Статья опубликована в №40 (60) от 11 октября-17 октября 2001
Мир

И опыт - сын ошибок трудных…

  11 октября 2001, 00:00

В Эстонии нет государственного праздника для учителей. Он нам достался в наследство, но в первое воскресенье октября русские радиостанции, как обычно, спели не одну песню в подарок учителям, а газеты на нашем родном и могучем переломали еще не одну дюжину копий о проблему образования в Эстонии. Получился веселый русский народный праздник с песней и дракой…

Проблем с образованием у русских в Эстонии много, но основная связана с интеграцией пришлого населения с местным. Обучение в государственных школах и детских садах Эстонии с 2007 года будет проводиться только на государственном - эстонском - языке. Сейчас - практически двуязычие, и родители мечутся между русским и эстонским образованием.

Чаще папы и мамы, как правило не владеющие государственным языком, изо всех сил стараются интегрировать свое чадо в общество и отдают дитя в эстонский сад или школу. Дети отправляются учиться у носителей языка, иногда толком не умея говорить на родном… Кроме того, в детских учреждениях учат не только языку, но и нормам поведения, как минимум. Притом, надо сказать, что русский отличается от эстонского не только кириллицей и латиницей. Динамика разная. В детском саду ребенок со своим доминантным русским через две недели успешно обучает эстонских друзей своим родным и любимым русским словам (отчего, кстати, наших детей неохотно берут в эстонские сады).

В школе картина другая… Здесь напором не возьмешь, важна не коммуникабельность, а понимание. Важно услышать, что говорит учитель и зачем он это говорит. На ребенка ложится двойная нагрузка - перевести услышанный текст на родной язык и потом усвоить его как часть школьного предмета, при этом желательно следить за нитью повествования, а не «зависать» периодически. Это касается любых уроков и лекций на иностранном языке. Пока он не освоен как инструмент, на подобных уроках можно упражняться в слушании иностранной речи (что называется «ушки разминать»), но о полном и дословном понимании учителя говорить не приходится. В лучшем случае, ребенок слышит через предложение, поскольку все остальное время переводит… После урока у него в голове не складный рассказ учителя, а «пунктир». Хорошо, если ученик сообразителен, внимателен, у него хорошая память и после дополнительного чтения литературы картина восстановится, а если нет? Если ребенок пассивен и медлителен, да и, кроме учебы, проблемы есть…

Грустно от этой картины мне было до той поры, пока я не вспомнила, что это уже было! Только мы со своими имперскими замашками предпочитали не замечать… мелочей. Помните, вы, конечно же, помните Советский Союз. Там, между прочим, кроме Российской Федерации, которая сама была тем еще сплавом культур и наречий, было четырнадцать других республик. Они, конечно, имели право на свое национальное и этим правом пользовались, но, как и во всякой системе, в СССР был свой центр цивилизации (можно ассоциировать это с солнечной системой).

Все складывалось так, что у республиканских национальных школ был завидный выбор: преподавать на русском, а национальный учить почти факультативно или преподавать на своем родном и забыть о существовании престижных вузов бескрайней Родины в принципе. Конечно, был так называемый целевой набор (помните?), но я слабо представляю, как «национальные кадры» «сдавали» философию, сопротивление материалов и другие увлекательные предметы высшей школы, а уж как они все это учили (чтобы знаниями воспользоваться на деле), не понимаю вовсе. Но я знаю точно, что это почему-то не приводило в шок и оцепенение. Сейчас, в Эстонии, мы примеряем эту модель на себя… Неуютно.

Выход, конечно, есть. Всегда. Например, высшее образование в государственных рамках давно ведется исключительно на эстонском языке, но существуют частные высшие учебные заведения, обучающие и на русском языке. Это не дешево, но возможно. Платно учатся, как правило, не за счет родителей. В Эстонии к сегодняшнему дню развилась устойчивая банковская система, она-то и предоставляет различные пакеты услуг, среди которых -«учебный» и «образовательный» кредиты.

