Статья опубликована в №3 (625) от 23 января-29 января 2013
Общество

Кислотный снег

В Москве на прошедшей неделе с разницей в один день произошли два примерно равнозначных покушения
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

В Москве на прошедшей неделе с разницей в один день произошли два примерно равнозначных покушения

Мы знаем, каково с серебром;
Посмотрим, каково с кислотой...
Борис Гребенщиков.

С помощью спецназовского бесшумного автомата (АС) «Вал» устранили вора в законе Деда Хасана (Аслана Рашоевича Усояна). С помощью серной кислоты устранили художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина.

Светлана Медведева, художественный руководитель балетной труппы Большого театра Сергей Филин, Дмитрий Медведев, певица, народная артистка СССР Елена Образцова (слева направо) на гала-концерте по случаю открытия Большого театра после реконструкции. 20 декабря 2011 года.

Позднее Сергей Филин скажет, что подумал: в него тоже будут стрелять. Но покушавшийся плеснул в его лицо кислотой.

Врагам Сергея Филина было важно не убить, а искалечить его. Сделать так, чтобы он мучился.

Два с половиной года назад примерно то же самое говорили, когда комментировали предыдущие покушение на Деда Хасана, когда тому на Тверской намеренно стреляли не в голову, а в живот.

На этот раз Деду Хасану и целились, и попали в голову. Автоматчик засел на чердаке дома, в котором раньше жил Сергей Михалков.

На одном из венков, положенных на могилу Деда Хасана, было написано: «Великому патриарху воровского мира». Но это всё в прошлом. У воровской России давно другие патриархи.

Покушение на «великого патриарха» хоть и было сделано из бесшумного оружия, но получилось громким. Однако еще более громким стало покушение на худрука Большого театра.

«Несчастье с Сергеем Филиным - не случайность»

Сергей Филин возвращался домой из МХТ имени Чехова, в котором режиссёр Кирилл Серебрянников поставил спектакль-посвящение Константину Станиславскому. Спектакль называется «Вне системы».

С режиссёром Серебренниковым из-за конфликта в Гоголь-центре (бывшем театре им. Гоголя) неизвестные тоже грозятся расправиться. А пока руки других неизвестных дошли до Филина, после чего он получил ожоги лица и глаз 3-й степени.

Сергей Филин возвращался со спектакля под названием «Вне системы», но причину нападения нужно искать как раз внутри системы. Это то, на что обратил внимание хореограф Алексей Ратманский, в 2004-2008 годах занимавший должность художественного руководителя балетной труппы Большого театра.

Ратманского тоже когда-то долго травили (но не кислотой) в Большом театре. Поэтому никто не удивился, когда он написал у себя на странице в Facebook: «Несчастье с Сергеем Филиным не случайность. Многие болезни Большого – омерзительная клака (группа подставных зрителей), водящая дружбу с артистами, спекулянты и перекупщики билетов, полусумасшедшие фанаты, готовые перегрызть горло соперникам своих кумиров, циничные хакеры, вранье в прессе и скандальные интервью сотрудников - это один снежный ком. И ему причина – отсутствие ТЕАТРАЛЬНОЙ ЭТИКИ, которая разрушалась в Большом постепенно, конкретными людьми. Вот настоящая беда этого великого театра».

Теперь Ратманский далеко – в Американском театре балета.

А на другом конце земли, недалеко от Кремля – Большой театр с его клакерами, испаряющимися миллиардами долларов, имперскими амбициями…

Видеокомпромат, фальшивые страницы в интернете, финансовые аферы, доносы, изгнание неугодных, как правило – самых талантливых… Всё это и есть настоящий символ нынешней России, связанный с главным театром страны. Большим, но не великим.

То же самое происходит в государственном масштабе.

Возьмите высказывание Ратманского, выкинете из него слова «театр» и «театральный», и получится краткая характеристика почти всего, что творится сегодня в России с подачи самых высокопоставленных лиц.

Подставные лица, искусственные восторги, перекупщики, льстецы, подпевалы и масштабная подтанцовка.

Ком, но не снежный. Здесь другие составные части. Скорее это напоминает намотанные на рогатину кишки издыхающего ручного медведя.

Сейчас пишут о том, сколько милицейских-полицейских генералов кормил Дед Хасан, кого он назначал, а кого снимал. Но даже если всё это неправда, принципиально это ничего не меняет. Вор не должен сидеть не только в армянском ресторане в центре Москвы, на пороге которого убили Деда Хасана. Вор не должен сидеть в Кремле.

«Авторитеты дисциплинируют криминальный мир»

Дед Хасан в январе по упоминаниям в русскоязычном интернете опередил даже Деда Мороза, а до этого находился на втором месте – значительно опережая Деда Мазая и всех его зайцев.

А когда грянули выстрелы, все взоры обратились на «авторитетного» вора.

И здесь наиболее откровенно высказался Эдуард Лимонов.

Лимонов в последнее время особенно хорош. В том смысле, что регулярно высказывается на самые животрепещущие темы, подыгрывая нынешней власти. Лимонов стал настолько предсказуем, что теперь его не боятся публиковать прокремлёвские издания.

В газете «Известия» он сочинил целую оду ворам в законе, сентиментально описав их отзывчивость и готовность помочь ближнему.

«Я глубоко убеждён, что авторитеты – позитивные люди, – написал он в тексте «На смерть Деда Хасана». – Авторитеты дисциплинируют криминальный мир, который в противном случае может вести себя дико и агрессивно. Как было в начале 1990-х, когда велась война всех против всех и царил беспредел». [1]

Что характерно: те же аргументы приводят многие сторонники Владимира Путина, чьи повадки очень напоминают повадки воров в законе. Дескать, авторитет Путина дисциплинирует Россию. Уберите вождя – и всё затрещит по швам, разрушится, превратится в прах.

Не то чтобы эти люди в восторге от Путина. Просто им кажется, что без него будет еще хуже. Такова их логика, такова их этика.

В этих обстоятельствах отвращённые от политики обычные люди обращаются к вечным ценностям – допустим, к высокой музыке. Но выясняется, что там царят те же низменные законы.

В общем, как в песне поётся: «Государыня, // Помнишь ли, как строили дом – // Всем он был хорош, но пустой; // Столько лет // Шили по снегу серебром, // Боялись прикоснуть кислотой; // Столько лет // Пели до седьмых петухов, // Пели, но боялись сказать. // Государыня, // Ведь если ты хотела врагов, // Кто же тебе смел отказать?».

Можно петь и танцевать в Большом театре хоть до 77-х петухов. Можно Большой театр не только позолотить, но и осыпать алмазами.

Но как и чем заполнить ту пустоту, которая видна в глазах преступных – политических и культурных – «авторитетов»?

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: Э. Лимонов. На смерть Деда Хасана // Газета «Известия», 16.01.2013 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2794
Оценок:  25
Средний балл:  10