Статья опубликована в №28 (700) от 16 июля-22 июля 2014
Мир

Тихий парад

Обещанный диалог с историей в Тарту получился негромким, но доходчивым
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 16 июля 2014, 10:16

Главное, на что обращаешь внимание во время Ганзейских дней Тарту, - это то, что праздник - тихий. Массовый, но тихий. Как название песни группы The Doors «Тихий парад» («Можешь ли ты найти мне тихий приют?»). Нет, есть, конечно, тартуский фестиваль панк-музыки Punk’n’Roll и Праздник поп-хоров, где тишина была бы совсем неуместна. Но всё же общее ощущение от прошедших в эти выходные 19-х Тартуских Ганзейских дней связано с чем-то негромким и невызывающим.

Три стихии

Идёшь по ярмарке в тихой многотысячной толпе. Люди умеют радоваться негромко. Если на секунду закрыть глаза, то можно подумать, что ты один в лесу, и только редкая птица, не долетев до середины реки Эмайыги, поёт неподалёку. Но это всего лишь свистит парень, продающий свистульки.

Тарту, 12 июля 2014 года Железный городок. Паровой двигатель Marshall Sons & Co. Фото: Алексей Семёнов

В любом празднике кроме звуков важны запахи. На Тартуских Ганзейских днях много мясных запахов, не укладывающихся во всеобъемлющее понятие псковских массовых гуляний под названием «шашлык». Свежие продукты с эстонских хуторов способны сбить с толку не одного вегетарианца.

Вокруг полно тех, кто справедливо мог бы считать себя чемпионом по разным видам поедания вкусной и здоровой пищи. Это дородные люди.

Однако спортивных людей тоже хватает. Собственно, спорт во время этих Ганзейских дней интересовал меня больше, чем всё остальное.

От торговых рядов меня неумолимо тянуло к триатлонной трассе Tartu Mill Triathlon.

Триатлон – это не только спорт. Это стихийное приветствие. В том смысле, что ты вступаешь в союз с разными стихиями, приветствуя их. А они – если ты в форме - в ответ приветствуют тебя. Ты погружаешься в воду, ты мчишься на велосипеде, обгоняя ветер. Ты сам на время становишься ветром, а потом бежишь по земле, и земля не уходит из-под ног, а пружинит и подталкивает вперёд.

Бывает стихийное бедствие, а это – стихийное приветствие.

Пока идут соревнования, центральная часть улицы Вабадузе пуйестее выглядит фантасмагорично. Это так называемая транзитная зона: длинная красная дорожка, а рядом, прямо на асфальте, на проезжей части разложена экипировка спортсменов. Кроссовки, водные прорезиненные костюмы… Как будто кто-то сказочный взмахнул палочкой, и люди исчезли. Остались лишь одежда и обувь.

Но люди на самом деле не исчезли. Вот они – наматывают круги по трассе. Скинули, как ящерицы, кожу и оседлали велосипеды. Один круг - 20 километров. Кое-кто уже, выполнив план, отложил велосипед и перешёл на бег.

Уровень соревнований довольно высок. Невольно сравниваешь со своими результатами. За сколько я обычно проплываю полтора километра? За сколько проезжаю сорок километров на велосипеде? За сколько пробегаю десять километров?

Кроме эстонцев здесь есть триатлеты из других стран. Сотни спортсменов. Некоторые лежат на траве или в шатрах и ждут своего часа. И они его дождутся.

Кролем до рынка

Иметь международную лицензию триатлета было бы, конечно, неплохо. Но существует ещё и Тартуский детский триатлон - для детей, родившихся в 2001 году или позже. Детям надо проплыть 160 метров, проехать на велосипеде 2,5 километра и пробежать 800 метров. Жаль, что я родился до 2001 года.

Тарту, 12 июля 2014 года. Возле ратуши. Фото: Алексей Семёнов

Когда организатор триатлонных соревнований Айн-Алар Юхансон заявлял: «Я уверен, что места в центре Тарту хватит для всех — спортсменов, зрителей и жителей города», – то ничего не преувеличивал. И не приуменьшал. Место нашлось. Важно то, что безопасность зрителей и спортсменов не сводилась к тому, что одних намертво отгораживали от других. Когда в прошлом году в Пскове торжественно проносили олимпийский огонь, то многие прохожие из-за тех торжеств домой или на работу вовремя попасть не смогли – полицейские не давали переходить дорогу, на которой ещё долго ничего не происходило.

Соревнования в Тарту не были похожи на облаву или, выражаясь аккуратнее, на полицейскую операцию. Полицейского в форме я встретил только одного. Он шёл, уткнувшись в листок бумаги, – что-то читал на ходу. Хотя, разумеется, ограничения по передвижению были. Если вы привыкли плавать по реке Эмайыги между мостами Выйду и Каарсилла или между мостами Лодьякоя и Выйдусилла, то в нужный день и час, чтобы не изменять привычке, вам бы пришлось переквалифицироваться в триатлета. Других в воду не запускали.

Как было написано в объявлении Детского триатлона, «всем участникам предстоит проплыть по течению р. Эмайыги до Тартуского рынка». Вы давно добирались до Тартуского или какого-нибудь другого рынка кролем?

На ходу

Название у нынешнего праздника было громкое. На русский его переводили как «Разгул эпох».

Эпохи для «разгула» подбирали разные. Не только традиционное ганзейско-сказочное средневековье. Диалог с советской историей тоже организовали. У торгового центра Tasku открыли Железный городок. Особенностью «железа» было то, что оно было на ходу.

Тарту, 12 июля 2014 года. Участники Тартуского триатлона. Фото: Алексей Семёнов

Что-то проехало почти под моими ногами. Наклонился и пригляделся - а это горбатый «запорожец». Здесь же заводились «ГАЗ-21», «ГАЗ-24», «полуторка» и похожий на огромный школьный пенал туристический красно-бело-серебристый «Икарус», курсировавший когда-то между крупными советскими городами в начале семидесятых годов прошлого века.

Но самое пристальное внимание привлекал произведённый в 1936 году на английском заводе Marshall Sons & Co и отреставрированный Тыну Оямаа паровой двигатель - в рабочем состоянии. Эта штука одновременно напоминала паровоз и трактор.

Но эстонцы не были бы эстонцами, если бы не дополнили свой «разгул» тем, что с вызовом назвали «Анти-разгульный городской оазис Новый Двор». Это был двор, где можно было «спрятаться от палящего солнца и толпы людей и немного отдохнуть или полежать в гамаке».

Уравновесить разгул антиразугульным мероприятием – по меньшей мере демократично.

Но и само «палящее солнце» тоже временами пряталось от людей и, наверное, качалось на своём гамаке где-то там, за облаками. Правда, потом оно снова выходило к людям, туда, где в Детском городе шут Ведру делал детям забавных зверей из подручных воздушных шаров.

Праздник в университетском Тарту невозможно представить без демонстрации научных достижений. Не только общепризнанных старых, но и тех, о которых пока мало что известно. На горке Томе знакомили с «инновативными идеями будущего».

«Эпохи гуляли», но не уходили в загул – под шум велосипедных шин, под неспешные разговоры людей, под музыку акустических гитар, дудок, свистулек и под стрекотанье горбатого «запорожца».

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1921
Оценок:  5
Средний балл:  9.2