Статья опубликована в №37 (609) от 26 сентября-02 сентября 2012
Культура

«И от недружеского взора счастливый домик охрани!»

Судьба наследия Семёна Степановича Гейченко в Пушкинском заповедника зависит от доброй воли и взаимопонимания сторон. Продолжение переписки

Судьба наследия Семёна Степановича Гейченко в Пушкинском заповедника зависит от доброй воли и взаимопонимания сторон. Продолжение переписки

12 сентября 2012 года «Псковская губерния» опубликовала под общим заголовком «Отчий дом» два письма дочери бывшего главного хранителя государственного музея-заповедника А. С. Пушкина Семёна Степановича Гейченко Татьяны Степановны Гейченко – к президенту РФ Владимиру Путину и главному редактору «Псковской губернии» Льву Шлосбергу [ 1 ]. Публикация вызвала внимание и рядовых читателей, и заинтересованных лиц, в том числе два развернутых письменных отклика. В продолжение темы «Псковская губерния» публикует официальный ответ директора государственного музея-заповедника А. С. Пушкина «Михайловское» Георгия Николаевича ВАСИЛЕВИЧА и письмо хранителя усадьбы «Петровское» Любови Владимировны КОЗМИНОЙ. Редакция надеется, что развернувшаяся дискуссия завершится уважительным к памяти С. С. Гейченко и юридически правильным решением.

Поместья мирного незримый покровитель,
Тебя молю, мой добрый домовой,
Храни селенье, лес и дикий садик мой,
И скромную семьи моей обитель!
Да не вредят полям опасный хлад дождей
И ветра поздного осенние набеги;
Да в пору благотворны снеги
Покроют влажный тук полей!
Останься, тайный страж, в наследственной сени,
Постигни робостью полунощного вора
И от недружеского взора
Счастливый домик охрани!
Ходи вокруг его заботливым дозором,
Люби мой малый сад, и берег сонных вод,
И сей укромный огород
С калиткой ветхою, с обрушенным забором!
Люби зеленый скат холмов,
Луга, измятые моей бродящей ленью,
Прохладу лип и кленов шумный кров —
Они знакомы вдохновенью.
А. С. Пушкин. «Домовому». 1819.

Георгий Василевич: «Проблема непростая и требует непростого решения»

Решение Юбилейной комиссии по подготовке и проведению 200-летнего юбилея А. С. Пушкина от 6 декабря 1994 года.
Публикация в газете «Псковская губерния» в №35(605) 12-18 сентября 2012 года материалов под заголовком «Отчий дом. Татьяна Семёновна Гейченко: «Поступок подлый, всё делалось за моей спиной»» требует комментариев. Оставим на совести авторов письма и статьи эмоциональные оценки, данные действию администрации музея-заповедника, остановимся на фактах.

Постановлением Совета Министров РСФСР № 1327 от 30.08.1960 года музей-усадьба «Михайловское» признана памятником истории федерального значения, в который вошли все объекты недвижимого имущества, находящиеся на его территории.

Указом Президента РФ № 176 от 20.02.1995 года в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения включен Государственный музей-заповедник А. С. Пушкина в с. Михайловское со всеми объектами недвижимости.

«Дом управляющего Г. Ф. Богданова (дом С. С. Гейченко)», по документам, никогда не имел статуса жилого помещения, хотя в нём в разное время и проживали работники Пушкинского Заповедника.

Договор безвозмездного пользования имуществом № 89 от 8 октября 2010 г. между Пушкинским Заповедником и Т. С. Гейченко не предполагал и не мог передать имущественных прав на дом. Сам договор не имел государственной регистрации (т. е не повлёк никаких юридических последствий по отчуждению имущества). Договор имел своей целью создать необходимые условия для работы с наследием С. С. Гейченко, находящимся в личной собственности Т. С. Гейченко.

Исходя из статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, является ничтожной. В соответствии с ч. 1 статьи 166 Гражданского кодекса РФ ничтожная сделка является недействительной независимо от признания её таковой судом. Подтверждается указанная позиция и судебной практикой (п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда № 6, Постановление Пленума Высшего арбитражного суда № 8 от 01.07.1996 года и др.).

