Статья опубликована в №46 (668) от 27 ноября-03 ноября 2013
Экономика

Домофон-рабство

Пскович предлагает изменить федеральное законодательство, чтобы избавить жильцов от переплаты за домофоны
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Пскович предлагает изменить федеральное законодательство, чтобы избавить жильцов от переплаты за домофоны

«Какого чёрта я буду платить ни за что, да ещё и авансом?! Как минимум раз в год я задаюсь этим вопросом – когда в почтовый ящик падает квитанция на оплату домофона. Домофон – моё имущество, я покупаю его, без разницы, вместе с квартирой или отдельно, он служит исправно и не требует внимания… Так какого чёрта?» Пскович Александр Балакирев, задавшись таким же вопросом, прошёл суды, переписку с ФАС и Минрегионразвития и добрался до депутата Государственной Думы, чтобы урегулировать, наконец, вопрос на государственном уровне.

Депутат Государственной Думы Александр Васильев. Фото: Светлана Прокопьева

Массовое нашествие домофонов на Псков почти совпало с наступлением нового столетия. В какой-то момент жители многоквартирных домов принялись дружно менять кодовые замки или старые деревянные двери на модные запирающие устройства с магнитным ключом и трубкой в квартире. Штука, действительно, удобная – если под удобством мы понимаем чистоту и безопасность в подъезде, а не лёгкость проникновения.

Сегодня к домофонам привыкли, как к окнам в подъезде, и стали относиться попроще – как к тем же окнам. И сразу же возникли вопросы. Если домофон – такая же часть дома, как окно или лестница, то почему мы должны дополнительно платить за возможность им пользоваться? И тем более платить авансом, на год вперед, ещё не зная, понадобится ли нам вообще сервисная услуга?

Вместе навечно

Пенсионер Александр Балакирев. Фото: Светлана Прокопьева

Ответ будет очень простым: таковы условия договора. Домофоны в Пскове сегодня ставят и обслуживают несколько компаний, самая крупная из них – ООО «Домофон-сервис», подразделение компании «Девятка-Псков». Помимо областного центра, фирма работает в Дедовичах, Печорах, Острове, Пыталово, Опочке, Пустошке, Пушкинских Горах, Порхове, Дно, есть филиал в Великих Луках. Словом, неплохой бизнес.

По словам Николая Крупского, заместитель директора компании «Девятка-Псков», работа идёт исключительно на основании договоров с жильцами, а они заключаются по решению общего собрания.

- То есть важно, чтобы у людей прошло собрание, чтобы они решили на этом собрании большинством голосов, что они хотят обслуживать домофон и готовы оплачивать это обслуживание.

В офисе «Девятки» лежат толстые папки по каждому подъезду, где стоит домофон, взятый на обслуживание. Если есть подозрения, что договор заключили без вашего участия и вообще без собрания (у меня были), можно открыть, посмотреть. В моём подъезде действительно большинство подписей в наличии.

Составлен договор «Домофон-сервис» таким образом, что по истечении срока действия он становится практически вечным. Чтобы его прекратить, одна из сторон за две недели должна уведомить о своём намерении вторую. Если этого не произошло, договор считается пролонгированным на год. Пенсионер Александр Балакирев прочитал это как «ещё только на один год», компания же считает, что «на год, а потом ещё на год и так далее». Соответственно, когда в 2009 году у Александра Георгиевича закончился, по его версии, договор, он перестал оплачивать квитанции. Но, по версии «Домофон-сервис», превратился в должника и злостного неплательщика – со всеми вытекающими.

Дело – трубка

Заместитель директора компании «Девятка-Псков» Николай Крупский. Фото: Светлана Прокопьева

С тех пор трубка у Александра Георгиевича отключена. Чтобы впустить гостей, нужно спуститься на первый этаж и открыть дверь подъезда вручную. Однажды, рассказывает он, был приступ, пришлось вызывать скорую - так врачи покрутились-покрутились на крыльце и уехали, потому что жилец спуститься с лестницы был не в состоянии.

