Статья опубликована в №44 (666) от 13 ноября-19 ноября 2013
Политика

Риски капитального ремонта

Депутаты Псковского областного Собрания начали формировать позицию по вопросам инвестиций, строительства и ЖКХ вне зависимости от партийной принадлежности
 Константин МИНАЕВ 30 ноября 1999, 00:00

Депутаты Псковского областного Собрания начали формировать позицию по вопросам инвестиций, строительства и ЖКХ вне зависимости от партийной принадлежности

На 21-й сессии Псковского областного Собрания четыре вопроса повестки дня были провалены. О судьбе первого из них (проекта закона «О статусе детей Великой Отечественной войны, проживающих в Псковской области, и мерах социальной поддержки граждан, которым присвоен статус детей Великой Отечественной войны, проживающих в Псковской области») «Псковская губерния» подробно рассказала в минувшем номере [ 1]. Еще три заслуживают отдельного внимания, причем в одном случае принятие решения заблокировало парламентское большинство, а в двух других – более дисциплинированно, чем «Единая Россия», посещающая сессии оппозиция. Как только на сессиях регионального парламента хотя бы пять единороссов отсутствуют, у псковской оппозиции появляется шанс добиться какого-то результата, хотя бы блокировать инициативу администрации.

Анатолий Копосов: «Вот была организация, которая имела право всё это делать, накрыла, приняла, угостила, помогла, и пошли инвестиции в область?». Фото: Александр Сидоренко

В повестку дня областного Собрания 29 октября неожиданно вернулся вопрос об отклонении от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства в части увеличения предельного количества этажей или предельной высоты зданий.

Но не в связи с каким-либо конкретным проектом очередного «отклониста», как это было со скандальным 16-этажным зданием на ул. Ижорского батальона, 15, который самостроем незаконно возвела строительная компания «Возрождение-4» [ 2], а вообще, в принципе.

«Чтобы больше не было таких вылазок застройщиков на сессии областного Собрания»

Законодательное Собрание Санкт-Петербурга (по инициативе «яблочника» Бориса Вишневского) внесло в Государственную Думу проект федерального закона «О внесении изменения в пункт 1 статьи 40 Градостроительного кодекса Российской Федерации».

Наученное горьким опытом «Охта-центра» [ 3], Законодательное Собрание Северной столицы предложило «дополнить статью 40 Градостроительного кодекса Российской Федерации положением, согласно которому не допускается отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства в части увеличения предельного количества этажей или предельной высоты зданий, строений, сооружений.

Проектом вводятся ограничения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства в части уменьшения минимальных отступов от границ земельных участков и в части увеличения максимального процента застройки в границах земельного участка – не более десяти процентов от значений соответствующих предельных параметров».

8 октября Государственная Дума единогласно (тот самый случай, когда единогласие радует) поддержало проект в первом чтении. Законодательные собрания субъектов Федерации получили возможность в течение месяца представить в Государственную Думу свои отзывы на законопроект.

Псковский «яблочник» Лев Шлосберг, один из организаторов противодействия незаконному высотному строительству в Пскове, предложил Псковскому областному Собранию поддержать предложенные петербургскими коллегами изменения в Градостроительный кодекс: «Российское законодательство до настоящего времени содержит парадоксальную норму, когда можно объявить участок застройки неблагоприятным и на этом основании отклониться от предельно разрешенной высоты строительства. Получается, что если участок благоприятный, там может стоять здание в 5 этажей, а если он неблагоприятный, то 16. Это, по сути, не является отклонением, это является изменением существующих правил землепользования и застройки, генеральных планов.

Санкт-Петербург пережил большую общественную драму в связи с «Охта-центром», когда на земельном участке с высотой предельно разрешенного строительства в 48 метров пытались построить здание высотой 406 метров. В связи с протестами специалистов и общественности, эта стройка не состоялась. Законодательное собрание Санкт-Петербурга сделало выводы из этой истории и внесло в Государственную Думу соответствующий законопроект», – пояснил Лев Шлосберг сюжет законодательной инициативы.

«Я думаю, что коллеги помнят, у нас были серьезные дискуссии по этому вопросу в этом году в связи с некоторыми зданиями и сооружениями в нашем городе. [ 4] Я считаю, что для нас, как региона с огромным числом объектов культурного наследия, важно выступить в защиту культурного наследия, поддержать данный проект федерального закона, таким образом выразить свою позицию», – добавил г-н Шлосберг.

Великолукский депутат Аркадий Мурылев озвучил позицию фракции КПРФ: «Все фракции в Госдуме в первом чтении, поддержали данный законопроект, и нам тоже надо консолидировано подойти к вопросу, чтобы больше не было таких вылазок застройщиков на сессии областного Собрания, которые по разрешительным документам должны построить 5-ти или 7-этажный дом, а строят 15 этажей, это, недопустимо – руками депутатов решать такие проблемы, и это не раз уже звучало в этом зале. Данный закон поставит все точки над «i» в этом вопросе».

«Сколькими этажами у нас будет ограничено строительство зданий, какая должна быть максимальная этажность?», – недовольно спросил у докладчика яростный сторонник высотного строительства, ныне член фракции КПРФ предприниматель Игорь Савицкий.

