Статья опубликована в №35 (657) от 11 сентября-17 сентября 2013
Культура

Ликбез, ликбез и ещё раз – ликбез

Шарлатанские методы действий в сфере культурного наследия с энтузиазмом воспринимаются каждой новой командой и областных, и городских властей
Ирина Голубева Ирина Голубева 30 ноября 1999, 00:00

Шарлатанские методы действий в сфере культурного наследия с энтузиазмом воспринимаются каждой новой командой и областных, и городских властей

Ситуация с четырьмя историческими домами, предназначенными городской администрацией к сносу [ 1], продолжает оставаться неясной и напряженной. Государственный комитет Псковской области по культуре в 2010 г. внес дома в перечень выявленных объектов культурного наследия, а в 2011 г. – без всяких оснований, официальным письмом в адрес КУМИ сообщил, что целый ряд зданий из этого перечня объектами культурного наследия не являются. Сегодня дома расселены, четыре из них предназначены к сносу. В настоящее время между ведомствами ведутся переговоры о возможности сохранения домов, в соответствии с законодательством намечено проведение историко-культурной экспертизы.

Провалы в памяти

ФВид на Островок, завод и дома Лапиных. Аэрофотосъемка 1914 г. Архив ПФИ «Спецпроектреставрация».

Как бы обидно это ни звучало (ведь каждый о себе думает, что он грамотный–продвинутый), но события свидетельствуют о вопиющем невежестве земляков, отважно завоевавших руководящие посты во власти. Невежество не является препятствием в бизнесе, скорее, наоборот, помогает успешно подавлять конкурентов и отметать этические преграды.

А бизнес и власть у нас на глазах слились в экстазе вседозволенности.

В последнее время беспамятство, как инфекция, пронизывает общество – наше, псковское. Некоторые, правда, иногда вспоминают, «как хорошо было при советской власти». Некоторые признают за Псковом длительную культурную традицию, но ее материальное выражение из памяти псковичей ускользает, никакой конкретики.

У нас есть музей со смешным названием «Поганкины палаты», а что в нем, в этом музее – не вспомнить, давно, еще в школе что-то говорили, скучное. У нас есть Кремль, собор там, а название уже путается, столько этих церквей. Еще какие-то чудики-маразматики говорят, что есть старые дома-развалины, которые надо сохранять, а что там сохранять, лучше пусть построят современные, с магазинами. Помойки нам не нужны, пожили бы сами в этих домах, в нечеловеческих условиях….

И почему-то не имеют никакого значения разного рода культурные мероприятия, научные конференции, семинары, которых стало значительно больше, чем в годы советской власти. Серьезные научные открытия об истории города, сделанные в последнее тридцатилетие российским и псковским сообществами ученых, музейщиков, реставраторов, новые даты, имена, факты, обнаруженные нашими краеведами, опубликованные в солидных изданиях, – все пролетает мимо, не укладывается в систему, которая формирует отношение к близкому окружающему миру – своему городу.

На протяжении последних 30 лет опыт общественной работы показывает: каждый новый руководитель приходит во власть девственно чистым в культурном отношении. То есть, конечно, он (или она) появляются не в голом виде, одеты, научены пользоваться носовым платком, столовым прибором, другими благами цивилизации, машинами и механизмами.

С виду – внешняя, прикладная часть как у людей, даже лучше. Но результаты первых же властных действий показывают необходимость в простом ликбезе: где живешь, в какой культурной традиции, как понимаешь правовые и историко-градостроительные проблемы, материальные и нематериальные ценности, этику отношений с городом как культурным феноменом…. Ну а дальше – уже как у кого пойдет, в зависимости от способностей.

Итак, ликбез, ликбез

Дом Л. А. Лапина, первая половина XIX в. Ул. Гоголя, № 50. Фото Н. Новиковой, 2006 г.

Еще 4 июля 1988 г. Советом Министров СССР было принято постановление № 816 «О комплексной реконструкции и реставрации памятников истории и культуры в Новгороде и Пскове» с целью использования туристического потенциала северо-запада.

Конечной целью виделось создание так называемого «Серебряного кольца России», по аналогии с «Золотым кольцом» (города Москва – Ярославль –Переславль–Залесский – Владимир – Суздаль).

