Статья опубликована в №49 (621) от 19 декабря-25 декабря 2012
Общество

Княжество кривых зеркал

Часть вторая. Если принимать на веру буквально всё, что писалось в летописях и средневековых книгах, то можно уподобиться «прямым потомкам» княгини Ольги с их серебряными пластинами
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

Часть вторая. Если принимать на веру буквально всё, что писалось в летописях и средневековых книгах, то можно уподобиться «прямым потомкам» княгини Ольги с их серебряными пластинами

В первой части этой статьи [ 1] мы подробно рассказали о видеоконференции «Киев-Псков», во время которой псковичам преподнесли «шокирующую информацию» о княгине Ольге и ее «прямых потомках». Заместитель редактора газеты «Литературная Украина» поэт Станислав Бондаренко объяснил, что однажды на связь с ним с помощью певицы Нины Матвиенко вышел «прямой потомок» княгини Ольги, некий Хранитель Рода Сергей Соколов.

Через некоторое время в Киеве миру были явлены три серебряные пластины, написанные болгарской глаголицей и полные сенсаций.

«Венец княгини Ольги начал мироточить»

Розы сердца. Княгиня Ольга. Николай Рерих. 1923 г. Холст, масло.

Якобы священное знание, позднее изложенное на серебре, было даровано княгине Ольге Господом Богом на 40-й день молитвы, и долгое время скрывалось.

Скрывалось до той поры, пока «в 2009 году первородный венец княгини Ольги начал мироточить», и мироточение перекликалось с записью, сделанной в некоей книге Хранителей Рода: «На срок венец укажет мой слезою и дыханьем он час отмерит, и род великий возродится вновь».

Якобы с этого момента, после серии полутайных обрядов, начнется возрождение Украины, а именно: «Как только возвратиться прах Ольги в землю свою, вся нечисть с земли той уйдет, а если кто держаться будет и предавать землю ту, сам издохнет и род в потомках его».

В общем, это, мягко говоря, мало похоже на правду.

К тому же надо иметь в виду, что «прямые потомки» княгини Ольги время от времени подбрасывают в прессу новые подробности своей деятельности, тем самым развлекая читателей.

«Прямые потомки» настаивают на том, что революции в России разразились из-за того, что большевики хотели уничтожить Божью кровь. Царя Николая II (чья жена якобы тоже была прямым потомком княгини Ольги) большевики ошибочно убили по той же причине. А когда поняли, что перепутали, то обратились к новой жертве – Украине (носительнице Божьей крови), устроив голодомор. Но и голодомор большевикам не помог, и тогда Сталин в поисках Хранителей «Завета княгини Ольги» обратился за помощью к Вольфу Мессингу…

Поверить в сказанное может разве что тот, кто сам ощущает себя прямым потомком княгини Ольги или, в крайнем случае, потомком князя Игоря.

Когда готовилась видеоконференция, псковская часть аудитории ждала, что Станислав Бондаренко станет читать свои действительно достойные внимания стихи. Но он предпочел прозу, запечатленную на серебряных пластинах.

В своем триптихе под названием «СНГейша-СНГуси-СнГеи» Станислав Бондаренко когда-то написал:

Летят СНГуси,
летят СНГейши.
А где СНГений,
скажи, нувориш?!
Творишь, новорус,
новояз твой новейший,
но ведаешь ли,
что творишь

Есть подозрение, что «прямые потомки» княгини Ольги тоже творят нечто невообразимое. И не ведают этого.

«Священники трактуют её извращенно»

Во время разговора с Киевом всплыло греческое название реки Днепр – Борисфен.

Присутствующий в читальном зале Центральной городской библиотеки города Пскова старший научный сотрудник Псковского государственного музея-заповедника кандидат исторических наук Анатолий Александров немедленно вспомнил о реке Турунт, сообщив всем, что так именовали в античные времена реку Великую.

Точнее, Турунтом, по всей видимости, в древности называли всю водную систему, в которую входят река Великая, Псковское и Чудское озера, и река Нарова.

Во время видеоконференции в псковском зале явно не хватало одного человека – автора недавно изданной в Пскове книги «Государственная политика».

Речь о гдовском краеведе Юрии Афанасьеве. Том самом г-не Афанасьеве, книге которого автор книги «Во времена княгини Ольги» кандидат исторических наук Анатолий Александров посвятил огромную десятистраничную разгромную рецензию, начинавшуюся словами: «Обычно профессиональные историки не комментируют краеведов. Но самобытный псковский краевед Ю. И. Афанасьев достал всех».

Нет, не всех. Киевлян не достал. Пока не достал, а мог бы, если бы его пригласили на видеоконференцию.

Это был бы достойный ответ Киеву с его священным «Заветом княгини Ольги».

Противоположности сошлись бы.

Юрий Афанасьев, судя по всему, воинствующий богоборец, поставивший задачу развенчать христианскую святую княгиню Ольгу, разоблачая «священников-извращенцев». В том смысле, что на 7-й странице 17-й по счету книги Юрия Афанасьева есть такой пассаж: «Когда я не выдержал и заострил в своих статьях внимание на ее образе, то понял, что все священники трактуют её извращенно».

Новый труд «Государственная политика княгини Ольги» Юрия Афанасьева не так давно был презентован в Псковской областной универсальной научной библиотеке. При этом высокопоставленный начальник из партии «Единая Россия» вручил г-ну Афанасьеву неизбежный букет.

Проблема в том, что научный подход Юрию Афанасьеву не свойственен. Зато свойственен универсальный. Его новый труд правильно было бы читать не как научное исследование, а как фэнтези.

