Статья опубликована в №3 (675) от 22 января-28 января 2014
Культура

Коллажи и миражи. Часть первая

На перекрестке российской и британской культур всегда многолюдно
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

На перекрестке российской и британской культур всегда многолюдно

Отправная точка этого текста – выставка коллажа «Ближе к телу, или Всё для души» (Санкт-Петербург – Лестер – Псков). Британский Лестер здесь играет важную роль потому, что 2014 год, помимо всего прочего, ещё и перекрёстный Год культуры Великобритании и России.

Анна Каренина (Кира Найтли), кадр из фильма Джо Райта.

Так как речь зашла о коллаже, то и статью лучше составить как коллаж (с миру по нитке), тем более что факты сами нанизываются один на другой, легко подгоняются друг к другу, создавая более-менее цельную картину. Выставку под кураторством Николая Москалёва открыли в конце 2013 года в читальном зале Центральной городской библиотеки города Пскова, и там же в начале 2014 года открылась небольшая книжная выставка – уголок старой доброй и недоброй Англии, точнее Великобритании. «Семь веков английской поэзии», «Прерафаэлиты: мозаика жанров», «История Англии и английского народа», «Маргарет Тэтчер», «Эти странные англичане»…

Англичане и вправду странные: взяли и сняли ещё один фильм «Анна Каренина», да ещё как сняли…

В читальном зале тоже ненадолго составили мозаику жанров.

На стене висит коллаж «Композиция» живущего в британском Лестере Сатта Хашема. На книжных полках - Вудхауз, Оруэлл, Стоппард… На экране – тоже Стоппард, точнее фильм Джо Райта «Анна Каренина» по сценарию Тома Стоппарда.

Сразу видно, что начался перекрёстный Год культуры Великобритании и России. Перекрёстный огонь.

Всё смешалось, но не так, как в доме Облонских.

Игра в «англичанство» в нашей стране началась незадолго до похода на Россию Наполеона I, когда появились русские dandy, с презрением отвергавшие французскую салонную утончённую вежливость в пользу английской изысканной небрежности и дерзости обращения.

Проанглийские щёголи стали потихоньку вытеснять французских модников из своего подсознания.

Сатта Ашем, «Композиция», коллаж.

Россия тоже не осталась в долгу. В сущности, перекрёстный Год культуры Великобритании и России растянулся на два века.

Этому не помешали ни Крымская война, ни послереволюционное противостояние с Антантой, ни «холодная война». Диккенс, Конан Дойл, Уэллс [ 1 ], Моэм… Толстой [ 2], Достоевский, Чехов, Булгаков…

Потом случилось Великое английское нашествие, успешно преодолевшее «железный занавес»: Beatles, Rolling Stones, Kinks, Pink Floyd, Led Zeppelin, Yes, Genesis, Jethro Tull, Queen… Старинный русский обычай ночью слушать Би-Би-Си вовремя искоренить не удалось. Не стоит забывать и о Cure [ 3 ], Depeche Mode, [ 4] Radiohead… Список можно продолжать бесконечно.

Когда Мик Джаггер в Simpathy For The Devil вспоминал о России, то это была не столько любовь, сколько в хорошем смысле дань моде – западной моде на булгаковский роман «Мастер и Маргарита».

С той поры мода на Россию никуда не делась. Что вы хотите, Simpathy For The Devil.

И здесь, на перекрёстке культур важное место неожиданно занял фильм Джо Райта «Анна Каренина» - с Кирой Найтли (Анна), Аароном Тэйлор-Джонсоном (Вронский), Джудом Лоу (Каренин), Домналлом Глисоном (Левин) и Алисией Викандер (Кити).

Когда Джо Райт рассказал Кире Найтли о том, что затеял экранизацию толстовского романа в театральных декорациях, она сначала испугалась, заявив, что его план безумный.

Так оно и было. План, безусловно, безумный. Толстой к тому же вообще не театральный писатель, но то, что сотворили англичане, – это одновременно и театр, и поэзия, и аттракцион, и балет… Странным образом Толстой тоже никуда не исчезает. Большая литература не становится мелкой. Особенно это заметно на фоне фильма «Анна Каренина» Сергея Соловьёва, вышедшего на экраны почти одновременно.

Джо Райту и Тому Стоппарду хватило такта и таланта. Безумство храбрых оправдалось.

«Анна Каренина» Джо Райта - почти идеальный фильм для пересматривания.

Татьяна Нега, «Медитация», коллаж.

