Статья опубликована в №28 (700) от 16 июля-22 июля 2014
Общество

Сожрать ПЭМЗ

Мажоритарный акционер подталкивает старейшее промышленное предприятие Псковской области к банкротству
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 16 июля 2014, 10:03

9 июля коллектив Псковского электромашиностроительного завода встретился с новым генеральным директором. 27-летний Александр Лазарев рассказывал про косметический ремонт, остро необходимый заводу, а также про планы руководства поднять в два раза объемы производства за два года. Рабочие и инженеры в свою очередь спрашивали молодого директора, собирается ли он и дальше продолжать практику бесплатной отгрузки товара в родную Вологду, почему ПЭМЗ должен выплачивать чужой 40-миллионный долг, зачем на заводе объявлены сокращения и кто в конечном итоге понесет ответственность за срыв гособоронзаказа.

На Псковском электромашиностроительном заводе сегодня трудится более 700 человек. Фото: Тимур Галимов

Один из крупнейших налогоплательщиков региона, Псковский электромашиностроительный завод, который отсчитывает свою историю с 1895 года, сегодня впервые с начала 90-х оказался на грани остановки. 730 высококвалифицированных рабочих и ИТР могут оказаться на улице. На предприятии уже объявлены сокращения и анонсирована трехдневная рабочая неделя.

Пока что ПЭМЗ всеми силами старается выполнять свои обязательства. Но угроза срыва поставок существует, причем не только для продукции общепромышленного назначения, но и в гособоронзаказе, что чревато уголовной ответственностью.

Критическое положение сложилось после смены мажоритарного акционера. Особенно обострилась ситуация с приходом на предприятие нового генерального директора, который изымает оборотные средства, лишая ПЭМЗ возможности закупать необходимые для работы материалы. Вся прибыль завода уходит в Вологду, мажоритарному акционеру. Плюс ко всему недавно выяснилось, что предыдущий директор по указанию «собственника» навесил на завод договор цессии – и теперь ПЭМЗ оказался обязанным выплачивать чужие долги в размере порядка 40 млн рублей.

Круговорот гендиректоров в природе

Тревожные настроения из-за сложного экономического положения и формальный повод – назначение нового гендиректора – побудили коллектив завода созвать собрание 9 июля 2014 года. Встреча проходила в помещениях одного из цехов.

Александр Лазарев, молодой человек 27 лет, был, казалось, обескуражен условиями. Стоять меж обшарпанных стен в темном, еле-еле освещенном цеху ему было явно некомфортно. «У завода экономические показатели хорошие, с производством все хорошо, а внешний вид оставляет желать лучшего…» - качал он головой и рассказывал, как удобно работать там, где сделаны наливные полы и поставлены пластиковые окна. Рабочие молча кивали; через несколько минут они объяснят новому гендиректору, что до такого состояния за шесть лет довел завод как раз тот самый акционер, который отправил его сюда командовать.

В базе данных Федеральной налоговой службы генеральным директором ПЭМЗ Александр Лазарев зарегистрирован с 3 июля 2014 года. Но в Пскове он объявился месяц назад. Одновременно молодой человек возглавляет ОАО «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО» - вологодское предприятие, которое пользуется продукцией ПЭМЗ. Последние три года – бесплатно.

Предыдущий директор – Юрий Федяков – по словам сотрудников завода, «сбежал из Пскова» несколько месяцев назад. Причиной панической отставки стал договор цессии, подписанный Федяковым в 2013 году, но ставший достоянием гласности в границах ПЭМЗ только теперь. Федяков не выдержал двухстороннего прессинга: от мажоритарного акционера, требующего начать выплаты банку, с одной стороны, и с другой – псковских менеджеров ПЭМЗ, подсказавших ему нужные статьи УК в случае начала таких выплат. Теперь Юрий Викентьевич числится генеральным директором ОАО «Вологодский машиностроительный завод».

Эти три акционерные общества - ОАО «ПЭМЗ», ОАО «Т/А ЭЛЕКТРО» и ОАО «ВМЗ» - объединяет вологодский предприниматель Александр Каледин, мажоритарный акционер в первых двух и член совета директоров третьего. Его фигуре позднее мы уделим особое внимание.

«По-простому он ищет кредит на завод»

Первое, с чего начал Александр Лазарев в Пскове, – это объявил о сокращении 35 человек. Об этом был и первый вопрос на собрании.

Новый генеральный директор ПЭМЗ Александр Лазарев до сих пор возглавлял вологодское ОАО «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО» – главного должника псковского завода.

