Статья опубликована в №1 (673) от 08 января-14 января 2014
Культура

Премьера для министра

Владимир Мединский в Пскове открыл для себя несколько шедевров древнерусского искусства
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Владимир Мединский в Пскове открыл для себя несколько шедевров древнерусского искусства

Предваряя 2014-й, Год культуры в России, Псков 30 декабря посетил министр культуры Владимир Мединский. Региональные власти включили в программу визита несколько ключевых с точки зрения развития местной культурной среды точек и продемонстрировали министру ряд запущенных в реализацию проектов. Отдельные стали сюрпризом и для псковской прессы.

Бронзовый штык

Владимир Мединский и Андрей Турчак в соборе Рождества Богородицы Снетогорского монастыря с Владимиром Сарабьяновым. Фото: Андрей Степанов

Приятная неожиданность поджидала в начальном пункте программы визита. Встречать высокопоставленного гостя прессу привезли на улицу Георгиевскую, 4, к дому, в котором в начале XX века, в период Первой мировой войны, располагался штаб Северного фронта, а ныне журналисты не без радости обнаружили пункт общественного питания. Он был весьма кстати, учитывая, что пресс-служба подстраховалась и вывезла медиапул «в поле» где-то за час до того, как Владимир Мединский приземлился на псковском аэродроме.

Но сюрприз заключался, конечно же, в другом: на Георгиевской идет – и, по первому впечатлению, полным ходом – ремонт храма Георгия со Взвоза. Реставрационные работы при удивительно скромном информационном сопровождении за собственный счет ведет строительная фирма ДСК. Завершение проекта планируется на 2014 год, сообщает информационный плакат, чья белоснежная свежесть навела на мысль, что повесили его буквально вчера, специально для министра.

Впрочем, министр к нему даже не подошел.

Предметом показа должен был стать макет памятника Русскому солдату, который установят на Георгиевской к 100-летию начала Первой мировой войны. Пока не прибыл кортеж, на будущий памятник намекал только переносной столик около забора. Когда раздалось эпическое «Едуууууут!», на него поставили небольшой деревянный ящичек.

Владимир Мединский прибыл на губернаторском Mersedes Viano в сопровождении вице-губернатора Виктора Остренко, председателя Госкомитета по культуре Александра Голышева, главы города Ивана Цецерского и других официальных лиц. Руководитель всея российской культуры вышел на берег Великой и осторожно огляделся вокруг. Выражение его лица выдавало то ли байроновскую меланхолию, то ли слишком рано начавшийся рабочий день. Глазам министра предстали строительные леса вокруг церкви, металлический забор, перекрывающий выход на разрытую набережную, и штабеля бетонных блоков.

Последние как раз обозначали место, где в августе планировали поставить памятник Русскому солдату.

- Во время Первой мировой войны здесь располагался штаб Северного фронта, - рассказывал Александр Голышев, указывая на дом на Георгиевской, 4. - Из этого здания отправлялась на войну и координировалась армия русских войск…

Макет тем временем освободили от футляра. Перед гостями и журналистами предстала невысокая фигура усатого солдата в фуражке со штыковой винтовкой в руках (автор – Александр Пальмин). Владимир Мединский выказал интерес к скульптуре, спросив:

- К февралю отлить успеете?

- Вообще, собирались к августу, - поскольку Первая мировая для России началась 1 августа, Голышев заметно смутился, «не догнав», при чем тут февраль, - но все решаемо…

Теплый пол XVI века

На Георгиевской улице министру культуры показали макет памятника Русскому солдату. Фото: Светлана Прокопьева

С берегов Великой (где зампредседателя комитета по культуре Владислава Вишневская успела рассказать Мединскому про ТРК «Псковский» [1]), кортеж отправился на Октябрьский проспект, к церкви Сергия с Залужья. Ее тоже реставрируют – благодаря активности местной общины и вниманию губернатора Андрея Турчака. Он лично пролоббировал в Минкульте возвращение в план подготовки к празднованию 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского расходов на эту реставрацию. Требуется 50 млн рублей, чтобы восстановить главу Сергия с Залужья [2]. Купол церкви до того, как в него во время войны угодила бомба, имел керамическое покрытие – таких храмов было всего два в России. Второй – Алексея Митрополита в Глинищах (Москва) – был снесен в 1930-х годах.