«Пункт 1 статьи 40 Градостроительного кодекса в новой редакции, означает то, что как принято в генеральном плане, как принято в правилах землепользования и застройки, только такой высоты здания могут строиться. Там где будут разрешены 100 этажей, можно строить 100 этажей, но там, где разрешается 3 этажа, значит, не выше 3-х этажей. Идет речь о том, что ликвидируется институт отклонения от предельной высоты разрешенного строительства. Градостроительным документами утверждена предельная высотность, и отклониться от нее можно будет только на 10%», – пояснил Савицкому Шлосберг.

Лидер фракции КПРФ Александр Рогов сделал неожиданный ход и сообщил, что у него «вопрос к представителю администрации: какое их заключение по данному вопросу?».

Руководитель государственно-правового комитета Андрей Карпов, секунду помедлив, произнёс: «Мы официальное заключение по этому вопросу не готовили, но, моё мнение, если большинство депутатов Государственной Думы поддержало законопроект в первом чтении, то он имеет право на жизнь, можно поддержать».

Показалось, что инициатива оппозиционера получила шанс на поддержку парламентского большинства.

Но тут водораздел прошёл не по партийной принадлежности, а по роду деятельности: псковские предприниматели, «обогащённые» мандатами депутатов областного Собрания, сдаваться не собирались, хотя речь-то шла не о конкретном проекте, а «на принцип».

Принципами не поступились.

«Всё согласуют, да, нельзя, но если очень хочется и за хорошие деньги, то можно, понимаете, какая ситуация»

Алексей Севастьянов: «Если будет такое предприятие, то, по крайней мере, через год нам будет понятно, что оно делает и чем занимается». Фото: Александр Сидоренко

Игорь Савицкий, оговорившись, что «не выступает от имени фракции и не выступает как депутат», продолжил делиться ценным предпринимательским опытом: «Понимаете, должно быть красиво. Конечно, мы и так всегда получаем разрешения на многоэтажное строительство, ведь такого нет, что кто–то пришел и с перепугу или спьяну построил 100 этажей, такого не было никогда. Это куда-то нужно будет ходить, кому-то, я прямо скажу, давать взятки за согласование этажности, вот просто всё нужно будет устелить взятками, кроме так называемых законных платежей. Всё согласуют, да, нельзя, но если очень хочется и за хорошие деньги, то можно, понимаете, какая ситуация».

Усилия защитников культурного наследия он оценил просто: «То, что вносится некими депутатами, хранителями культуры, это мракобесие», продолжив ряд своих запоминающихся цитат об отношении к памятникам культуры в Пскове.

И поделился расчетами: «Совершенно надуманные нормы закона, которые очень сильно подорвут нашу стройку, резко увеличат стоимость кв. м. жилья, мы считали со специалистами, если действительно всё строго соблюдать, то это будет повышение минимум на 30%, минимум!».

Алексей Севастьянов поддержал Игоря Савицкого: «Я считаю, что в таких вещах нельзя чисто законодательно подходить: нет, и всё, это надо решать в индивидуальном формате, а не строго в рамках закона. Может, градостроительным положением это должно быть определено, может, с точки зрения роста города, некоторые вещи, которые мы называем культурными ценностями, на сегодняшний день называются культурным позором нации, поэтому я солидарен с Савицким, я буду голосовать против».

Удивительное дело: Алексей Севастьянов, как аргументом к авторитету, прикрылся Игорем Савицким, своим давним яростным публичным оппонентом.

Деньги прочнее цемента, в этом можно было наглядно убедиться ещё раз на сессии псковского регионального парламента.

Лев Шлосберг ответил: «Законопроект упорядочивает градостроительную политику, суть изменения заключается в том, что если принят генеральный план города Пскова, то он принят, и от него нельзя отклоняться. Генплан всегда принимается на перспективу. В генеральном плане, принятом 19 февраля 2010 года, огромные территории Пскова подлежат массовой высотной застройке, и никто не выступает против высотного строительства. Хотя нужно сказать, что и в 5-этажном доме, и в 15-этажном доме у наших застройщиков удивительным образом квадратный метр жилья стоит абсолютно одинаково».

Аркадий Мурылев снова его поддержал: «Я не против многоэтажной застройки, я против беззакония и против того, когда начинают строить 5 этажей, строят пятнадцатиэтажку, а потом начинают ходить и просить, и деньги раздавать, и пытаться провести свои вопросы, я против этого».

Два раза подряд при обсуждении одного вопроса депутаты, занимающие разные позиции, прямо сказали о раздаче денег при согласовании отклонений от предельной высоты разрешенного строительства.

Дыма без огня не бывает?

Александр Котов выступил на стороне застройщиков: «У нас сегодня ситуация, может быть, не такая как в Санкт-Петербурге, я не знаю, утвержден ли там проект зон охраны, но в Пскове это именно так: пока этот проект зон охраны действует, у нас строители испытывают гигантские сложности, а люди, которые хотят приобрести жилье, и рассчитывают на то, что цена на кв. м. будет снижаться, от этого тоже страдают».

Ян Лузин, риэлтор и строитель, бывший глава Пскова и бывший глава администрации Пскова, решительно выступил в пользу точечной застройки: «Коллеги, тут не все из присутствующих со стройкой тесно связаны, а те, кто немного соприкасаются, наверное, понимают, что полемика, которая разгорается по этому вопросу, на 99% надуманная. Пока законодатели на федеральном уровне данный закон не доработали, есть возможность на региональном уровне принять правила землепользования и застройки, принять зоны охраны памятников. Доработать их, а до этого момента на уровне регионального собрания по точечным местам принять точечные решения, это в наших полномочиях».

