Статья опубликована в №10 (632) от 13 марта-19 марта 2013
Общество

Контрольный выстрел

Поверить в «особый контроль» над произведениями русских классиков тем проще, чем больше Госдума наштампует запретительных законов
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

Поверить в «особый контроль» над произведениями русских классиков тем проще, чем больше Госдума наштампует запретительных законов

У Салтыкова-Щедрина есть сказка «Обманщик-газетчик и легковерный читатель», начинающаяся словами: «Жил-был газетчик, и жил-был читатель. Газетчик был обманщик – всё обманывал, а читатель был легковерный – всему верил. Так уж исстари повелось на свете: обманщики обманывают, а легковерные верят. Suum cuique [Каждому свое (лат.)].»

Павел Пожигайло в Михайловском. Фото: Лев Шлосберг

Эта сказка пришла на ум тогда, когда на прошедшей неделе грамотные люди принялись обсуждать скандальные предложения председателя комиссии Общественной палаты России по культуре и сохранению культурного наследия, президента Фонда изучения наследия П. А. Cтолыпина, председателя Попечительского совета ВООПИиК. Павла Пожигайло [ 1 ], опубликованные в газете «Известия». [ 2]

Высказывания г-на Пожигайло обсуждали все – от Олега Кашина до Виктора Топорова.

Более того, высказывания г-на Пожигайло обсуждал даже сам г-н Пожигайло, который категорически не согласился то ли сам с собой, то ли с журналистом Сергеем Подосеновым, который с ним беседовал.

«Никакой речи не может идти об особом контроле»

Текст в «Известиях» получился сенсационный.

Если верить этой газете, школьная программа по литературе, возможно, в ближайшие годы претерпит серьезные изменения. Некоторых авторов вроде Михаила Булгакова якобы вообще собираются исключить из школьной программы, а других – Александра Островского, Ивана Тургенева, Николая Некрасова, Михаила Салтыкова-Щедрина, Виссариона Белинского, Николая Гоголя и Фёдора Достоевского – предполагается взять «под особый контроль».

По версии газеты «Известия», Павел Пожигайло заявил следующее: «Изучение творчества этих авторов следует поставить под особый контроль. Будет разработана специальная методичка для учителей, в которой будет четко прописано, что следует рассказывать детям про эти произведения».

Причем, будто бы это была не его частная инициатива, а министерское поручение.

«Известия» приводят прямую речь Павла Пожигайло: «Мне позвонил министр культуры (Владимир Мединский — «Известия»). У нас была большая история, связанная с русской литературой. Он предложил возглавить группу по созданию учебника по русской литературе».

Через некоторое время в своем блоге произошедшее прокомментировал сам Павел Пожигайло. Текст под названием «Словесная эквилибристика неуместна» должен был опровергнуть статью в «Известиях».

«Никаких поручений Минкультуры России по данному вопросу не было и не могло быть в принципе, – пишет Павел Пожигайло. – Так же как и предложения министра возглавить данную рабочую группу мне».

«По моим ощущениям, корреспондент газеты был пьян, когда писал статью» [ 3], – заявил Павел Пожигайло, комментируя публикацию в «Известиях».

В свою очередь, газета «Известия» 6 марта у себя в Ttwitter написала: «У газеты «Известия» есть аудиозапись и расшифровка беседы с Пожигайло. В статье – точная цитата его слов».

Однако Павел Пожигайло продолжает настаивать, что «Известия» устроили провокацию.

Не подтверждает председатель комиссии по культуре и сохранению культурного наследия Общественной палаты России и самую яркую фразу из «Известий» – об «особом контроле»: «Никакой речи не может идти и «об особом контроле» при изучении творчества некоторых классиков русской литературы, «списке потенциально опасных произведений» Тургенева, Некрасова, Островского и прочих идеях, которые иначе, чем бредовыми не назовешь, и которые автор статьи приписывает мне».

Тем не менее, опровержение получилось каким-то однобоким. Из него не понятно – настаивает ли Павел Пожигайло на том, что он не произносил всех тех слов, что ему приписывают?

