Статья опубликована в №25 (697) от 25 июня-01 июня 2014
Общество

Культурное употребление города

В Пскове выросло целое поколение горожан, не имеющих привычки ходить в театр, но готовых к публичности
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

В Пскове выросло целое поколение горожан, не имеющих привычки ходить в театр, но готовых к публичности

Первый сезон работы открытого после реконструкции Псковского драмтеатра совпал с Годом культуры в России. Культурные процессы в Пскове тесно переплетаются с политическими, и внимание к театру велико, поскольку его внешнее и внутреннее преображение – это во многом личный проект врио губернатора Андрея Турчака, а ему этой осенью предстоит пройти через свои первые серьезные выборы. Но при этом есть люди, которым глубоко безразлична политика и связанные с ней интриги – они воспринимают театр как часть города. И как часть – или как фон – своей собственной жизни. Руководство театра не скрывает амбиций сделать драмтеатр и медиахолл центром притяжения культурного процесса в Пскове. Пока, судя по данным исследования, театр только в начале пути.

Вместо предисловия

Социолог Сергей Кулдин (с микрофоном) поспорил с худруком Василием Сениным (на переднем плане) о месте театра в жизни псковской молодежи. Фото: Дмитрий Лебедев

В настоящее время в России активно обсуждается концепция государственной культурной политики, причем сразу в двух вариантах. Официальный предложен Министерством культуры РФ. Проект «Основ государственной культурной политики» был опубликован в мае, а анонсирован, не без скандала, в начале апреля. Альтернативный почти одновременно представил известный галерист Марат Гельман в рамках критики концепции от Владимира Мединского. (Здесь небесполезно вспомнить, что программа «Культурный альянс», которой руководил Гельман в Перми, четыре года назад презентовалась прессой как «проект новой национальной культурной политики». То есть альтернатива, о которой пойдет речь, действительно могла быть воплощена в жизнь – если бы жизнь шла другим путем.)

Эти две концепции никак не стыкуются – они изначально о разном.

Минкульт говорит о культурной политике как идеологии: «Государственная культурная политика исходит из понимания важнейшей общественной миссии культуры как инструмента передачи новым поколениям свода нравственных, моральных, этических ценностей, составляющих основу национальной самобытности».

То есть это ровным счетом то, о чем говорила на брифинге Жанна Малышева: сохранять и развивать [ 1].

В центр официальной концепции поставлено государство. «Целью Российского государства и общества на современном историческом этапе является сильная, единая, независимая во всех отношениях Россия, приверженная собственной модели общественного развития и при этом открытая для сотрудничества и взаимодействия со всеми народами, государствами, культурами», - говорится в первых строках документа.

Ключевые слова здесь – «собственная модель общественного развития». В материалах, предварявших разработку «Основ…», эта мысль была выражена проще и доходчивее: «Россия не Европа». Там же были понятно сформулированы желаемые принципы – отказ от мультикультурализма, толерантности и государственной поддержки культурных проектов, которые «не несут духовно-нравственного содержания либо оказывают негативное влияние на социум». Право оценки содержания Минкульт оставил за собой либо своими уполномоченными экспертами. «Из такого подхода, в частности, следует, что при проведении ответственной государственной культурной политики следует поощрять и развивать только те культурные направления и «локальные культурные среды», которые соответствуют принятой в данном государстве системе ценностей. По выражению В. Р. Мединского, «пусть расцветают сто цветов, но поливать мы будем только те, которые нам полезны», - пишут авторы материалов, легших в основу проекта официальной концепции.

Соответственно, и цель государственной культурной политики – «духовное, культурное, национальное самоопределение России, объединение российского общества и формирование нравственной, самостоятельно мыслящей, творческой, ответственной личности на основе использования всего потенциала отечественной культуры».

Про «формирование личности», воспитание, традиционные ценности, любовь к Родине проект «Основ…» повторяет не один раз. В нашей новой реальности культурная политика представляется инструментом для производства Настоящего Россиянина. Литература, музыка, живопись ценны тем, что генерируют и транслируют новым поколениям «единый культурный код». Похоже, что Минкульт (в широком межведомственном взаимодействии) готовится отформатировать жителей России по некому идеальному русскому образцу.

Отчасти это напоминает популярные в 1990-х поиски «русской национальной идеи», с той разницей, что поиска как такового больше нет.

Марат Гельман, напротив, подходит к культуре как к отрасли экономики, а к государственной культурной политике – как к системе мер, которая должна создавать условия для ее развития. Идеологическому подходу противопоставляется организационный.

