деньги в России моментально находятся на умопомрачительные проекты, обогащающие ближний круг Путина. Эти люди во главе со своим шефом в центре круга очень похожи на тех «миродёров», только раздувшихся до гигантских размеров.

Для того чтобы мародёрство проходило успешно – необходимо состояние войны.

Под шумок в этой необъявленной войне воруются триллионы. Но если где-то прибывает, то где-то неминуемо должно убывать. Это – закон.

Если где-то вода сливается, значит, где-то она поднимается. И на поверхность время от времени всплывают вещи, которые бы хотелось утаить, но не получается. Водостоки и русла рек не расчищались. Коллекторы для сбора воды забетонировали. Владельцы водохранилищ зарегистрированы в кипрских оффшорах. Банк выделил 20 миллионов долларов в кредит на реконструкцию этого водохранилища, но ремонт произведен не был. Система предупреждения не работала или работала безобразно. Помощь пострадавшим оказывалась не вовремя.

И как теперь доказать, что бедствие на Кубани – не рукотворное?

Город Крымск Краснодарского края. После наводнения. Фото: Сурен Газарян
На головы людей вылилось не только треть годовой нормы осадков, но и треть годовой нормы цинизма и безразличия.

Наслушавшись от народа критики губернатора Александра Ткачёва, глава фракции «Единой России» в Госдуме Андрей Воробьев заявил, что попытки поставить вопрос об отставке Ткачева «имеют лишь одну цель – нажить дешевый политический капитал». Он же сказал: «Считаю, что это недопустимо, некрасиво и даже цинично».

У сына генерал-лейтенанта Юрия Воробьёва, который 16 лет был первым заместителем министра МЧС, своеобразные представления о цинизме.

Вообще-то, цинизм – это вызывающе-пренебрежительное отношение к нормам общественной морали. Разве не таким образом отнеслись к нормам общественной морали те, кто отвечал за безопасность в Краснодарском крае?

Волна воды накрыла Крымск, а потом стала медленно сходить. И здесь оставшихся в живых накрыла новая, бюрократическая волна.

Российское государство в чрезвычайных ситуациях продолжает везти себя чрезвычайно мерзко.

Когда утверждается, что «чиновники администрации раздают компенсацию в 10 000 рублей только взамен за роспись, что человек был предупрежден о надвигающейся стихии», то мало кто в этом сомневается. Всеобщее недоверие подразумевает такой ход мыслей.

Нельзя забывать, что волна накрыла не только Крымск. Много жертв и на дорогах. Но в списках погибших почему-то указаны только жители Крымска, Гелинджика и Новороссийска. Однако свидетельства пострадавших на дорогах не оставляют сомнений, что на трассе Новороссийск-Краснодар в районе схода воды волна перевернула и унесла десятки машин с людьми.

«Когда по телевидению показывают, как нам помогали, – врут, – заявил один из чудом спасшихся на этой трассе. – Ни матрасов, ни одежды, ни даже теплого чая людям не дали. Сидели, закутавшись в школе в половые тряпки – знаете, такие домотканые есть? Учителя поделились. Грязные, оборванные, в этих тряпках люди…»

В Крымске в первый день после наводнения было созданы дополнительные трудности.

«При визите Путина людей не выпускали на улицы, всех загоняли в грязные дома и затопленные дворы», – рассказывают местные жители.

Что ж в этом удивительного? Так бывает всегда, когда Путин путешествует по России. Почему Крымск должен быть исключением?

Всеобщее недоверие ликвидировать значительно сложнее, чем откачать воду с затопленных улиц.

Этим может объяснить и агрессию по отношению к приезжим волонтерам и журналистам, которые якобы «сеют хаос». Ведь Путин же сказал: «Не надо преувеличивать».

Когда погибшим во время наводнения в Краснодарском крае поставят памятник, то на нем вместо слов Александра Ткачёва можно будет выбить слова Путина: «Не надо преувеличивать». Это и есть руководство к действию. Или бездействию.

* * *

Александр Ткачёв иногда любит выражаться особо образно. Вот и приехав в Крымск, он не удержался, огляделся и высказался. Увиденное напомнило ему таракана, облитого бочонком воды.

Лучше было бы так: чиновники, не способные управлять, сами бы заранее разбежались как тараканы. Иначе их рано или поздно смоет протестная волна.

Алексей СЕМЁНОВ

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2583
Оценок:  39
Средний балл:  9.3