Причиной сокращений Александр Валерьевич назвал то, что «очень раздут штат ИТР»:

- Надстройка там вот эта вся сверху, она ничего не производит, производит рабочий…

- А ИТР ничего не производит? – спросили из круга.

Лазарев стал ссылаться на абстрактный «опыт Европы», где на такое-то количество рабочих приходится столько-то инженерно-технических работников, и якобы на ПЭМЗ это соотношение хуже. Объяснения от коллектива, что должности замдиректора, начальника и т.д. принадлежат таким же специалистам-исполнителям, которые, если нужно, могут и за станок встать, он не слушал. На самом деле мало для кого оставалось секретом, что истинная причина сокращений – желание убрать с предприятия тех, кто мешает политике вологодского руководства, а это как раз ИТР.

- И вот на волне этих сокращений мы узнаем, что к нам приходит некто Солдатенков Сергей Владимирович, какие функции он будет выполнять? – был следующий вопрос.

Александр Валерьевич стал объяснять, что Солдатенков, пусть и в должности зама, но человек временный. Выполнит свою функцию и будет уволен:

- Он занимается поиском… ну, кредита. По-простому, он ищет кредит на завод.

- Вот лучше бы он из «Торгового дома» нам долги выбивал на завод…- раздалось встречное предложение.

Лазарев изобразил недоумение:

- Вот на всех заводах есть завод и торговые дома. Но везде это одно целое. Здесь – меня это удивляет – «Торговый дом», полноценный генеральный директор… Но это же не так: юридически они разделены, но на самом деле это одно и то же. Выбивать деньги из торгового дома – это взять деньги из этого кармана и положить вот в этот. Но больше денег же у меня не станет.

«Торговый дом», о котором идет речь, – ООО «Торговый Дом Электромаш» - был создан при ПЭМЗ для реализации продукции завода. Подобные структуры, действительно, существуют при большинстве промышленных предприятий. На сегодняшний день ООО подконтрольно все тому же Каледину. Через «Торговый дом» электродвигатели для троллейбусов, произведенные ПЭМЗ, уходят в Вологду, на «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО». (Определением Арбитражного суда Вологодской области от 24 сентября 2013 года ООО «Торговый Дом Электромаш» был выдан исполнительный лист на взыскание 76 041 140 рублей с ОАО «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО».) Об этих поставках на собрании прозвучал отдельный вопрос:

- Вы являетесь директором двух предприятий. Вы так и будете и дальше забирать продукцию с нашего предприятия на другое, свое, бесплатно?

- Эти деньги… Это большой котел, и отвечает за него собственник. Есть несколько собственников. Вот они решают, что нужно так, - заявил гендиректор. - Собственники, они оказывают помощь и этому заводу. Не всё деньгами меряется – где-то заказами, где-то советом, ещё чем-то.

Слова про «советы» и «заказы» прозвучали как откровенная издевка. Видимо, и сам это почувствовав, Лазарев закруглил объяснение тем, что не может «комментировать решение собственника».

«Поплыл» гендиректор и при вопросе, где прибыль за прошлый год – ПЭМЗ заработал целых 70 млн рублей.

- Хороший вопрос, где. Я не знаю, где, - обозначил он пределы своих полномочий и стал объяснять разницу между живыми деньгами и бухгалтерской прибылью. - Понятно, в Вологду отгружается, я ничего не говорю… Сложилась ситуация: можно сидеть и причитать, а можно начать её разруливать. Надо понять, в чём проблема, и начать её решать.

«В Вологде кормят так же, вопросов там не задают»

В чём проблема, коллектив завода давно уже понял – в политике совета директоров. В частности, это навязанный заводу договор цессии, по которому ПЭМЗ обязан заплатить за «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО» «всего около 40 млн рублей», а в первую очередь «надо срочно выплатить 12, чтобы банк снова стал с нами разговаривать». Александр Валерьевич был искренне расстроен тем фактом, что завод не спешит расставаться с деньгами.

Фото: Тимур Галимов

- Ну, есть такая особенность у завода: он всегда соглашался, а потом говорил, что это нечестно. Надо говорить или твердое нет, или уж если сказал да… - решил почитать нотации гендиректор. - Опять же, завод сначала согласился, подписал бумаги, а потом полгода её (цессию – ред.) не платил, считая, что как бы не надо, а с банком такие шутки не проходят. Накопился долг, и создалась такая возможность, что банк возьмет арестует все счета.