Культура, по мнению Гельмана, это «грандиозный и постоянно растущий бизнес по обслуживанию свободного времени». А свободного времени у человека становится все больше и больше. За последние лет сто удлинился период взросления, появился такой этап жизни, как «пенсия», благодаря новым технологиям люди стали меньше работать и больше отдыхать. Свободное время надо на что-то тратить – и это «что-то», как правило, представляет из себя некий культурный продукт (как мудро отметил на брифинге в ЦНТ Владимир Куприн: «Мы создаем альтернативу образу жизни с бутылкой»). Отсюда следует универсальный заказчик для культурной отрасли – это город.

Интересы современного города и художника совпадают почти во всем, уверяет Гельман. Во-первых, любой город хочет, чтобы в нем жили люди, то есть не уезжали, а наоборот, оставались здесь. Один из мотивов отъезда из провинции – «здесь не интересно» и «нечего тут делать». Чтобы было интересно, нужны театры, выставки, концерты – все то, что производит художник. Который и сам заинтересован в полных залах.

Во-вторых, городам нужны инвестиции, а для этого требуется хорошая репутация и известность. Известности, желательно мировой, жаждут и художники.

В-третьих, облик города, как правило, формируется культурной инфраструктурой. Показывая Псков, мы поведем гостя к Кремлю, Поганкиным палатам и реконструированному драмтеатру. То есть к объектам культуры.

Поскольку все города разные, у каждого – свои цели, свой социальный заказ, а значит, будет своя культурная политика.

Реже, чем в бассейн

Разговор о культурных потребностях именно Пскова был начат в медиахолле 18 июня.

ГБУ «Институт регионального развития» совместно с НП «Бюро социальных технологий» презентовали итоги исследования культурно-досуговых практик псковичей, проведенного в Пскове в мае 2014 года. Социологи опросили 1200 человек по месту жительства, то есть туристы в выборку не попали.

Первой темой для встречи стала зрительская культура. Через неделю, 25 июня, социологи приглашают обсудить досуговые практики псковичей как маркер определенного стиля жизни, и завершится разговор уже в июле, обсуждением городского рынка досуговых сервисов.

Авторы исследования – Дмитрий Лебедев и Марина Николаева – заранее раздали слушателям подборку основных цифр:

«74,6% псковичей ежедневно смотрят телевизор;

25,7% регулярно тратят свободное время на мелкий ремонт по дому;

15,2% регулярно посещают тренажерный зал, бассейн, занимаются фитнесом;

32,7% почти не пользуются интернетом;

38,1% регулярно бывают в заведениях общественного питания;

34,6% не имеют домашней библиотеки;

48,9% не помнят, когда в последний раз покупали книгу»

В телевизоре псковичи предпочитают новостные программы (77,4%) и кинофильмы (51%). 38,5% псковичей признались, сейчас смотрят какой-нибудь сериал, и в основном по телевизору, лишь чуть больше 7% качают сериалы из интернета или покупают диски. Интересно, что привычка включать телевизор никак не отражается на любви к театру, а вот любителей сериалов среди театралов оказалось больше. Потом худрук Василий Сенин объяснит эту взаимосвязь большей готовностью театрального зрителя к эпическим, длинным формам: что спектакль, что сериал требуют сосредоточенного внимания и способности осмыслять, пережевывать информацию.

За январь-апрель в театр успели сходить 8,6% псковичей – меньше, чем в кинотеатры, спортзалы или даже музеи. Так получилось, что театр последние годы был «выключен» из расписания широкой публики, особенно молодежи. «Кому-то театр достался как образ жизни, а кому-то не достался», - прокомментировал социолог, преподаватель ПсковГУ Сергей Кулдин. Сегодняшнюю аудиторию театра составляют горожане, которые прививку к высокой культуре получили в семье. Маркером тут, кстати, выступает домашняя библиотека: псковичи, которые ходят в театр, чаще говорят о том, что у них дома есть коллекция книг, собранная самостоятельно или полученная от родителей.

Ближайший конкурент театра – Большой концертный зал областной филармонии – пользуется спросом почти у пятой части города, однако половина зрителей приходит на концерты популярных исполнителей. По своему прямому профилю – классическая музыка, балет, опера – БКЗ проигрывает театру. Кстати, социологи увидели, что это три разные публики: одни ходят только на поп-концерты, другие на классику, третьи на оперу, балет и спектакли. За счет двух последних групп драмтеатр имеет возможность увеличить свою собственную аудиторию.

