Статья опубликована в №1 (673) от 08 января-14 января 2014
Политика

Зоны компромисса

Власти и специалисты по охране памятников договорились о правилах строительства на территории исторического Пскова
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Власти и специалисты по охране памятников договорились о правилах строительства на территории исторического Пскова

На последней перед Новым годом сессии 26 декабря депутаты Псковского областного Собрания утвердили долгожданные охранные зоны Пскова. Ожидается, что принятые нормативные акты, если будут неукоснительно соблюдаться, сведут к нолю градостроительные конфликты в центре города, равно как и позволят ему развиваться. Сессия заодно подтвердила и вывод псковских градозащитников, с которым те вышли на пресс-конференцию по итогам года [1]: работа по правовому и культурному просвещению лиц, принимающих решения в Псковской области, не просто необходима, а суперсрочно необходима.

Как у принятых документов, так и у самой сессии от 26 декабря была своя предыстория.

Восемь окон

Ян Лузин. Фото: Александр Сидоренко

Предыстории нынешних проектов зон охраны памятников «Псковская губерния» в свое время уделила немало внимания [2]. Пока же напомним буквально в двух словах: с 2011 года ярославская фирма НКО Фонд «ИПУРГ» по заказу госкомитетов Псковской области по туризму, инвестициям и пространственному развитию и по культуре разрабатывала проекты зон охраны для 11 памятников. Идея заключалась в том, чтобы создать условия для создания инфраструктуры туризма в Пскове, то есть, упрощая, разрешить новое строительство в историческом центре.

Широкому обществу неизвестно, каким был самый первый ярославский вариант, известно только, что в процессе согласования в Министерстве культуры новые зоны охраны фактически растянулись до прежней объединенной охранной зоны, закрывавшей весь центр Пскова в пределах Окольного города. Это, собственно, задачам инфраструктурного развития уже не соответствовало. Тогда стартовал непростой переговорный процесс между региональной властью, защищавшей интересы регионального бизнеса, и специалистами по охране памятников, защищавших интересы истории и культуры. Результат переговоров и предстал на суд областных депутатов.

Суть компромисса в том, что в пределах исторического центра, где федеральный закон запрещает, по идее, новое строительство вообще, появились восемь зон регулируемой застройки. Как сформулировал на сессии председатель комитета по культуре Александр Голышев: «В охранной зоне в стенах Окольного города мы решаем вопрос и о восьми участках, которые называются зонами регулирования застройки, для того чтобы или завершить строительные работы, или привести их в порядок».

Итак, это:

1. Территория Белорусского рынка.

2. Зона Центрального рынка. Оба рынка рано или поздно придется превращать во что-то более цивилизованное, с этим нельзя не согласиться. Участки находятся в частной собственности.

3. Территория Двора Лапиных (включая тот самый дом на Гоголя, 50а, который чуть было не снесли, но вовремя остановились. Там планируется обустроить гостиничный комплекс).

4. Территория Псковского академического театра драмы им. Пушкина – фактически зона регулируемой застройки здесь нужна, чтобы узаконить уже возведенное здание мастерских.

5. Улицы Некрасова, Гоголя, Карла Маркса. Новое строительство там, как несложно заметить, идет в настоящее время – чтобы не подводить инвестора под статью, делается послабление в режиме охраны.

6. Территория ТЭЦ на берегу реки Великой. Областные власти не теряют надежды, что в самом сердце туркластера вместо заброшенной теплоэлектростанции появится, например, центр современного искусства. Ну хотя бы торговый центр.

7. Музейный квартал, «работы над которым ведутся», по словам Александра Ивановича.

8. Берег Великой – снова кластер плюс злополучный гостиничный долгострой на другом берегу.

Теперь, подставив к участкам фамилии собственников и названия строительных фирм, мы получим заодно и список инвесторов, чьи интересы региональная власть принимает близко к сердцу.

