Статья опубликована в №9 (631) от 06 марта-12 марта 2013
Политика

«Всё хорошо, прекрасная маркиза…»

В Псковской области неуклонно улучшаются частности при неизменном ухудшении общего положения
 Константин МИНАЕВ 30 ноября 1999, 00:00

В Псковской области неуклонно улучшаются частности при неизменном ухудшении общего положения

Очередная сессия Псковского областного Собрания, прошедшая в последний день календарной зимы, напомнила о хронических бюджетных проблемах Псковской области, почти неожиданно избавила два областных государственных музея-заповедника («Изборск» и Псковский) от преобразования в автономные учреждения культуры и в очередной раз обострила дискуссию о судьбе безнадзорных животных и судьбе тех, кто пытается о них заботиться.

«До какого момента Вы намерены отступать на этой линии фронта, потому что отступать уже некуда?»

Заместитель губернатора Александр Кузнецов попытался объяснить депутатам, зачем бюджет Псковской области тратится на увеличение уставного капитала ОАО «Псковские комунальные системы». Фото: Александр Сидоренко

За три дня до сессии, в понедельник, 25 февраля, губернатор области внес в Собрание проект закона Псковской области «О внесении изменений в Закон Псковской области «Об областном бюджете на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов».

Это стало уже стилем региональной администрации: многостраничные изменения в бюджет вносятся накануне рассмотрения в комитете и на сессии. Никакого полноценного рассмотрения этих изменений в такие сроки быть не может, о чем постоянно напоминают и председатель бюджетного комитета Собрания Борис Полозов, и Счётная палата области, которые в оставленные им часы успевают только проверить правильность сложения и вычитания, но не могут сделать полноценный анализ изменений в главный финансовый документ области.

Многие наблюдатели предполагают, что такой стиль подачи изменений в бюджет отражает не только и не столько большой объем работы и недостаток времени для него, сколько сознательное нежелание администрации оставлять областному Собранию и Счётной палате время для «копания в деньгах».

Несмотря на то, что на анализ представленных изменений были буквально сутки, основная картина дополнений ясна и тенденции понятны.

На ноябрьской сессии в минувшем году, принявшей бюджет во втором и третьем чтениях, губернатор Андрей Турчак пообещал прислушаться к некоторым системным поправкам в бюджет 2013 года, внесенным депутатом от «ЯБЛОКА» Львом Шлосбергом и отвергнутым «Единой Россией», после прояснения картины дополнительных поступлений в региональный бюджет из федерального в январе-феврале 2013 года [ 1].

Деньги действительно поступили, но о поправках в бюджет, предложенных оппозицией, никто в администрации, конечно, не вспомнил.

Хотя причины вспомнить были – как минимум в части сокращения растущего, как снежный ком, объема государственного внутреннего долга области.

Как и опасались противники принятия бюджета на 2013-2015 годы, первые же в 2013 году поправки в бюджет увеличили и верхний предел объема госдолга, и дефицит регионального бюджета.

В заключении Счетной палаты, розданном депутатам, говорилось: «В законопроекте доходы областного бюджета на 2013 год увеличены на 856 млн. 34 тыс. рублей и составят 19 млрд. 914 млн. 244 тыс. рублей, расходы увеличены на 3 млрд. 620 млн. 106 тыс. рублей и составят 26 млрд. 592 млн. 760 тыс. рублей, дефицит увеличен и составит 6 млрд. 678 млн. 516 тыс. рублей или 51,4% от общего объема доходов областного бюджета без учета безвозмездных поступлений».

Кроме того, отметила Счётная палата, верхний предел государственного внутреннего долга области также увеличен: на 1 января 2014 года – на 913 млн. 103 тыс. руб. и составит 11 млрд. 437 млн. 371 тыс. рублей, на 1 января 2015 года – на 673 млн. 103 тыс. рублей и составит 13 млрд. 931 млн. 715 тыс. рублей, на 1 января 2016 года – на 673 млн. 103 тыс. рублей и составит 16 млрд. 825 млн. 113 тыс. рублей.