Уже в эти годы – четверть века назад (!) состояние территорий и зданий в центре Пскова вызывало острую тревогу у руководства города и области. И вместе с тем растерянность: неприглядными для туристов и даже попривыкших к перестроечному хаосу горожан были именно объекты показа, славные древние церкви, руинированные крепостные стены Окольного города.

По городу был один круговой отработанный туристический маршрут: Кремль – Мирожский монастырь – Покровская башня – музеи Ленина – Псковский музей-заповедник; заходили и в церковь Николы со Усохи, где была устроена небольшая бедненькая экспозиция.

Средневековые гражданские здания – уникальная архитектурная коллекция Пскова – были заняты организациями и отчасти – жильем, серьезных опасений в их сохранности не возникало, но перспективы использования были неясны.

Пропадали только Палаты Меньшиковых на Романовой горке: денег в стране на культуру уже не было, а палаты были на грани исчезновения. И был еще так называемый «ветхий жилой фонд» – старые жилые дома, заселенные, судя по прописке, огромным числом людей, а на самом деле – преклонных лет старожилами.

Но квартиры при расселении надо было предоставить всем прописанным – старая советская хитрость. Нового жилья всем не хватало, поэтому расселение продвигалось крайне медленно, учитывая, что в первую очередь расселяли из памятников культуры республиканского значения. Старые дома «ветхого фонда» (в основном XIX – начала XX вв., каменные и деревянные) памятниками не считались, специально не охранялись.

Первыми организациями, официально заявившими о ценности всего исторического центра Пскова, включая и старую рядовую застройку, и улицы города, были проектные институты «ЛЕНГИПРОГОР» (г. Ленинград) и «ИНРЕКОН» (г. Москва).

В рамках Постановления № 816 ленинградский институт разработал Проект зон охраны памятников истории и культуры г. Пскова, а московский институт – Концепцию реконструкции исторического центра г. Пскова.

Оба проекта представляли собой единый градостроительный документ, который базировался на исследованиях лучших специалистов страны и предписывал, что и как сохранять в Пскове, что показывать туристам и в каких условиях развивать центр города для комфортного проживания его жителей. «Наша цель – улучшение качества жизни», убедительно вещал директор «ИНРЕКОНА» В. И. Лепский, что в начале 1990-х годов звучало довольно дико.

Оба проекта неоднократно рассматривались на общественных слушаниях, получали замечания, корректировались, но в то время советские законы заменялись инструкциями, в градостроительном законодательстве появились пробелы, оказавшие влияние на систему проектирования.

В 1995 году Решением Псковского Областного Собрания депутатов Проект зон охраны был утвержден, что помогло сохранить многие памятники архитектуры от прямого уничтожения. Для сохранения исторической среды Пскова Проектом предлагалось поставить на государственную охрану более двухсот жилых домов рядовой застройки Пскова [ 2], а второй частью документа – Концепцией реконструкции была разработана документация по реставрации и реконструкции этих домов.

Однако Концепция реконструкции исторического центра г. Пскова не была утверждена городскими властями: одно из простых и наивных оснований отказа было утверждение о том, что в проекте есть ограничения, невыгодные для застройщиков.

То есть уже в начале 1990-х гг. был заложена мина, спровоцировавшая сегодняшнюю ситуацию уничтожения исторической застройки. И когда очередные «отцы» города, а за ними их подчиненные или пришедшие во власть коммерсанты от стройбизнеса надрываются в истошных криках о том, что городу не нужны «старьё и гнильё» – они бьют по голове сами себя.

Исключительно властью спровоцированы условия, когда дома стоят без ремонтов по 50-30 лет, это ею спланирована зачистка города и косметические операции по «омоложению» с потерей памяти вместо лечения всего городского организма. Шарлатанские методы с энтузиазмом воспринимаются каждой новой командой и областных, и городских властей, не прошедших культурного ликбеза на уровне шестого класса средней школы.

Островок памяти: ул. Гоголя 50 и 50-а

Флигель Лапиных, кон. XIX в. Ул. Гоголя, 50-а. Фото Н. Новиковой, 2006 г.

Историко-культурные обоснования к сохранению старых домов в центре Пскова выполнялись большим коллективом псковских специалистов, а подрядной организацией стал Псковский музей-заповедник, возглавляемый в те годы А. И. Голышевым. На каждом объемном томе исторических исследований поставлена его подпись. Александру Ивановичу известно, каких трудов и средств стоило добросовестное выполнение этих томов.