Одно дело – вырванная из контекста фраза, другое дело – чистая выдумка, от первой до последней строчки.

Трудно поверить, что журналист «Известий» – трезвый или пьяный – вообще не обсуждал с Павлом Пожигайло изменения в школьной программе по литературе.

Более того, опровержение Павла Пожигайло начинается с фразы: «Общественная палата действительно занимается вопросами преподавания уроков литературы в школе. Проблемам литературы были посвящены слушания, которые проходили в октябре 2012 и в январе 2013 годов».

Не меньший резонанс, чем фраза об «особом контроле», вызвало и другое высказывание, приписываемое Павлу Пожигайло:

«Если брать того же «Ревизора», то Гоголь имел в виду не высмеивание царских чиновников, как это понималось в советское время, а мытарства одной души, где каждый из героев — это различные грехи. И Хлестаков в этом смысле — это Антихрист. Чтобы понять Гоголя, нужно, как минимум, знать Новый Завет. И его надо бы параллельно с Достоевским. Они оба говорили евангельскими текстами…».

Автор «Известий», ссылаясь на Павла Пожигайло, говорит о том, что Гоголь не подходит для изучения в средних классах. Дескать, Новый Завет многие школьники еще не читали, Достоевского не знают. Значит, рано им еще приобщаться к «Ревизору».

После таких цитат Павел Пожигайло стал знаменит в тех кругах, в которых о нём раньше не слышал никто.

«Попытка исключить из школьной программы «идеологически сомнительные» литературные произведения обречена на провал»

Не выдержал и отозвался даже скандально известный литературный критик Виктор Топоров, заявивший: «Попытка исключить из школьной программы по литературе «идеологически сомнительные» литературные произведения или как минимум подать их в «правильной» интерпретации по единому госстандарту обречена на провал. И экзотические воззрения на изящную словесность предполагаемого автора нового единого учебника г-на Пожигайло играют здесь пренебрежимо малую роль. Заставляя разве что вспомнить предложенного то ли к секвестру, то ли к люстрации Ф. М. Достоевского: «Фердыщенко! Разве можно жить с фамилией Фердыщенко?» [ 4]

Таким образом, фамилию «Пожигайло» отдельные особо чувствительные люди на прошлой неделе стали писать через запятую с фамилией «Фердыщенко».

В сказке «Обманщик-газетчик и легковерный читатель» газетчику надоело обманывать читателя и тогда «начал он каждый день читателя истиной донимать! Нет дифтерита, да и шабаш! И кутузок нет, и пожаров нет; если же и выгорел Конотоп, так после пожара он еще лучше выстроился. А урожай, благодаря наступившим теплым дождям, оказался такой, что и сами ели-ели, да наконец и немцам стали под стол бросать: подавись!»

Иными словами, истина оказалась еще более невероятной, чем ложь – на реальную российскую жизнь совсем не похожей.

В случае с Павлом Пожигайло происходит примерно то же самое. Он опровергает, а читатели и комментаторы предпочитают больше верить тому, что прозвучало вначале. Первое слово дороже второго. Не потому что «Известия» – уважаемая газета, а потому что «правильная интерпретация», «единый стандарт», «особый контроль» и тому подобное легко вписываются в строй властных инициатив последнего времени.

Да и сам Павел Пожигайло с его биографией легко вписывается в этот строй. Он хоть и занимается вопросами культуры, но вообще-то по первой специальности – разведчик, служил в радиоразведке, бывший офицер ГРУ, закончил Серпуховское высшее военное командное училище им. Ленинского комсомола по специальной программе Службы Специального Контроля (ССК).

Как тут не вспомнить про «особый контроль»? Тем более что Павел Пожигайло и в других своих интервью не раз обращался к теме изменения школьной программы – в том числе за счет исключения из нее романа «Мастер и Маргарита».

Школьники подпадают под влияние Воланда, Коровьева, Бегемота… Как попадают они под влияние нигилиста Базарова, «антихриста»–Хлестакова, самоубийцы-Катерины, топорных дел мастера Раскольникова…

Гражданская лирика Некрасова слишком гражданственна, «неистовый Виссарион» Белинский слишком неистов и слишком Белинский…

С этим надо срочно что-то делать.