Пушкинский Заповедник никогда не требовал, не требует и не собирается требовать удаления вещей и документов С. С. Гейченко из дома. Более того, музей хотел бы сохранить совокупность личных вещей и документов, собранных при жизни С. С. Гейченко, как часть фондовой коллекции музея непосредственно в доме, в случае, когда по завершении обработки коллекции, вещи и документы будут переданы музею наследницей.

Пушкинский Заповедник, совместно с Государственным комитетом Псковской области по культуре постоянно на деле утверждал и доказывал вышеуказанную позицию:

1. В 1994 году было инициировано решение Юбилейной комиссии по подготовке и проведению 200-летнего юбилея А. С. Пушкина от 6 декабря 1994 года.

2. История дома началась в конце XIX века. В нем жили разные люди, начиная с управляющего имением Г. Ф. Богданова, сыновей А. С. Пушкина Александра Александровича и Григория Александровича, а в XX веке сотрудники музея. При оформлении паспорта на памятник музей постарался не только дать историческое название постройки, но и закрепить за домом имя Семена Степановича Гейченко. С 26 декабря 2006 года, рассматриваемое недвижимое имущество значится, как «Дом управляющего Г. Ф. Богданова (С. С. Гейченко)».

3. Такое же название включено в охранное обязательство пользователя объекта культурного наследия № 1985, которое согласовано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия (Росохранкультуре) по Северо-Западному федеральному округу (Санкт-Петербург) 29.09.2010 года.

4. 8 октября 2010 года с Т. С. Гейченко музеем был заключён договор № 89 безвозмездного пользования рассматриваемым имуществом, дающий право находиться в доме и вести необходимую работу с архивом и коллекцией.

5. После проверки Счетной палаты Российской Федерации и специалистов Управления Росфиннадзора по Псковской области, запретивших использовать дом в качестве жилья, музей-заповедник 23.06.2012 года исходящим № 512 обратился в Министерство культуры Российской Федерации с просьбой подтвердить решение Юбилейной комиссии по подготовке и проведению 200-летнего юбилея А. С. Пушкина от 6 декабря 1994 года.

Однако согласия от Минкультуры России на предоставление дома в безвозмездное пользование Т. С. Гейченко для хранения имущества и проживания в доме получено не было.

6. На протяжении последних 18 лет музеем было сделано всё возможное, чтобы Татьяна Семёновна Гейченко могла свободно работать в доме, со всем собранием вещей и документов отца. Она проживала в доме до выхода на пенсию, а после этого находилась в нём по мере необходимости, определяемой логикой работы с коллекцией С. С. Гейченко.

Между музеем и Т. С. Гейченко всегда осуществлялось сотрудничество. Так, например, изучались и публиковались в музейных, а также других периодических изданиях, материалы архива С. С. Гейченко, организовывались выставки предметов его личной коллекции, проводились конференции и другие мероприятия, велась совместная работа, направленная на пополнение музейного фонда Пушкинского Заповедника.

«Дом управляющего Г.Ф. Богданова (дом С. С. Гейченко)» является частью федерального имущества и принадлежит Российской Федерации. В соответствии с действующим законодательством, в том числе части 3 статьи 298 Гражданского кодекса РФ, статьи 1 постановления Правительства РФ от 20.07.2011 № 590, пункта 5.4.1 Положения о Министерстве культуры Российской Федерации, утвержденным этим же постановлением, подпункта «м» пункта 3, подпункта 4 Положения об осуществлении федеральными органами исполнительной власти функций и полномочий учредителя федерального бюджетного учреждения, утверждённым Постановлением Правительства РФ от 26.07.2010 № 537, письма Министерства культуры Российской Федерации от 25.10.2011 № 81-01-39/04-КЧ, других ведомственных указаний, подпункта «м» пункта 28, пункта 44 Устава Пушкинского Заповедника, утверждённого приказом Министерства культуры Российской Федерации от 1.06.2011 года № 616 – Министерство культуры Российской Федерации осуществляет полномочия собственника и функции по управлению государственным имуществом, преданным подведомственным федеральным государственным учреждениям и согласовывает распоряжение недвижимым имуществом федерального бюджетного учреждения, в том числе передачу его по договорам.

