Статья опубликована в №10 (632) от 13 марта-19 марта 2013
Город

Припасть к речке Вонючке

Администрация Псковской области намерена отстранить власти Пскова от контроля за деньгами и ходом работ по будущим проектам туристско-рекреационного кластера «Псковский»
 Лев ШЛОСБЕРГ 30 ноября 1999, 00:00

Администрация Псковской области намерена отстранить власти Пскова от контроля за деньгами и ходом работ по будущим проектам туристско-рекреационного кластера «Псковский»

5 марта на заседании администрации Псковской области было озвучено намерение региональных властей забрать у администрации города Пскова (Управления городского хозяйства администрации города) функции муниципального заказчика по проектам создания обеспечивающей инфраструктуры туристско-рекреационного кластера «Псковский» и передать их областному управлению капитального строительства. Решение носит не технический, а политический характер и, в случае принятия, будет иметь значительные последствия. Есть основания предполагать, что главная его причина – в неожиданном для региональных властей желании администрации Игоря Чередниченко разобраться, на что именно и под какие именно работы расходуются проходящие через городские структуры сотни миллионов рублей федеральных денег. Разбирательства оказались неожиданно результативны, но их результаты заставили беспокоиться тех, кто хорошо знает, кем и как именно должны были быть «освоены» крупные средства федерального бюджета.

Травяной берег реки Псковы покрыт грудой острых гранитных камней в металлических сетках (габионах). Фото: Лев Шлосберг

На заседании администрации Псковской области намерение передать функции муниципального заказчика с уровня города на уровень области озвучил председатель государственного комитета по культуре Александр Голышев, который туманно сообщил, что у УГХ администрации города, как у заказчика, «возникают определенные проблемы». О существе проблем он предпочел не распространяться.

Пас принял губернатор области Андрей Турчак, который сообщил, что ситуация уже обсуждалась с главой Пскова Иваном Цецерским и отметил, что вопрос передачи функций заказчика от УГХ города к УКС области должен был вынесен на заседание Псковской городской Думы.

Так на поверхность политической жизни вышло одно из основных противоречий, возникших в 2012 году при реализации масштабных проектов реконструкции набережных Великой, Псковы и Детского парка в Пскове: между желанием инициаторов проектов как можно быстрее «освоить» крупные средства федерального бюджета в соответствии с заранее достигнутыми договоренностями, и намерением новой администрации города, оказавшейся в положении крайнего, проверить все расходы на соответствие фактически произведенным работам.

Как только это намерение стало реальностью и подрядчик работ – Псковский филиал ООО «СтройГрад» – убедился в готовности администрации города оплачивать только фактически подтвержденные работы при условии предоставления всех сметных документов – так называемых процентовок, в администрации области усилилось беспокойство.

Не за судьбу ставших скандальными на всю страну проектов реконструкции, как это декларировалось публично, а за судьбу денег. И не в связи с риском их возврата в федеральный бюджет, о чем говорилось также публично, а в связи с очевидным нарушением планов распределения этих денег между заинтересованными лицами, о чём публично, конечно, не говорилось.

Все понимали, что администрация Игоря Чередниченко получила в виде трех безграмотных проектов реконструкции в исторической части Пскова чрезвычайно тяжелое наследие [ 1].

Правда, в качестве «приложения» к тяжелому наследию существовала и некая «дорожная карта» – решение градостроительного совета Пскова от 10 июля 2012 года, подписанное председательствующим на заседании (в отсутствие полномочного главы администрации города) Андреем Турчаком [ 2].

Основные решения, закрепленные протоколом градостроительного совета, были без преувеличения выстраданы в процессе двухмесячных консультаций оппонентов: с одной стороны – разработчика проекта, ООО «СибЭкоСистема», и подрядчика, ООО «Стройград», с другой стороны – псковских архитекторов, инженеров, конструкторов, искусствоведов, подготовивших альтернативное решение по реконструкции набережной.

