Статья опубликована в №14 (686) от 09 апреля-15 апреля 2014
Общество

Игра в фашистов

Для того чтобы морально уничтожить «киевский режим», некоторые российские публицисты заключают союз с нацистскими мертвецами
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 30 ноября 1999, 00:00

Для того чтобы морально уничтожить «киевский режим», некоторые российские публицисты заключают союз с нацистскими мертвецами

«….ждать до тех пор, покамест маска спадёт с некоторых лиц и кое-что обнажится… Либо вы, либо я, а вместе нам невозможно!»
Фёдор Достоевский, «Двойник».

Берём наугад любые номера из подшивки газеты «Известия» до 1939 года и читаем заголовки и подзаголовки: «Германские фашисты наглеют» (22 февраля 1937 г.), «Контраст между СССР и Германией» (21 января 1938 г.), «Польская трудовая интеллигенция против фашизма» (21 января 1938 г.). То есть до заключения пакта Молотова-Риббентропа в «Известиях» не сомневались, что гитлеровская Германия – это зло.

«Не он один был героем собирания земель»

Советская карикатура времён Великой Отечественной войны.

К началу апреля 2014 года, после многомесячной «антифашистской» и «антибандеровской» кампании в российских СМИ, отношение к гитлеровской Германии в тех же «Известиях» уже не так однозначно. Член Общественной палаты Российской Федерации политолог Андраник Мигранян 3 апреля 2014 года опубликовал в газете «Известия» ставшую уже знаменитой статью, в которой Адольф Гитлер, если иметь в виду его деятельность до 1939 года, предстаёт, скорее, положительным героем – собирателем земель.

Правда, член Общественной палаты оговаривается: «Надо сказать, что не он один был героем собирания земель». [ 1] Дескать, имелись в истории и другие положительные герои: Бисмарк, Линкольн… В этот шорт-лист г-н Мигранян включил и Гитлера.

В попытке «поставить на место» опального профессора Андрея Зубова, недавно уволенного из МГИМО за то, что сравнил присоединение Крыма с аншлюсом Австрии, Андраник Мигранян сделал историческое отступление.

Мыслил он, по-видимому, так: «Хорошо, раз вы сравниваете аншлюс Австрии и присоединение Крыма, то пусть будет по-вашему. Но кто сказал, что аншлюс – это плохо?»

И вот в свет выходит статья (перепечатанная позднее сайтом МГИМО), где Миграняном не без высокомерия сказано: «Думаю, что историку, да ещё и обременённому степенями, следовало быть более аккуратным в своих оценках того, что на самом деле происходило в немецкой истории. Нужно отличать Гитлера до 1939 года и Гитлера после 1939 года и отделять мух от котлет. Дело в том, что пока Гитлер занимался собиранием земель, и если бы он, как признаётся сам Зубов, был бы славен только тем, что без единой капли крови объединил Германию с Австрией, Судеты с Германией, Мемель с Германией, фактически завершив то, что не удалось Бисмарку, и если Гитлер бы остановился на этом, то остался бы в истории своей страны политиком высочайшего класса». [ 2]

Если бы такое, допустим, прозвучало на телеканале «Дождь», то его бы, наверное, закрыли в течение суток – несмотря на телемарафон и собранные зрителями десятки миллионов рублей.

Но статью, в которой Гитлер назван «собирателем земель», опубликовала провластная газета «Известия».

Про то, что надо уметь «отделять мух от котлет», раньше любил рассуждать Владимир Путин. Но он хоть не Гитлера имел в виду. А Мигранян, защищая крымскую политику Путина, гнушаться не стал и решил взять в союзники самого Гитлера, отделил мух от котлет - Гитлера от Гитлера. Будто бы есть тёмная сторона Гитлера, а есть светлая.

Самое время, по примеру книги Виктора Ерофеева «Добрый Сталин», сочинять книгу «Добрый Гитлер», который, по выражению Миграняна, «без единой капли крови объединил Германию» и вообще чуть было не остался «в истории своей страны политиком высочайшего класса».

«Чуть было» не считается.