На этом основании Пушкинский Заповедник не имеет права без согласия Министерства самостоятельно распоряжаться недвижимым имуществом.

Существующая проблема, связанная с «Домом управляющего Г. Ф. Богданова (С. С. Гейченко)», непростая и требует непростого решения. Надеемся, что оно будет принято совместными усилиями на основе взаимного уважения.

Директор Пушкинского заповедника Г. Н. ВАСИЛЕВИЧ.

Любовь Козмина: «Всё надо делать при жизни, как это делал Семён Степанович»

Письмо Пушкинского Заповедника в Министерство культуры Российской Федерации от 23.06.2012 года № 512.
Статья «Отчий дом» весьма проблематична. Как всегда, в корне драматичности заложен человеческий фактор. Подлость заключается в том, что дом С. С. Гейченко, отстроенный заново в ходе предусмотренных генпланом работ 1946-49 годов по проекту ведущего архитектора «Ленакадемстройпроекта» АН СССР Л. И. Рожнова на месте сгоревшего дома управляющего Михайловским (с 1899 года), стал памятником федерального значения – домом управляющего Г. Ф. Богданова.

Между тем Леонид Иванович Рожнов в своей монографии «Восстановление Государственного Пушкинского заповедника Академией Наук СССР в 1946-1949 гг.» констатирует, что на территории Михайловского «только дом научной части (бывший дом престарелых литераторов, возведенный в 1911 году по проекту архитектора В. В. Щуко) – единственная постройка, сохранившаяся после фашистской оккупации».

Архивная проектно-техническая документация по восстановлению заповедника была передана ГИПРОНИИ АН СССР на постоянное хранение в Пушкинский заповедник 12 декабря 1957 года в количестве 46 папок содержащих 368 чертежей с техническими пояснительными записками и заключениями.

То есть среди этих чертежей находится проект отстроенного дома, который обозначен «домом директора Пушкинского заповедника» за № 9 на Генеральном плане усадьбы Михайловское 1947 года.

Однако, если дом С. С. Гейченко (опустим казуистику, созданную горе-музейщиками) уже имеет статус памятника федерального значения, то создать в нём мемориальную квартиру Хранителя возрождённого под его руководством музея-заповедника А. С. Пушкина не составляет большого труда. Нужно только очень захотеть, не поддаваясь своему эгоцентрическому «Я», как директору Заповедника, так и дочери легендарного Хранителя: не манипулировать «мифологизацией» неприметной личности Г. Ф. Богданова, с одной стороны, а с другой, – не спекулировать созидательным наследием Папы.

Всё надо делать при жизни, как это делал Семён Степанович, когда обнаруживал раритеты, приобретая их за свой счёт, передавал безвозмездно в музейный фонд. Поэтому-то он и не оставил никакого завещания, так как это для него было само собой разумеющееся. Семён Степанович не отождествлял себя отдельно от Музея – памятника Гения места А. С. Пушкина!

Вот почему он, завершая свой земной путь, просил упокоения своему спутнику жизни Л. Д. Гейченко и самому себе на городище Воронич.

Если получится в 2013 году открыть (наконец-то!) мемориальную квартиру к 110-летию со дня рождения С. С. Гейченко и 20-летию дня его ухода, то это будет поистине нравственный подвиг Дочери (хранительницы квартиры) и проявление истинной признательности к создателю выдающегося памятника российской культуры как со стороны Президента и Правительства РФ, нынешнего руководства музея-заповедника, так и со стороны общественности.

Л. В. КОЗМИНА, хранитель усадьбы «Петровское» Пушкинского заповедника

 

1 См.: Отчий дом // «ПГ», № 35 (607) от 12-18 сентября 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2824
Оценок:  20
Средний балл:  8.5