Статья опубликована в №27 (599) от 11 июля-17 июля 2012
Общество

Официальное ругательство

По законопроекту, принятому российской Госдумой в первом чтении, иностранным агентом можно объявить кого угодно
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 11 июля 2012, 00:00

По законопроекту, принятому российской Госдумой в первом чтении, иностранным агентом можно объявить кого угодно

Принцип работы Государственной Думы России элементарен. Подбирается какой-нибудь иностранный закон, переводится на русский, подправляется под местные условия и со словами «наши законы соответствуют международному праву!» – внедряется в жизнь. Так бывает еще не всегда, но все чаще и чаще. Особенно думцы любят ссылаться на американский опыт. Американский опыт – неиссякаемый источник их вдохновения.

Агенты влияния

Владимир Путин вышел на связь, внедряя в сознание понятие «иностранный агент».
У депутатов – необъятное поле для деятельности. В конце концов, можно перенести на российскую почву и казнь на электрическом стуле. Американский опыт здесь тоже будет бесценен. Главное, чтобы розетка была подходящая.

Во многих американских штатах существуют законы, которые принято приводить в качестве курьезов.

Например, в городе Провиденсе, штат Род-Айленд, в магазинах запрещено по воскресеньям продавать зубную щетку и пасту одному и тому же покупателю.

А вот в Хартфорде, штат Коннектикут, продавать зубную щетку и пасту по воскресеньям можно, но зато запрещено переходить дорогу на руках.

В городе Карризоз, в Нью-Мексико, женщинам строго запрещается появляться на публике небритыми. Даже если они выходят к публике стоя на руках.

Очень важный закон существует в городе Джаспер в Алабаме. Там муж не может безнаказанно колотить жену палкой, диаметр которой больше толщины его большого пальца на руке.

Почему бы не изобразить что-нибудь подобное и в России?

Всё сказанное имеет прямое отношение к принятию в первом чтении в российской Госдуме законопроекта № 102766-6, в котором предусматривается введение понятия «иностранный агент» по отношению к некоммерческой организации, связанной финансовой деятельностью с зарубежными источниками.

Ссылки на аналогичный американский закон очень некорректны и предназначены, в основном, для тех доверчивых людей, которые не читают никаких законов – ни американских, ни российских.

Причем нынешний проект российского закона сформулирован так, что иностранным агентом может считаться любая некоммерческая организация, когда-либо получавшая средства из-за рубежа и пытающаяся добиться от российских властей любого уровня хоть каких-то действия для народа.

Это происходит потому, что понятие «политическая деятельность» в законопроекте трактуется настолько широко, что ею, при желании, может быть признана любая общественная деятельность.

В законопроекте под политической деятельностью понимается деятельность, призванная влиять на общественное мнение и на решения государственных органов. То есть иностранным агентом признается влиятельная организация. А невлиятельная – не признается.

Шпион, лазутчик, резидент, легавый…

В США действительно имеется понятие «foreign agents», формально чем-то напоминающее «иностранного агента». Но при переносе на российскую почву произошли существенные изменения.

Foreign Agents Registration Act, принятый в США в 1938 году для борьбы с нацистской пропагандой – имел прямое отношение к агентам иностранного влияния, действующим «по приказу, просьбе, под руководством или контролем иностранного принципала». Но этого, для того чтобы получить не слишком почетное звание «foreign agents», - недостаточно. Агент вдобавок должен действовать «по приказу, просьбе, под руководством или контролем» иностранцев.

Перед Второй мировой войной опасность для США представляли германские агенты, а в наше время – исламские террористы. Круг «foreign agents» очень ограничен тем же законом.

В российском же законопроекте иностранным агентом можно объявить кого угодно – если только он имеет любой иностранный источник финансирования.

Тень подозрения падает на Благотворительный фонд содействия образованию детей-сирот, Фонд дикой природы, Российский Комитет «Детские деревни- SOS»… Да хоть бы и на Русскую православную церковь, которая тоже получает пожертвования из-за рубежа.