Речь шла о подъеме общего уровня набережной на всей её протяженности не более чем на 60 см. от существующего (вместо 1,5 м), максимальном уровне ограждения от уровня воды – не более чем 1,8 м (вместо 2,7 м), установке парапета ограждения набережной высотой не более 35 см (вместо 90 см.), обязательном полном обетонировании с внешней стороны необоснованно примененного в конструкции набережной металлического шпунта, признанного всеми «уродством», недопущении увеличения ширины набережной более чем на 10 см в сторону реки, сохранении и восстановлении валунных откосов, сохранении архитектурных форм существующего главного причала города (стилизованных носов кораблей) и многом другом.

Компромисс был очень тяжелым: областные чиновники сжалились над подрядчиком, который уже закупил шпунт и сваи (теперь их банально пилят пополам: в проекте не была учтена жесткость грунта дна реки Великой). По причине этой жалости были отвергнуты самые профессиональные проекты архитекторов Владимира Лугового и Бориса Пославского, которые обосновали качественный ремонт существующей набережной: быстро, просто, недорого, более того – экономно.

Парапет речной пристани Великой превращается в стену морского порта, облицованную железным шпунтом. Фото: Лев Шлосберг

Архитекторов и градозащитников поддержал заслуженный строитель РФ Анатолий Васильев, но и это не спасло: потраченные (а, возможно, и не потраченные) шумно деньги взяли верх.

Конечно, жалеть надо было не подрядчика, а Псков.

Но для этого как минимум надо было быть псковичом.

Так или иначе, после 10 июля показалось, что кризис преодолен и остались только технические детали. Но это впечатление оказалось иллюзией.

Государственный куратор проекта – госкомитет Псковской области по инвестициям, туризму и пространственному развитию во главе с Натальей Труновой, руководитель проектов ООО «СибЭкоСистема» Маргарита Дёмина и директор Псковского филиала ООО «СтройГрад» Илья Филиппов парализовали все работы по корректировке проекта. Причем особое неприятие вызывали именно предложения, направленные на удешевление работ и оптимизацию затрат.

Фактически апологеты шпунта и бетона ни дня не потратили на конструктивную работу. Г-жа Трунова отказалась согласовать техническое задание на корректировку проекта, основанное на решении градостроительного совета, писала в администрацию города провокационные письма, завершавшиеся ультиматумом о полном отказе от сотрудничества, угрожала отзывом денег.

Рабочие отношения так и не были установлены. На одном из первых совещаний после градсовета, когда архитектор Лариса Нуколова, взявшая на себя ответственность за подготовку основы для нового архитектурного решения набережной, высказала замечание об отсутствии на момент начала проектирования обязательной технической экспертизы состояния набережной, то получила в ответ от Маргариты Дёминой летящий по столу едва ли не в лицо том проектной документации. Необходимой экспертизы в этом томе не было, но это был жест – символ отношения.

Именно на том совещании Наталья Трунова произнесла свою теперь уже знаменитую презрительную фразу в ответ на замечание о недопустимости в Пскове металлических конструкций набережной: «Ничего, привыкнете!». Показательно, что она произнесла эту фразу почти ненароком, как бы между делом, печатая смс-сообщение на мобильном телефоне.

Настали август и сентябрь с их низкой водой, когда обетонирование шпунта было оптимально по всем технологическим условиям. Но работы не были начаты.

Делалось всё возможное для того, чтобы довести ситуацию до наихудшей, и, как теперь это понятно, только с одной целью: вернуться к первоначальному проекту – дикому и жестокому к городу.

Не согласовав ничего, покинула Псков с высокомерно поднятой головой Наталья Трунова [ 3].

К этому моменту всё большее внимание псковичей, пытавшихся осмыслить творящееся у них на глазах, привлекло положение дел и с проектом реконструкции набережных Великой и Псковы вокруг Кремля, и с реконструкцией Детского парка.

В первом проекте оторопь вызвала установка габионов [ 4] – набитых гранитными камнями огромных металлических сеток на всем протяжении берега (ни на одном эскизе, выставленном в свое время в ГКЦ на всеобщее обозрение перед заседанием градостроительного совета, эта конструкция не «читалась»), в Детском парке постепенно становилось очевидно явное несоответствие (если не сказать более резко) объема финансирования и объема фактически выполненных работ, символом которых стали накладные клумбы, тотчас получившие название «собачьих могилок».