Было очевидно, что Ян Вячеславович очень хорошо понимал, о каких именно «точечных местах» он говорил.

Для поддержки проекта постановления не хватило 4 голосов: 19 депутатов проголосовали за, в том числе многие «единороссы», но 8 человек (Ирина Богачева, Александр Братчиков, Олег Брячак, Александр Василевский, Валерий Василевский, Александр Котов, Ян Лузин, Алексей Фёдоров) проголосовали против, 7 депутатов не приняли участие в голосовании.

И раскол, как это нечасто бывает в Псковском областном Собрании депутатов, прошел не по партийному признаку.

«Но если у вас часть услуг платная, а часть – бесплатная, то как один карман от другого отделить?»

Лев Шлосберг: «Какая разница, оказывает платные услуги акционерное общество либо государственное автономное учреждение? Для инвестора это всё то же самое». Фото: Александр Сидоренко

Администрация Псковской области споткнулась на вопросе «О даче согласия на создание государственного автономного учреждения Псковской области «Агентство инвестиционного развития Псковской области».

Причём спотыкание было предсказуемо ещё до заседания: комитет по бюджету и налоговой политике не поддержал проект постановления.

Председатель государственного комитета по инвестициям и пространственному развитию Андрей Михеев бодро доложил: «В декабре 2012 года было решение Государственного совета, в соответствии с которым в территориях внедряется стандарт инвестиционной деятельности, одним из ключевых элементов которого является наличие специализированной организации по привлечению инвестиций. Результаты внедрения этого стандарта лягут в оценку эффективности органов исполнительной власти, будет комплексная оценка того, как ведется работа по привлечению инвесторов».

В общем, надо создавать «специализированную организацию по привлечению инвестиций».

Выяснилось, что сейчас в регионах России уже действует 45 таких организаций, причем до заседания Госсовета их было 11, и одна из них – в Псковской области, ОАО «Агентство регионального развития», полностью находящееся в государственной собственности области. Но общество находится в состоянии ликвидации по инициативе администрации области.

Наличие соответствующего профильного детища, отданного на заклание, стало решающим обстоятельством для отрицательной реакции депутатов на новое предложение администрации.

«Какова штатная численность вашего комитета и какова штатная численность предполагаемого учреждения?», – спросил Андрея Быстрова Аркадий Мурылев.

«Штатное количество комитета 12 человек, отдел инвестиций в нем составляет 4 человека. В настоящее время численность сотрудников агентства развития составляет три человека. Планируемое учреждение состоит из десяти человек», – ответил Быстров.

«Что вам мешает увеличить штатную численность в отделе и работать в этом направлении больше? Зачем создавать учреждение, которое не понятно чем и с кем будет заниматься, когда мы говорим, что средств в бюджете нет. На детей войны мы не нашли средства, а на создание агентства мы средства будем открывать», – не успокаивался Аркадий Мурылев, напомнив коллегам состоявшуюся несколькими часами ранее скандальную дискуссию по законопроекту о статусе детей войны [ 5].

«Увеличение штатной численности органа государственной власти под большим вопросом, во-первых. Во-вторых, мы не говорим о создании нового института, он существует. То есть мы сейчас меняем форму работы этого института, мы не придумали чего-то нового, эти люди уже работали и работают», – постарался показать ситуацию под другим углом Андрей Михеев.

«За время деятельности ОАО «Агентство регионального развития» сколько средств из бюджета Псковской области было выделено этой организации? Существует ли информации об эффективности расходования этих средств? На чем основано решение ликвидировать эту организацию?», – подключился к вопросам Лев Шлосберг.

«Финансирование за годы существования агентства осуществлялось только один раз, в 2011 году, это была целевая субсидия на выполнение работ по соглашению с компанией «Джеронг», это было первое соглашение в нашей области, результатом которого была разработка бизнес-плана, мастер-плана по особой экономической зоне, которые легли в основу заявки, которая подавалась в министерство экономического развития. Остальное финансирование работы осуществлялось за счет работы с дебиторской задолженностью от предшественника», – напомнил о давности истории инвестиционных долгов Андрей Михеев и продолжил: «Нас проверяло контрольное управление администрации, в процессе ликвидации нас проверяла налоговая служба. За три года опыта работы этой организации стало очевидно, что мы не можем с инвесторов брать деньги за оказание услуг. ОАО – коммерческая организация, её цель – извлечение прибыли. Но прибыли оно фактически не приносило. Это легло в основу переформатирования работы данного института развития».

Лев Шлосберг сообщил, что прочитал проект устава новой организации: «Я внимательно изучил виды деятельности создаваемого учреждения, там сплошь и рядом платные услуги инвесторам, они все перечислены. Какая разница, оказывает платные услуги акционерное общество либо государственное автономное учреждение? Для инвестора это всё то же самое».

