Статья опубликована в №12 (684) от 26 марта-01 марта 2014
Политика

«Даже неловко такие нелепые заявления комментировать»

Ученик Школы политических кампаний Александр Захаров считает, что большинство псковских депутатов перестали быть политиками
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Ученик Школы политических кампаний Александр Захаров считает, что большинство псковских депутатов перестали быть политиками

Политический блок администрации Псковской области поджарил свою маленькую яичницу на большом крымском пожаре. Государственные СМИ «сенсационно разоблачили» помощника областного депутата Льва Шлосберга, члена партии «Яблоко» Александра Захарова, принявшего участие в семинаре Школы политических кампаний в Польше. Сюжет о том, как на «специальных курсах инструкторы из США и Украины обучают россиян искусству манипулирования общественным мнением и ведению информационных баталий», 14 марта вышел на ГТРК «Псков», в тот же день ПАИ и сайт областной газеты «Псковская правда» опубликовали заметку, в которой несуществующий блогер «Николай Медведев» [ 1] связал воедино иностранный семинар, «пятую колонну российской оппозиции» и будущее Крыма. Примечательно, что ровно в то же самое время на учебе в Швеции находился Максим Андреев, шеф-редактор «Медиа-холдинга Псковской области», в который входят ПАИ и «Псковская правда». Словом, вот все, что вы хотели знать, да стеснялись спросить, о двойных стандартах в псковской политике.

Александр Захаров, помощник депутата Псковского областного Собрания Льва Шлосберга (РОДП «ЯБЛОКО»).

Вернувшись домой, Александр Захаров обнаружил, что за неделю отсутствия стал видной медийной персоной. Упустить такого ньюсмейкера «Псковская губерния», разумеется, не могла. Предлагаем нашим читателям из первых уст услышать о том, зачем помощник депутата изучает политику.

- Саш, скажи честно, ты удивился своей внезапной популярности в псковских СМИ?

- Удивления, наверное, не было. О публикации на «Ридусе» мы (участники семинара) узнали практически сразу. Как люди, которые не первый год в политике, мы понимали, что после опубликованной информации на прокремлевском ресурсе стоит ожидать развития сюжета. Правда, лично я думал, что будут камеры Lifenews, первых по всякого рода желтухе и извращению фактов. Но нет, болезнь уже прочно обосновалась на государственных каналах, и мы получили «Россию-1».

- В сюжете ГТРК «Псков» были съемки из Варшавы – ты общался с этими ребятами, знал, что они снимают и для чего? Вы действительно закрывали лица от камеры?

- Да, псковский филиал использовал кадры из федеральных «Вестей». Утром 13 марта нас караулили у гостиницы, в конференц-зале которой проходили занятия. Правда, сначала съемочная группа была в стороне. Всю неделю мы готовили в группах кампанию мэра среднестатистического города. Моя команда, например, разрабатывала кампанию кандидата в мэры от «Единой России». В тот день мы как раз презентовали наш проект, а вечером был обратный рейс в Москву. И как только первая группа начала выступать, в зал буквально стали ломиться. Да, кто-то закрыл лицо. Просто потому, что люди не сомневались, насколько все переврут. Я в тот момент сидел и спокойно продолжал доделывать презентацию. Сразу появились желающие дать интервью, раз такие гости. Но было наивно предполагать, что в эфир пойдет все как есть.

- Но вы сразу поняли, что это российское ТВ?

- Они были, что называется, без опознавательных знаков и не представлялись, но сомнений никаких в том, что это российское телевидение, не было.

- Понятно. Как тебе реакция на телесюжет со стороны областных депутатов? Например, заявление Виктора Антонова: «Польша собрала молодых бандеровцев и учила, как делать Майдан»? У Польши с Бандерой вроде как были сложные отношения?

- У Виктора Васильевича это, похоже, судьба такая. Раньше кнопки в Госдуме за других нажимал, а сейчас в Псковском областном Собрании выполняет заказы, причем не очень качественно. Для поляков Бандера – террорист, убивавший их граждан, и никто больше. Даже неловко такие нелепые заявления комментировать.