Кроме Окольного города отдельные зоны охраны разработаны для еще двенадцати памятников. Александр Голышев перечислил их без лишних пояснений, поскольку «здесь все псковичи»:

- Мирожский монастырь; церковь Успения со звонницей; церковь Богоявления со звонницей (чаще называют Богоявление с Запсковья); церковь Алексея (это улица Советская, 100, еще называют Алексея с Поля); церковь Николы Каменноградского, или от Каменных оград (это ул. Розы Люксембург); церковь Николая Чудотворца в Любятово; железнодорожный вокзал; церковь Клемента папы Римского (левый берег реки Великой); собор Иоанна Предтечи напротив Кремля, на другой стороне реки; ансамбль Снетогорского монастыря; Иоанна Богослова на Миляннице, или на Мишариной горе; церковь Константина и Елены.

Что касается остальных памятников (напомним, в Пскове на государственный учет поставлены 383 объекта культурного наследия: 140 – федерального и 243 – регионального значения, плюс есть еще более ста «выявленных»), то в их отношении продолжает действовать закон 1995 года. Что накануне сессии очень расстраивало некоторых депутатов.

Незаконный закон

Предыстория сессии началась за день до, 25 декабря, на комитете по законодательству и экономической политике Псковского областного Собрания. Там состоялась презентация не только проектов постановления по зонам охраны, но и линии на сопротивление охране памятников как таковой.

С последней выступили депутаты Ян Лузин («Единая Россия») и Игорь Савицкий (КПРФ). Оба, напомним, представляют интересы крупного, по псковским меркам, бизнеса.

Позиция Игоря Савицкого в принципе известна: памятники истории нам не нужны, да их и нет, нам нужны небоскребы и прочие новации. Все это мы уже не раз слышали и еще услышим – это идеология.

Ян Лузин – это прагматика. Бывший глава города и сити-менеджер, сколотивший свое состояние на недвижимости [3], выступил на комитете с декларацией в поддержку строительства как единственного инструмента развития Пскова. Строительству, как нетрудно угадать, мешают «морально устаревшие» законы об охране культурного наследия – областной закон 1995 года и федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" № 73-ФЗ 2002 года.

Но выступать против федерального закона (хотя именно его положения наиболее строго ограничивают строителей) единороссу не комильфо, поэтому Лузин сосредоточился на критике закона областного. Коротко: пафос его выступления подводил к тому, что закон об объединенной охранной зоне необходимо срочно и полностью отменить. Аргумент: его же все равно нарушают!

Из слов депутата выходило, что все новое строительство в Пскове незаконно. Все Дальнее Завеличье незаконно. Новые кварталы на Запсковье незаконны. Любые перепланировки квартир в старинных домах незаконны, и вообще, крест на развитии. В подтверждение своих слов Ян Лузин предъявлял список из 46 зданий, построенных, по его словам, с нарушениями законодательства.

С аналогичными аргументами, к слову, любой серийный убийца может пойти требовать отмены 105-й статьи Уголовного кодекса.

Объявив – буквально – областной закон 1995 года «незаконным», Лузин предлагал сделать его отмену непременным условием принятия новых проектов зон охраны. В итоге ему пришлось в присутствии журналистов прослушать краткую лекцию на тему «За что строительный бизнес и лично Ян Вячеславович Лузин должны быть благодарны губернатору и разработчикам данных проектов охранных зон».

Диснейленд

Но если Ян Вячеславович выводы сделал и на сессии ограничился одним уточняющим вопросом, то Игорь Николаевич, напротив, зарядил новые боеприпасы.

После доклада Александра Голышева на сессии он первым воспользовался правом задать вопрос.

- Александр Иванович, я вот хочу вас спросить. Я пришел домой, посмотрел еще раз федеральный закон. Я так и не нашел там ограничений этажности. Откуда взялась эта норма, объясните, пожалуйста?