Еще один интересный факт узнали социологи про театралов: они чаще, чем не любители театра бывают в кафе и ресторанах. На вопрос, были ли вы в заведениях общепита на прошлой неделе, ответили «да» 37,4% тех, кто не ходит в театр, и 45,8% тех, кто ходит.

Дмитрий Лебедев особенно заострил внимание на этой цифре – от 37,4 до 45,8% псковичей на неделе были в кафе. Три года назад, когда задавался такой же вопрос, эта цифра составляла только 8%. Обычно это объясняют ростом уровня благосостояния, но это не так, говорит Лебедев: доходы псковичей растут не намного быстрее инфляции. Дело в другом: «Люди начинают замечать город и выходят в публичное пространство. Значит, самое время его усложнять».

Ключевое слово – индустрия

Директор театра Сергей Дамберг увидел результаты исследования ИРР вместе со всеми – через проектор в медиахолле. Фото: Дмитрий Лебедев

Современный театр, безусловно, годится для этой цели – он качественно меняет публичное пространство. Как выразилась одна из слушательниц семинара, методист ПОИПКРО Татьяна Пасман: «Важно не только то, сколько людей ходит в театр. Нам важно, чтобы в городе Пскове было приятно встречаться с незнакомыми людьми, и театр создает для этого отличные условия»

Директор театра, социолог Сергей Дамберг склонен рассматривать культуру как индустрию: «Смысл в том, что агенты развития, которые в этой отрасли действуют, должны находиться в конкурентных условиях – бороться за гранты, за публику и так далее. И задача государства здесь – определять нам правила, то есть создать эту конкурентную среду».

Здесь Сергей Вадимович очевидно смыкается, скорее, с позицией Марата Гельмана, чем Минкульта РФ. Как и галерист, социолог настаивает, что государственная политика должна быть культурной, а не художественной, когда чиновники пытаются определять содержание искусства: «Определять нужно не содержание, а именно правила». Только придумал все это не Гельман – весь мир так живет, настаивает Дамберг.

Альтернативу культуре как индустрии представляет советская модель, «когда есть учреждения, которые существуют, «потому что нужны», а не для того, чтобы выполнять какую-то рациональную задачу». Как заставить условный Дом культуры имени Ленина «забыть про имя Ленина и сосредоточиться на чем-то полезном?» - задается вопросом директор театра. Как заставить культурные учреждения зависеть не от начальства, а от публики?

«Публика, конечно, реагирует на то, что ей предлагают. Но кто популярнее: Чехов или Ваенга? Я думаю, Чехов. Культурный менеджер заинтересован в том, чтобы найти самых талантливых творцов, дать им условия, чтобы они создали что-нибудь ценное и представить это публике. А в системе ДК им. Ленина всё это не главное. Главное – отчитаться перед руководителем, побольше мероприятий, а публике деваться некуда, все равно придет», - говорит Дамберг. В этой системе, считает социолог, необходимо менять формат работы – но при этом беречь штат сельских ДК, «потому что это самые заинтересованные люди».

Только равная конкуренция, одинаковая возможность для всех художников, производителей культурного продукта получить доступ к инфраструктуре отрасли – сцене, выставочному залу, и пр. – может обеспечить насыщенный и качественный культурный процесс. Это и есть задача культурной политики.

«Тут нужно понимать, что общие принципы, которые не Гельманом придуманы, должны быть превращены в технологию. А технологии всегда конкретны, всегда ориентированы на конкретные локальные ресурсы, конкретные локальные сообщества и запросы конкретных регионов», - говорит социолог.

Пример успешной культурной политики – преображение Манчестера. Крупный промышленный центр пришел в упадок после Второй мировой войны, когда начался процесс деиндустриализации английских городов. Дошло до того, что в опустевших центральных кварталах стали селиться бомжи. Однако потом подход к развитию Манчестера был пересмотрен. Сегодня он – третий по популярности у туристов город после Лондона и Эдинбурга.

«Вся идея была в том, чтобы поддерживать творческие индустрии, отдав им центр города, - рассказывает Сергей Дамберг. - И сейчас это очень живой город, просто потому что художникам, актерам, музыкантам дали возможность производить эстетически ценный продукт. Не надо за них решать, что производить, они сами с этим разберутся – главное, чтобы у них была эта возможность».

В Псковской области похожая история. В запустении пребывают десятки, если не сотни архитектурных памятников регионального и федерального значения – крепости, особняки, купеческие усадьбы. Пока что это «наша боль» и обуза для бюджета. Альтернатива – увидеть здесь культурный ресурс.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

 

1. Подробнее: С. Прокопьева. «Мы бы очень хотели, но у нас просто не получится».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2006
Оценок:  7
Средний балл:  10