- Тогда давай поговорим о фактической стороне дела. Насколько вообще совпадают по времени твоя учеба и события в Крыму? Референдум с вопросом о вхождении в состав РФ был объявлен 6 марта, а когда началась подготовка к семинару?

- Это был третий набор Школы политических кампаний. Два предыдущих были в прошлом году. Насколько я знаю, первый прошел в начале ноября 2013 года. То есть эта программа была задумана вообще даже до Евромайдана. Про третий набор я узнал из письма знакомого, которое тот направил в общую рассылку. Как он выразился про Школу: «Там учат, как планировать и организовывать предвыборные кампании». Он не был организатором, просто посоветовал обратить внимание и подать заявку на участие. Я откликнулся — меня пригласили.

- Это в каких числах было?

- Письмо я получил 7 февраля. Но я попал в дополнительный набор. Другие, насколько я знаю, подавали заявки еще в прошлом году.

- (Иронично.) «Мировая закулиса» должна была поднапрячься, чтобы успеть состряпать учебную программу «Как сорвать крымский референдум», о котором впервые заговорили только в конце февраля, не так ли? Или же следует заподозрить, что идея с независимостью Крыма принадлежит той же группе, что готовила польский семинар…

- (Еле сдерживая смех.) Безусловно, первоначальный план «мировой закулисы» был в том, чтобы, дестабилизировав обстановку на территории Украины, оттяпать Крым и присоединить к США 52 штатом. Они тоже люди, хотят в Ялту ездить и пить Массандру. Ну а по ходу дела план пришлось менять.

- Эх, все время забываю, что сарказм бумага не передает! Боюсь, среди наших читателей могут найтись люди, которые подумают, что мы это всерьез обсуждаем.

- Да ладно!

- Ну, восприняли же некоторые всерьез телесюжет ГТРК…

- Срыв референдума восемнадцатью безобидными русскими? Боюсь, всерьез об этом могут говорить только совсем больные люди!

На самом деле про Крым на семинаре упоминали лишь раз. Один из участников спросил: «Сколько, думаете, проголосует за отделение Крыма? Процентов 80, наверное…». «Да лишь бы не воевали, забирайте!» - ответил на это Александр Салантай, эксперт из Украины, бывший депутат Закарпатской областной Думы. Вот и все.

- Так чему же тебя все-таки учили?

- Учили ровно тому, на что приглашали и что читается в названии Школы. От планов кампании, социологических опросов, времени запуска кампании до момента наблюдения на выборах в день голосования. Посетили сейм – Парламент Польши, районную управу местного совета района Бемово города Варшавы, офис консервативной партии «Польша вместе». Депутат польского Сейма рассказывала о современных средствах коммуникации для обратной связи с избирателями, специалист по имиджу – об элементах гардероба для разных случаев. Состав коктейля Молотова и экипировку для ведения боевых действий мы не изучали. (Снова смеется.)

- Было что-то принципиально новое в программе? Что ты узнал такого, чего не знал раньше?

- Организаторы бы, наверное, расстроились, но чего-то принципиально нового не узнал. В Школе многое теоретизировали, что я уже знал на практике. Мы получили представление о польской политической культуре, это было интересно в первую очередь для меня.

- Зачем вообще нужны такого рода курсы? Я думаю, подавляющее большинство действующих политиков ни одной даже брошюрки специальной не прочли, все вышли, что называется, из народа: кто – бывший врач, кто – спортсмен или предприниматель. Что такого специального нужно знать политику?

