Статья опубликована в №5 (627) от 06 февраля-12 февраля 2013
Культура

Ушастик

Живёт в нашей обозерской деревеньке Киршино мужичонко. Так себе мужичонко, неважнецкий, прямо скажем. И глаза залиты вечно, и говорочек невнятный, но сердце у него доброе и к зверушкам лесным расположенное. Кличут его дружбаны–приятели промеж себя просто Толик. Хотя и отчество у него есть и красивую фамилию Розов носит.

Рисунок Алексея Белокурова

Подобрал однажды Толик в лесу косулёнка, то есть мелкого дитёныша косули, мамку которого подстрелили наши доблестные браконьеры. Взял к себе домой и стал воспитывать, как собственное возлюбленное дитя. Кормил из соски, спать клал с собою вместе на топчанчик в веранде. Топчанчик тот на веранде поставила его законная супруга – на тот случай, ежели непутёвый муж шибко напьётся, дык волочь чтоб не далеко было. Кинула его на веранду – и порядок.

Так вот. Рос косулёнок, рос и вырос в здоровенного козла. Звали его жители деревни Ушастиком. На шею ему повязали красную косынку, чтобы все знали, что зверь не лесной, а вполне себе домашний. А так как навязывать на верёвку лесную гордую животину хозяин считал недостойным, то Ушастик свободно разгуливал везде, где ему вздумается, к ночи возвращаясь домой – к Толику на веранду.

Понятное дело, что больше всего любил Ушастик пастись в чужих садах и огородах. Деревенские поначалу терпели, а со временем начали гонять обнаглевшую животину.

Но сады и огороды – это мелочь, хуже пришлось велосипедистам, коих немало по Киршино разъезжает. Козёл вошёл в возраст, отрастил вполне себе оленьи рога и стал качать права – он де вожак в стаде. А так как других рогов, кроме велосипедного руля, он в округе не нашёл – начал выяснять отношения с велосипедами. Народ начал роптать. Прижатый к стенке мужичонко был вынужден привязать буйного сынка.

Ушастик загрустил, Толик люто запил.

И вот в один из дней пришёл к нему дружбан, на предмет позвать опохмелиться. Стоит у калитки, орёт. Жена из сарая ему отвечает – спит, мол, окаянный на веранде, иди, буди, коли надо... Дружбан на веранду заходит и видит – лежит под одеялом, забывшись беспокойным сном, Толик. Сверху торчит голова, а внизу... из-под одеяла... торчат козлиные копыта. Охнул дружбан, осел, перекрестился, будить не посмел, похмеляться передумал, а решил твёрдо – всё, завяжу!

Откуда ж ему знать, что под одеялом с Толиком и Ушастик спит...

Через некоторое время Ушастика увезли – продали не то в хозяйство, не то на живодёрню... Никто не знает.

Наталия ПОЛЯНСКАЯ-ТОКАРЕВА

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2507
Оценок:  10
Средний балл:  9.7