Самое любопытное, что компания «Домофон-сервис» категорически отрицает, что специально отключила трубку у Балакирева. Сломалась, дескать, и весь сказ. А раз не платит, то чинить не обязаны.

Сам пенсионер уверен, что трубку вырубил мастер. Ему так и сказали по телефону, когда Балакирев позвонил в «Домофон-сервис» под видом нового покупателя своей квартиры. К несчастью, доказать этот факт невозможно. Хуже того, через суды, которые прошёл Александр Георгиевич с помощью юриста реготделения партии «Яблоко», отказали ему в иске о компенсации морального вреда, возвращении уплаченных ранее денег и включении трубки домофона.

Таким образом, в суде факт нарочного отключения – читай, порчи имущества жильца – не подтверждён, и этим, как щитом, прикрываются сотрудники «Домофон-сервис». Между тем очевидно, что практика отключений неплательщиков действительно существует. Николай Крупский говорит об этом со всей осторожностью:

- В договоре записано, что мы вправе отключить от общей системы те квартиры, которые не оплатили обслуживание. Но что я хочу сказать: во-первых, мы к отключениям приходим крайне редко. Во-вторых, домофон – это не просто трубочка в квартире. Домофон - это… Вот, вы приходите в свой подъезд, ключ приложили к вызывной панели. Вы открыли дверь - она за вами автоматически закрылась. Всё это требует обслуживания.

По словам замдиректора «Девятки», договор предполагает, что если платят 70% жителей подъезда, компания продолжает обслуживание домофона. Николай Крупский в принципе не спорит с тем, что отказ жильца от договора не должен повлечь за собой отключение устройства.

Большой куш

Вернёмся к платежам. Стоимость годового обслуживания у «Домофон-сервис» - 430 рублей для обычных граждан и 345 рублей для льготников (льготу пенсионерам, многодетным и пр. добровольно даёт сама компания). Их конкуренты берут плату помесячно, и в целом выходит дороже. Что же мы получаем за эти деньги?

- Полное антивандальное обслуживание, - говорит Николай Крупский, - сломали, своровали – всё это попадает под наши обязательства, и никаких дополнительных денег никто больше не платит.

Зимой в основном страдают дверные доводчики, летом грозы выводят из строя дверные панели, блоки питания и блоки коммутации. Вот, к примеру, в конце июля была гроза – в одном подъезде полностью вырубило оборудование, вплоть до трубки в каждой квартире, рассказывает Николай Николаевич. «Домофон-сервис» заменил всё за свой счёт.

Для обслуживания оборудования компания держит штат мастеров, каждый обеспечен машиной с фирменной символикой. В день случается 30-40 вызовов. Не так уж много на несколько тысяч домофонов.

Наверняка есть подъезды, где домофоны не ломаются ни разу за год. И вообще не ломаются. А платить приходится все равно. Николай Крупский предлагает смотреть на это дело философски:

- Вот есть у нас страховка автомобиля, да? Мы же не каждый день попадаем в аварию…

Разница со страховым договором, пожалуй, в том, что он не пролонгируется автоматически из года в год. Надоело платить – взял и перестал. И автомобиль тебе за это никто не сломает.

Компромисс

Домофоны сегодня установлены пратически в каждом подъезде Пскова. Фото: Светлана Прокопьева

Проникнуться возмущением по поводу платы за домофон очень легко, и сотрудники «Девятки» сталкивались с этим не раз. Домофоны ломаются редко (по меркам одного подъезда). Но даже если и ломаются…

В подъезде 5-этажного дома – 15-20 квартир, то есть «Домофон-сервис» собирает 6450-8600 рублей в год, будет ремонт или не будет. Если девять этажей и пять квартир на лестничной клетке – это уже 19350. Между тем разовый вызов мастера по прейскуранту стоит 990 рублей. Вот и считайте, насколько выгоднее было бы жильцам платить только за фактически выполненные работы. Приходилось бы скидываться по 65, 50, а то и по 25 рублей с каждой квартиры.