Андрей Михеев попытался объясниться, но получилось очень противоречиво: «Целью учреждения не является извлечение прибыли. Но плюсом этой формы является написание бизнес-планов, сейчас мы не говорим о написании бизнес-планов. Конечно, такие услуги во всем мире платные. Безусловно, форма учреждения позволяет это делать на платной основе. Но не будет цели извлечения прибыли. Причем, если прибыль будет появляться, безусловно, мы говорим, что учреждение может выходить на самоокупаемость. Если агентство получает доходы, соответственно, мы будем иметь возможность снижать бюджетные расходы на его финансирование».

Почему нужно ликвидировать ОАО и создавать ГАУ с тем же набором функций и услуг, оставалось неясным.

Анатолий Копосов с заметным скепсисом в голосе сказал: «Для любого инвестора важно, что в регионе должна быть дешевая электроэнергия, наличие хорошей рабочей силы, тепло, вода, чтобы налог на недвижимость был нормальным. А чтобы сегодня выделять в год 15 млн. рублей или больше, не получив для инвестора ничего, – это пустая трата денег».

Андрей Михеев возразил из последних сил: «Вы правильно обозначаете проблемы. Безусловно, мы их все знаем и понимаем. Создание такой организации – это один из элементов внедряемого стандарта инвестиционной деятельности. Всего их 15. На прошлой неделе состоялось первое заседание совета по инвестициям. Агентство в первую очередь направлено на решение частных, узких проблем. Подберите мне земельный участок, найдите мне бухгалтера и т. д., вопросы, связанные с тарифным регулированием, с налоговой поддержкой и т. д. Безусловно, это будет обсуждаться и решаться в рамках коллегиального органа. Ну, вот. Например, так».

Получилось неубедительно.

В дело вступил Игорь Савицкий: «У меня не укладывается в голове. Все, конечно, хорошо, вообще нужная вещь – инвесторов привлекать, но как вы считаете, это не противоречит всему, когда часть услуг у вас платная, а часть – бесплатная? Я не против вашего нового детища. Но если у вас часть услуг платная, а часть – бесплатная, то как один карман от другого отделить?».

Вопрос попал «в десятку», ответить на него по существу г-н Михеев не смог: «Все ваши проблемы как государственный служащий я решаю бесплатно. В смысле за заработную плату. Проблемы в разграничении я не вижу, наоборот, работа специализированной организации исключит конфликт интересов».

Получалось, что приоритетом новой организации будет оказание именно платных услуг. Тогда зачем создавать государственное учреждение при наличии государственного акционерного общества?

«Если вы кого-то приглашаете и хотите ему что-то предложить, ну, как минимум надо стол накрыть»

Геннадий Бубнов показал бюрократическое мастерство, процитировав на память премьер-министра и снова напомнив залу о свежем провале законопроекта о детях войны: «Господин Медведев говорил следующее: «Уберите нахлебников из бюджетов в регионах!». Господа, не выполняете вы это. Одного уничтожаете нахлебника и тут же ставите другого. Надо, наверное, последовательно не тратить деньги в бюджете. Вот видите, началось с того, что денег нет. Есть комитет по инвестициям, и пусть работают».

Алексей Севастьянов, подстелив себе соломку сомнений, бросился на помощь чиновнику администрации: «Инвесторы приезжают, но что-то в казне больше не становится. Поэтому у всех много сомнений и много вопросов. Но четыре человека в комитете по инвестициям, мне кажется, это крайне мало. Я хотел бы, чтобы услышали то, о чем говорил докладчик. Я думаю, сегодня это необходимая мера. Если будет такое предприятие, то, по крайней мере, через год нам будет понятно, что оно делает и чем занимается. Планы у них довольно-таки светлые, если говорить о развитии бизнеса, то без такой структуры мне слабо видится, честно говоря».

Если бы Алексей Севастьянов иногда перечитывал сказанное им самим, то многое захотел бы переписать. Но из песни слова не выкинешь: «Через год нам будет понятно, что оно делает».

Аркадий Мурылев заявил: «Я не услышал, как мы будем развиваться и какую прибыль в область приведёт это агентство. С учетом нехватки денежных средств, как уже сегодня звучало, в нашем тяжелом бюджете, а предлагается 15 млн., я предлагаю не поддерживать предложение создать такое учреждение».

Алексей Севастьянов продолжал сыпать перлами: «Ну, ребят, не бывает так, если вы кого-то приглашаете и хотите ему что-то предложить, ну, как минимум надо стол накрыть. Если вы хотите, чтобы мы их позвали, то должны быть те люди, которые их встретят. Нам некогда, мы все в проблемах народа».

Все засмеялись, но «накрыть стол» за 15 млн. руб. в год показалось явной роскошью.

Вопрос рушился на глазах, в том числе усилиями сторонников.

Анатолий Копосов уже с уверенностью в голосе подытожил: «Я не за то, чтобы заставлять государственных служащих в этом учреждении принимать, накрывать, они не имеют права, вот была организация, которая имела право всё это делать, накрыла, приняла, угостила, помогла, и пошли инвестиции в область? А эти будут сухо, казенно отправлять всех подальше. Мы с вами много уже сделали на протяжении последних лет, принимая бюджеты, вот 500 млн. рублей ушли, скажите, что мы получили? Вот сейчас 280 млн. с лишним ушли, что мы получили? Вот уже миллиард ушел!..».

17 депутатов проголосовали за, 11 против, 6 не голосовали.

Предложение о создании ГАУ «Агентство инвестиционного развития Псковской области» было отклонено.