- То есть мы считаем, что эта цессия, этот договор уступки права требований – вполне законный договор? – вступил в диалог Владимир Федоров, миноритарный акционер ПЭМЗ и помощник генерального директора. Он пришел на предприятие десять лет назад как антикризисный менеджер и был одним из тех, кто мешал Федякову спокойно выводить деньги с завода. Теперь его фамилия – первая в списке на сокращение.

Лазарев замялся:

- Я считаю, что да.

- Тогда вопрос: почему руководство, и предыдущее, и нынешнее, не хочет дать этот договор акционеру и акционеру приходится получать этот договор через суд? Дайте договор на руки, и тогда мы определим, нормальный этот договор или нет, и почему мы, не наработав никаких долгов, за кого-то платим, - предложил Владимир Николаевич. - И вы зря говорите «завод согласился» - это не завод согласился. Слабый директор согласился, вот о чём идет речь. Который никому не сказал. Ни одна служба этот договор не видела. Он не зарегистрирован по заводу, и мы действительно про него ничего не знали, потому что не шло исполнение. А теперь началось исполнение достаточно активное.

- Ну, давайте так: данный акционер предпочёл решать вопрос в суде. Всё, что ушло в судебную плоскость, пускай решает человек в черной мантии и с молотком в руке, - нашёл выход Лазарев.

Между тем, по информации «ПГ», заявление в суд было подано только после трёх обращений акционера к руководству с требованием предоставить этот договор в рамках закона «Об акционерных обществах».

О том, что последствия цессии могут быть печальны не только для завода, но и для директора лично, напомнил другой участник собрания:

- Александр Валерьевич, производя платежи по договору цессии, вы вольно или невольно отвлекаете средства от сектора материально-технического снабжения, что влечет недофинансирование выполнения выделенного государством гособоронзаказа. Вольно или невольно гособоронзаказ будет однажды сорван. Кто понесет за это ответственность?

- За всё, что происходит на заводе, отвечает генеральный директор. Если вы конкретно про это спросили, кто будет крайний, то я отвечаю – я. Крайний буду я, - должен был признать гендиректор.

Только под конец он, казалось, нашел общий язык с коллективом – когда речь зашла о заводской столовой. Вначале Александр Лазарев пытался оправдать фирму, работой которой люди недовольны («В Вологде кормят так же, как здесь. Кормить они умеют. Честно, в Вологде кормят так же, вопросов там не задают»), но потом увидел здесь полигон для популизма и пообещал ходить в столовую вместе со всеми. Заодно пообещал быть лично доступным для каждого из семисот рабочих завода.

Словом, всё так, как в сериалах про хороших руководителей.

Гособоронзарплата

На самом деле со столовой всё не так просто. Организацией питания на ПЭМЗ занимается ЗАО «Мир питания» - вологодская, опять же, фирма, доля в 63% в которой принадлежит все тому же Александру Каледину. Каждый месяц ПЭМЗ тратит около миллиона рублей на организацию питания для своих рабочих (субсидируется стоимость обеда на 75 рублей), однако деньги уходят в Вологду – и какая сумма возвращается обратно, собственно коллективу столовой, на расходы – неизвестно. В итоге меню для рабочих последнее время состоит из рисовой каши и макарон с тушенкой.

При этом отказаться от услуг ЗАО «Мир питания» в финансово трудное время руководство не готово. Живой поток денег всё-таки.

Это – типичный пример бизнес-подхода Александра Каледина.

Таким же образом завод оплачивает по договору некие консультационные услуги ещё одной аффилированной фирме, хотя на предприятии есть собственные сильные юристы, рассказывает Сергей Кузьменко, начальник производства №1.

По профсоюзной линии Сергей Иванович – председатель комиссии по трудовым спорам, и его главная задача на сегодняшний день – защитить людей от произвола мажоритарного акционера – «собственника», как называет его Лазарев. Объявившись на предприятии в статусе гендиректора, в первые же две недели тот «увёл» 6 млн рублей. Счета «Торгового Дома Электромаш», который, согласно договорам, должен закупать для ПЭМЗ материалы, расплачиваться с поставщиками, платить налоги и прочие обязательные платежи, пусты.

- Больше всего меня беспокоит, что мои люди остаются без работы. У нас до такой степени выхолощены денежные средства, что не остается никакой «оборотки». Вся ушла в ноль, - говорит Кузьменко. - Все незавершённое производство, что было, мы довели до конца.