Стало очевидно, что «вторая крепостная стена» из гранита вокруг Псковского Кремля – это еще один проектный идиотизм. Ни при царях, ни при большевиках никому не пришло в голову обкладывать каким-либо камнем этот природный мыс вокруг главной псковской святыни: он всегда был естественным, природным, вырастал из водной глади Псковского междуречья.

Но «СибЭкоСистема» в приступе освоения денег решила «укрепить» берега Великой и Псковы, которые спокойно стоят на этом месте тысячи лет и простояли бы столько же – без всяких габионов.

Прогулочная нижняя набережная оторвала от речной глади многие метры и превращается в бетонный проспект, на котором можно устраивать автогонки. Фото: Лев Шлосберг

Между тем подрядчик ультимативно требовал денег и, в конце концов, просто остановил работы.

Это обострило вопрос о деньгах, конечно.

Набережная реки Великой от Ольгинского моста до моста им. 50-летия Октября – 438 млн. руб.

Набережные Великой и Псковы вокруг Кремля – 69 млн. руб.

Детский парк – 71 млн. руб.

Итого – 578 млн. рублей.

На что? Где процентовки? Как платить за явно неисполненное?

Кто будет за это отвечать?

«Финансовые раскопки» администрации города в проектной документации, пунктуально произведенные городским стройнадзором, привели к удивительным открытиям.

Например, в смете на реконструкцию набережной Великой от моста до моста обнаружились еще 12 млн. руб. на… оплату проектных работ. Точно такая же сумма была выплачена ООО «СибЭкоСистема» за те самые проектные работы. И вот – в строительной по назначению смете находится такая же сумма с таким же назначением и тем же предполагаемым получателем.

С какой стати?

Администрация города объявила о «находке» и о том, что не видит никаких оснований оплачивать проектные работы дважды.

Фактически пойманные за руку, проектировщики просто замолчали и перестали отвечать на письма с разработанными для них в Пскове архитектурными и конструктивными решениями.

Им посылались готовые разработки, соответствующие решениям которые нужно было только согласовать. Причем люди работали безвозмездно, под обещания неких будущих расчетов, но по существу – не за деньги. Они спасали свой город.

Всё, что удалось поправить в этом железобетонном, варварском реконструировании, было направлено на сокращение вреда городу. И трудятся до сих пор над этой бедой те, кого уже неоднократно пытались дискредитировать – и сам их подвижнический по существу труд, и их самих, потому что этот труд, кроме своего прямого результата, имеет ещё один: он показывает и доказывает халтурность первоначального проекта, недобросовестность его апологетов.

Вышли на так называемую «малую набережную» – набережную реки Псковы. Проверили выполнение работ в процентах от проектного объема: 9%. Подрядчик требует подписать акты сдачи-приемки выполненных работ и оплатить объем в два с лишним раза больше. Администрация города в лице УГХ логично отказывается – кому нужна ответственность за нецелевое расходование средств федерального бюджета?

Чередниченко официально заявляет: мы оплачиваем работы только по факту.

Подрядчик в ответ останавливает работы.

Куда и как были потрачены 128 млн. руб. аванса на работы по большой набережной? Отчета нет.

Куда зарыты 71 млн. руб. в Детском парке, что сделано за эти немалые деньги?

Ответа нет.

И это умножает вопросы.

Въедливость нового городского чиновника, оказавшегося железобетонным законником и в процессе корректировки проекта, и в процессе приемки выполненных работ, что привело к огласке (пусть и в узком кругу чиновников и специалистов) многих нелицеприятных обстоятельств, вызвала уже не просто беспокойство, а чрезвычайно болезненную реакцию в администрации области.

Казалось бы, надо радоваться – над скандальными, трудоемкими и рискованными проектами установлен жесткий административный контроль.

Но вместо радости появилась агрессия.

Чиновникам администрации города, причастным к реализации проектов реконструкции, стали сначала намекать, а потом и прямо требовать: платите! Платите, невзирая ни на что: на невыполненные работы, отсутствие процентовок, срыв графика. Платите!