Почти пустой внутри, со вскрытым полом, изящный храм XVI века тем не менее произвел впечатление на Мединского. Немногословный министр прислушивался к рассказу отца Михаила Федорова, уточнял датировки, советовал вместо отопления сделать теплые полы.

- Батюшка, но вы-то благодарны Министерству культуры? – по выходе «подсказал» настоятелю церкви Голышев. Видимо, боялся, что его собственной благодарности покажется недостаточно.

Следующим пунктом в программе визита стоял Псковский кремль, к которому кортеж двинулся почему-то через площадь Победы. Буквально на минуту тормознули у Вечного огня – настолько коротко, что подумалось: это министра знакомят с нашим традиционным свадебным маршрутом. Лишь позже из пресс-релиза областной администрации стало ясно, что Мединскому показывали «еще несколько альтернативных площадок для установки памятного знака».

Извилистые пути министерского кортежа предсказуемо обернулись пробками – город все-таки недостаточно велик, чтобы можно было перекрыть какую-то одну его транспортную артерию, не задев остальные. Так что стоял Октябрьский проспект, стояла площадь Ленина, стояли улицы Яна Фабрициуса и Леона Поземского. Пятиминутные остановки через десятиминутные переезды (или наоборот) на несколько часов парализовали пол-Пскова.

Лучше, чем в Европе

Владимир Мединский поздравил псковичей с Новым годом и новым театром на фоне фестиваля французского кино. Фото: Андрей Степанов

От Сергия с Залужья министр ненадолго заехал в Кремль, чтобы со смотровой площадки у башни Кутекрома сфотографировать на планшет вид новой набережной Псковы – наиболее готовой части проекта туркластера. Заодно узнал причину неприглядного вида Шпагатной фабрики Мейера: был инвестор, да весь вышел, «заморозил проект», объяснила Влада Вишневская. Затем кортеж на пару минут притормозил в сквере на развилке улиц Труда и Поземского – еще один вариант дислокации Русского солдата.

Наконец переместились в Снетогорский монастырь. Здесь Владимира Мединского ожидали, во-первых, незаконченные укрепления береговой линии под монастырской стеной и, во-вторых, фрески. И очень правильно, что сначала гостей провели вниз, к бетонным блокам с торчащей оттуда арматурой («Работы остановили из-за возмущения общественности, хотя с инженерной точки зрения ничего другого не придумать…» - оправдывался Александр Голышев). Потому что по контрасту с этим современным варварством древнерусское искусство особенно впечатляет – своей духовной осмысленностью.

В соборе Рождества Богородицы к министру присоединился губернатор. Гостей встречали заведующая отделом монументальной живописи Псковского музея-заповедника Таисия Круглова и реставратор Владимир Сарабьянов. Рассказывая о своей работе по сохранению и восстановлению уникального фрескового ансамбля начала XIV века, они представляли его как образцово-показательный пример конструктивного взаимодействия музея и церкви – великое достижение, если вспомнить, как проходила передача собора монастырю [3]. По словам Сарабьянова, при стабильном финансировании завершить работы возможно года за три-четыре. Совсем немного, учитывая, что раскрытие фресок из-под побелки началось еще в 1909 году.

Не нужно быть знатоком, чтобы ощутить силу и красоту древней монументальной живописи. Свое восхищение уникальным фресковым ансамблем Владимир Мединский выразил в доступной ему форме:

- Это в европейском тренде…

Помню, похожим образом мои иногородние друзья хвалили застройку на Верхне-Береговой.

- И кстати, фрескам в этом году исполнилось 700 лет, - напомнил Владимир Сарабьянов. - Хотелось бы это как-нибудь отметить...

- Созданием музея фрески, например… - негромко откликнулась Елена Яковлева, новоиспеченный руководитель госкомитета Псковской области по охране культурного наследия.