Почему же критическое положение налогоплательщика, входящего в пятерку крупнейших по Псковской области, до сих пор никого не заинтересовало? Потому что завод нашел способ защитить заработные платы рабочих. Люди получают деньги каждый месяц. Социального недовольства нет – всё, властям завод не интересен.

Зарплаты на предприятии выплачиваются через комиссию по трудовым спорам, рассказывает Сергей Кузьменко. После того, как возникает задержка с выплатой заработка, человек приходит в профком и пишет заявление: «В связи с задержкой выплаты заработной платы прошу рассмотреть вопрос…» – и пишет доверенность на профком. Удостоверение комиссии по трудовым спорам, которое имеет силу исполнительного листа, направляется в банк. И как только на счете появляются деньги, банк перечисляет их на счета рабочих.

Эта схема, которая повторяется каждый месяц на протяжении нескольких лет, стала возможной благодаря гособоронзаказу. Продукция военного назначения не может продаваться через посредников – и это единственное, что ПЭМЗ реализует в обход «Торгового Дома Электромаш». Средства по гособоронзаказу поступают на спецсчёт, получить доступ к которому у мажоритарного акционера не получилось.

Гособоронзаказ составляет примерно треть в обычном ежемесячном обороте завода, и этих денег как раз хватает на выплату заработной платы. Проблема в том, что не остается денег на покупку материалов и комплектующих, объясняет Сергей Иванович: на эти цели тратились средства со счетов «Торгового дома», а они оказались под контролем у вологодского собственника.

Срыв гособоронзаказа сегодня преследуется по уголовному законодательству. Военпред в Пскове уже присылал заводу предупреждения о том, что нарушаются сроки поставок.

«А мы не единственные на рынке…»

Другая опасность – из-за отсутствия оборотных средств лишиться своих традиционных заказчиков «на гражданке».

В начале года ПЭМЗ, как и все его контрагенты, столкнулся со спадом производства – заказов на новые троллейбусы, трамваи и электрички, для которых завод делает электродвигатели, по стране почти не было. Снизилось по понятным причинам число заказов из Украины, а также из Белоруссии. Но сейчас, говорит Кузьменко, уже начинается подготовка новых тендеров.

- Самое страшное, что сейчас может произойти: в августе у нас появятся заказы, уже в августе же мы должны будем отгружать продукцию, а технологический цикл у нас – 50 дней от закупки материала до выпуска двигателя. То есть мы не сможем удовлетворять потребности заказчика. А мы не единственные на рынке. Заказчики уйдут к другим заводам, а стоило таких трудов получить эти связи… - рассказывает Сергей Иванович.

Электродвигатели кроме Пскова производят также Владимир, Рига, Баранча. ПЭМЗ выигрывал у конкурентов по качеству продукции и более удобным для покупателя условиям поставок. Завоеванное положение на рынке позволяло заводу стабильно получать прибыль – прошлый год ПЭМЗ закончил с плюсом в 70 млн рублей. Парадокс: прибыль есть, а денег на заводе нет.

Начальник производства №1 подчеркивает, что спад начался только в этом году – по всей видимости, из-за внешнеполитической ситуации просел бюджет на модернизацию городского транспорта страны. Однако тот же фактор обещает рост производства в будущем: многие элементы для вооружений и спецтехники ранее закупались на Украине, теперь эти объемы должны будут перераспределиться по российским заводам. Добывать новые заказы – вот задача для генерального директора.

Но тот объявляет сокращения и вводит трехдневную рабочую неделю. Люди вместо металлообработки занимаются уборками и ремонтами, рассказывает Сергей Иванович:

- А самое обидное, что это станочники, высококвалифицированные рабочие, которых теперь еще поискать. А я держу их – вот они полы скребут. Ну, куда это годится?

До сих пор ПЭМЗ умудрялся сберегать кадры. Средний возраст рабочих – около 36 лет. Завод сам обучает молодежь, оплачивает часть стоимости съемного жилья для переехавших из районов области. Текучки здесь давным-давно нет, люди работают и по 10, и по 20, и по 50 лет.

С остановкой завода все может измениться.

Хозяин троллейбусов

Большую часть своей новейшей истории ПЭМЗ худо-бедно прожил при американских собственниках. Однако затем американцы решили продать бизнес, рассказывает Сергей Кузьменко, и в качестве покупателя выступил некий тульский банк. Инвестор купил акции завода где-то за 3 млн долларов и держал их два года. «Вот эти два года мы действительно развивались», - рассказывает Сергей Иванович: банкиры расчистили лишние долги, обновили частично оборудование, отремонтировали корпуса завода. И продали акции уже значительно дороже.

