Статья опубликована в №36 (608) от 19 сентября-25 сентября 2012
Культура

В глубинах непревзойденного памятника

Новые архитектурно-археологические исследования в Изборской крепости дали информацию исключительной ценности
 Татьяна ЗАКУРИНА 19 сентября 2012, 00:00

Новые архитектурно-археологические исследования в Изборской крепости дали информацию исключительной ценности

В мае 2012 г. начался новый проект «Археология, власть, общество: сотрудничество для сохранения археологического наследия» по программе приграничного сотрудничества «Эстония-Латвия-Россия» в рамках Европейского инструмента соседства и партнерства 2007-2013 гг.

Наружная стена Никольского захаба. Фото: Археологический центр Псковской области
Деятельность проекта направлена на сохранение археологического наследия в приграничном регионе, развитие приграничного сотрудничества в этой сфере и вовлечение общественности в этот процесс.

Проект объединяет 9 партнерских организаций из трех стран под руководством Тартуского университета (Эстония): Эстония – Департамент охраны исторических памятников Министерства культуры Эстонии и некоммерческая организация «Археологический центр»; Латвия – Институт истории Латвии (ЛГУ), Лудзенский и Алуксненский муниципалитеты; Россия – Археологический центр Псковской области, автономная некоммерческая организация «Псковский археологический центр», Псковский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

Кроме того, со стороны России в проект вовлечены три ассоциированные организации: Институт истории материальной культуры РАН, государственный комитет Псковской области по культуре, Гдовский краеведческий музей.

Ниша в наружной стене Никольского захаба. Фото: Археологический центр Псковской области
Одной из важнейших задач проекта является популяризация археологического наследия приграничной территории. В данной статье публикуются результаты археологических исследований, которые в течение последних двух полевых сезонов проводились в Изборской крепости под руководством сотрудника ГБУК «Археологический центр Псковской области» к. и. н. Татьяны Юрьевны ЗАКУРИНОЙ, обзорную статью которой редакция «Псковской губернии» предлагает вниманию читателей.

В середине XX века исследователь древнерусской архитектуры В. В. Косточкин [ 1 ] писал: «Изборская крепость – непревзойденный памятник псковского оборонного зодчества, о котором мы знаем не так уж много».

История крепости ведет отсчет от 1330 года, когда «Селога посадникъ с псковичи и съ изборяне поставише город Изборскъ на горе на Жеравии…».

Город Изборск на Жеравьей горе стал наследником крепости Труворова городища, а в XIV-XVII столетиях – главным форпостом на западных рубежах Псковской земли.

Многовековая жизнь Изборской крепости наложила отпечаток на ее облик – «ушли под землю» некоторые башни и стены, рвы и вылазные ворота, разрушились земляные и деревянные укрепления. Однако в сравнении с другими псковскими крепостями она сохранилась значительно лучше. В стенах и башнях Изборской крепости – вся история псковского городового дела.

Развал печи в Никольском захабе. Фото: Археологический центр Псковской области
Исследование крепости началось более ста лет тому назад. Особый вклад в ее изучение внесла Изборская археологическая экспедиция Института археологии Академии наук СССР. Под руководством акад. В. В. Седова [ 2 ], а затем А. Р. Артемьева [ 3 ] в течение семи полевых сезонов (1977-1980 гг., 1985-1987 гг.) в крепости проводились планомерные целенаправленные археологические раскопки.

Исследования позволили получить уникальный материал по истории древнерусского города. Впервые жизнь населения крепости предстала перед нами в деталях быта и суровой военной службы. Однако до сих пор многие страницы ее строительной и военной биографии остаются не прочитанными.

Начиная с середины XIX века, в крепости неоднократно проводились ремонт и реставрация. В последнее десятилетие эти работы ведутся постоянно. Решается сложная задача – не только сохранить подлинные части крепости, но исторически достоверно воссоздать ее облик, показать этапы ее развития. Реставрационные работы основаны на многолетнем изучении сооружений и культурного слоя памятника. Полученная в ходе исследований крепости новая информация легла в основу проекта ее реставрации (консервации) и приспособления.

Одним из направлений работы над проектом стали архитектурно-археологические раскопки, проводившиеся в течение восьми лет. В ходе этих работ исследовались стены, башни, тайный ход к воде, Никольский и Талавский захабы, вылазные ворота. К настоящему времени общая площадь архитектурно-археологических раскопов в крепости составляет более 1200 кв.м.

В 2010-2011 гг. архитектурно-археологические исследования впервые проводились широкими площадями и поэтому оказались особенно результативными. В ходе исследований были сделаны открытия, значение которых еще предстоит оценить.