Соответственно, верхний предел государственного внутреннего долга области превысит утвержденный общий годовой объем собственных доходов областного бюджета без учета утвержденного объема безвозмездных поступлений уже на 1 января 2015 года (на 34 млн. 453 тыс. рублей), а на 1 января 2016 года – аж на 2 млрд. 175 млн. 259 тыс. рублей.

Заместитель губернатора по вопросам финансов Татьяна Баринова в течение более чем четверти часа монотонно описывала депутатам многочисленные изменения в бюджет, особенно упирая на возврат из федерального бюджета в региональный денежных средств, не освоенных в 2012 году, и полностью обошла вниманием ухудшение общих параметров бюджета по дефициту и госдолгу.

В сочетании с заключением Счётной палаты доклад о положении дел с финансами главного чиновника по деньгам области становился похож на известную песню-частушку: «Всё хорошо, прекрасная маркиза, дела идут и жизнь легка, ни одного печального сюрприза, за исключеньем пустяка…».

Как это водится в Псковском областном Собрании, «пустяки» интересуют, как правило, только оппозицию.

Когда председатель Александр Котов объявил начало вопросов Татьяне Бариновой, слово попросил Лев Шлосберг. Он задал три вопроса.

«Татьяна Алексеевна, в предложенных изменениях мы видим продолжение негативных тенденций, которые отмечали при обсуждении проекта бюджета: это резкое увеличение верхнего предела государственного внутреннего долга области, который снова растет значительно и к 1 января 2014 года вырастет еще на почти миллиард рублей, и, соответственно, рост дефицита бюджета. У нас резко ухудшается соотношение государственного долга области и собственных доходов. Вы сейчас просто откорректировали базовые параметры принятого бюджета или в течение года мы получим еще ряд ухудшающих параметров? До какого момента Вы намерены отступать на этой линии фронта, потому что отступать уже некуда?».

Татьяна Баринова то ли сделала вид, что не поняла, о чем речь, то ли сознательно ушла от ответа по существу: «Мы задействовали в нашем бюджете переходящие средства [бюджета прошлого года], федеральные и областные. Это – не нарушение закона, это, можно сказать, благо, потому что деньги часто приходят во второй половине четвертого квартала, и использовать их уже нет возможности. Федерация разрешает нам часть неиспользованных денег оставлять у себя, а часть мы обязаны возвращать. Мы вернули неиспользованных 500 млн. руб., в основном по здравоохранению, и сейчас эти деньги возвращают нам. Мы увеличиваем дефицит на эти переходящие остатки прошлого года, на сумму возвращенных средств».

Почему при увеличении финансирования из федерального бюджета дефицит регионального не сокращается, а, наоборот, растёт, г-жа Баринова не сообщила, а про растущий предел государственного долга области не сказала ни слова.

«Сколько ещё времени мы будем накачивать бюджетными деньгами организации, которые внешне очень похожи на организацию «Рога и копыта»?»

Сергей Макарченко - начальнику управления сельского хозяйства области Николаю Романову: «Вы говорите, что мы не можем найти 2 млн. руб. в год, чтобы проводить регистрацию бездомных животных. То есть выделить эти деньги на убийство животных и разворовывание денег мы можем, а выделить их на регистрацию животных – не можем, так, что ли?» Фото: Александр Сидоренко

Второй вопрос Шлосберга был связан с предложением администрации утвердить «увеличение государственному комитету области по имущественным отношениям лимитов в сумме 32 млн. руб. на увеличение уставного капитала ОАО «Псковские коммунальные системы» с целью формирования единого органа управления коммунальной инфраструктурой Псковской области и реализации инвестиционных проектов в сфере жилищно-коммунального хозяйства»: «Мне как депутату неизвестно, чем занимаются сейчас «Псковские коммунальные системы». Такое впечатление, что 32 млн. руб. «опилок» выделяются на некую собственную деятельность этого акционерного общества, но не управление коммунальными системами.