За последние шесть лет при новом совете директоров ПЭМЗ забыл, что такое развитие. Фото: Тимур Галимов

А покупателем 83,086% акций стал Александр Каледин. Точнее, ООО «КС-Авто», где Каледину принадлежит доля в 86,8% (уставной капитал – 860 тысяч рублей).

Если верить открытым источникам, Александр Алексадрович Каледин родился 7 сентября 1949 года в Тамбовской области, в 1972 году окончил Московский энергетический институт по специальности «инженер-электромеханик» и стал работать по профессии. С 1980 возглавлял Вологодское троллейбусное управление. Когда началась приватизация, вологодский электротранспорт плавно трансформировался в ОАО «Вологдаэлектротранс», где Каледину сегодня принадлежит 68,88% акций.

С «Вологдаэлектротранса», сообщают крайне позитивные публикации в вологодских СМИ, в 1993 году началось развитие «Вологодской холдинговой компании», куда вошло, словами самого Александра Александровича, «более десятка предприятий, тесно связанных друг с другом». Стратегическим активом холдинга считалось ОАО «Вологодский механический завод», выросшее из ремонтно-механического завода, построенного в Вологде еще в конце 60-х. В холдинге «Вологодский механический завод» своим стратегическим направлением выбрал производство новых троллейбусов и автобусов. В 2001 году он был переименован в ОАО «Транс-Альфа».

На сегодняшний день ОАО «Вологодская холдинговая компания» - банкрот (с 2008 г.). ОАО «Транс-Альфа» - тоже банкрот (с 2012 г.). Правопреемниками последнего стали ОАО «Транс-Альфа АВТО» (назначено конкурсное производство), ОАО «Транс-Альфа ГАЗ» и ОАО «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО» (тянется дело о банкротстве).

ОАО «Вологдаэлектротранс» продолжает работать и обслуживает сегодня пять городских маршрутов. «Сейчас «машинный парк» троллейбусного депо насчитывает 80 машин. Причем больше половины из них - новые, современные, собранные на вологодских предприятиях «Шкода-ВМЗ» (СП ООО «Шкода-ВМЗ» - еще один участник «Вологодской холдинговой компании», ликвидировано в 2004 году по решению суда) и «Транс-альфа», сообщает официальный сайт предприятия. Логично, что предприятие, главным акционером которого является Александр Каледин, закупает транспорт у заводов, также принадлежащих Каледину. Проезд в вологодских троллейбусах стоит 20 рублей.

20 рублей в Вологде стоит и проезд автобусом (главный городской перевозчик - Муниципальное унитарное пассажирское автотранспортное предприятие №1), в том числе автобусом «Олимп», который также производит «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО». Недобрые вологодские СМИ писали в 2009 году, что сначала ПАТП-№1 эти автобусы покупать не хотело – дорогие больно – но после смены директора предприятия позиция поменялась. И с деньгами вопрос решился – купить автобусы в лизинг помог банк «Вологжанин», где Александру Каледину принадлежит самый крупный пакет, 28,8%.

Еще один «транспортный» завод, имеющий отношение к Каледину, – ОАО «Вологодский машиностроительный завод». Там Александр Александрович сегодня занимает кресло в совете директоров (гендиректор завода – Юрий Федяков, сбежавший с ПЭМЗ). В какой-то период он занимал должность председателя совета директоров – и в оном качестве стал фигурантом уголовного дела. В начале мая 2013 года прокуратура Вологды сообщила, что по результатам проверки в отношении «председателя совета директоров ОАО «ВМЗ» Каледина А.А. возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ – полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации». На тот момент предприятие накопило долг по зарплате более 14 млн рублей. (Позднее вологодские СМИ писали о том, что Каледин покинул территорию РФ и некоторое время скрывался за границей.)

Это не единственное несчастье завода за 2013 год. 1 апреля покончил с собой и.о. директора Вологодского машиностроительного завода Александр Котиков, а 16 августа прямо на предприятии был задержан Алексей Каледин, сын Александра Александровича, по подозрению в получении взятки в 7 млн рублей. Каледин-младший одно время также состоял в совете директоров ОАО «ВМЗ» и, по сообщениям СМИ, работал замдиректора предприятия. Дальнейшая судьба уголовных дел против отца и сына не известна.