Правда, представитель РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин приветствовал новый единороссовский законопроект как способ борьбы с проектами, «прямо противоположными политической культуре народа России и его нравственным и духовным устремлениям».

Благое слово было услышано, и ко второму чтению из одиозного закона изымут такой вид некоммерческих организаций как религиозные.

В России по обыкновению, произошла подмена понятий.

К тому же, если в США какую-нибудь организацию незаконно объявят «foreign agents», то у представителей организации будет возможность пожаловаться в независимый суд. Если же то же самое произойдет в России с НКО, то для начала надо будет найти в России независимый суд.

В русском языке, в отличие от английского, устойчивое словосочетание «иностранный агент» понимается однозначно – шпион. Да и невинное слово агент – из той же серии.

Проводники нового закона с этим спорят и настаивают: «Это не так, это всё пережитки советского прошлого, вокруг полно нормальных агентов – страховых и прочих». Дескать, агент – всего лишь посредник в сделках.

И все же, словарь выдаёт наиболее подходящее объяснение: агент – это шпион, лазутчик, резидент, соглядатай, сыщик, филёр, шпик, ищейка, осведомитель, слухач, легавый, информатор…

Если кому-то не нравится считаться лазутчиком или соглядатаем, может подобрать что-нибудь другое – по своему вкусу: засланный казачок, крот, гороховое пальто, провокатор, стукач, топтун, хвост.

Хотя не всё так просто. Проблема иностранного влияния, в том числе и финансового, существует. И это проблема – давняя.

Оккупационный период

В царской России было несколько оппозиционных партий, получавших деньги на подрывную деятельность. В начале – от Японии, а потом от Германии. Наиболее жадными до вражеских денег оказались большевики. Сейчас их наследники-коммунисты дружно проголосовали за законопроект «об иностранных агентах».

Ульянова-Ленина, которого в 1917 году называли немецким шпионом, применительно к этому закону, коммунисты сейчас предусмотрительно стараются не упоминать. Это им невыгодно. Зато выгодно клеймить тех, кто независим от власти.

Думские коммунисты как представители ручной оппозиции, вместе с ЛДПР, «Единой Россией» и отдельными представителями «Справедливой России» включились в борьбу с инакомыслящими.

Контроль за иностранными деньгами, которые приходят на счета некоммерческих организаций, в России уже давно налажен. Суть нового закона заключается не в повышении контроля, а в самом клейме «иностранный агент». Клейма раньше не было, а теперь – будет.

Это мелкая месть вполне конкретным организациям, которые все еще пытаются указывать, например, на массовые нарушения в ходе выборов. Это очередная, но, надо полагать, не последняя попытка опорочить правозащитников, экологов, в общем – всех тех, кто отбился от рук власти или никогда не являлся ручным.

Всякую независимую гражданскую деятельность, учитывая первую редакцию нового закона, в России теперь можно подвести под политическую.

Проект нынешнего закона мог бы заменить термин «иностранный агент» на какой-нибудь другой, родственный. Это еще и сейчас не поздно сделать. Вариантов названия множество: «агент госдепа», «бандерлог»… Путинский режим то и дело подбрасывает подобные словечки. Мелкая шпана, пришедшая к власти в великой стране, любит обзываться.

Но им мало бытовых ругательств. Им потребовалось официальное ругательство, закрепленное законом. Ни для чего другого этот закон не предназначен.

Цинизм ситуации в том, что наиболее тесно с иностранцами взаимодействуют как раз те, кто стал инициатором этого закона – единороссы.

Это они на деньги иностранных фондов активно ездят на различные зарубежные семинары. Это их лидеры создали ситуацию, при которой на Запад из России выводятся десятки миллиардов долларов. И в дефицитном бюджете России появилась постоянная статья расходов – кредитование экономики Кипра, где расположены тысячи и тысячи оффшорных (де факто российских) компаний.