Сколько еще времени мы будем накачивать бюджетными деньгами такого рода организации, которые внешне очень похожи на организацию «Рога и копыта»? В чём суть деятельности данного предприятия и зачем ему нужны сейчас 32 млн. руб.? У меня есть распоряжение администрации об увеличении уставного капитала ОАО «Псковские коммунальные системы» от 19 декабря прошлого года, но ни из этого документа, ни из какого другого невозможно понять, чем эта организация занимается».

Вопрос про ОАО «Псковские коммунальные системы» г-жа Баринова перенаправила своему коллеге Александру Кузнецову, который неожиданно для публики встал с места и пошел к трибуне. «Александр Викторович, можно с места…», – проговорил г-н Котов, но г-н Кузнецов был настроен решительно: «Мне там удобнее», и направился к трибуне с папкой в руках.

«Он хочет, чтобы его там сфотографировали», – негромко, но в микрофон прокомментировал ситуацию Виктор Антонов, между тем г-н Кузнецов приступил к докладу: «Действительно, по деятельности «Псковских коммунальных систем» поступило много вопросов, и я постараюсь в небольшом докладе осветить деятельность этой компании и буду готов ответить на все вопросы...».

Но Александр Котов почему-то не хотел никакого доклада по ОАО «Псковские коммунальные системы». «Александр Викторович, доклад не нужен нам, Вы ответьте пока на вопрос, который задал депутат Шлосберг. Если появятся другие, ещё ответите», – с неприятной интонацией произнёс спикер.

Г-н Кузнецов заметно растерялся и внешне даже обиделся, но вполне логично сказал, немного скомкав выступление, что «вопросов было много и в ходе комитета, и, я боюсь, дискуссия будет очень длительной, но как скажете, Александр Алексеевич».

После чего г-н Кузнецов сообщил, что приоритетными направлениями деятельности «Псковских коммунальных систем» является «участие в реализации областных целевых программ по местным видам топлива, по энергосбережению и повышению энергоэффективности, привлечение инвестиций в ЖКХ Псковской области, реформирование и реорганизация систем теплоэнергетики в районах Псковской области с переводом теплоэнергетических объектов на местные виды топлива».

«Что было сделано за те средства, которые уже были внесены в уставный капитал?», – спросил сам себя заместитель губернатора и ответил: «На 30 миллионов рублей совместно с районами был проведен полный технический аудит котельных в 8 районах области на 10 муниципальных предприятиях Великолукского, Пыталовского, Струго-Красненского, Плюсского, Пушкиногорского, Дедовичского, Себежского и Островского районов, это 102 котельные и связанное с ними теплосетевое хозяйство. На сумму 1,8 млн. руб. была произведена инвентаризация и анализ финансово-хозяйственной деятельности этих же муниципальных предприятий».

«Что предполагается сделать на сумму в 32 млн. руб.?», – снова спросил себя Александр Кузнецов и ответил: «Акционеру компании представлен бизнес-план создания единой системы информационных ресурсов Псковской области, это сопутствующий проект, который позволяет нам увидеть прозрачность всех финансовых потоков, которые на сегодняшний день… [замгубернатора долго подбирал слово] …варятся в системе жилищно-коммунального хозяйства. Мы заводим в эту единую систему все лицевые счета, начали с Великолукского района, ведем переговоры с другими муниципалитетами. Любой инвестор, который приходит в этот комплекс, спрашивает: что сделано с финансовой точки зрения, что сделано с технической точки зрения. И в 8 муниципальных образованиях мы уже можем показать инвестору условия, на каких он может заходить в этот непрозрачный сегодня сектор».