«Как председатель общественного совета многоквартирного дома, я прошел все муки ада по капитальному ремонту дома»

Но самый серьезный удар администрация области получила при рассмотрении вопроса «О проекте закона Псковской области «Об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории Псковской области», внесенного Андреем Турчаком в областное Собрание в пятницу, 25 октября, буквально за один рабочий день до сессии.

Правовое управление Собрания отказалось в режиме «24 часа» готовить заключение на обширный законопроект, но его всё равно внесли в повестку дня сессии. Предгрозовые раскаты прозвучали еще накануне на заседании комитета по законодательству, экономической политике и местному самоуправлению, где поддержка законопроекта оказалось минимальной: только один депутатский голос – и то за первое чтение.

На сессии всё получилось совсем жестко.

Докладывал лично заместитель губернатора по вопросам строительства и ЖКХ Александр Кузнецов: «Проблем с вопросом по проведению капитального ремонта очень много. В стране вводится новая система капитального ремонта многоквартирных домов. Система прозрачная, гарантом которой выступает государство. Согласно внесенным в Жилищный кодекс изменениям, субъект Федерации должен принять региональную программу капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов.

Особенность данной программы состоит в том, что программа должна включать все многоквартирные дома, расположенные на территории региона. Соответственно, она должна ежегодно актуализироваться. Учитывая включение в программу ежегодно появляющихся домов-новостроек, срок реализации данной программы составит 25-30 лет. Программа капитального ремонта будет сформирована, исходя из данных электронных паспортов многоквартирных домов, которые в настоящее время уже оформляются органами местного самоуправления. Осуществлять взносы в минимальном размере будут обязаны все собственники многоквартирных домов. Исключения установлены только для собственников тех домов, которые признаны аварийными.

Управляющие организации лишились возможности собирать средства на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов, находящихся под их управлением. Происходит разделение капитального ремонта и содержания. Законом предусматривается создание в Псковской области некоммерческой организации – регионального оператора, функциями которого является аккумулирование взносов на капитальный ремонт, уплачиваемых собственниками помещений многоквартирных домов».

По существу г-н Кузнецов сообщил депутатам, что у них нет выбора: принимать закон и создавать т. н. регионального оператора Псковская область обязана. Депутаты Александра Кузнецова поняли.

Проблема была не в нем, а в самом проекте закона: к его тексту было высказано редкое для регионального парламента число замечаний, причем второй раз в течение одной сессии партийная принадлежность не была решающей для голосования.

Геннадий Бубнов удачно продолжил свою же традицию риторических вопросов: «Как председатель общественного совета многоквартирного дома, я прошел все муки ада по капитальному ремонту дома. То, что вы не даете деньги управляющим компаниям, вы делаете правильно. Всю жизнь мы платили государству за капитальный ремонт, ну как ремонтировали – это уже другой вопрос. Как это будет выглядеть? Муниципалитету – я еще понимаю. А вот этот оператор – не знаю. Куда мы деньги отдадим? Кто он такой?».

Возможно, если бы сразу отвечать взялся сам Александр Кузнецов, разговор пошел бы по-другому, но, выступив с основным сообщением, заместитель губернатора предоставил право отвечать на вопросы депутатов председателю комитета по строительству и ЖКХ Дмитрию Быстрову.

Решение было не самым удачным, диалог с самого начала оказался напряженным, стороны с трудом понимали друг друга.

«Есть методические рекомендации министерства регионального развития, в соответствии с которым оператор должен быть некоммерческой организацией в виде фонда, граждане могут перечислять деньги не именно в фонд, а на специальный счет в этом фонде и, условно говоря, быть его хозяевами.

Но ряду собственников не очень хочется заниматься вопросами общедомового имущества, им проще отдать это на откуп фонду, он составит план, в соответствии с которым этот дом будет внесен в план капитального ремонта, и собственники будут видеть, в какой именно момент какого года и месяца будет произведен капитальный ремонт. Обязательство дано – в течение 30 лет все многоквартирные дома на территории региона будут капитально отремонтированы. Если дом с момента приватизации первых помещений не проходил капитальный ремонт, то он будет отремонтирован в первую очередь. Новостройки – в последнюю».

Чувствуя, что законопроект имеет мало шансов пройти в ситуации низкой явки единороссов и жесткого настроя оппозиции, Александр Котов решил взять диалог в свои руки.

Александр Котов: «Правильно ли я понимаю, у граждан есть выбор, они могут по решению общего собрания многоквартирного дома направить средства на счет регионального оператора, либо они могут аккумулировать взносы, которые они будут платить на капитальный ремонт многоквартирного жилого дома, на специальном счете, распоряжаться которым будут сами?»

Дмитрий Быстров: «Есть три способа, ещё раз проясню: либо они сами формируют средства на счете регоператора, либо открывается специальный счет. ТСЖ и жилищные кооперативы вправе его создать и передать реквизиты региональному оператору. Управляющие компании должны попросить регионального оператора создать специальный счет, которым они будут сами распоряжаться и который будет находится в их ведении, но у регионального оператора».

Александр Котов: «Дмитрий, по-другому сформулирую вопрос: могут ли граждане – жители многоквартирных жилых домов распоряжаться денежными средствами в виде взносов на капитальный ремонт без участия регионального оператора самостоятельно на своем счете, который они создадут?»