- Вопросом охраны, охранной зоны является вопрос высотности, прежде всего, - Александр Голышев, казалось, не был готов к такому вопросу, как не каждый взрослый готов сразу ответить, почему земля твердая, например. – В положении об охранных зонах четко прописано, какая высотность возможна, и она определяется проектировщиком, который проектирует саму охранную зону. Высотный регламент – практически это один из главных регламентов охраны памятников.

Почуяв слабину оппонента, Савицкий решил дожать:

- Я, наверное, неправильно спросил. Где в федеральном законе это написано? Это все, то, что вы говорите, это я все знаю. Где, где в федеральном законе это написано? Какой пункт, какая статья?

- Вы смотрели только 73-й закон? А вы посмотрите постановление правительства об охранных зонах, где… - пробовал было отбиться Голышев, но не тут-то было.

- Секундочку, секундочку! Есть закон - и есть постановление: это разные вещи, уважаемый! Давайте не морочить друг другу голову, я говорю про закон, который мы обязаны соблюдать.

На Голышева и присутствовавших на сессии специалистов по охране памятников было жалко смотреть. Они совсем растерялись. Только-только успели свыкнуться с дилетантизмом депутатов в сфере охраны культурного наследия, как на тебе, приехали – теперь еще, оказывается, и структуру права надо на пальцах объяснять, что такое «закон» и «подзаконные акты».

Александр Голышев все же попытался:

- Игорь Николаевич, ну, если вы мне дадите сказать, я отвечу. Впервые упоминание об охранных зонах мы встречаем в 73-м федеральном законе, правильно? Затем, в 2008 году, через 5 лет, вышло специальное постановление правительства – Положение и Порядок о разработке и согласовании охранных зон: там методика вся прописана.

Убедил ли он Савицкого? Нет. На помощь ему пришел Андрей Карпов, председатель государственно-правового комитета администрации области, уточнивший, что зоны охраны устанавливают градостроительные регламенты в соответствии с Градостроительным кодексом.

- То есть если вы откроете Градостроительный кодекс, начиная со статьи 36-й по 40-ю, вы все ответы на свои вопросы найдете.

Тогда Игорь Савицкий сделал следующий шаг:

- Как вы сами-то видите вообще, вот эта охранная зона – какое она имеет отношение к самим памятникам? Охранять памятники – это одно, я не против этого. А вот причем здесь вообще все строительство в центре города?

- Охранная зона памятника – она присутствует во всех законах охраны памятников мира, в том числе и ЮНЕСКО, - не терял выдержки Голышев. - Речь идет о том, что памятник должен находиться в своей реальной среде. Поэтому существует понятие охранной зоны, которое членится даже на три: и охраняемого ландшафта, и ограничения хозяйственной деятельности, и регулирования застройки. Это то, что является одним из главных моментов в 73-м федеральном законе об охране памятников.

Александр Голышев знал, что в конце концов все внесенные губернатором проекты постановлений по зонам охраны будут приняты. А это надо просто перетерпеть.

Подкрепление к председателю комитета по культуре подошло, откуда не ждали. В поддержку проектов постановлений выступил депутат Лев Шлосберг, главный в собрании лоббист интересов охраны культурного наследия. Он напомнил, что работа над предложенными Собранию документами продолжалась более двух лет.

- Дискуссия в течение двух лет была очень сложной. Те документы, которые внесены сегодня на сессию областного Собрания, - это предмет компромисса между учеными, специалистами в области градостроительной деятельности, представителями органов исполнительной власти, Министерства культуры, а также инвесторами, застройщиками и представителями предпринимательского сообщества.

Напомнил Лев Маркович и про «восемь строительных окон», которые выделены для удобства инвесторов, и что территория исторического города занимает всего 5% от общей площади города. Остальные 95% открыты для строительства «в зависимости от плотности застройки». Кроме того, объединенная охранная зона сама по себе также не запрещает высотное строительство в Пскове, а лишь регулирует высотность там, где «на прямой визуальной связи корреспондируют объекты культурного наследия - и ничего больше».