Достаточно сказать, что раскопками были открыты ранее неизвестный крепостной ров, каменное основание деревянной Георгиевской башни, остатки одной из наиболее мощных башен Изборской крепости – Плоской, первоначальные стены и ворота Никольского и Талавского захабов.

Никольский захаб: не только «коридор смерти», но и место жизни

Башня Плоская. Фото: Археологический центр Псковской области
В 2010-2011 гг. основные усилия археологов были направлены на изучение Никольского захаба – сложного въездного и оборонительного устройства. Такие устройства в древности называли «коридорами смерти». В истории Изборской крепости Никольский захаб играл особую роль – был основным рубежом обороны крепости с южной стороны и главным въездом на ее территорию.

Проект реставрации предполагает сохранить его значение как главного въездного устройства в крепость. Но как выглядел Никольский захаб в древности? Когда был построен? Дело в том, что до наших дней на поверхности земли сохранились только небольшие участки стен и Никольские ворота, которые неоднократно перестраивались. Катастрофическое разрушение этого участка крепости произошло еще в XIX веке, но нижние части сооружений остались в земле. Только археологические раскопки давали шанс получить новые сведения о строительной истории южного въезда в крепость.

На сегодняшний день археологами изучена большая часть Никольского захаба. В ходе раскопок было установлено, что он неоднократно перестраивался, менял свой вид и даже свое предназначение.

Раскопки показали, что в земле сохранилась первоначальная стена и ворота, примыкавшие к башне Темнушке, мимо которой сегодня проходит основная дорога в крепость. Оказалось, что стена, ворота и башня были построены одновременно. Исследования позволили установить, что произошло это приблизительно в конце XIV – начале XV вв. Этот период в истории Изборской крепости в целом ознаменовался серьезной реконструкцией, связанной с наступлением эпохи огнестрельного оружия. Именно тогда было построено пять башен, надстроены стены и, как теперь становится ясно – сооружен длинный коридор Никольского захаба.

По данным археологических исследований, в XVI веке въездное устройство с южной стороны крепости полностью меняет свой прежний вид и обретает дополнительную функцию. В это время перестраивается его наружная стена, в которой сооружаются внутристенные ниши со сводчатыми перекрытиями.

Деревянный колодец в башне Плоской. Фото: Археологический центр Псковской области
Впервые о существовании этих интересных устройств стало известно, благодаря раскопкам начала XX века, однако их предназначение до настоящего времени оставалось непонятным. В 2010-2011 гг. внутри коридора захаба было открыто более десятка развалов печей из глины и камней. Все они располагались перед нишами и явно имели с ними непосредственную связь, поскольку на стенах и сводах ниш прослеживались слои прокаленной глины и копоть. Печи существовали долгое время, в течение которого в коридоре захаба образовались мощные отложения культурного слоя.

Культурный слой содержал в себе большое количество обломков керамики, костей животных и других находок, что является свидетельством активной хозяйственной деятельности. Это обстоятельство стало неожиданностью для археологов, поскольку, было принято считать, что захаб находился за пределами жилой зоны.

Однако открытие печей позволило совершенно по-новому взглянуть на историю использования этого участка крепости. Видимо, в XVI веке захаб был не только «коридором смерти». Наличие большого количества отопительных устройств и остатков хозяйственной деятельности – свидетельство того, что захаб представлял собой огромное отапливаемое помещение, где размещались, а, возможно, и проживали люди.

Состав археологических находок ярко отражает характер их занятий. Большая часть находок – это оружие и боевое снаряжение. Впервые археологами получена большая коллекция наконечников арбалетных стрел, доспешных пластин, деталей ручного огнестрельного оружия.

По находкам огромного количества каменных и чугунных ядер можно более детально охарактеризовать боевое оснащение крепости и даже отдельных ее башен, например – таких, как Колокольная.

Наряду с этим в раскопах найдены и обычные бытовые вещи: обувные подковки, замки и ключи, обломки стеклянной и глиняной посуды, принадлежности женского и мужского костюма (пряжки, пуговицы и пр.). Интересны находки дуговых орнаментированных печных кирпичей. Изборские мастера печного дела украсили свои изделия оригинальными штампами, которые отличаются от подобных находок в других древнерусских городах. О мирных занятиях населения крепости говорят находки шильев, литейных форм, ножей, рыболовных грузил.