Как только прозвучала фраза про «прозрачность финансовых потоков» в интересах инвесторов, некоторые присутствующие с пониманием переглянулись. Финансовые потоки в сфере ЖКХ – вещь бездонная. Анализируя эти потоки и ведя технический аудит котельных за счет бюджетных средств, власти выполняют работу самих инвесторов (их список в таком случае вызывает особый интерес) и сокращают их затраты, по существу – ведут предпродажную подготовку объектов ЖКХ. Почему за это должен платить бюджет – объяснений нет.

Чуть позже выяснилось, что деятельность ОАО «ПКС» волнует не только Льва Шлосберга.

Борис Полозов в своем выступлении как председатель профильного комитета сказал, что бюджетное финансирование увеличения уставного капитала ОАО «Псковские коммунальные системы» вызывает вопросы: «В течение трех лет мы принимали решение об увеличении уставного капитала этого общества: это сначала 40 миллионов, в прошлом году – 32 млн., которые, как говорят, не были перечислены, но это нуждается в проверке, теперь еще 32 млн. Мы приняли решение о направлении запроса в Счетную палату и проверке деятельности этого предприятия и высказали сомнение в целесообразности его деятельности в организационно-правовой форме открытого акционерного общества, поскольку оно существует для выполнения по существу функций заказчика по работам, важность которых мы не ставим под сомнение. Может быть, существует более эффективная форма бюджетного финансирования этого предприятия, чтобы не перекачивать в него, например, деньги, которые тут же уходят в налоги».

С подачи Бориса Полозова в постановление Собрания внесли пункт о том, что Собрание рекомендует администрации области и рассмотреть вопрос об организационно-правовой форме ОАО «Псковские коммунальные системы».

Третий вопрос Шлосберга был связан с внесением в бюджет 24 млн. руб. для исполнения решения суда по оплате работ по Ледовому дворцу в Пскове.

Татьяна Баринова ответила: «В связи с тем, что объект был новый и большой, не все работы можно было учесть. Дефектные ведомости, которые раньше разрешались, сейчас не разрешены. Только то, что есть в конкурсном задании, можно профинансировать. В процессе были выявлены работы, которые было необходимо сделать, и оплата этих работ сейчас идет через суд».

Александр Кузнецов дополнил: «94-й федеральный закон не позволяет нам в ходе работ заменить одни виды работ другими. Ледовый дворец мы строили в первый раз, и выявились виды работ, которые нужно были «сминусовать» и виды работ, которые было необходимо прибавить. По решению суда эти работы признаны необходимыми, и сейчас приходится эти деньги выплачивать подрядной организации. Экономия по контракту составила именно эту сумму и на эту же сумму были выполнены другие работы, которые были необходимы».

Интересно, кто утверждал техническое задание на проектирование и проектную документацию по уникальному и никогда не виданному Псковом, а на деле – весьма скромному по размерам и типу конструкций Ледовому дворцу.

«Вы семнадцатого года боитесь? Вы же не голосуете всё равно за бюджет, что Вы так переживаете?»

Лев Шлосберг убедил все фракции областного Собрания, кроме «Единой России», в недопустимости реорганизации Псковского музея-заповедника и музея-заповедника «Изборск» из государственных бюджетных учреждений в автономные учреждения культуры. Фото: Александр Сидоренко

Перед голосованием стало ясно, что против изменений в проект бюджет проголосуют только «ЯБЛОКО» и ЛДПР.

Коммунист Анатолий Копосов, заместитель председателя бюджетного комитета, сделал примиряющее выступление о том, что «предложенные изменения в бюджет важны, надо их поддержать», но снова ритуально попросил администрацию «вносить изменения в бюджет вовремя».

Лев Шлосберг взял слово, чтобы вернуться к вопросу об увеличении верхнего предела внутреннего государственного долга, на который он «не получил удовлетворительного ответа от Татьяны Алексеевны» и отметил, что увеличение госдолга в Псковской области «идет с фантастической скоростью, и с такой скоростью примерно через 2 года можно будет признать область банкротом, и даже с учетом безвозмездных перечислений из федерального бюджета этот «потолок» будет «пробит» в 2017 году.