Правда, Кире Найтли показалось, что «Толстой Анну ненавидел гораздо больше, чем любил». Возможно, она и права. Однако воздушный, несмотря на все тягостные трагические события, фильм Джо Райта весь пронизан любовью – не только к Анне, но и к России. Не вообще к России, а к той отчасти выдуманной литературной России ХIХ века, которая образованным англичанам не менее близка, чем литературная викторианская Англия - образованным русским, в детстве начитавшимся Диккенса.

Но фильм, снимавшийся в ХХI веке, не мог не впитать в себя веяний не только ХIХ, но и ХХ века. В «Анне Карениной» Райта проскакивает нечто неуловимо цветаевское. Там есть и про «требование веры», и про «прямую неизбежность», и про «безудержную нежность», и про «слишком гордый вид», и про «прощение обид».

За что можно полюбить такую Анну? Да за всё.

За быстроту стремительных событий,

За правду, за игру...

- Послушайте! - Ещё меня любите

За то, что я умру.

Джо Райт сумел создать коллаж, объединив кино с театром, поэзией, аттракционом и балетом, и при этом избежал резких швов.

Обычно так не бывает. К ногам зрителей бросается лоскутное одеяло. Или, как в случае с выставкой коллажей «Ближе к телу, или Всё для души», клеёнка.

Петербургский автор Андрей Чапля не случайно на открытии выставки заговорил о китче. «Я экспериментирую с эстетикой китча, - заявил он. - Клеёнка для России – очень символическая вещь».

С этим спорить сложно. Клеёнка – это почти русское поле из песни. Но эстетика китча – вещь очень спорная по той причине, что китча и без художественных экспериментов вокруг полно. Достаточно пройтись по любой городской улице, заглядывая в витрины и обращая внимание на вывески. Для того чтобы плодотворно экспериментировать с эстетикой китча в 2014 году, одной клеёнки мало.

Другие авторы библиотечной выставки коллажа выбрали иной путь. И на этом пути Сатта Ашем явно преуспел.

Родился он в Ираке, жил в Алжире, учился в России (в Мухинском училище), переехал в Швецию, сейчас живёт в Великобритании. Несмотря на коллаж из стран и континентов, восточная культура в нём никуда не делась, о чём свидетельствует одна-единственная «Композиция». Это тонкая работа без нарочитых швов и резких движений.

А «Медитация» Татьяны Неги (Петербург) странным образом перекликается с отдельными поэтическими кадрами «Анны Карениной» - ещё бы туда вклеить лицо Киры Найтли.

Кира Найтли вообще «русская» актриса – в 2002 году сыграла Лару Антипову в очередной экранизации «Доктора Живаго».

Четвёртый участник выставки – петербургский художник Иван Несветайло, который в 2013 году в Пскове стал почти своим. Он интересен тем, что каждый раз демонстрирует что-то совсем не похожее на предыдущее. Мастер-класс в городской библиотеке он уже проводил. О Мексике, Швеции, Финляндии, Испании [ 5] рассказывал, а главное, показывал… Теперь настало время коллажа.

На открытии выставки коллажа «Ближе к телу, или Всё для души» кто-то спросил: «А искусство ли это?» Тот же вопрос в равной степени следует адресовать всем авторам – режиссёрам, писателям, художникам, музыкантам… Коллаж коллажу, как и фильм фильму, рознь.

Чем ближе к телу, тем ближе к душе.

Алексей СЕМЁНОВ
Окончание следует.

 

1 См.: А. Семёнов. Плохо забытое старое, или Топтание на месте// «ПГ», № 43 (665) от 6-12 ноября 2013 г.

2 См.: А. Семёнов. Мучительный выбор. Часть первая // «ПГ», № 17 (589) от 2-8 мая 2012 г.; А. Семёнов Мучительный выбор. Часть вторая// «ПГ», № 18 (590) от 9-15 мая 2012 г.

3 См.: А. Семёнов. Лекарство от одиночества// «ПГ», № 24 (596) от 20-26 июня 2012 г.

4 См.: А. Семёнов. Нарушители спокойствия// «ПГ», № 26 (648) от 3-9 июля 2013 г.

5 См.: А. Семёнов. Острое блюдо // «ПГ», № 19 (641) от 15-21 мая 2013; А. Семёнов. Небесные линии защиты // «ПГ», № 27 (649) от 10-16 июля 2013 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1937
Оценок:  3
Средний балл:  10