Статья опубликована в №43 (665) от 06 ноября-12 ноября 2013
Общество

Плохо забытое старое, или Топтание на месте

Великие писатели XIX и XX веков проницательно поставили диагнозы многим общественным и личным недугам
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

Великие писатели XIX и XX веков проницательно поставили диагнозы многим общественным и личным недугам

«Я намереваюсь сделать весьма непристойный доклад. Название его звучит агрессивно, и задуман он был в агрессивных целях».
Герберт Уэллс. «Путешествия республиканца-радикала в поисках горячей воды».

Опять ничего нового. То есть совершенно ничего. Настолько, что можно запросто цитировать газеты позапрошлого века без опасения ошибиться и сказать что-нибудь невпопад – не соответствующее нынешнему времени. Люди в большинстве своём консервативны и предпочитают совершать проверенные временем глупости и подлости. И благородные поступки они тоже, как правило, совершают так, как если бы жили сто или тысячу лет назад.

Герберт Уэллс: «Скандально растут иммиграционные ограничения, чтобы не впустить этот жупел трусливых изоляционистов — «иностранного агитатора». Ограничивается и свобода слова, так как печать превращается в коммерческое предприятие и собственность на неё концентрируется в немногих руках».

На истёкшей неделе в России снова разоблачали очередную партию плагиаторов, укравших очередную партию диссертаций.

Снова активно искали «иностранных агентов», которые не дают «патриотам» развернуться во всю их мощь.

А ещё бурно обсуждали новую концепцию единого учебника истории, реформу Российской академии наук, спортивные объекты в Сочи и заодно боролись с так называемыми мигрантами.

Что же заботило людей сто с лишним лет назад?

То же самое. Учебники истории, спортивные объекты, мигранты, патриотизм…

«Иному проходимцу достаточно собрать определенную сумму долларов, дабы приобрести ученую степень»

Можно, конечно, сослаться на кого-то из наших современников вроде Сергея Пархоменко и проект «Диссернет». Но, пожалуй, лучше процитировать что-нибудь проверенное временем. Например, вот это: «Поднимая вопрос о дутых учёных званиях и липовых дипломах, Вы делаете большое дело». [ 1]

Это написал Артур Конан Дойл в 1884 году. Ни убавить, ни прибавить.

Хотя нет, прибавить всё-таки можно.

Автор «Приключений Шерлока Холмса» чуть подробнее остановился на фабрике по изготовлению фальшивых дипломов, которые тогда работали вполне легально под университетской маркой.

Так ведь и нынешние плагиаторы, в большинстве своём, за исключением отдельных депутатов районных собраний, покупают дипломы не в подземных переходах.

Конан Дойл писал об американских жуликах позапрошлого века, после разоблачения переселившихся в более доверчивую Европу.

Нынешняя Европа не менее доверчива. И в этом смысле Россия точно Европа. Более Европа, чем Западная Европа.

Старые рецепты действуют до сих пор, как об этом говорил всё тот же Конан Дойл, имея в виду университет, штампующий сомнительные дипломы: «Он был образован кучкой дельцов бумагомарателей, открывших торговлю поддельными дипломами и дурачивших публику с поразительным успехом… После чего они открыли агентства в Европе, где и продолжают жульничать». [ 2]

Человечество за полтора века стало многочисленнее. Увеличилось и число дельцов-бумагомарателей. Только и всего.

Или вот ещё одно высказывание: «Наука, искусство, литература — это оранжерейные растения, требующие тепла, внимания, ухода. Как это ни парадоксально, наука, изменяющая весь мир, создается гениальными людьми, которые больше, чем кто бы то ни было другой, нуждаются в защите и помощи.

Под развалинами Российской империи погибли и теплицы, где все это могло произрастать. Грубая марксистская философия, делящая все человечество на буржуазию и пролетариат, представляет себе всю жизнь общества как примитивную «борьбу классов» и не имеет понятия об условиях, необходимых для сохранения интеллектуальной жизни общества». [ 3]

Так сказал соотечественник Конан Дойла Герберт Уэллс, вскоре после Октябрьской революции съездивший в Россию и поговоривший не только с Лениным.

Впрочем, может так получиться, что упоминания об Октябрьской революции в новых школьных учебниках истории уже не будет, потому что её политкорректно объединят с Февральской. [ 4]

И тогда появится какая-нибудь революция «мартобря».

