Статья опубликована в №2 (674) от 15 января-21 января 2014
Город

Другой формат

Легкий бизнес-шок вызвали новые градостроительные регламенты, установленные для исторического центра Пскова
Ирина Голубева Ирина Голубева 30 ноября 1999, 00:00

Легкий бизнес-шок вызвали новые градостроительные регламенты, установленные для исторического центра Пскова

Принятие Псковским областным Собранием депутатов проектов зон охраны для двенадцати объектов культурного наследия города Пскова вызвало некоторый шок среди предпринимателей разного ранга, работающих в Пскове. Не могу назвать этот шок интеллектуальным, и культурным тоже не получается. Скорее, это было проявление бизнес-шока, если такой бывает.

Ул. Пушкина. Новое здание мастерских Псковского театра. Высотный регламент - до 16 м. Фото: Светлана Прокопьева

В который раз не завуалировано, а откровенно и агрессивно народные избранники Игорь Савицкий и Ян Лузин выступили против методов сохранения культурного наследия Пскова – памятников архитектуры, за тотальное влияние строительного бизнеса на территории города.

Давно известно, что у нас в Законодательное Собрание пробиваются лица, заинтересованные в продвижении частных коммерческих планов. Но все же, отсиживая по несколько сроков в областном парламенте, утверждая множество законодательных актов, можно уже развить худо-бедно государственный уровень мышления. На этот раз государственный уровень был стилизован Игорем Николаевичем Савицким в виде предсказания о запуске коррупционного конвейера, закодированного, по его мнению, в зонах охраны памятников архитектуры.

Мысль понятна и не кажется слишком новой. К сожалению, правоохранительные органы, и в первую очередь прокуратуры, не любят возиться с этой темой (слишком высоко она может завести). Когда в далеком 1983 году молодые представители Псковского ВООПИиК обратились в областную прокуратуру по поводу незаконного сноса шести домов начала XX в. на перекрестке Октябрьского проспекта и ул. Металлистов, как громко возмущался областной прокурор, как, томно поводя глазами (настоящий персонаж М. Булгакова), очень приличная, моложавая дама – служащая прокуратуры - восклицала: «Конечно, прокуратура не зависит от обкома партии!». Но, разыгрывая этот дурной спектакль, смотрели они на нас как на дурачков, и вот это очень запомнилось, и мало что изменилось, кроме названий и фамилий. Так что, Игорь Николаевич, не исключено, что и принятый областным Собранием документ может быть использован в нечистых целях, что и здесь начнется какая-нибудь хитроумная игра. Как, впрочем, с любым нормативным актом.

Псков еще не достиг вида «под ключ», и никакого стремления к этому не видно

Наверное, дискуссии и публичные дебаты по поводу Псковских памятников не могут прекратиться в обозримом будущем. Сегодня мы говорим о том, правильно или неправильно за последние 60 лет были разработаны генеральные планы, надо или не надо было 20 лет назад принимать систему охраны культурного наследия Пскова и 10 лет на основе правового зонирования территорий управлять застройкой города. Сегодняшняя оценка полувековой архитектурно-градостроительной и строительной деятельности в Пскове показывает: эти документы работали, и ничего более продвинутого ни в сфере сохранения наследия, ни в сфере капитального строительства пока не предложено.

Благодаря этим документам сформировался облик современного Пскова с его индивидуальным лицом, с превознесенным Кремлем и с лесом заводских труб давно закрытых предприятий (практически все – в центре города, а в послевоенном Пскове были в далеких предместьях); с комфортной для жизни (но не для автомашин) сетью улиц; с отрадной для глаза и открытой для души чередой древнейших храмов – и с заброшенными пустырями, гниющими старыми домами. Поразительная панорама.

Причины градостроительных противоречий – волюнтаризм властей и ведомств, находивших лазейки, а часто и впрямую, используя полномочия, нарушавших градостроительные регламенты и режимы, позволявших строить где попало и как попало и не строить, не сохранять, где нужно. Эта эпоха в новой истории Пскова отлично отражена в градостроительном хаосе центра и отдельных «шедеврах» силикатнокирпичного стиля. В новейшей же истории к волюнтаризму добавился произвол частного строительного бизнеса. Рейдерский захват территорий города прикрывается благими намерениями и «народным счастьем», идет игра на квартирном вопросе. Массовка из обездоленных и соблазненных кредитами людей, как смертники штрафбата, всегда выставляется на первый план для прикрытия беззакония и безобразия.

Нет, Псков еще не достиг вида «под ключ», и никакого стремления к этому не видно. Нам говорят: нужны компромиссные решения.

И невинность соблюсти, и капитал приобрести

Буквальная попытка такого компромисса отражена в охранной зоне Псковского кремля [1].

О мучительных попытках разработать такой проект, который бы мог удовлетворять требованиям государственного охранного законодательства и жажде желания активного застройщика, «Псковская губерния» уже неоднократно информировала псковичей. Пять вариантов проекта, противоположных один другому, три экспертизы, обращения в Правительство и Министерство культуры Российской Федерации, в Союз архитекторов России, в Центральный совет ВООПИиК, работа Общественного совета по культурному наследию при губернаторе Псковской области, Градостроительного совета, неоднократные профессиональные и общественные рассмотрения почти каждого варианта проекта в Пскове – на протяжении трех лет!