На базе исследований проектировщиками принимались решения о необходимости и возможности сохранения большого временного пласта псковской истории, нескольких эпох жизни города. Эти эпохи предстают перед нами в виде старых, заброшенных, изувеченных домов, «ветхого фонда», сегодня приговоренных к сносу.

Вот, к примеру, только одна история небольшого участка уже забытого Островка, домов № 50 и 50-а, находящихся в самом конце улицы Гоголя – настоящей зоны отдыха прямо в центре Пскова.

Два дома по улице Гоголя входят в комплекс бывшего пивоваренного завода Лапиных, на базе которого еще со времен «Инрекона» (25 лет назад) планировалось построить гостиничный комплекс.

История этого редкого для городских территорий предприятия восходит к концу XVIII в. – на планах Пскова 1780-х гг. он уже обозначен как пивоваренный завод. В 1830-х гг. завод принадлежал купцу Прохору Воронину, а после 1837 г. – его брату, порховскому купцу I гильдии, надворному советнику, коммерции советнику [ 3 ] Степану Дмитриевичу Воронину, жившему в Москве [ 4].

В 1837 году вместе с заводом, перешедшим от брата, С. Д. Воронин приобрел соседний участок с двухэтажным каменным домом, построенным в том же году и принадлежавшим купцу Коратьеву. В 1856-58 гг. завод с домом принадлежал купцу Квесту, потом А. В. Фитингофу, а с 1875 г. недвижимость – пивной и водочный завод и каменный дом, стоимостью 8000 руб., находились во владении Е. К. Коскуля.

В 1890 году на заводе вырабатывалось 23 тыс. ведер пива и водки в год, здесь же проживали четверо рабочих [ 5]. В 1896 г. при заводе числилось уже 28 рабочих.

С 1893 года в документах, кроме заводских зданий и каменного дома, упоминается деревянный двухэтажный флигель. Планировка ныне существующего деревянного дома № 50-а по ул. Гоголя указывает на то, что он был предназначен для проживания заводских рабочих. Все строения были застрахованы во Втором Российском обществе страхования от огня.

С 1900 года недвижимостью владеют Ольга Ивановна фон Геккель, Лев Львович и Лев Александрович Лапины, причем последний проживал здесь еще в 1918 году [ 6].

В 1909 г. при заводе была пивная лавка и пивной склад Акционерного общества пивоваренного завода Вальшлесхен, а в 1911 г. при заводе размещалось управление второй полицейской части г. Пскова. Однако во время Первой мировой войны заводы были закрыты, и дома стали обычными жилыми домами горожан советской эпохи.

Есть одно интересное наблюдение: на плане Пскова 1930 г. территория бывшего завода заштрихована, планы некоторых зданий стерты без пояснений. Такие штриховки на плане обозначают места режимных учреждений, в основном принадлежавших НКВД. Это предположение об использовании зданий завода в черную эпоху нашей истории еще ждет своих исследователей.

Территория, где находился пивоваренный завод с хозяйским домом и жильем для рабочих, была частью промышленного и жилого комплекса Островка – того места, где сейчас расположен т. н. Финский парк (парк «Куопио»).

Сохранившиеся постройки – почти единственная живая материальная память об активной, деятельной жизни еще недавно населенного Островка, получившего позднее название Милицейского.

Кому какие бонусы

Фрагмент сруба флигеля Лапиных. Состояние конструкций через 7 лет после снятия обшивки. Ул. Гоголя. 50-а. Фото В. Никитина, 2013 г.

В 2008 г. псковскими архитекторами Александром и Галиной Тютюнниковыми был разработан проект гостиничного комплекса на базе бывшего пивоваренного завода Лапиных. Хотя два дома по ул. Гоголя не входили в границы проектирования [ 7], архитекторы, понимая историко-градостроительное и функциональное единство объектов, включили их в состав комплекса, нашли удачное архитектурное решение с сохранением и использованием исторических домов.

Проект прошел рассмотрение на научно-методическом совете комитета по культуре. Его реализация будет зависеть теперь от инвестора – И. И. Голобородько. Но два дома – каменный и деревянный – так и остались в ведении городского комитета по управлению муниципальным имуществом и хотя были включены в список выявленных объектов культурного наследия в 2010 г., стали «отказниками» по воле государственного органа охраны памятников.