Создавалось полное впечатление, что люди требовали заплатить себе самим, в карман, в личный бюджет: они были настойчивы и агрессивны, как риелторы, которым не заплатили по договору продажи жилья.

Но Игорь Чередниченко остался холоден к этим требованиям.

Между тем непрекращающиеся усилия псковских специалистов стали давать результаты, капля точила камень: одни компромиссные решения, которые последовательно и высокомерно отвергала «СибЭкоСистема», сменялись другими.

Лариса Нуколова и Владимир Луговой предложили заменить обетонирование шпунта в воде (это удобно делать только в августе-сентябре) на закрытие шпунта специально изготовленным бетонным «фартуком» – аналогично тому, как было сделано внешнее ограждение существующей набережной, для чего были сделаны новый проект и конструктивные расчеты.

Но и здесь Маргарита Дёмина возразила: новая набережная (это уже со шпунтом!!!), по ее мнению, может не выдержать «фартука» (в то время как существующая набережная несет точно такой же спокойно вот уже несколько десятков лет).

Помнится, Илья Филиппов в ответ на вопрос – каких именно нагрузок может не выдержать существующая набережная в случае ее капитального ремонта, издевательски сказал: снежных.

Г-жа Дёмина отказалась согласовывать ограждающий парапет высотой 35 см, хотя для разрешения разногласий о высоте ограждающего парапета было принято специальное решение Псковской городской Думы. Дёмина сообщила, что решение городского парламента не имеет для неё никакого значения, и она настаивает на высоте парапета минимум 80 см. (бетон, ещё бетон!), хотя все специалисты сказали: чем выше парапет, чем больше расстояние от его обреза до обреза воды, тем выше риски для жизни падающего человека.

В конце февраля Маргарита Дёмина приехала в Псков. Ее приезда долго ждали. Для переговоров с ней рабочая группа подготовила материалы и рабочие вопросы.

Г-жа Дёмина не уделила специалистам, спасающим проект реконструкции набережной, ни минуты внимания. Она просто отказалась с ними встречаться.

Апофеозом письменного общения с г-жой Дёминой стало ее письмо от 18 января 2013 года следующего содержания: «По рекомендации археолога, профессора, кандидата исторических наук И. К. Лабутиной принято решение не размещать в «Детской зоне» площадку для детей. На данном месте периодически выходят грязные стоки подземной речки «Вонючки» (дословная цитата).

Два предложения – три неправды.

Первая неправда. Профессор Инга Лабутина, признанный специалист по исторической топографии Пскова, такой информации не давала.

Вторая неправда. В Пскове нет и не было исторической подземной речки «Вонючка», была и есть речка Зрачка.

Третья неправда. Расположена эта речка в другом месте: в районе стены Среднего города, к Великой она выходит у Мстиславской башни.

Эта одновременно смешная, но по существу драматическая ошибка с заменой названия исторической речки с Зрачки на «Вонючку» – символ всего происходящего в Пскове с проектами реконструкции.

Нет для этих людей города Пскова. Есть объект освоения денег. Эти деньги и есть – та самая поганая речка Вонючка, на этот раз – без кавычек.

Эта многомиллионная Вонючка собрала вокруг себя и привела в Псков временщиков – людей, которым нужно только одно: срубить бабло. Именно так – не сделать дело добротно, не заработать деньги честным трудом, не оставить по себе добрую память, а – срубить бабло. И – смыться. В поисках других Вонючек.

Для этих людей сделать из реки Великой речку Вонючку – раз плюнуть.

Но за эти ржавые плевки платит бюджет, то есть – народ.

По официальным данным, шесть недель (!) ушло у «СибЭкоСистемы» на проектирование реконструкции набережной протяженностью 1,8 км. Эти шесть недель стоили бюджету 12 млн. руб.

Не были сделаны необходимые инженерные и геодезические исследования, технические экспертизы, предложенные конструкции, в том числе по креплению проклятого шпунта к сваям, оказались неисполнимы в принципе, так как содержали изначальные ошибки, архитектурное решение отсутствовало как таковое, но, очевидно, авторы оценили свой труд как нечто выдающееся и без лишней скромности засунули в строительную смету еще 12 млн. руб.