Основная мысль, которую высказывает Андраник Мигранян, судя по всему, заключается в том, что Гитлера «довели». То есть по этой логике он был не так уж и плох, но западные демократии – США, Великобритания, Франция - в своё время унизили Германию и получили в ответ пришедшего к власти Гитлера: «Именно Версальский мир способствовал победе фашизма и реваншизма, и народ восстал для ликвидации этого национального унижения и национального позора. Увы, к сожалению, это восстание народа против несправедливого мирового порядка оказалось замешано ещё и на человеконенавистнической идеологии фашизма».

Г-н Мигранян оговаривается: фашизм – идеология человеконенавистническая, и это значит, что в оправдании фашизма его вроде бы не обвинишь. Заподозришь, но не обвинишь. Впрочем, из написанного непонятно: быть человеконенавистником, по мнению Миграняна, это плохо или хорошо? Оговорка «увы, к сожалению» в контексте статьи смотрится чужеродно.

И всё же вряд ли большинство читателей «Известий» после чтения этой статьи решили, что Мигранян – фашист. У автора были другие задачи.

Агрессивная Германия предстаёт как государство «восставшего народа против несправедливого порядка». Запад при таком раскладе совсем плох, а гитлеровская Германия плоха (или хороша) только наполовину.

Г-н Мигранян не оригинален. Задолго до Миграняна о том же самом рассказывал в своём скандальном интервью Александр Лукашенко, заявивший: «Не всё только плохое было связано в Германии с известным Адольфом Гитлером. Немецкий порядок формировался веками, при Гитлере это формирование достигло наивысшей точки».

Лукашенко тоже пытался отделить мух от котлет, а «Майн» от «Кампф». Потом нынешний белорусский президент стал от своих высказываний открещиваться, но в процессе опровержения перед телевизионной камерой повторил почти то же самое: «Гитлер сформировал мощную Германию благодаря сильной президентской власти… Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг сильного лидера…». Это, конечно, не публичная раздача псковским депутатом Александром Христофоровым книги Гитлера «Майн Кампф», но желание обнаружить на гитлеровском челе светлые пятна очевидно.

«Российским гражданам хочется, чтобы пришли фашисты»

В нынешних «Известиях» имеется ещё один автор, неравнодушный к Гитлеру, – Эдуард Лимонов, когда-то написавший: «Помните, что Гитлер был в первую очередь творческим человеком богемы. Равняйтесь на великих людей, не будьте мелкими». [ 3]

О Гитлере Лимонов высказывался много раз, особенно когда рассуждал о политиках будущего, в которых нуждается сегодня Россия, «способных к устроению общества и страны, т. е. людях умных, талантливых, вдохновенных и опытных именно в этой области - в области социальных идей, по которым общество строится, недаром ведь Гитлер был художник, а не чиновник, Муссолини был страстный журналист».

Но Лимонову нравился не столько Гитлер, сколько фашизм как таковой. В своей главе «Кому нужен фашизм в России?» Лимонов отвечает на этот вопрос однозначно: «Ответ может показаться странным: всем». И поясняет: «Российским гражданам на самом деле хочется, чтобы пришли ФАШИСТЫ». [ 4]

По всей видимости, у Лимонова в России был специфический круг общения, раз он утверждал, что «обывателю хочется, чтобы фашисты пришли, наконец, и навели порядок».

И вот этот любитель фашистов в апреле 2014 года пишет в своём блоге: «Киевский режим опасен, восточные и южные области должны покинуть его жуткие объятья. Но этого мало. Такой режим не должен существовать. Его следует прекратить». [ 5] Но это не просто слова. Лимоновцы отправляются на Украину «отстаивать права угнетённых русских», замученных «фашистами».

Чертовски ёмкое это понятие – фашизм. Когда надо – он плох, когда надо – хорош.

Люди, подобные Лимонову и Миграняну, в нужное время подменяют понятие «порядок» понятием «фашизм» и далее уже говорят без запинки.

Что такое фашизм по Лимонову? «Бравурная героическая музыка», «яркие флаги», «крепкая рука»… Мягко говоря, неполный набор. С таким набором «ценностей» надо сотрудничать не с «Известиями», а с «Фёлькишер беобахтер». 