Идея неожиданно воодушевила губернатора. Андрей Турчак стал пересказывать министру свои переговоры с директором Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге Михаилом Пиотровским по поводу возвращения в Псков фресок из Довмонтова города – пока безрезультатные.

- Не отдают! Даже разговаривать не хотят! – жаловался глава региона.

- И они это практически не выставляют и на реставрацию не дают, – поддакивали ему специалисты.

Владимир Мединский, похоже, не был готов к такому напору.

- Можно вас на минуточку... – министр отвел Андрея Турчака в сторонку. Несколько минут они переговаривались.

- Это был экспромт, Елена Александровна? – уточнила я у Яковлевой. Она пожала плечами:

- Конечно!

И судя по тому, что к вечеру вышел пресс-релиз под заголовком «Проект создания музея фрески в Пскове одобрен Главой Минкультуры РФ», экспромт получился удачным.

Министр на сцене

В первых числах января рабочие вышли в сквер на Золотой набережной, чтобы успеть к февралю подготовить площадку под памятник Русскому солдату. Фото: Ален Рыжов

Но главное, что собирались продемонстрировать министру культуры в Пскове – это практически отремонтированный Псковский драматический театр им. Пушкина. Прессу туда отправили чуть раньше. Под вой пылесосов и шелест половых тряпок журналисты бродили среди свежевыкрашенных стен, любуясь люстрами и гадая, где же тут раньше был гардероб и где будет буфет.

Вскоре подошел худрук Василий Сенин с очередной не на месте подобранной картонкой в руках. По телефону он продолжал распоряжаться обустройством жизненного пространства:

- Гертруда Федоровна! Вот прямо сейчас сюда идет министр культуры. Ведро с водой со второго этажа уберите, пожалуйста!

Переключив свои функции с позиции «прораб» в позицию «режиссер», Сенин отослал собравшихся было в фойе людей в здание мастерских. Театралы, «ветераны сцены» и простые псковичи должны были ждать министра в медиахолле, где как раз завершалась неделя французского кино. В другом помещении мастерских готовились к семинару сотрудники Института регионального развития во главе с научным руководителем Сергеем Дамбергом. А в самом здании театра на малой сцене Виктория Луговая репетировала «Четыре картины любви». Словом, псковский драмтеатр абсолютно готов был сыграть перед министром средоточие общественно-культурной жизни города.

И нельзя сказать, что это не удалось.

После экскурсии по театру, во время которой журналисты наслаждались видом спин высокопоставленных чиновников, Андрей Турчак и Владимир Мединский вышли к микрофонам в медиахолле. Глава Псковской области еще раз заострил внимание, что это не открытие театра, а «техническая приемка», и передал слово главе Минкульта.

Владимир Мединский поблагодарил губернатора за то, что тот создал все условия «для быстрой, эффективной и качественной реализации проекта», а сам театр похвалил.

- Здорово. И хотя у нас за спиной Эйфелева башня, но я знаю, что если бы здесь разместили Новгородский кремль, было бы только лучше.

Кто-то, возможно, успел подумать, что вид Новгородского кремля мог бы символизировать историческое братство соседних регионов, но министр продолжил:

- Я вас поздравляю с наступающим Новым годом и желаю, чтобы в следующем году все ваши творческие планы реализовались, и Новгородский драма…. Ой, Псковский драматический!..

- И Кремль – псковский, - понимающе кивнул Андрей Турчак.

Заметив свою ошибку, министр культуры счел нужным доказать гостеприимным хозяевам, что разницу между Псковом и Великим Новгородом он все-таки ощущает. Как историк по образованию, он заявил, что «псковское вече было круче новгородского», потому что «в Новгороде правили олигархи, а в Пскове – народ, средний класс». Свое выступление Мединский завершил несложным упражнением на память:

- Давайте Псковом гордиться, и псковской историей, и псковским театром, и псковским будущим!

«Давайте», - согласно кивнули окружающие. Прокатившись с гостем по городу, мы еще раз вспомнили, что гордиться псковичам есть чем. А с новым театром и обещанным музеем фрески поводов только прибавится.