Их схватили за руку с поличным.

Они взбесились.

Но взбесились не только они, что показательно.

И это – очень существенно.

Работы по установке габионов на берегу Псковы привели к полному изменению облика речной поймы. Фото: Лев Шлосберг

Неосвоенные в 2012 году на набережных Великой, Псковы и в Детском парке деньги перенесены на 2013 год. От того, каким образом будут освоены оставшиеся средства, зависит сейчас главное – насколько непоправимый ущерб будет нанесен городу Пскову, насколько он будет смягчен.

Одновременно предварительно одобрено продолжение финансирования проектов создания так называемой обеспечивающей инфраструктуры в рамках туристско-рекреационного кластера «Псковский» на 2013 год в сумме около 430 млн. руб. – 400 млн. руб. ожидается из федерального бюджета и 30 млн. – из областного.

Впереди реконструкция ул. Пушкина и ул. Ленина с частью Октябрьского проспекта [ 5 ], улиц Калинина, Красных Партизан, Советской, Георгиевской, Профсоюзной и Детской [ 6].

Туристско-рекреационный кластер «Псковский», имеющий своей целью создание системы извлечения максимального дохода как из коммерческой, так и из некоммерческой недвижимости [ 7 ], увеличивает свои аппетиты. Оставшееся неосвоенным пространство – это практически весь Псков [ 8].

Потенциальная ёмкость этого пространства освоения денег – миллиарды и миллиарды. Пилить и пилить.

Когда 4 апреля 2012 года администрация Псковской области издала постановление «О порядке предоставления субсидий бюджету муниципального образования «Город Псков» в 2012 году из областного бюджета на финансирование мероприятий, направленных на создание туристско-рекреационного кластера «Псковский» в рамках областной долгосрочной целевой программы «Развитие культурно-познавательного туризма Псковской области на 2010–2016 годы»», никаких опасений в том, что при освоении этих субсидий через муниципальные структуры возникнут какие-либо сложности, не было. Везде были «свои» и «наши», можно было в самом крайнем случае приказать по «вертикали». Начальника УГХ администрации города Пскова того времени Светлану Павлову вообще прятали от глаз людских, она только подписывала необходимые документы и, наверно, молила Бога о милости.

Потом произошли незапланированные политические события, и ушедшего в отставку члена команды Андрея Турчака Петра Слепченко в ситуации форс-мажора сменил Игорь Чередниченко [ 9].

Судя по всему, именно подход нового главы администрации к расходованию «кластерных» миллионов не устраивает администрацию Псковской области: много вопросов задали, много накопали, сверх сделанного ничего не заплатили, на уговоры не пошли. Оказались, как это принято говорить в определенных кругах, недоговороспособны.

Если Псковская городская Дума, находящаяся в периоде обострения внутреннего раздрая, согласится на передачу функции муниципального заказчика от Управления городского хозяйства администрации города Пскова к областному Управлению капитального строительства, то она не просто утратит возможность контроля за реализуемыми в городе проектами, она фактически снимет с общественной повестки дня вопрос: как расходуются деньги бюджета в проектах реконструкции в Пскове?

Как бы ни были избраны депутаты городской Думы и глава города, они напрямую зависят от граждан и подотчетны им, как подотчетен городскому парламенту глава городской администрации.

Городских глав знают в лицо, рано или поздно им посмотрят в глаза и спросят: Иван, это ты сделал? Игорь, это ты построил?

Кому подотчетен областной УКС? Кто узнает в лицо его начальника? Кто задаст ему вопрос в глаза: это ты сделал?

Областной УКС, руководители которого меняются в последнее время чаще, чем ежегодно, и уходят вынужденно, со скандалами и даже возбуждением уголовных дел, никаких неприятных вопросов подрядчику по делам реконструкции задавать не будет. «Пожелания» по оплате трудов будут исполняться по мере их поступления, также без дополнительных вопросов.

Решили срубить полторы сотни деревьев на улицах Пушкина и Ленина? Срубят, никакой градсовет созывать не станут, объяснять ничего не будут, людей не спросят.