Это абсолютно неудовлетворительное направление финансового движения. Я не вижу источников финансового спасения Псковской области ни в федеральном, ни в региональном бюджете. Или мы рассчитываем на прощение долгов? Но их не было в последнее время в отношении субъектов Федерации. Непонятна логика, по которой идет изменение государственного внутреннего долга области. Это абсолютно губительная тенденция. Мы увеличиваем бюджетные кредиты, соответственно, увеличиваются средства на их обслуживание, уже в 2016 году по нынешним планам на обслуживание кредитов потребуется свыше миллиарда рублей, это для Псковской области очень крупные деньги. На мой взгляд, ситуация с государственным внутренним долгом требует отдельного обсуждения в областном Собрании при ближайшем рассмотрении очередных изменений в бюджет. Без обсуждения этого вопроса дальнейшее рассмотрение изменений в бюджет невозможно, мы катимся в долговую яму».

В этот момент, когда Александр Котов уже вознамерился перейти к голосованию, в бюджетную дискуссию громко вступил Алексей Севастьянов: «Лев Маркович, Вы семнадцатого года боитесь? Вы же не голосуете всё равно за бюджет, что Вы так переживаете?». – «Алексей Анатольевич, я переживаю за бюджет, в том числе когда я за него не голосую», – ответил Севастьянову Шлосберг, но г-н Севастьянов с видом знатока продолжил: «Если вести грамотную политику, то, поверьте мне, миллиард – это не так много! Успокойтесь». – «Нет, Алексей Анатольевич, я не успокоюсь», – парировал Шлосберг.

В этот момент Александр Котов отключил микрофоны депутатов и недовольно сказал: «Коллеги, я напоминаю вам, что у нас сейчас выступления по проекту закона, а не вопросы друг к другу».

За изменения в бюджет проголосовали 30 депутатов («Единая Россия», КПРФ и «Справедливая Россия»), против 3 – (ЛДПР и «ЯБЛОКО»).

«Есть твердое ощущение, что им будут увеличивать долю собственного заработка и уменьшать бюджетное финансирование»

Очередное противостояние на сессии произошло при обсуждении внесенных губернатором области проектов постановлений Псковского областного Собрания депутатов «О даче согласия на создание государственного автономного учреждения культуры «Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник «Изборск» путем изменения типа государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный историко-архитектурный и природно-ландшафтный музей-заповедник «Изборск» и «О даче согласия на создание государственного автономного учреждения культуры «Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник» путем изменения типа государственного бюджетного учреждения культуры «Псковский государственный объединенный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник».

Главным оппонентом инициативы администрации выступил Лев Шлосберг: «Администрация предлагает нам таким способом облегчить условия финансово-хозяйственной деятельности этих учреждений культуры. Это – два ведущих государственных музея-заповедника области, причем Псковский музей-заповедник имеет филиалы на местах, где очень маленький поток туристов, и эти филиалы практически полностью содержатся за счет бюджетного финансирования. Никакой успешной модели деятельности филиалов Псковского музея-заповедника не существует.

При реорганизации бюджетного учреждения в автономное должен быть представлен финансово-экономический расчет. Но его нет, в Собрание он не представлен. Уже со следующего бюджетного года мы можем увидеть сокращение бюджетного задания этим учреждениям и увеличение плана собственных финансовых поступлений в надежде на то, что в новом статусе учреждения будут более успешны экономически. Но этого не произойдет, потому что сложившийся к сегодняшнему дню ресурс музеев никак этим решением не меняется.

Изборский музей-заповедник получил из бюджета области в 2012 году 16,4 млн. руб., заработал – 8,5 млн. руб. Бюджетное финансирование Псковского государственного музея-заповедника составило 65 млн. руб., включая филиалы, собственные доходы – только 9 млн. руб. Основная часть бюджетного финансирования идет на заработную плату сотрудников музеев.