Государственный учебный кредит - единственный, для получения которого не нужно обладать постоянным доходом, т. е. студент может тихо учиться и не подрабатывать вечерами в баре или на разгрузке вагонов. После предоставления в банк справки о дневном обучении в институте и подтверждения добропорядочности двумя поручителями студент получает 15000 крон в год. Деньги эти не целевые - вы можете учиться на бесплатном факультете и тратить деньги на квартиру, книги или на себя любимого, а можете вносить их за учебу. Возвращать кредит студент начнет через год после окончания учебы, причем если он брал деньги у банка четыре года (учеба на степень бакалавра), то отдавать будет восемь лет, т. е. период возврата кредита может быть в два раза дольше периода обучения.

Образовательный кредит отличается от учебного не только более крупной суммой займа. Он - целевой, только для оплаты обучения. Максимум, выдаваемый банком, - 50000 крон в год, со сроком погашения до 20 лет. При этом чистый доход работающего студента должен составлять 3000 крон в месяц.

Если вы захотите получить степень магистра, то сможете попросить в банке 500000 крон, отдавать которые будете 15 лет.

Получив эти кредиты, вы можете учиться где хотите, на кого хотите и каким угодно способом. Кредит, кстати, может быть одним из мотивов хорошей учебы и активной стажировки. Чем более полезным и оплачиваемым специалистом вы станете, тем безболезненней будет процесс возврата кредита.

Частная русская школа или гимназия - другой денежный вопрос. Тяжесть финансирования ложится на родителей. Но возможность учить ребенка на родном языке будет. Причем, бытует мнение, что родители, оплачивающие обучение ребенка, будут тщательнее контролировать качество образования, квалификацию учителя и домашнюю подготовку ребенка. Это не всегда соответствует действительности. Если нет неподдельного интереса к своему чаду, то можно легко отдать его на откуп школе. Частное платное образование - это просто другие возможности.

Еще одна проблема, связанная с образованием, - кадры, которые все еще что-то решают. В Эстонии подход к этому вопросу реформируется. Теперь любой человек, имеющий доступ к вашему ребенку, должен иметь высшее педагогическое (специализированное) образование. Даже имея огромный педагогический стаж, но без высшего, вы сможете только пыль протирать там, где ребенок пробежал. Огромное количество курсов призвано повысить квалификацию педагогов или изменить специализацию. Правда, за их личный счет… Единственное, что радует, - это образование не проходит даром. Дополнительное обращение к возрастной и семейной психологии, связанное с уже полученным опытом работы с детьми и родителями, облегчает работу.

Помните фильм про Мэри Поппинс, где Табаков играл мисс Эндрю (которая со свистком). Какие разные бывают учителя и воспитатели! Но парадокс в том, что обе они выполняли «главную» педагогическую функцию в совершенстве: в радиусе 100 м от них все приходило в порядок. Вещи находили свое место, дети вели себя прилично, а родители превращались в саму вежливость… Такие разные персонажи, такие разные методы воспитания, а итог одинаков… почти.

Я не верю, что цель оправдывает средства, и за всю жизнь не встречала человека, готового учиться по свистку и окрику (может, встречаются, спорить не буду). Как любит говаривать моя знакомая: «Предела совершенству нет». Как и его самого… Но так хочется, чтобы учителя наших детей были хоть немножко похожи на Мисс Совершенство. Если они будут эмоциональны, искренни, терпимы, способны к сопереживанию и станут настоящими Взрослыми (готовыми нести ответственность за все вышеперечисленное), русское радио Эстонии споет и спляшет для них все песни в первое воскресенье октября… с легким эстонским акцентом.

Юлия МЕЙЕР,
Таллин, специально для «Псковской губернии»
Рисунок Александра Зудина

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2518
Оценок:  1
Средний балл:  1