Начальник сказал: освоить смету – значит, освоят.

Залить бетоном? Зальют.

Закатать под асфальт? Закатают.

Откатить? Не вопрос!

Так течёт она под землей – речка Вонючка.

Правда, эта речка очень плохо пахнет.

И, в конце концов, она выходит на поверхность.

Но деньги не пахнут – такая у них мудрость.

Лев ШЛОСБЕРГ

 

1 См.: И. Голубева. Туманная набережная // «ПГ», № 31 (553) от 17-23 августа 2011 г.; В. Шуляковский. Набережная повторенных ошибок // «ПГ», № 36 (558) от 21-27 сентября 2011 г.; Л. Шлосберг. Чужие берега // «ПГ», № 19 (591) от 16-22 мая 2012 г.; А. Семёнов, К. Минаев. Правый берег // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; «Неприемлем к реализации» // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; «Снова придёт в исходное состояние» // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; А. Семёнов. Выйти из берегов // «ПГ», № 21 (593) от 30 мая – 5 июня 2012 г.; Л. Нуколова. Золотая коронка на гнилом зубе // «ПГ», № 21 (593) от 30 мая – 5 июня 2012 г.; «Мы не можем признать ответы убедительными» // «ПГ», № 21 (593) от 30 мая – 5 июня 2012 г.

2 См.: А. Семёнов. Складское помещение // «ПГ», № 27 (599) от 11-17 июля 2012 г.

3 См.: Л. Шлосберг. Разлука будет без печали // «ПГ», № 44 (616) от 14-20 ноября 2012 г.

4 См.: А. Семёнов. Провалы памяти // «ПГ», № 6 (628) от 13-19 февраля 2013 г.

5 См.: Л. Шлосберг. Здесь был город-сад // «ПГ», № 34 (606) от 5-11 сентября 2012 г.

6 См.: А. Семёнов. Мастерская или кластерская? // «ПГ», № 7 (629) от 20-26 февраля 2013 г.

7 См.: Л. Шлосберг. Определяющий эффект // «ПГ», № 29 (601) от 25-31 июля 2012 г.

8 Согласно постановлению администрации Псковской области от 20.04.2012 № 202"О границах туристско-рекреационного кластера «Псковский» «Туристско-рекреационный кластер «Псковский» расположен на территории города Пскова. Внешняя линия границы туристско-рекреационного кластера «Псковский» проходит от моста им. 50-летия Октября, далее по ул. Юбилейной до пересечения с ул. Красноармейской, по ул. Красноармейской до пересечения с ул. Киселева, по ул. Киселева до пересечения с Рижским просп., далее по Рижскому просп. до пересечения с ул. Народной, по ул. Народной до пересечения с ул. Коммунальной, далее по ул. Коммунальной до пересечения с ул. Западной, по ул. Западной до пересечения с ул. Кузбасской дивизии до границы муниципального образования «Город Псков», далее по границе муниципального образования «Город Псков» до береговой линии реки Великой, далее по береговой линии реки Великой до моста имени Александра Невского, далее по ул. Чудской до ул. Л. Поземского, по ул. Л. Поземского до пересечения с ул. Застенной, далее по ул. Застенной до пересечения с ул. Гремячей, по ул. Гремячей до пересечения с ул. Индустриальной, по ул. Индустриальной до Кузнецкого моста, далее от Кузнецкого моста по ул. Кузнецкой до пересечения с ул. Плехановский Посад, далее по ул. Плехановский Посад до пересечения с ул. Вокзальной, по ул. Вокзальной до пересечения с ул. 128 Стрелковой дивизии до пл. Героев-десантников, до моста им. 50-летия Октября».

9 См.: Д. Камалягин. Можно выйти? // «ПГ», № 20 (592) от 23-29 мая 2012 г.; Д. Камалягин. Под колпаком // «ПГ», № 22 (594) от 6-12 июня 2012 г.; Д. Камалягин. Победитель конкурса // «ПГ», № 28 (600) от 18-24 июля 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3879
Оценок:  60
Средний балл:  9.9