Павел Пожигайло рассчитывает на то, что всеобщими усилиями в школьной программе по литературе будет наведен порядок. Для этого он предлагает организовать общероссийскую Ассоциацию преподавателей литературы и литературоведов, которой и будет поручен литературный контроль.

Причем, по мнению Павла Пожигайло, «контроль списка изучаемых книг и их трактовки — это не цензура, как можно подумать! Сообщество профессионалов должно корректировать список классических шедевров». [ 5]

Опровергая статью в «Известиях», Павел Пожигайло расширил список потенциально опасных книг, включив туда «Портрет Дориана Грея».

«Портрет Дориана Грея» — это же опасная книга! – считает Павел Пожигайло. – Лорд Генри, как и Воланд, персонаж очень серьезный». [ 6]

Опровержений по поводу публикации в «МК» пока не последовало.

Так что пока нет оснований подозревать, что и этот текст готовил пьяный журналист, и поэтому можно безболезненно процитировать Павла Пожигайло по тексту в «МК»: ««Мастера и Маргариту» я бы тоже не стал давать школьникам. Булгаков — один из немногих сделал попытку обличения дьявола, но его книга многими воспринимается совершенно наоборот… Разве кто-то будет спорить, что продвигать идею пути к свободе через убийство себя (как это фактически делается при изучении той же «Грозы») — неверно и опасно... И «Анну Каренину», и драмы Эсхила — тогда основная мысль не будет порочна, не будет руководством к действию». [ 7]

К сожалению, пока не известна статистика: сколько школьниц расстались с жизнью после прочтения «Грозы» и «Анны Карениной». Возможно, чтобы узнать её, потребуется радиоперехват Службы Специального Контроля.

Почему читатели легко верят в то, что сказки Салтыкова-Щедрина российские власти вознамерились взять «под особый контроль»? Да потому что там всё до последнего слова – описание нынешней российской действительности и разоблачение нынешней власти. Как же это не запретить? Странно, что раньше не запретили.

Взять хотя бы сказку «Недреманное око». Какая же это сказка? Это же быль, актуальный репортаж с места событий:

«Добро казенное и общественное врозь тащат! Чего вы, Прокурор Куролесыч, смотрите! Вон они, хищники-то, вон!» – «Где хищники? Кто казенное добро тащит?» – «Вон хищники! вон они! Вон он какой домино на краденые деньги взбодрил! А тот вон – ишь, сколько тысяч десятин земли у казны украл!» – «Врешь ты, такой-сякой! Это не хищники, а собственники! Они своим имуществом спокойно владеют, и все документы у них налицо. Это вы нарочно, бездельники, кричите, чтобы принцип собственности подрывать! Взять его под арест!»

* * *

В Псков, Изборск, Пушкинские Горы Павел Пожигайло приезжает регулярно на вручение премии «Хранители наследия». Скоро, видимо, он приедет снова.

Как бы ни развивались события, к его приезду школьная программа никаких изменений еще не претерпит.

И это – хорошее известие.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 Павел Анатольевич Пожигайло – председатель Попечительского Совета ВООПИиК (Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры), экс-депутат Госдумы от «Единой России», экс-заместитель Министра культуры и массовых коммуникаций РФ, по сообщениям газет «Ведомости» и «Коммерсант» – владелец 20% ООО «Высшая лига траст» (спорткомплекс «Олимпийский»).

2 См.: С. Подосенов. Островского и Тургенева ставят в школах на особый контроль // Газета «Известия», 6.03.2013 г.

3 См.: Учителя литературы «скорректируют список классических шедевров» // Сайт Lenta.ru, 11 марта 2013 г.

4 См.: В. Топоров. «Фердыщенковская» инициатива Общественной палаты» // Газета «Известия», 7.03.2013 г.

5 См.: Е. Балабас. Хрестоматии отредактируют // «МК», № 26182, 11 марта 2013 г.

6 Там же.

7 Там же.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2839
Оценок:  13
Средний балл:  9.3