Итого, у нас нет никакого финансово-экономического обоснования деятельности этих музеев как автономных учреждений, но есть твердое ощущение, что им будут увеличивать долю собственного заработка и уменьшать бюджетное финансирование.

Есть существенные опасения, что, вынужденные зарабатывать, музеи будут сокращать самые существенные свои структуры – ведущие научные исследования, которые не приносят ни копейки дохода, они стопроцентно убыточны с экономической точки зрения. Мы можем получить убийственное для музеев сокращение штатов.

Есть еще одна значительная проблема. Оба наших уникальных государственных музея-заповедника имеют своим основным объектом показа объекты культурного наследия федерального значения. Но в соответствии с федеральным законом об автономных учреждениях мы имеем право создавать такие учреждения только на базе собственности субъекта Федерации. А на базе объектов федеральной собственности решение о создании автономных учреждений может только правительство РФ.

Псковский государственный музей-заповедник является основой инфраструктуры деятельности в сфере культуры и туризма в Псковской области. Любая дестабилизация деятельности и основного для нас музея, и не менее ценного Изборского музея могут нанести культуре Псковской области абсолютно непоправимый ущерб.

Я не понимаю, за счет какого имущества музеи будут брать деньги в кредит, так как предполагается, что музеи начнут привлекать кредиты. Что они будут отдавать в залог банкам? Объекты культурного наследия? Но у них все здания – это объекты культурного наследия, кто может разрешить заложить их в банке? Представить наши музеи-заповедники в автономном статусе невозможно. Это ошибка. И никакой федеральный закон не обязывает нас ее совершать. Ущерб для культуры будет очень значительным».

Аргументы «яблочника» оказались убедительны для всех депутатов, кроме «Единой России».

Коммунисты Геннадий Бубнов и Александр Рогов заявили, что «категорически против создания любых автономных учреждений вместо бюджетных», отказ государства от обязательств в сфере культуры является «вопиющим», и «отправлять в автономное плавание учреждения культуры Псковской области не скажу преступно, но точно недопустимо».

Голосование показало четкий водораздел: 21 депутат (все – «Единая Россия») поддержали предложение губернатора о создании автономных учреждений, 13 (КПРФ, «ЯБЛОКО», ЛДПР и «Справедливая Россия») солидарно проголосовали против два раза подряд: и по Псковскому музею-заповеднику, и по музею-заповеднику «Изборск».

Для принятия решения необходимо 23 голоса, таким образом, по обоим проектам было вынесено отрицательное решение.

«Я хочу понять, кто-то из администрации был наказан? Может быть, кого-то уволили, посадили, в конце концов?»

Комитет по АПК и природопользованию, в котором важную роль играет заместитель председателя, лидер Псковского отдления ЛДПР Сергей Макарченко, внес на рассмотрение давний и болезненный вопрос «О ходе реализации Закона Псковской области «О содержании и защите домашних животных».

Ответ перед депутатами держал начальник областного управления сельского хозяйства области Николай Романов.

Николай Александрович в итоге постарался показать, что вопрос носит отчасти политический характер, так как в конфликтах о противозаконных убийствах животных (в частности, в Острове) участвовали активисты ЛДПР.

«В области насчитывается порядка 40-45 тысяч собак, из них 10-15% бездомных», – начал отчёт Николай Романов. – «По предварительной оценке, для регистрации безнадзорных животных необходимо около 3 млн. руб. для материального оснащения ветеринарных учреждений и ежегодное финансирования в размере около 2 млн. руб. Найти эти деньги в настоящий момент нет возможности, а утвердить данную услугу как платную запрещает законодательство. Проект постановления администрации области «Об утверждении порядка регистрации и перерегистрации собак на территории Псковской области» проходит поэтапное согласование

Порядок отлова безнадзорных животных также устанавливается актом администрации области. Проект постановления администрации области об этом порядке был разработан и проходит согласование.