Не потому ли, что «в результате иному проходимцу достаточно собрать определённую сумму долларов, дабы приобрести ученую степень; честный же специалист для достижения этой цеди должен потратить многие годы жизни…». [ 5]

Это снова Конан Дойл.

Кажется, что наши современники заимствуют не только диссертации, но и манеру поведения. Поведение это не часто бывает безупречным.

«Заслон безграмотных полицейских и чиновников ограждает нежные умы»

Артур Конан Дойл: «Мы протестуем здесь против порочной практики получения ученых степеней обманным путем, позволяющей жуликам прикрыть громким званием собственное невежество и получить, таким образом, право решать вопросы».

Нынешние российские законодатели очень озабочены тем, что на людей низвергается поток вредной информации.

Что же делать?

То, что делали в начале прошлого века: «Заслон безграмотных полицейских и чиновников ограждает нежные умы… от так называемой подрывной литературы». [ 6]

Судя по этому отрывку, Герберт Уэллс знал толк не только в том, «есть ли жизнь на Марсе?».

«Не простая организованная тирания, а сложная система обскурантизма тайком душит и разрушает у нас живой дух свободы». [ 7]

Живой дух свободы – штука не менее тонкая, чем требующие заботы наука, искусство и литература. Заслон «безграмотных полицейских и чиновников» способен этот дух испустить. Но не всюду и не навсегда.

Разумеется, имеются ещё легальные формы протеста. Их ничуть не меньше, чем в старой доброй и не очень доброй Англии позапрошлого века, когда Артур Конан Дойл, не опасаясь того, что за ним придут, совершенно спокойно написал: «Мы протестуем здесь лишь против порочной практики получения ученых степеней обманным путем, позволяющей жуликам прикрыть громким званием собственное невежество и получить, таким образом, право решать вопросы». [ 8]

А вот следующую законодательную инициативу нашего времени лучше мог бы прокомментировать не Конан Дойл, а вездесущий Герберт Уэллс.

Его очень волновал так называемый патриотизм, и он бы точно не пропустил мимо своего внимания законопроект об уголовной ответственности за оскорбление патриотических чувств, который недавно подготовил депутат-справедиворосс Олег Михеев.

Депутат Госдумы предлагает приравнять такое оскорбление к экстремизму, внеся соответствующие поправки в статью 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Максимальная санкция по этой статье – пять лет колонии.

«Мне хочется обвинить вас в том, что вы искусственно подогреваете патриотизм у молодежи». [ 9]

Это не я сказал, а Герберт Уэллс – в 1939 году, когда находился в Австралии и Океании.

Для Австралии и Новой Зеландии это тогда было настолько же актуально, насколько для сегодняшней России.

К тому же это тот самый г-н Михеев, который прославился тем, что участвовал в фотосессии, одетый в нацистскую форму адмирала Канариса. Впрочем, сам Михеев это опровергал, правда, не слишком убедительно.

Но в любом случае, его «патриотизм» уже давно окрашен в своеобразные тона. Самое время реабилитироваться, выдвинув что-то ура-патриотическое. Поставить галочку. Зарубить на чужом носу.

А вот новый учебник истории г-ну Михееву непременно должен понравиться.

«Обычно приверженцы старой школы начинают с фальсифицированного изложения национальных истоков»

Уэллса этот вопрос волновал потому, что он видел очевидную взаимосвязь между учебниками истории и международными, межнациональными конфликтами.

«Старая история позорно отступает перед реальностью. Она создала сеть ложного поклонения перед прихотями наших отцов. Вплоть до сегодняшнего дня преподавание истории только искажало картину причинности в человеческих делах». [ 10]

Историческая мифология плавно переходит в мифологию, в которой действуют политики-современники. Исторические анекдоты незаметно превращаются в политические.

«Обычное историческое сочинение всегда остается средством национальной или региональной пропаганды, которое оживляется анекдотами и в лучшем случае воздает формальную дань идеалам гуманности». [ 11]

Именно так создаётся то, о чем снова заговорил Никита Михалков, озабоченный поиском государственной идеологии.

Он ищет идеологию, а находит анекдот.

«Я постараюсь доказать, почему я считаю, что в школах, как правило, неверно поставлено преподавание истории — неверно и по сути и по форме, – писал Герберт Уэллс. – Вы зачарованы традиционными романтическими представлениями историков о власти и славе нации, о победах и реванше, о сентиментальном вызволении страдающих — представлениями, которые сейчас, как никогда, приобретают огромную разрушительную силу, и вы не вполне понимаете, как это связано с вашей работой, как вы поддерживаете идеи, которые препятствуют коренным социальным переменам и толкают к войне». [ 12]

Это высказывание Уэллса легко спроецировать не только на Россию. К внешней политике США с их тягой «к сентиментальному вызволению страдающих» это подходит не меньше.