Добавим, что имущество ОАО «ВМЗ» (14 объектов) решением Вологодского арбитражного суда № А13-6091/2013 от 24 февраля 2014 года было выставлено на торги – ОАО «НОМОС-банк» обратил взыскание (долг в 158 634 462,24 рубля) на имущество, заложенное в обеспечение кредитов.

Махинаторы

Это далеко не полное описание (за рамками статьи остается длинный перечень судебных разбирательств по долгам за энергоресурсы, невыплаченным кредитам и банкротствам) уже дает понять, что за «эффективные менеджеры» появились на Псковском электромашиностроительном заводе. Александр Каледин, по данным информационной системы СПАРК, является совладельцем 52 фирм. Не нужно быть экономистом семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что для организации производства такого количества юрлиц не требуется. Такое количество юрлиц требуется для реализации различных финансовых схем.

Договор цессии на 40 млн рублей, заключенный между ОАО «Банк ВТБ» и ОАО ПЭМЗ в интересах должника ОАО «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО», – одна из таких схем, достойная следственной проверки по статье 201 УК РФ. (Статья 201. Злоупотребление полномочиями. Глава 23. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях Уголовного кодекса Российской Федерации.)

Договор не только несправедливый, но и полностью незаконный: это сделка с заинтересованностью, и, согласно ФЗ РФ «Об акционерных обществах», она должна была быть одобрена на собрании акционеров. Причем мажоритарный акционер Александр Каледин не имел права даже принимать участия в голосовании, поскольку в этой сделке выступает заинтересованным лицом. Остальными акциями ПЭМЗ до сих пор владеют бывшие и нынешние работники завода, и они, естественно, не стали бы навешивать на себя чужой многомиллионный долг.

Если договор, вопреки убежденности Александра Лазарева, был заключен незаконно, то теоретически он может быть оспорен в суде. В практической плоскости мажоритарный акционер такую возможность для себя, скорее всего, исключил: сложно представить, чтобы Лазарев – директор ПЭМЗ стал судиться с Лазаревым – директором «Транс-Альфа ЭЛЕКТРО». Контроль над генеральными директорами, казалось бы, гарантирует успех любых финансовых манипуляций. Но не стоит забывать, что акционерное общество – это не чья-то единоличная собственность. У ОАО нет «собственника» или «хозяина», но есть акционеры – один мажоритарный и 1400 миноритариев.

Идти в суд и требовать возмещения причиненного обществу ущерба имеет право каждый акционер, владеющий пакетом акций в размере не менее 1%. Как минимум один такой акционер у ОАО «ПЭМЗ» имеется. По информации «Псковской губернии», намерение оспорить договор цессии у него есть.

Но сложный арбитражный процесс может занять не один год. И все это время ПЭМЗ будет платить чужие долги и делиться своей прибылью с Вологдой. Вернуть потом эти деньги будет запредельно тяжело.

Параллельно может быть развернута новая финансовая схема. Об этом говорят псковские менеджеры ПЭМЗ, имея в виду поиски 40-миллионого кредита, о котором говорилось на собрании завода. Источник «ПГ» предполагает, что из этих денег могут быть погашены долги по налогам и перед поставщиками материалов и комплектующих, может быть, подкрашены фасады и, скорее всего, выкуплена земля под предприятием. А финансово здоровый завод, с контрактами, имея в собственности землю, которую можно заложить банку, уже сможет получить куда более крупный кредит – миллионов на 350… Известно, что в России бывает с такими кредитами.

Сегодня сотрудники и акционеры Псковского электромашиностроительного завода готовы бороться за свое будущее. Успех этой борьбы зависит не только от них самих, но и от тех, кто призван следить за порядком и законностью на территории Псковской области: государственной власти и правоохранительных органов.

Псковские власти, помимо прочего, не должны забывать и о том, что ПЭМЗ не только один из крупнейших налогоплательщиков региона, но и социально-значимое предприятие, от которого зависит благополучие более 700 псковских семей.

Пока что и власть, и правоохранители отмахивались от тревожных сигналов с ПЭМЗ, ссылаясь на то, что это «частный бизнес». Однако этот частный бизнес принадлежит 1400 акционерам, и только один из них почему-то считает, что имеет право, невзирая на нормы российских законов, обеспечивать свои интересы в ущерб всем остальным.

Отдел специальных журналистских расследований «Псковской губернии»

P. S. Редакция «Псковской губернии» просит считать данный материал обращением в прокуратуру.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  7118
Оценок:  54
Средний балл:  9.7