Башня Плоская: современница Никольского захаба

Ров у башни Темной. Фото: Археологический центр Псковской области
Из источников XVI-XIX вв. было известно о том, что в районе Никольского захаба существовала несохранившаяся до наших дней башня. Еще во второй половине XIX века ее руины были видны наблюдателю с южной стороны крепости, приблизительно в средней части захаба. Эта ситуация отражена на рисунках и планах крепости инженера И. Годовикова 1866 года.

В XIX – начале XX вв. в документах, характеризующих состояние крепостных сооружений, упоминается наряду с другими и башня, называемая «захабной». Самые ранние сведения о существовании башни относятся ко второй половине XVI века. При описании крепости наряду с другими упоминается и башня «Плаская в Николском рукаве». Источники указывали также на наличие в башне колодца.

Есть данные, что во второй половине XVII века башня имела самое мощное в крепости боевое оснащение. Отметим, что в документах XVI-XVIII вв. «плоскими» называли только прямоугольные в плане башни. В Изборской крепости это название употреблялось относительно двух башен – Талавской и башни Никольского захаба.

Поиск башни в начале XXI века оказался сопряженным с немалыми трудностями. Не располагая точной привязкой, можно было только приблизительно определить место ее нахождения – вблизи дороги, ныне ведущей в крепость с южной стороны. В 2011 году поиски башни увенчались успехом.

Раскопки позволили определить, что башня действительно была поставлена приблизительно в средней части коридора Никольского захаба на краю крутого обрыва. Под осыпями стен сохранился только нижний ярус башни. Однако археологам удалось открыть очень важные детали сооружения.

Оказалось, что башня строилась одновременно с внешней захабной стеной. Вход в башню осуществлялся изнутри захаба по крутой каменной лестнице, спускающейся в ее нижний ярус. В центральной части нижнего яруса были открыты остатки деревянного колодца, заглубленного в помещение, вырубленное в скале. Башня была оснащена четырьмя бойницами подошвенного боя, расположенными с южной, восточной и западной сторон. По хорошо сохранившимся валунным фундаментам удалось определить ее габариты. Оправдывая свое название, башня имела прямоугольную форму. По своим размерам она уступает только самой крупной башне Изборской крепости – Вышке.

Крепостные рвы: неизвестный ранее западный ров, в котором потом «выросли» башни

Ядра из башни Колокольной. Фото: Археологический центр Псковской области
Если большая часть каменных сооружений крепости сохранилась до наших дней, то этого нельзя сказать о ее земляных и дерево-земляных фортификациях, в частности рвах и валах. Сведения о том, что они существовали, имеются в письменных источниках.

Самое раннее из них – это упоминание Изборской крепости в Псковской Третьей летописи: «Селога посадникъ съ псковичи и съ изборяны поставише город Изборескъ на горе на Жеравии; того же лета и стеноу каменоу с плитою оучиниша, и ровы изриша под городом…».

О рвах и валах Изборской крепости в более поздних письменных документах нет никаких известий. Только в описи Изборска 1701 года мы встречаем сведения о существовании вала между башнями Рябиновкой и Талавской.

С западной напольной стороны на расстоянии около 20 м от стен крепости и в настоящее время хорошо просматриваются участки сильно заплывшего рва. На плане крепости И. Годовикова 1866 года показана система из двух рвов, разделенных валом, огибающая крепость с западной стороны.

Оружие из раскопок в Изборской крепости. Фото: Археологический центр Псковской области
В 2009 году в ходе исследования башни Вышки с южной и северной сторон башни в местах примыкания башни к крепостной стене закладывались два раскопа. Они дали совершенно неожиданный результат.

На расстоянии около 1 м от крепостной стены открылось резкое понижение скального материка, которое совершенно не прослеживалось на уровне современной дневной поверхности. Оказалось, что крепостная стена была поставлена на краю уступа скалы, шедшего параллельно ее основанию. Полученные данные позволили предположить, что находка имеет отношение к наружным земляным фортификациям крепости.

Дальнейшие исследования, проведенные в 2011 году у башен Талавской, Вышки, Рябиновки, Темнушки показали, что действительно вдоль западной крепостной стены проходил неизвестный ранее ров. Он представлял собой траншею с крутыми склонами шириной до 6 м, глубиной около 1,5 м, вырубленную в скале.

В ходе раскопок установлено, что все башни конца XIV – начала XV вв., расположенные с западной стороны крепости, были поставлены непосредственно в ров. Это обстоятельство свидетельствовало о том, что относительно башен ров имеет более раннее происхождение. Видимо, именно о нем написал псковский летописец: «…и ровы изриша под городом…». При строительстве башен ров был засыпан.