Дмитрий Быстров: «Они будут распоряжаться средствами с участием регионального оператора по решению собственников жилья. То есть какое решение примут: проводить ремонт, внести дополнительную плату…»

Александр Котов: «Дмитрий, Дмитрий, перебью. Без регионального оператора могут или нет?»

Дмитрий Быстров: «Нет».

Александр Котов: «Не могут. Региональный оператор в любом случае должен принимать в этом процессе участие?»

Дмитрий Быстров: «В любом случае. Это определено Жилищным кодексом».

«Мы создаем абсолютного монополиста на рынке капитального ремонта многоквартирных домов Псковской области»

Александр Котов: «Уважаемая администрация, нельзя так, просто нельзя, вы думайте, пожалуйста, на шаг вперед, на два шага вперед, убеждайте депутатов…» Фото: Александр Сидоренко

Картина прояснялась, но отношение депутатов к проекту закона оставалось критичным, более того, критичность возрастала по мере обсуждения.

Лев Шлосберг задал вопрос Александру Кузнецову: «Аналогичные законы каких субъектов Федерации Вы анализировали, когда писали проект закона Псковской области? Очень много вопросов по тексту. Эта по статусу некоммерческая организация получает частично права финансового учреждения. Тут прописана ее деятельность в кредитной сфере, это выглядит рискованно. Впечатление такое, что мы создаем абсолютного монополиста на рынке капитального ремонта многоквартирных домов Псковской области и его возможный произвол, его возможные риски (хотя там предусмотрена страховка, и мы сами будем платить за эту страховку, это всё будет внесено в плату за капитальный ремонт) практически не ограничены.

Я не увидел достаточных правовых ограничений от ошибочных финансовых решений. Бюджет Псковской области риски этой организации не оплатит никогда. Это выглядит совсем не как некоммерческая организация, это нечто совсем другое. Изначально прописана работа с заёмными средствами нашими деньгами. И удивительные вещи: нет нижнего предела суммы, которую обязаны внести в фонд капитального ремонта, но есть верхний, здесь прямо сказано, что в этот фонд эта организация тратит не более 80% поступивших средств граждан. То есть ее обязывают минимум 20% тратить на себя, проедать. А мы еще 10 млн. из бюджета области выкладываем на ее будущий штат. Откуда эта концепция?».

Г-н Кузнецов ответил: «80% – над этой цифрой можно спорить, можно обсуждать, можно сделать и 100% собранных денежных средств. Это некая подушка безопасности. Каждый год эту цифру можно менять. Давайте мы все денежные средства направим на программы, которые у нас составлены на 25 лет. Это должно заработать, надо граждан сначала убедить. Альтернативы на самом деле нет. Должен быть создан один региональный оператор. Проходило совещание под председательством Дмитрия Николаевича Козака на прошлой неделе в Калининграде, поставлены очень жесткие рамки, альтернативы нет. 70 субъектов на сегодняшний день имеют такие законы, в 20 субъектах уже работает региональный оператор и собирает средства граждан. На основании какого закона? Не знаю. Дмитрий Михайлович, можете пояснить? Мы практически законы 70 субъектов просмотрели, это я вам могу гарантировать. На основании какого закона? Ну, не знаю».

Иван Штылин уточнил: «Правильно мы понимаем, что если мы не примем закон, то не потеряем?».

Александр Кузнецов парировал: «Мы ничего не потеряем, но граждане с 1 января не смогут иметь такую строчку в платежке как начисление платы за капитальный ремонт, следовательно, они этого капитального ремонта никогда не дождутся. Им будет некуда сдавать денежные средства. А сейчас они их сдают в свои управляющие компании и не имеют никакого эффекта от этого».

Почему управляющие компании сплошь плохие, а пока неизвестный будущий региональный оператор фонда капремонта будет хороший, было непонятно.

Единоросс Юрий Сорокин оказался фактически в стане оппозиции: «Лет 10-12 назад была строка такая: оплата капитального ремонта. И все исправно платили. Всё время жители жаловались, почему же ремонт не проводится, крыши протекают, стены не штукатурятся, им объясняли, что деньги эти уходят на ремонт более старых домов в центре города, а те жители, которые вселяются в новые дома и платят эти деньги, должны дождаться своей очереди, но потом всем объяснили, что деньги кончились.

Вы можете сделать прогноз, что будет сейчас? Вот Вы планируете взять два дома: старый дом и новый дом. Жильцы нового дома поселились, будут платить за капитальный ремонт, как долго они будут платить? Когда они получат капитальный ремонт? Смогут ли они получить его с учетом того, что происходит инфляция, потом будут объявлены конкурсы на проведение каких-то работ, при проведении работ появляются строители, которые некачественно проводят работы, расценки завышенные, деньги растворились. Вы сделали вывод из той строки, которая у нас была? Мы эти деньги потеряли».

Александр Кузнецов ответил очень неубедительно: «По методике, которой мы следуем, мы должны сделать программу капитального ремонта на 25-30 лет. То есть каждый гражданин, проживающий в отдельно взятом доме, должен увидеть себя в этой большой программе капитального ремонта. Сегодня он в эту копилочку деньги несет, складывает, и, ну, не знаю, через 10-15 лет его очередь подойдет. Именно таким образом построен принцип и подход. Что касается денежных средств, которые сданы на сегодняшний день, здесь нужно провести работу с управляющими компаниями, которые должны сделать этот ремонт. Сделали, не сделали, пусть они отчитаются, куда ушли денежные средства. В случае, если есть свободные средства, ну, может быть, не знаю, хотя бы миллион рублей, значит, эти деньги могут быть зачтены и быть общим вкладом, взносом в эту общую копилку регионального оператора».