Зато следующее высказывание сделано человеком, который будто только вчера вернулся из Сочи.

«Мне кажется, что вопрос о строительстве спортивного комплекса… содержит в себе два пункта, которым до сих пор не было уделено должного внимания. Первое: важно определить принципы, исходя из которых это мероприятие будет проведено. Второе: следует выяснить, насколько реально будет сделать спортивный комплекс самоокупающимся». [ 13]

Однако Артур Конан Дойл никогда не был в Сочи. Там даже Герберт Уэллс не был.

«Скандально растут иммиграционные ограничения, чтобы не впустить этот жупел трусливых изоляционистов — «иностранного агитатора». Мне говорили, что ограничивается и свобода слова, так как печать превращается в коммерческое предприятие и собственность на неё концентрируется в немногих руках». [ 14]

Кажется, довольно примеров. И без того всё ясно.

Осталось напоследок процитировать Конан Дойла, которому для того, что бы написать такое, не потребовалась проницательность Шерлока Холмса. Доктор Дойл написал совершенно очевидную вещь: «Популярная пресса тут — самый лучший метод борьбы; она то и способна, подняв проблему, раскрыть глаза доверчивым простофилям, потенциальным жертвам такого рода мошенничества». [ 15]

Но дело в том, что жулики и мошенники тоже имеют доступ к популярной прессе. И это – гарантия того, что лет через сто кто-нибудь вновь вспомнит публицистику популярных английских классиков и согласится с тем, что за двести лет ничего не изменилось.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1 См.: А. Конан Дойл. Об американских медицинских дипломах // «Ивнинг ньюс», Портсмут. 23 сентября 1884 г.

2 См.: А. Конан Дойл. Об американских медицинских дипломах // «Ивнинг ньюс», Портсмут. 23 сентября 1884 г.

3 См.: Г. Уэллс. Россия во мгле.

4 Концепцией нового единого учебника истории предусматривается, что в 1917 году в России не было отдельно ни Февральской, ни Октябрьской революций, а была единая и неделимая Великая Русская (или Российская) революция, на подобии Великой Французской. Объясняется это тем, что такое понимание – «результат общественного консенсуса».

5 См.: А. Конан Дойл. Об американских медицинских дипломах // «Ивнинг ньюс», Портсмут. 23 сентября 1884 г.

6 Г. Уэллс. Из книги «Путешествия республиканца-радикала в поисках горячей воды», 1939.

7 Там же.

8 См.: А. Конан Дойл. Об американских медицинских дипломах // «Ивнинг ньюс», Портсмут. 23 сентября 1884 г.

9 См.: Г. Уэллс, доклад «Яд, именуемый историей. Путешественник снова вызывает на спор своих давних друзей — педагогов» (прочитан на заседании Департамента просвещения Австралийской и Ново-Зеландской Ассоциации развития науки, Канберра, 1939 год).

10 См.: Г. Уэллс, доклад «Яд, именуемый историей. Путешественник снова вызывает на спор своих давних друзей — педагогов» (прочитан на заседании Департамента просвещения Австралийской и Ново-Зеландской Ассоциации развития науки, Канберра, 1939 год).

11 Там же.

12 См.: Г. Уэллс, доклад «Яд, именуемый историей. Путешественник снова вызывает на спор своих давних друзей — педагогов» (прочитан на заседании Департамента просвещения Австралийской и Ново-Зеландской Ассоциации развития науки, Канберра, 1939 год).

13 См.: А. Конан Дойл. О проекте строительства спортивных площадок в Норт энде // Газета «Ивнинг ньюс», Портсмут, 7 мая 1886 г.

14 Г. Уэллс, доклад «Яд, именуемый историей. Путешественник снова вызывает на спор своих давних друзей — педагогов» (прочитан на заседании Департамента просвещения Австралийской и Ново-Зеландской Ассоциации развития науки, Канберра, 1939 год).

15 См.: А. Конан Дойл. Об американских медицинских дипломах // «Ивнинг ньюс», Портсмут. 23 сентября 1884 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2845
Оценок:  16
Средний балл:  9.9