Собственно, это говорит о том, что проектирование зон охраны недопустимо выполнять за год, тем более людям, далеким от проблем города, не знающим его истории и современных реалий, в общем, варягам (НКО «Фонд ИПУРГ», г. Ярославль). Не удивительно, что последний, тот самый, компромиссный, вариант был практически засекречен: какие проекты рассматривались в кулуарах Министерства культуры, как тут подсуетилась администрация Псковской области - все оставалось тайной. Ведь на эту общественность не угодишь - поднимет шум, помешает, а ставки в игре судьбоносные.

Надо отметить, что Министерство культуры все же заняло принципиальную позицию, поставив во главу угла сохранение памятников, а не упрямо лоббируемые ярославцами интересы застройщиков. Появился вариант охранной зоны Псковского кремля, охватывающий территорию крепости Окольного города и частично Завеличья до ул. Горького. В границах этой территории были выделены те самые «восемь окон» - участки с интересным прошлым: либо уже застроенные с нарушениями по согласованию комитета Псковской области по культуре, либо предполагаемые к застройке. То есть не все так однозначно.

«Восемь окон» с интересным прошлым и прогнозом на будущее

Ольгинская набережная. Недострой. Зона регулирования застройки с высотным регламентом в существующих параметрах. Фото: Владимир Никитин

Театр и музейный квартал. Например, сегодня все могут видеть очень качественное новое здание мастерских Псковского академического театра имени А. С. Пушкина. В рамках глобальных работ по реставрации и реконструкции театра проект здания мастерских, превышающего высотный регламент охранной зоны центра, был быстро и без разговоров согласован. Активных возражений не было: здание мастерских – это инфраструктурное сопровождение театрального комплекса, театру без современных цехов и мастерских не жить, здание профессионально спроектировано. Предложения о снятии одного этажа или о заглублении здания на этаж в землю остались без внимания: менять проект никто не собирался.

Но дело обстояло еще щекотливее: участок у театра, согласно Решению Псковского областного Собрания от 1995 года, - охранная зона памятников истории и культуры г. Пскова (как и весь центр города). По современному федеральному законодательству 2002 г. строительство в охранной зоне памятников запрещено, а по проекту 1995 г. (нормативному акту) – разрешено с ограничениями. Ну, пошли на риск, построили, пользуясь противоречиями в законах.

Противоречие снято изменением градостроительного режима: по новому проекту зон охраны Псковского кремля в квартале, ограниченном улицами Пушкина, Карла Маркса, Некрасова и Ленина, введен режим зоны регулирования застройки и хозяйственной деятельности. Специальными требованиями для данного участка установлен регламент возможной новой застройки от уровня земли до конька крыши высотой до 16 м «при условии сохранения силуэтной линии застройки и открытых городских пространств», что соответствует высоте окружающих театр зданий начала 1950-х гг. и сохранению зеленого пространства Кутузовского сквера.

Подобная, но пока не реализованная ситуация спланирована на участке т.н. Музейного квартала, где планируется строительство здания фондохранилища. Мастерские и фондохранилище необходимы учреждениям культуры (театру и музею-заповеднику) для того, чтобы обеспечить сохранность памятников, в том числе и предметов музейного фонда в данном случае – здания самого театра и здания музеев: Палат Поганкина и Фан-дер-Флита, где находятся картинная галерея и службы музея.

Частное владение? Допущенная случайно или намеренно противозаконная застройка «реабилитируется» еще в двух окнах с помощью изменения градостроительного режима. Зонами регулирования застройки стал квартал между улицами Некрасова, К.Маркса, Гоголя и Октябрьским проспектом, тот самый, половину которого занимает Дом Советов. Но не ради сохранения самого значительного в городе памятника истории и архитектуры Пскова XVIII в. проведено зонирование. Режим благоприятствования назначен под согласованные жилые дома. Самый уродливый объем, в просторечии называемый «белой горячкой», уже заселен. Совершенно очевидно, что такое здание, поставленное в нескольких десятках метров от Дома Советов (бывшего Кадетского корпуса), не имеет права на существование. Тем не менее оно было построено и заселено; соседний такой же дом удалось сократить на три этажа.

Длительные и совершенно бесполезные дебаты происходили по поводу застройки на этом участке улицы Некрасова. Сейчас вдоль улицы почти полностью возведено длинное и бредовое по архитектуре сооружение, занявшее огромный участок двора. Высота этого монстра в целом допустима – не выше соседнего дома XVIII-XIX вв., но полосатые красно-желто-кирпичные фасады (архитектор клялся, что фасады будут оштукатурены), беспорядочное смещение проемов и приемов, агрессивные мансардные окна, какая-то базарная имитация классических деталей, немасштабность сооружения и несовместимость всего со всем просто уже вопиют о пороках градостроительной системы управления в Пскове. Почему каждый строитель (он же бизнесмен-застройщик) мнит себя зодчим? Почему позволено портить город? Кто ответит за безобразие?