Люди, которые усердно способствуют финансовой непрозрачности всего государства, вдруг озаботились финансовой прозрачностью НКО.

Вначале сделали Россию сырьевым придатком Запада и Китая, а потом, когда их власть слегка пошатнулась, принялись бороться с «иностранными агентами».

Нормальной, неизвращенной логики здесь нет, зато борьба с «иностранными агентами» наводит на подозрения.

Некоторые противники принятия скандального закона убеждены, что те, кто засел сегодня в Кремле и Госдуме – есть самые настоящие иностранные агенты. Деньги держат в оффшорах. Принимают сомнительные законы. А самое главное – ведут себя в родной стране как чужаки, а то и просто как оккупанты.

Если сравнить с тем, сколько в последние годы в России было закрыто школ и больниц и сколько было открыто церквей, то сравнение наведет на вполне определенный исторический период в истории нашей страны.

Что-то похожее происходило на оккупированной немцами территории в 1941-1944 годах.

По-видимому, нынешний проект закона – это еще и способ свалить всё с больной головы на здоровую. Вы считаете, что мы действуем в интересах Запада? Ну, тогда получайте в ответ клеймо.

Законодательные инициативы последних месяцев хоть и нелепы, но последовательны. Они направлены на то, чтобы общество было постоянно подогрето. Стал понемногу спадать накал, касающийся репрессивных поправок в закон о митингах? [ 1 ] Получайте еще одну «законодательную инициативу».

Нет, я не удивлюсь, если все же дело дойдет до того, что в России, как городе Монтгомери, штат Алабама, запретят пешеходам открывать на улицах зонты, чтобы не пугать лошадей.

Обосновать необходимость принятия такого закона с точки зрения соответствия иностранному праву – дело одной минуты.

А в Папуа Новой Гвинее перед недавними выборами вообще активизировались людоеды. Руководство этой страны приняло срочные меры. Может быть, и в России пришла пора побороться с людоедами? В рамках иностранного законодательства.

* * *

В Кармеле, штат Нью-Йорк, мужчине грозит штраф, если он выйдет на улицу в штанах, которые не подходят к пиджаку.

Если бы такой закон действовал в Санкт-Петербурге в то время, когда мэром там был Анатолий Собчак, а его заместителем Владимир Путин, то первым бы обратил на себя внимание будущий президент России. Он умудрялся появляться на людях во время официальных встреч в синих штанах, малиновом пиджаке и с коричневым галстуком.

Единственное оправдание для тогдашнего председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Путина – это если он являлся иностранным агентом, сотрудничал с иностранными компаниями и организациями и так странно маскировался. [ 2 ]

Кто-нибудь скажет грубо: засланный казачок, крот, гороховое пальто, в смысле – малиновый пиджак, провокатор. А я от резких слов воздержусь и назову его просто: «иностранный агент». В хорошем, путинском понимании этого слова. Иначе говоря – посредник в сделках.

Жаль, что посреднические услуги этого человека обходятся России слишком дорого.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: А. Семёнов. Пугало // «ПГ», № 23 (595) от 13-19 июня 2012 г.

2 См.: Л. Шлосберг. Воля петербуржской римлянки из Ладино // «ПГ», № 12 (584) от 28 марта – 3 апреля 2012 г.; М. Е. Салье, Ю. П. Гладков. «В действиях председателя КВС т. Путина В. В. и его заместителя т. Аникина А. Г. просматривается особая заинтересованность в заключение договоров и выдачи лицензий определенным фирмам и лицам» // «ПГ», № 12 (584) от 28 марта – 3 апреля 2012 г.; А. Кириленко, радио «Свобода». Марина Салье: «Собчак знал о всех деталях этого дела. Он «закрыл» Путина» // «ПГ», от № 12 (584) от 28 марта – 3 апреля 2012 г.; А. Семёнов. Пятнадцать минут вечности // «ПГ», № 12 (584) от 28 марта – 3 апреля 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2140
Оценок:  15
Средний балл:  7.6