Впрочем, у национал-большевиков в Нижнем Новгороде выходила газета с аналогичным названием – «Народный наблюдатель», и редактировал её Захар Прилепин.

Когда Лимонов писал, что «юные женщины России» якобы «грезят о настоящих мужчинах», мечтают «прогуливаться с вооруженным фашистом по улицам ночных городов России», то, скорее, озвучивал свои болезненные фантазии, чем грёзы юных женщин России.

Лимонову казалось, что российские женщины мечтают «к утру счастливо забеременеть» от фашиста.

На этих публицистических книгах, свободно продающихся в книжных магазинах, в России за двадцать лет выросло уже не одно поколение.

Мигранян, впрочем, не из их числа. К тому же он не юная женщина России, а совсем наоборот – немолодой член Общественной палаты РФ, живущий в Нью-Йорке. Он-то, конечно, знает и о Дахау, и о «Хрустальной ночи», и о прочих событиях, случившихся в гитлеровской Германии до 1939 года. Но в полемическом угаре он сознательно решил переступить границу и показать России «доброго Гитлера».

Хотя очевидно, что не было бы никакой Второй мировой войны, если бы не немецкое «собирание земель», явившееся прологом к самой кровавой войне. Фашистская Германия к 1939 году отметилась уже тысячью преступлений, главным из которых было разложение нации под лозунгом объединения.

Гитлеровский порядок ознаменовался массовой эмиграцией, арестами, запретом на профессии, еврейскими погромами.

В 2014 году перечислять преступления немецких фашистов, доказывая, что Гитлер был плох и до 1939 года, как-то странно. Если Мигранян и ему подобные не поняли этого до сих пор, то им уже ничего не поможет.

Задолго до «переломного» 1939 года - 13 марта 1933 года – в Германии было создано министерство народного просвещения и пропаганды. Главой его стал гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс. Цель министерства была сформулирована предельно внятно: «Мы должны так долго обрабатывать людей, пока они не перейдут на нашу сторону, пока они не достигнут идейного понимания того, что происходящее сегодня в Германии не только необходимо, но и желательно принять».

И они обрабатывали. А чтобы обработка проходила быстрее, в том же марте, 22 марта 1933 года, под Мюнхеном, в городке Дахау, открылся первый фашистский концлагерь.

Первым делом пришедшие к власти фашисты принялись преследовать журналистов. Был принят законы «О защите народа и государства» и «О редакторах». Редактором СМИ мог стать только «ариец». Инакомыслящие были уволены из всех немецких СМИ. Но увольнениями дело не ограничилось. Журналистов десятками стали отправлять в Дахау. Всего при Гитлере было посажено в концлагеря около тысячи журналистов, треть из них погибла.

В число неблагонадёжных, достойных концлагерей, попали коммунисты, социал-демократы, монархисты, пацифисты, гомосексуалисты, баптисты, свидетели Иеговы, слушатели зарубежного радио…

В Германии началась унификация – организационно-правовые мероприятия, опирающиеся на национал-социализм и «единую волю фюрера». Не все поддавались этой унификации, поэтому пропагандисты ни на секунду не забывали формулы: «Мы должны так долго обрабатывать людей, пока они не перейдут на нашу сторону» - на этом свете или на том, но перейдут.

* * *

В старом анекдоте про Гитлера и Геббельса два фашистских руководителя стоят на верхней площадке берлинской радиобашни. Гитлер говорит: «Хочу как-то приободрить берлинцев». «А ты просто прыгни вниз», - предлагает Геббельс.

Всегда имеется надёжный способ приободрить свой народ.

Алексей СЕМЁНОВ

 

1. Андраник Мигранян - российский политолог, вице-президент международного фонда экономических и социальных реформ. Член Общественной палаты Российской Федерации. Кандидат исторических наук.

2. См.: А. Мигранян. Наши Передоновы. // «Известия» от 3 апреля 2014 г.

3. Э. Лимонов. Как мы строили будущее России. М., 2004.

4. Э. Лимонов. Как мы строили будущее России. М., 2004.

5. См.: limonov-eduard.livejournal.com. 3 апреля 2014 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2214
Оценок:  11
Средний балл:  9.7