- Я очень просил бы коллег, особенно занятых предпринимательской деятельностью, не демонизировать проект зон охраны 1995-го года: этот выдающийся документ позволил сохранить исторический Псков в течение почти 20 лет. Если бы не было этого документа, у нас сегодня не было бы исторического города Пскова, - резюмировал лидер фракции «Яблоко».

За Савицким между тем еще оставалось право на выступление. Отведенное регламентом время он потратил на критику всей системы охраны культурного наследия.

- Вот опять же, федеральный закон: он, конечно, как и многие законы в России, несовершенен. На основании этого закона – вот у меня сейчас стоит, там, ржавый мерседес на стоянке – мерседес можно сделать памятником культуры. Вы почитайте сами-то внимательно: там памятником культуры можно сделать абсолютно любое здание и сооружение, находящееся на территории города Пскова!

Допущение Игоря Савицкого могло бы иметь под собой основание, если убрать за скобки всю научно-методологическую базу охраны культурного наследия и понимание того, что такое «памятник истории» вообще. Игорю Николаевичу, признаться, это сделать легко – у него это понимание и так отсутствует.

- Даже наш уважаемый Кремль – это Диснейленд, построенный в 1970 году, вернее, в 1960-х годах, - приблизился депутат к кульминации. - Так он не выглядел в начале века, допустим, или когда действительно был древний Псков: так не выглядят башни, так не выглядят стены. Это все новострой!

Была бы воля Савицкого, он снес бы к чертям весь центр Пскова, оставив разве что фасады Октябрьского проспекта «как-то мы с ними сжились». Затем он сделал заявление, которое, по всей видимости, еще аукнется в наступившем году:

- Сейчас запускается просто коррупционный конвейер по сбору средств со строителей.

Игорь Николаевич раскрыл подробности схемы: участок и разрешение на строительство под дом площадью 1,5 тыс. метров будет стоить «где-то 2 млн». Из них – «извините, 20% - это взятка»:

- Это вы отдадите наличными деньгами. Это общепринятая практика в нашем городе, вот такие примерно расценки. Т.е. наши деятели, так называемые, от культуры, прикрываясь лжепатриотизмом, включают коррупционный конвейер, который связан со строительством в городе Пскове. Все строительство будет зависеть от того, как вы будете с друзьями Льва Марковича Шлосберга проходить согласование, за какие деньги, на каких условиях.

- Я сегодня подам заявление в Следственный комитет по Псковской области, в прокуратуру Псковской области о проверке по факту высказывания депутата Игоря Николаевича Савицкого о том, что неким лицам даются взятки за согласование строительства на объектах культурного наследия, - откликнулся Лев Шлосберг. - Попрошу депутата Савицкого на встрече с соответствующими госорганами пояснить, кто, когда, кому, за что и сколько давал взяток, и я потребую наказания всех тех лиц, кто эти взятки давал и кто эти взятки брал.

И действительно, к вечеру такое заявление появилось.

В конечном итоге все проекты зон охраны были приняты уверенным большинством голосов. Это действительно шаг вперед в градостроительной сфере. Теперь ситуация во многом будет зависеть от того, как скоро город Псков приведет в соответствие с зонами охраны свои Правила землепользования и застройки, которые муниципальные депутаты поторопились утвердить.

Остается еще, конечно, задача культурно-исторического просвещения. Иначе выступления наших парламентариев и предпринимателей в защиту «простых псковичей» и дальше можно будет каждый раз дополнять поименным списком подзащитных.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

 

1. См.: С. Прокопьева. Агрессия невежества и то, что против // «ПГ», № 49 (671) от 18-24 декабря 2013 г.

2 См.: И. Голубева. Заложники хаоса // «ПГ», № 11 (533) от 23-29 марта 2011 г.

3 См.: М. Киселев. Кандидат на подселение // «ПГ», № 12 (331) от 28 марта - 3 апреля 2007 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2467
Оценок:  15
Средний балл:  9.4