- Сложный вопрос... Реальные политики брошюрки как раз читали. Дело в другом. У нас сложилась модель, когда большинство депутатов не являются политиками. Нет ничего плохого, когда каждый народный избранник является опытным специалистом в своей сфере. Мой прадедушка был таким народным депутатом - человек от культуры, заслуженный артист РСФСР. Как мне рассказывали, в рамках города Омска он реально имел огромное влияние на людей, решал местные, хозяйственные вопросы, помогал людям и, в первую очередь, имел свое собственное мнение, одним словом, влиял на городскую политику. В партию власти сейчас, к сожалению, отбирают кандидатов по принципу «каждой твари по паре», а правом решать не наделяют. Отбирают районная, областная, федеральная власти. Им не нужно, чтобы люди учились политике, политическим технологиям, самостоятельному ведению кампаний, культуре взаимодействия со средствами массовой информации и общению с избирателями.

- Ты хочешь сказать, что в условиях вертикали власти профессиональные политики не нужны?

- Именно так. Я это вижу в нашем областном Собрании. Ну, мешает им Шлосберг проводить сессии за три часа и не заморачиваться чтением проектов обсуждаемых вопросов!

- В ответ тебе скажут что-нибудь вроде: к чему языком молоть, дело надо делать!

- Работа депутата и политика прежде всего, заключается в облегчении жизни людям посредством законотворческой деятельности, взаимодействия с исполнительной властью. Как еще политик может отстаивать интересы граждан? Только проектами законов, запросами письменные и устными, дискуссиями с коллегами, договоренностями.

- Ну вот, напринимали за три часа кучу законов - и разошлись!

- Тогда это фикция. Цивилизованная политическая культура как раз и учит тому, что депутат должен учитывать мнение своих избирателей, доносить до них свою позицию по принципиальным вопросам. Избиратели же в свою очередь учитывают работу депутата и партии в целом на следующих выборах.

- Самый частый вопрос, который задается про международные семинары – это «А ИМ зачем это нужно?» Скорее, это даже подозрение: ЗАЧЕМ-ТО им это нужно… Вот зачем? Почему иностранные фонды и общественные организации тратят время на учебу молодежи из России?

- У меня есть подозрение, что они просто хотят работать и жить в мире одной глобальной политической культуры. Работать с политиками, логика которых им понятна, вести бизнес с партнерами, которые придерживаются тех же принципов. Думаю, все гораздо проще, чем заговор мировой закулисы.

- Если взглянуть на дело с другой стороны, получается, что собственных правил и норм политической культуры в России нет...

- Есть, и Россия точно так же имеет свои фонды и общественные организации на Западе, мероприятия которых посещают иностранцы. Мы изучаем их культуру, они – нашу. Если представить пропасть, которая была 20, 50, 100 лет назад, то прогресс последних десятилетий очевиден. И отрицать, упираться, рвать связи... Зачем?

- Как ты знаешь, на той же неделе учиться в Швецию на журналистский семинар поехал Максим Андреев, шеф-редактор «Медиа-холдинга Псковской области». У него в программе тоже есть лектор из Украины, кстати. Как думаешь, его тоже ждет строгий выговор по возвращении?

- Максима Олеговича, конечно, задело осколочной, но, думаю, обойдется без выговора. Они же прекрасно понимают, что нет ничего особенного в семинарах, которые мы посетили. Цель этой атаки вообще не имеет отношения к заграничной учебе.

- И какова же, по-твоему, цель?

- Андрей Анатольевич хочет спокойные губернаторские выборы с противниками на ручном управлении. Любая возможность будет использована, лишь бы не допустить иного развития событий, дискредитировать, сорвать саму возможность участия в выборах независимого кандидата.

- Как думаешь, у них получится?

- Оптимизма и веры в светлое будущее такая подлая кампания со стороны действующей власти, конечно, не прибавляет. Кто знает, насколько далеко они еще зайдут? Нам остается только продолжать делать свою работу. Мы приложим все усилия, чтобы не лишить десятки тысяч наших избирателей возможности выбора.

Беседовала Светлана ПРОКОПЬЕВА

 

1. Псевдоним одного из платных авторов управления внутренней политики, бывшего псковского журналиста.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4078
Оценок:  33
Средний балл:  8.2