По идее, настолько же это будет невыгодно «Домофон-сервису». Однако Николай Крупский уверяет, что компания как раз предпочла бы работать по прейскуранту:

- Во-первых, мы будем содержать значительно меньший штат сотрудников, можно одного-двух мастеров и пару машин вместо шести. Потом, у нас не будет, по сути дела, никаких обязательств, кроме того, что «вы оплатили – мы отремонтировали», и не надо ломать голову, как бы нам побыстрее выполнить какую-то заявку.

Так за чем же дело стало? Если обеим сторонам выгоднее вместо «страховки» оплачивать фактически выполненные работы, логично было бы перейти именно на такую схему. Опыт, говорит Николай Крупский, наработан: в Пскове есть управляющие компании, которые заключают договор на обслуживание домофонов вместо жильцов и сами выставляют счета. Размер этой платы – уже предмет договоренности жителей многоквартирного дома и обслуживающей их управляющей организации. Нет причин не сделать ее ниже стандартной.

Чтобы управляющая организация взяла на себя содержание домофона, его необходимо включить в состав общедомового имущества и вписать в договор управления. Это полномочия собрания собственников жилья. С новостройками, по идее, и этого не нужно – там квартиры сразу продаются и с домофонами, и с договором на обслуживание жилья у заранее выбранной компании.

Вопрос, является ли домофон общим имуществом, – это даже не вопрос. Автоматически запирающиеся устройства дверей подъездов считаются частью внутридомовой системы электроснабжения, которая включена в состав общего имущества, согласно постановлению правительства РФ от 13 августа 2006 г. № 491.

Александр Балакирев дополнительно получил разъяснения от Минрегионразвития: «Обслуживание домофона как технической составляющей автоматически запирающегося устройства входной двери входит в перечень и стоимость работ по содержанию общего имущества и является обязанностью управляющей организации». И от ФАС: «Содержание, обслуживание и ремонт системы ограниченного доступа (домофона) относится к обязанности управляющей организации, в том числе при отсутствии упоминания об этом в договоре управления многоквартирным домом».

Все, казалось бы, ясно.

Другим путем

Но получив отказ в суде, Александр Балакирев не стал даже пытаться собрать своих соседей и протоколом передать домофон на обслуживание УК. Он решил разом избавить от напасти не только себя, но и весь город Псков, и даже всю Россию. То есть добиться принятия нормативного акта, которым управляющие организации были бы обязаны взять на себя обслуживание домофонов.

С этим он пришел на прием 25 ноября к депутату Государственной Думы Александру Васильеву. Парламентарий, получивший мандат по квоте Общероссийского народного фронта, как показалось, заинтересовался возможностью сделать доброе дело для электората всея Руси. Балакирев дополнительно мотивировал его, пообещав в случае успеха голосовать впредь не за «Яблоко», а за «Единую Россию».

Шансы, собственно, есть. Ресурс у партии реальных дел колоссальный: было б желание – можно горы свернуть. А тут всего лишь нужно упростить защиту прав потребителей услуг ЖКХ. «Псковская губерния» обязательно расскажет, чем закончится этот опыт.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

P. S. Кстати, пока суд да дело, можем посоветовать Александру Георгиевичу и другим псковичам с той же проблемой попробовать такой вариант решения: не подписывая никакого договора, вызвать мастера, заплатить 990 рублей и заказать ему ремонт «сломанной» трубки. Николай Крупский заверил меня, что мастер придет, подключит, и отключать потом эту трубку не будут. Стоимость ремонта отобьется за два года. Ну или остается верить, что перемены в законодательстве наступят раньше.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3912
Оценок:  19
Средний балл:  10