Нарисовать убедительную картину не получилось в итоге и у Александра Кузнецова. Сложилось впечатление, что он не ожидал такого вала вопросов и публично выражаемого не только и не столько непонимания, сколько несогласия.

Алексей Севастьянов снова встал на защиту администрации: «Печального опыта у нас, как всегда, много. Мы создаем программы и хотим с этих двух молодых специалистов какие-то гарантий. Федеральный масштаб – дело, может быть, и новое, наверное, есть вопросы, ответы на которые для кого-то звучат неубедительно. Мы можем только обездолить наших граждан, а самим капитальный ремонт не понести – это тоже факт. Так что – надо поддерживать. Мы видим, что на эти деньги во Францию никто ездить не будет. Нам вместе придется всё это дальше отслеживать. Но неучастие лишает нас большой финансовой поддержки, на мой взгляд, это сейчас нам гораздо важней».

Защита не возымела большого действия.

«Вы приходите на Собрание, бросаете на стол законопроект и говорите: «Проголосуйте за него!»

Александр Кузнецов: «Сегодня гражданин в эту копилочку деньги несет, складывает, и, ну, не знаю, через 10-15 лет его очередь подойдет». Фото: Александр Сидоренко

Лев Шлосберг напомнил Александру Кузнецову решение комитета: «Проект закона поступил в областное Собрание несколько дней назад. В Псковской области в капитальном ремонте нуждаются почти 18 тысяч многоквартирных домов. Этот закон коснется сотен тысяч людей. Хочу обратить внимание депутатов на полномочия Псковского областного Собрания депутатов, это одно предложение: «К полномочиям Псковского областного Собрания депутатов в сфере организации и проведения капитального ремонта общего имущества относится принятие законов Псковской области, регулирующих отношения в указанной сфере». Голосованием в двух чтениях за этот проект закона мы свои полномочия исчерпываем, и с этой темой расстаемся навсегда.

В этом законе нет достаточных контрольных возможностей у Собрания. К этому закону очень большие вопросы в части всех в нём названных цифр. Нам по сути, как и всем законодательным собраниям, выкручивают руки. Это невозможно принимать в двух чтениях! Это напрямую против людей. Жилищный кодекс обязывает нас принять акт, регулирующий отношения в этой сфере. Но не с такой скоростью и не с таким качеством! Это недопустимо!

Я буду вынужден присоединиться к решению комитета, потому что у нас действительно нет альтернативы, но предложение о двух чтениях недопустимо. Я предлагаю, чтобы представители всех фракций вошли в рабочую группу по доработке закона и чтобы этому было уделено достаточное внимание до следующей сессии. В таком виде в окончательной форме его принимать категорически недопустимо».

Давно не выступавшая на сессиях Лилия Никифорова («Справедливая Россия») высказалась со свойственной ей эмоциональностью: «Много раз создавались различные организации, куда квартиросъемщики переводили свои средства на капитальный ремонт, был создан так называемый единый расчетный центр города Пскова – всё это мы уже проходили. Я хочу обратиться к инициаторам законопроекта. Чтобы закон сегодня был принят, вы должны были сделать всё, чтобы убедить каждого из нас, что этот законопроект прозрачный, прежде всего. Чтобы мы смогли донести своим избирателям, как будут работать их деньги, где они будут аккумулироваться, какова степень надежности и каковы юридические гарантии. Я этого сегодня не услышала, не увидела, и вы меня сегодня не убедили. Пока есть время, доработайте этот законопроект, сумейте сделать так, чтобы к вам вопросов не было и чтобы мы не сомневались в прозрачности данного документа».

Выступление Лилии Никифоровой, судя по всему, стало для Дмитрия Быстрова последней каплей, и он выстрелил: «Удивлен, конечно, некоторыми высказываниями, но прозрачность налицо, каждый собственник в течение пяти дней может получить от регионального оператора текущую информацию. Я, может, сейчас эмоционально выражусь, но есть Жилищный кодекс, мы не можем сейчас наших граждан лишать права на капитальный ремонт. Как можно так поступать?! Это неправильно на самом деле в корне!

В стране вводится система – кардинально новая, кому-то она может не нравиться, кому-то нравится, но мы вынуждены констатировать, что с капитальным ремонтом мы не разобрались. Фонд содействия реформирования ЖКХ, хотя сделано много, не решил проблему в стране. Поэтому если мы сейчас будем это оттягивать, то куда оттягивать? Мы оттягиваем неизбежное, это надо принимать, не тратить время, а начинать работать».

В свою очередь, выступление Дмитрия Быстрова стало последней каплей для Александра Котова, в практике которого еще не было таких жестких выступлений в адрес региональной администрации: «Уважаемый Александр Викторович, уважаемый Дмитрий Михайлович! Законопроект поступил в Собрание 25 октября, на него нет заключения правового управления областного Собрания депутатов.