В области около 5 тысяч бездомных собак, отлов и передержка в течение 6 месяцев 1 тысячи собак в год потребует ежегодно 2,5 млн. руб.».

При этом г-н Романов полагает необходимым принятие Закона Псковской области, позволяющего передать полномочия по отлову и содержанию безнадзорных животных органам местного самоуправления «с необходимыми техническими и финансовыми ресурсами».

Большим достижением в этой работе г-н Романов счел проведенный его управлением в декабре 2012 года семинар в Великих Луках на базе общества защиты животных, которое финансируется из бюджета города и деятельность которого, а также созданный им приют для безнадзорных животных, показали как удачный пример.

В том же декабре в Острове провели круглый стол, на котором обсудили отношения активистов общества с местными властями, конфликт между которыми возник в процессе противодействия людей незаконному и жестокому отстрелу собак. Николай Романов пообещал, что приют для безнадзорных животных появится в Острове в ближайшее время, так как в феврале власти смогли решить вопрос о земельном участке для него.

В конце выступления начальник управления сельского хозяйства признал, что в год в Псковской области «нецивилизованно уничтожается» (такое вежливое определение выбрал г-н Романов) около тысячи собак.

Г-н Романов признал, что проблема «очень серьёзная», и «жители требуют цивилизованного решения».

Слово первым взял Сергей Макарченко, который с возмущением напомнил Николаю Романову, что и положение о регистрации домашних животных, и положение о порядке отлова безнадзорных животных должны были быть уже приняты администрацией, согласно постановлению областного Собрания, до 1 мая 2012 года. «Знаете ли Вы о том, что власть подразделяется на законодательную и исполнительную, и если законодательная власть приняла решение, то исполнительная должна его выполнить?», – саркастически спросил г-н Макарченко г-на Романова.

Г-н Романов признал, что разработанные его ведомством мероприятия вызвали отрицательное заключение прокуратуры как незаконные. Соответственно, «мы эти мероприятия перерабатывали», сообщил г-н Романов, и «снова запускали в систему согласования», выразив надежду, что процесс завершится-таки к концу марта.

«Если проект по регистрации животных был разработан где-то летом, то проекта по отлову не было и в декабре», – показал знание вопроса г-н Макарченко и упомянул, что «Андрей Иванович Карпов обещал мне, что виновные будут наказаны. Я хочу понять, кто-то из администрации был наказан? Может быть, кого-то уволили, посадили, в конце концов? Что-то случилось за неисполнение постановления Псковского областного Собрания?», – мечтательно спросил депутат.

«Проведем расследование, накажем», – сухо пообещал г-н Романов.

«Господи, сколько можно расследования проводить?!», – воскликнул г-н Макарченко.

Начальник государственно-правового комитета администрации области Андрей Карпов вмешался в диалог, чем избавил Николая Романова от неприятного для него ответа: «Сергей Викторович, в отношении Николая Александровича служебная проверка завершена, решением губернатора принято решение привлечь его к дисциплинарной ответственности за неисполнение полномочий именно в этой сфере».

Частично воодушевленный Сергей Макарченко пошел дальше: «Я смотрел всякого рода муниципальные контракты на отлов собак, там цена за одну отловленную собаку колеблется от 2080 руб. до 2500 руб. При том, что себестоимость убийства собаки – не больше 100 руб. Соответственно, около 2 тысяч рублей зарабатывается на одной собаке и, таким образом, около 2 млн. руб. в год уходит в никуда. Вы говорите, что мы не можем найти 2 млн. руб. в год, чтобы проводить регистрацию бездомных животных. То есть выделить эти деньги на убийство животных и разворовывание денег мы можем, а выделить их на регистрацию животных – не можем, так, что ли?».

Николай Романов сослался на то, что затраты на т. н. «отлов собак» производятся из местных бюджетов, областного бюджета траты муниципалитетов на уничтожение безнадзорных животных не касаются.