На месте княгини Ольги вполне бы могли оказаться Галадриэль или Гильфониэль.

В этом смысле приемы автора «Государственной политики княгини Ольги» должны быть очень близки авторам, предъявившим миру «Заветы княгини Ольги».

Кроме того, достоин внимание язык «Государственной политики…». Открываем книгу и читаем: «Занимаясь десятки лет историей Гдова, автор неоднократно выходил на Ольгу».

Сильно сказано. И не только сильно, но и честно.

«Скажем откровенно, автор и сам не хотел заниматься таким большим вопросом… Автора вынудил Гдов заниматься историей Ольги», – сказано в книге.

Таким образом, в третьем лице Юрий Афанасьев в предисловии к книге пытается заранее объясниться с читателем.

Рецензент Анатолий Александров предъявляет претензии Юрию Афанасьеву, а надо бы предъявлять претензии городу Гдову, исследователем которого считает себя автор «Государственной политики…».

Гдов вынудил. Какие претензии?

«Он подавляет читателя своим многознанием»

Четвертая месть княгини Ольги. Радзивиловская летопись.

В фэнтезийно-историческом труде Юрия Афанасьева провидчески присутствуют выпады не только в адрес «мракобесов-церковников», но и в адрес будущего рецензента.

На 129-й странице «Государственной политики…» читаем: «В книгу А. А. Александрова прокрались два существенных недостатка… он подавляет читателя своим многознанием. Стремясь глубоко объяснить исторический материал, он, наоборот, его запутывает».

В свою очередь, Юрий Афанасьев тоже подавляет. Но, разумеется, не многознанием (в этом его никак не заподозришь).

Самым поразительным в трехсотстраничной книге являются иллюстрации, занимающие примерно треть.

Для иллюстраций характерны низкое качество и полная бессмысленность (тайный смысл?).

Большей частью это плохо пропечатанные любительские снимки, на которых изображены современные дорожные указатели (на них написано: «Жабино», «Кошкино», «Петровские Бабы», «Смыч», «Ёгла» и т. д.)

Эти названия населенных пунктов будто бы олицетворяют путь княгини Ольги.

Если бы Юрий Афанасьев периодически вставлял в свою книгу слова на языке квэнья (древнее наречие эльфов, в повседневной жизни не употреблявшееся, но ставшее языком науки, искусства и магии в выдуманном мире Толкина), то цены его труду не было бы. А так профессиональные историки вынуждены рассматривать его труд как научный (антинаучный). Рассматривать и находить уязвимые места.

В своей рецензии на новую книгу Юрия Афанасьева Анатолий Александров пишет: «Краевед утверждает, что в случае введения христианства при Ольге и Святославе, священство и руководство Руси были бы перебиты. Но наш прилежный чтец летописей не знает, что в 860 году при Аскольде христианство уже было введено в Киеве и с тех пор там и держалось, правда, в ограниченных размерах. И ничего, никто Аскольда и его руссов не перебил».

Иногда в полемическом задоре Анатолий Александров высказывает небесспорные вещи. В частности, ссылаясь на родившегося в Псковском уезде историка Василия Татищева, он пишет:

«Если бы наш краевед внимательно полистал 4-й том Истории В. Н. Татищева, то он нашел бы там упоминание, что Псков и Новгород были основаны княгиней Ольгой. Согласно археологическим данным, это произошло синхронно – оба раннегородских центра были заложены в 20 –30-е гг. Х века».

В этом утверждении спорно всё, но прежде всего – ссылка на Татищева, который все-таки жил не в Х, а в ХVIII веке и не всегда пользовался проверенными источниками.

Очень сложно согласиться с тем, что Псков и Новгород были основаны в 20-30-е годы Х века.

В поздних Раскольничьей и Иоакимовской летописях, на которые, по всей видимости, опирался Василий Татищев, написано, что родиной Ольги является Изборск. Но это не значит, что это действительно так. Тот же Татищев писал, что Ольга была внучкой Гостомысла.

Примерно в то же время активно распространялась версия о том, что отцом княгини Ольги был Вещий Олег.

И это еще хорошо, что Олег, потому что некоторые поздние летописи XVII–XVIII веков вообще сообщали, что Ольга была дочерью «Тмутарахана, князя Половецкого».

Сколько летописцев, столько и княгинь Ольг. А в наше время – сколько краеведов, столько и версий.

В составленных в 30–40-х годах XVI века «Великих Четьях-Минеях» митрополита Макария говорится, что во время женитьбы Игоря на Ольге города Пскова еще не существовало.

В появившейся чуть позднее, в начале 60-х годов XVI века, «Степенной книге» духовник Ивана IV Андрей утверждал, что Псков был не просто основан Ольгой, но основан Ольгой-христианкой. Что означало, будто до середины Х века Пскова не существовало.

Неубедительно. Особенно если ссылаться на археологические данные.

Вообще, если принимать на веру буквально всё, что писалось в летописях и средневековых книгах, то можно уподобиться «прямым потомкам» княгини Ольги с их серебряными пластинами.

Так вот и рождаются мифы, подобные «Заветам княгини Ольги». Фантазия границ не знает не только в наше время. В средневековье тоже жило множество фантазеров с претензией.

* * *

Надо обязательно поблагодарить организаторов и участников диалога в рамках международного проекта «1110льга», соединившего Киев и Псков. Это была поучительная встреча. Очень многое осталось «за кадром». Но то, что в кадр вошло – еще раз заставило задуматься о природе мифотворчества.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: А. Семёнов. Княжество кривых зеркал. Часть первая // «ПГ», № 48 (620) от 12-18 декабря 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3301
Оценок:  6
Средний балл:  10