В ходе масштабной реконструкции конца XIV – начала XV вв. Изборская крепость получила более мощные укрепления – в том числе новые рвы и валы, остатки которых сохранились до наших дней и подробно показаны на плане И. Годовикова 1866 года.

Тайный ход к воде (тайник): подземный коридор к колодцу

Дуговые кирпичи из раскопок в Никольском захабе. Фото: Археологический центр Псковской области
Тайный ход к воде (тайник) – одно из наиболее интересных сооружений крепости. Он расположен у восточной крепостной стены вблизи башни Колокольной. Впервые тайник упоминается в Писцовой книге 1584-85 гг.: «против церкви Николы Чудотворца подле колаколницы на стрелне тайник».

В 50-х годах XVII века, несмотря на плохое общее состояние крепости, тайник был еще действующим. В конце же этого столетия он перестает функционировать, поскольку в более поздних документах при описании крепости не упоминается.

Археологические раскопки тайника были проведены в 2010 году. На трех раскопах, заложенных по трассе подземного коридора, были исследованы его внутренние, наружные конструкции и отложения культурного слоя, примыкающие к ним. Предполагалось также изучение колодца, располагавшегося в конце тайника. К сожалению, этот участок коридора оказался недоступным для изучения и реставрации.

Дуговые кирпичи из раскопок в Никольском захабе. Фото: Археологический центр Псковской области
Тем не менее, проведенные исследования позволили получить новые сведения об особенностях сооружения тайника. Археологические раскопки показали, что коридор тайника строился открытым способом. Первоначально в скале вырубалась траншея шириной до 7 м, глубиной более 2 м со специальными уступами, с уровня которых затем велось строительство. Ширина свода коридора составляла около 5 м. Его поверхность была выложена из тонких известняковых плит, промазанных толстым слоем известкового раствора.

По окончании строительства свод и стены коридора возвышались над уровнем дневной поверхности на 0,5-1 м. Внутри коридор имел ширину 2,2-2,6 м при высоте стен более 2,3 м. После проведения строительных работ он был засыпан специально подготовленным слоем суглинка со щебнем.

Таким образом, после сооружения коридор тайника оказывался под землей и оставался незаметным для наблюдателя. О времени его строительства свидетельствуют находки керамики XIV века в слое засыпки.

* * *

Исследование Изборской крепости не завершено. Многие вопросы ее строительной биографии еще ждут своего решения. Но уже сейчас можно сказать, что полученные в ходе раскопок новые сведения существенно изменят прежние представления о строительной истории Изборской крепости.

Татьяна ЗАКУРИНА,
кандидат исторический наук, заведующая отделом ГБУК «Археологический центр Псковской области»

 

1 Владимир Владимирович Косточкин (27.04.1920 — 11.05.1992) — искусствовед-архитектор, специалист по древней русской архитектуре, в особенности по реставрации и фортификационным постройкам. Кандидат искусствоведения, доктор исторических наук с 1964 года, профессор Московского архитектурного института, заслуженный архитектор РСФСР (1990 г.), заведующий кафедрой архитектурной реставрации в Московском архитектурном институте в 1971 — 1977 гг. Заместитель председателя президиума научно-методического совета по охране памятников культуры при Министерстве культуры СССР, руководитель секции реставрации. Внёс значительный вклад в совершенствование методики охраны и реставрации памятников истории и культуры.

2 Валентин Васильевич Седов (21.11.1924 — 04.10.2004) — советский и российский археолог-славист, заведующий отделом полевых исследований Института археологии РАН, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент РАН (1997), действительный член РАН (2003) и академик АН Латвии (1994). Основные научные интересы ученого лежали в поле изучения этногенеза славян, финно-угров, балтов и их соседей, истории и культуры Киевской Руси. С 1947 года участвовал во множестве археологических экспедиций (в центральные, западные и северо-западные регионы России, Беларусь). В 1971 году руководимая им экспедиция начала раскоп­ки Изборского городища.

3 Александр Рудольфович Артемьев (30.11.1958 – 27.12.2005) – доктор исторических наук, профессор, заместитель директора по науке Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН. Изучал древнерусское градостроительство, военное дело Северо-Западной Руси.

Программа приграничного сотрудничества Эстония-Латвия-Россия в рамках Европейского инструмента соседства и партнерства 2007-2013 оказывает финансовую поддержку совместно проводимым мероприятиям по развитию приграничного региона с целью улучшения конкурентоспособности региона за счет использования его потенциала и благоприятного географического положения на территории ЕС и Российской Федерации.

Сайт программы www.estlatrus.eu

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2910
Оценок:  19
Средний балл:  9.6