Осталось ещё прибавить бюджет на сохранение и преумножение всей этой нашей гордости.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

P.S.

А когда наступил Новый год, стало понятно, что имел в виду Владимир Мединский, когда спрашивал про февраль. Под Рождество известный псковский архитектор Владимир Шуляковский рассказал в «Фейсбуке» такую историю:

«Утром 4 января меня вытащили из дому телефонным звонком. Велено было срочно явиться в сквер, что расположен между кварталом Золотой набережной и Шпагатной фабрикой. Прихожу. Работа кипит - самосвалы самосваливают, экскаватор экскавачит, мрачные мужики, выдернутые в разгар праздника из семейных очагов, машут кувалдами и лопатами. Что за спешка? Оказывается, наш министр культуры Мединский, посетив Псков, посулил подарить городу памятник солдату Первой мировой войны. При этом памятник должен стоять на месте уже 3 февраля. Надо срочно готовить площадку, фундамент, освещение и т.д.

- Как же так? Ведь надо все продумать, спроектировать - размер, ориентацию, высоту постамента, фундамент, характер подсветки, куда он будет смотреть - на улицу или на собор, и т.д.

- Ничего не знаем, велено работать.

- Какой хоть памятник?

- Высотой два метра.

- А постамент? Стоит этот солдат или сидит? С винтовкой или как? Прямо смотрит или с разворотам? Или, может быть, в динамике - бегущий солдат? Из мрамора или из чугуна? И сколько он весит?

- Ничего не знаем. 2 метра - и все. Покажите нам, пожалуйста, пальцем, куда плитку класть, куда бетон лить, куда кабели тянуть. Прямо сейчас - видите, мужики стоят, ждут.

- Дурдом. Так нельзя работать. На хрен ваш памятник, я пошел.

- Тогда мы сами все сделаем - видите, корыта под дорожки уже вырыты, сейчас брусчатку начнем класть.

Смотрю - дорожки в разные стороны, между собой не сходятся, одна просто в обрыв упирается.

- А здесь-то как? Как вы думали с этой дорожки дальше попасть?

- Вы архитектор, вот и думайте. А нам работать надо.

Ну вот, при помощи двух мужиков с колышками и шнуром, а также известной матери было произведено проектирование в натуре - определено место расположения памятника, высотная отметка, размер площадки, направление дорожек, места установки фонарей и все остальное. Что получится в результате - неизвестно. Дорогие защитники исторического Пскова! Если через месяц вы увидите нелепую и дурацкую картину - не ругайте меня и доблестных строителей. Мы старались, как могли. Просто нас очередной раз поставили раком. Я, собственно, к чему это пишу: наш самый культурный министр - он что, не понимает, что нельзя устраивать такие провокации? Что среда любого города, а особенно исторического, требует нормального, взвешенного подхода? И если у нас такие культурные министры, то что можно ждать от местных властей? Ох-ти, тошненько».

 

1. О проекте туристско-рекреационного кластера «Псковский» см.: С. Прокопьева. Освоение кластера // «ПГ», № 48 (670) от 11-17 декабря 2013 г.

2. «Псковская губерния» писала об этом храме в 2004 году (см: С. Прокопьева. Смотрите, куда писаете // «ПГ», № 18 (188) от 19-26 мая 2004 г.). После выхода этой публикации местные жители объединились в церковную общину, за несколько лет полностью очистили здание церкви от мусора, добились образования прихода - в ноябре 2010 года Псковская епархия направила в общину священника, отца Михаила Федорова. В 2011 году псковский храм Сергия с Залужья был включен в план мероприятий согласно указу президента «О праздновании 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского», однако в 2012-м предусмотренные средства так и не поступили по причине недофинансирования программы. После публикаций в СМИ губернатор Андрей Турчак весной 2013 г. встретился с прихожанами храма и затем обсудил вопрос о финансировании реставрации церкви Сергия с Залужья в Министерстве культуры РФ.

3. См.: Л. Шлосберг. Страшный Суд // «ПГ», № 30 (602) от 8-14 августа 2012 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3768
Оценок:  27
Средний балл:  9.5