Если произошла роковая для памятников ошибка, почему областные и городские власти не торопятся ее исправить? Не исключено, что выигравший аукцион Комбинат благоустройства завтра подгонит технику и начнет снос домов.

Однако снос не принесет никаких бонусов будущему владельцу земельного участка. Дело в том, что оба дома находятся в ближайшем соседстве от крепостной стены Окольного города и так называемой Лапиной горки – бастиона времен Северной войны (1701 г.), построенного над средневековой церковью Николы с Песков. Оба памятника имеют статус объектов культурного наследия федерального значения, и упомянутые дома по ул. Гоголя, по причине близости расположения к крепости, должны входить в ее охранную зону. Новое строительство в охранной зоне федеральных объектов культурного наследия запрещено российским законодательством.

Сносить здания, которые, при надлежащем исправлении, могут успешно и даже с выгодой служить туристическому комплексу – запредельное безумие. Зачистить площадку перед крепостной стеной и не иметь возможности ее использовать так, как сложилось исторически – значит умножать бессмысленные пустоты городских территорий.

На первый взгляд, каждый из домов исторического Пскова с их прекрасными садиками и двориком, чрезвычайно запущенные и заброшенные, очень соблазнительны – в первую очередь как земельные участки.

Но в границах исторического центра допускается только регенерация застройки (восстановление утраченного градостроительного элемента). Значит ли это, что городские власти, вопреки федеральному законодательству, разрешат и организуют на бюджетные средства снос исторической застройки и выдадут инвестору задание на их восстановление в прежних формах? Абсурдное предположение, но учитывая тенденции, отсутствие ликбеза и системной градостроительной политики, возможно всё.

Или они надеются изменить федеральное законодательство, как устаревшее, мешающее «развитию города»? Тогда придется изменять «под себя» и Градостроительный кодекс РФ, в котором целая глава 5 посвящена развитию застроенных территорий.

Во исполнение норм этой статьи, в Пскове в 2009 г. МП «Псковархитектура» начало разработку «Адресной программы развития застроенных территорий городского округа г. Псков для переселения граждан из ветхого жилья» [ 8].

Территории, на которых находятся исторические дома, намеченные к сносу, входили в состав этой программы, а обреченные ныне дома обозначались как объекты культурного наследия.

Программой предлагалось, следуя российскому законодательству, скоординировать работу органов охраны памятников и городской администрации и принимать решения о возможности реконструкции (реставрации) объекта с целью его дальнейшего использования, только после заключения экспертной комиссии.

Таким образом, реальные пути решения острейших вопросов как будто были намечены, но, по неизвестным нам причинам, начатая позитивная, необходимая городу работа о путях развития застроенных территорий Пскова куда-то канула.

Сегодня мы в который раз наблюдаем судорожные движения и зацикленный бред: памятник – не памятник, снос, земельный участок, жилье для людей, реформа ЖКХ, деньги, аукцион, памятник – не памятник, и все – по новому кругу.

Но даже если бы в распоряжении властей г. Пскова не было бы ни одного из упомянутых в статье документов, то и тогда на вопрос: можно ли сносить исторические здания, стирать ли из памяти прошлое города Пскова? – ответ был бы один – нельзя.

Ирина ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры,
член Общественной палаты Псковской области

 

1 См.: И. Голубева. Симптомы обрушения// «ПГ», № 32 (654) от 21-27 августа 2013 г.

2 В 1998 г. большая часть архитектурного наследия Пскова, предложенная Проектом зон охраны 1995 г., была поставлена на государственную охрану и утверждена Постановлением Псковского областного Собрания депутатов от 30.01.1998 г. № 542.

3 ГАПО, ф. 41, оп. 1, д. 93а, 1857 г.

4 Ушаков Ф. А. Материалы для истории Псковского кадетского корпуса. Псков, 1901.

5 Орлов П. А. и Будагов С. Г. Указатель фабрик и заводов Европейской России. СПб, 1894.

6 ГАПО, ф. 23, оп. 1, д. 533, 1918-1919 гг.

7 Участок разделен на две части – завод и два дома по ул. Гоголя – разные землевладения.

8 Разработка Программы проводилась в соответствии с Постановлением Администрации Псковской области от 24.03.2009 г. № 82 «О подготовке адресной программы «Переселение граждан из аварийного жилого фонда в 2009 г.» с учетом стимулирования развития рынка жилья.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2478
Оценок:  19
Средний балл:  9.9