Новый высотный регламент вдоль улицы Некрасова предписывает высоту зданий не более 16 м, вдоль ул. К. Маркса – 10 м, ул. Гоголя – 13 м. Вдоль Октябрьского проспекта строительство запрещено.

Ольгинская набережная. Довольно жесткий высотный регламент установлен в зоне регулирования застройки на левобережье реки Великой, застроенном мертвыми гостиницами: «По Ольгинской набережной строительство не допускается, реконструкция существующих зданий - в существующих высотных отметках». Таким образом, адаптация существующих зданий, особенно т.н. «профсоюзной гостиницы» у театра кукол, может развиваться за счет снижения этажности. Участок зоны регулирования ограничен улицами Горького (регламент - 16 м), Красноармейской (регламент - 13 м), Ольгинской набережной (запрещение строительства). На внутриквартальной ул. Р. Люксембург установлен высотный регламент не более 16 м.

«На участке набережной вдоль недостроенного туристического комплекса советского периода на границе с зоной охраняемого природного ландшафта необходимо поддержание существующих отметок набережной с благоустройством и озеленением, приемы озеленения плоскостные без вертикального доминирования».

ТЭЦ. Самые крупные участки центра не так уж заманчивы, как кажется на первый взгляд. Депрессивное состояние этих территорий очевидно, хотя сложилось так по разным причинам.

Зона ТЭЦ, участок в границах улиц Профсоюзной, Советской, Детской, набережной р. Великой, хотя и охватывает крупное пространство, так насыщен памятниками архитектуры и хаотично разбросанной мелкой застройкой, что оставляет очень мало мест для организованного нового строительства. Центр участка, он же и причина введения режима регулирования, – здание бывшей ТЭЦ, притча во языцех псковичей. Больше всего это здание соответствует девизу, заявленному недавно на пресс-конференции градозащитных общественных организаций: «Сохранить нельзя уничтожить».

Здание – уникальный памятник российского промышленного конструктивизма 1920-х гг., изуродованный застройками в послевоенную эпоху. То, что мы видим сейчас на берегу реки, - эти будки и ржавые транспортеры, кирпично-бетонную бессмыслицу, в которую только и ходить сталкерам, – это всего лишь рубище, скрывающее чистую тектонику конструкций, легкие остекленные стены, высокие, многофункциональные объемы интерьеров. Заполнение памятника, не менее ценное и просто интересное, разворовано подчистую. Еще недавно в машинном зале стояли огромные котлы, поражали сложной механикой топки, мелкие детали: вентили, краны; нависали над залами воздушные переходы, в шахтах - винтовые лестницы… Ничего не осталось, пустые стены.

Здание тесно соседствует с памятником федерального значения – Мстиславской башней, датированной XIV в., входящей в состав крепостной стены Среднего города и делящей весь участок на две части. Сейчас стена скрыта под слоем земли, но в случае строительного освоения территории крепостную стену надо будет музеефицировать и сохранять. Высотный регламент участка - 10 м, по ул. Советской – 13 м, по ул. Детской – 10 м. Вдоль набережной и ул. Профсоюзной строительство запрещено, но «обязательно сохранение ценных, визуально-пространственных и композиционных видов со стороны р. Великой».

Рынки. Два центральных рынка Пскова до сих пор являются местом выходного паломничества псковичей. Традиционное тяготение к центру города имеет шансы на устойчивую функцию. Территории рынков не выдерживают никакой критики, но возникает вопрос: возможно ли переформатирование функций? Этот вопрос обращен не только к собственникам земельных участков, но и к городской власти: какие формы жизнедеятельности города необходимы и перспективны в центре городского пространства? При том что введенная здесь зона регулирования застройки предписывает высотный регламент для центрального рынка не более 10 м, а т.н. «белорусского» рынка – не более 12 м при условии «обязательного сохранения визуальной связи церкви Михаила Архангела с колокольней и церкви Петра и Павла с Буя, сформированной в виде бульвара».

Гостиница на Островке. Осталось сказать немного о давно спроектированной гостинице на участке парка «Куопио» (т. н. Финского парка). Она планируется в зоне природного ландшафта, где строительство запрещено или ограничено. В целях оздоровления этой заброшенной территории, заполненной памятниками архитектуры и истории, введен режим зоны регулирования застройки, позволяющий строительство с высотным регламентом не более 12 м. Гостиничный комплекс, вписанный в ландшафт, учтен при проектировании левобережья реки Псковы как связующее звено целого ряда туристических маршрутов.

В целом зона регулирования застройки содержит запрещения, изложенные в 17 пунктах, и разрешения в 21 пункте. Прописаны также специальные требования для некоторых участков, планировочные ограничения, в том числе по плотности застройки (не более 50%), и принципы фасадных решений (остекление).

Придется учить матчасть, господа застройщики.

Ирина ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, член Общественной палаты Псковской области

 

1 См.: С. Прокопьева. Зоны компромисса // «ПГ», № 1 (673) от 8-14 января 2014 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2510
Оценок:  14
Средний балл:  9.3