С горем пополам, ударяясь обо все кочки, по моей просьбе, а я просил, уговаривал Яникова, и Яников, наверное, уговаривал депутатов, которые входят в состав комитета по законодательству, что этот законопроект нужно будет рассмотреть и принять его в первом чтении.

Разобраться в этом законопроекте у нас времени было исключительно мало. Кто хотел, может быть, разобрался. Дмитрий Михайлович, вы нас, пожалуйста, не отчитывайте, у вас полгода времени было на то, чтобы подготовить этот законопроект, внести спокойно в областное Собрание и разбираться, только не на сессии, а в комитетах, на фракции можно было прийти, вот губернатор на фракции ходит, просит принять законопроекты, а вы никуда не ходите. Вы приходите на Собрание, бросаете на стол законопроект и говорите: «Проголосуйте за него!».

Я буду голосовать за этот законопроект и буду просить всех присутствующих, чтобы проголосовали за него в двух чтениях, и вот почему: сегодня нет другого способа капитально ремонтировать многоквартирные жилые дома, кроме как за счёт собственников. Я лично не хочу быть тормозом в этом процессе. Но, уважаемая администрация, нельзя так, просто нельзя, вы думайте, пожалуйста, на шаг вперед, на два шага вперед, убеждайте депутатов, рассказывайте им, что мы должны сделать, каким образом мы должны сделать и – самое главное – убеждайте в том, что граждане будут защищены.

Мы же все поедем в свои избирательные округа, и у нас спросят: что это за региональный оператор, какие гарантии того, что эти денежные средства сохранятся на этих счетах, какие гарантии того, что дом нам отремонтируют, и когда отремонтируют. Эти вопросы будут адресованы нам, и нам надо будет на них отвечать. Так вы нам помогите, чтобы мы четко, грамотно, квалифицированно, и – самое главное – убедительно разговаривали с гражданами, и вам не мешало бы с гражданами на эту тему поговорить…».

Лев Шлосберг обратился к Александру Кузнецову: «В связи с принятием этого закона администрацией должно быть подготовлено почти 15 нормативно-правовых актов. Я предполагаю, что не все они готовы на данный момент, но, очевидно, в значительной части там могут появиться ответы на вопросы, которые мы сегодня задавали. Я прошу найти консенсус в принятии этого закона в первом чтении и просить администрацию ко второму чтению подготовить этот пакет из 15 подзаконных правовых актов, которые помогут нам убедиться, что закон действительно гарантирует гражданам услугу.

Я буду настаивать, чтобы увеличили полномочия Псковского областного Собрания депутатов по контролю за деятельностью этого будущего учреждения. Я вас уверяю, здесь половина Собрания готова будет с вами сидеть на совещаниях, потому что это один из самых резонансных правовых актов, несмотря на то, что мы идем в матрице федерального законодательства».

Между Александром Котовым, который, безусловно, видел, что закон ждет провал в двух чтениях, и Александром Кузнецовым, который этого не видел в упор, состоялся короткий диалог:

Александр Котов: «Александр Викторович, предложили консенсус, вас устраивает, нет?».

Александр Кузнецов (удивленно): «На самом деле не совсем. Если возможно, всё-таки в двух чтениях. Я бы настаивал на этом».

Александр Котов (с нажимом): «Если мы в первом чтении примем закон, то в принципе вам это позволит дальше работать над этим законопроектом, вас устраивает такой вариант?»

Александр Кузнецов (не услышал): «Нет, не устраивает».

Александр Котов (безнадежно): «В двух чтениях?»

Александр Викторович (с надеждой): «В двух».

Александр Котов: «Хорошо. Я перехожу к голосованию».

Голос счетчика сессии Аркадия Васильева медицинским образом зафиксировал факт: «18 – за, 9 – против». 7 депутатов не участвовали в голосовании.

Александр Котов сухо произнёс: «Законопроект отклоняется».

Согласно регламенту областного Собрания, если проект закона отклоняется в первом чтении, то внести его повторно тот же субъект законодательной инициативы может только через полгода.

Таким образом, губернатор это право утратил.

Соответственно, на следующей сессии предложить Собранию разделить все риски капитального ремонта многоквартирных домов должен кто-то другой. Кто-нибудь из депутатов областного Собрания, например. Или ещё какой-то «субъект законодательной инициативы». Субъект будет найден, в этом сомневаться не приходится.

Вот будет ли капитальный ремонт – сомнения остаются.

Константин МИНАЕВ

 

1 См.: К. Минаев. Господин комментатор// «ПГ», № 43 (665) от 6-12 ноября 2013 г.

2 См.: Л. Шлосберг. Согласование наглости // «ПГ», № 23 (645) от 12-18 июня 2013 г.; К. Минаев. Беспредельно высокое Собрание// «ПГ», № 23 (645) 12-18 июня 2013 г.

3 См.: Б. Вишневский. Санкт-Петербург против Газ-Путинбурга// «ПГ», № 39 (460) от 14-20 октября 2009 г.

4 См.: К. Минаев. Многофункциональный центр // «ПГ», № 13 (635) от 3-9 апреля 2013 г.; К. Минаев. Беспредельно высокое Собрание// «ПГ», № 23 (645) 12-18 июня 2013 г.

5 См.: К. Минаев. Господин комментатор // «ПГ», № 43 (665) от 6-12 ноября 2013 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3262
Оценок:  20
Средний балл:  9.5