«То есть вы не можете воздействовать на муниципалитеты, чтобы они нормально тратили деньги?», – задал риторический вопрос г-н Макарченко и пошел дальше: «Хоть одно уголовное дело было возбуждено по факту жестокого убийства животного? Вот в Острове возбудили уголовное дело против тех, кто пытался противостоять убийству животных, причем на детской площадке – за то, что у убийцы собак отобрали ружье, возбудили дело «за ограбление».

Г-н Романов сообщил, что прокуратура сейчас изучает все договоры муниципалитетов со скандально известным белгородским ООО «Фауна» на предмет их законности и рассматривает применение административных взысканий.

«Они просто убивают собак вместо того, чтобы их отлавливать, и разворовывают бюджет, – настойчиво продолжил Сергей Макарченко. – Есть ли хоть одно уголовное дело? Да, люди набросились на них с кулаками, а что бы Вы сделали, если бы на Вас направили ружье?».

Коллегу поддержал Лев Шлосберг: «Николай Александрович, ситуация с казнями на улицах, когда публично на глазах у людей, в том числе детей, убивают животных, и не только бездомных, но и домашних, отошедших от дома на какие-то метры, нетерпима. Собаки умирают в страшных мучениях, это действительно казни.

Вы сказали о тысяче убитых собак в год, я предполагаю, что гораздо больше, трудно вести учет убийств.

Вы как госорган ведете какую-то профилактическую работу с муниципалитетами, как-то координируете их деятельность? Главы местного самоуправления, подписавшие контракты с «Фауной», гордились этими контрактами, открыто и публично заявляли, что «нашли средство от бездомных животных», Вы понимаете?!

После этого приезжали люди на машинах, открыто совершали убийства на улицах, и никто из них не понес уголовной ответственности. У Вас есть функция объяснения органам местного самоуправления элементарных вещей: вот это – законно, а вот это – незаконно и недопустимо? Что яд аделин недопустим, что убийства летающими шприцами – недопустимы, отсутствие контроля за тем, является животное домашним или безнадзорным – недопустимо!?».

«Я Вас услышал, – вздохнув, сказал Николай Романов. – Работа в последнее время ведется. После конфликта в Острове между «Фауной» и активистами ЛДПР уже в трех муниципалитетах заключены контракты с общественной организацией, и там убийств не будет, соответственно. Все районы нам не охватить, у каждого свои возможности, но большинство районов в этом году мы охватим», – пообещал депутатам чиновник, но заметил, что активистов общества защиты животных мало, они есть не во всех районах, но, в свою очередь, руководство общественной организации обещает найти людей, принять их в свои члены и с их помощью организовать работу с бездомными животными. «Мы на всех совещаниях с главами местного самоуправления на эту тему разговариваем. Во всяком случае, лёд тронулся, и очень серьёзно», – постарался сделать оптимистичное заключение Николай Романов.

Он пообещал депутатам, что его управление исполнит наконец Закон области и поручение губернатора об издании порядка отлова безнадзорных животных, в котором очередной последний срок исполнения документа был обозначен до 25 января, «за две недели», то есть до 15 марта, но тут же вернулся к муниципальной теме и попросил сжалиться: «Уважаемые депутаты, я прошу вас внести изменения в законодательство и возложить обязанность по регистрации и отлову животных на органы местного самоуправления, а не на областные органы ветеринарии».

Конечно, получать административные наказания «за бездомных собак» Николай Романов больше не хочет.

А если эти взыскания начнут раздавать главам местного самоуправления, то они и так крайние по всем вопросам: на них всё заживает, как на собаках. Или не заживает, но ответственности за это подчиненная г-ну Романову государственная ветеринарная служба нести не будет.

Константин МИНАЕВ

 

1 См.: К. Минаев. Процесс закрыт // «ПГ», № 47 (619) от 5-11 декабря 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3967
Оценок:  17
Средний балл:  9.5