Статья опубликована в №28 (700) от 16 июля-22 июля 2014
Культура

Под знаком плюс

О Марии Куликовой говорят, что у неё «неудержимый живописный темперамент»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 16 июля 2014, 10:21

До этого дня «Псковская губерния» рассказывала только о творчестве Валерия Куликова, подписывающего свои работы «Куликов из Опочки». [См.: Ю. Селивёрстов. Чёрные и Белые линии Куликова из Опочки; А. Семёнов. Уличное движение] Настало время рассказать о работах, на которых написано «Маша и Валера Куликовы». Как сказано в аннотации к выставке под названием «Маша + Валера», открывшейся в Псковском музее-заповеднике, надпись «Маша и Валера Куликовы» «означает не столько факт присутствия Валерия в момент рождения рисунка, сколько особое качество отношений нежно любящих друг друга родных людей», дочери и отца.

Маша Куликова. Парадный портрет художника.

Куликов хоть и из Опочки, но живёт в Санкт-Петербурге, как и его дочь Мария. Два года назад, рассказывая о выставке Валерия Куликова, я обозначил его художественную манеру как «уличное движение» («Улица у Валерия Куликова – это то, что у лица. Лица художников, музыкантов, пассажиров, прохожих… Схваченный на лету город, в котором не видно домов, но видны люди. Петербург, Псков, Омск. Россия, нарисованная угольным карандашом»). Куликов схватывает на лету то, что можно ухватить только на лету.

У Марии Куликовой отчасти тот же подход. Но движется она по другим улицам. И в этом разница.

К тому же улицы по-другому освещены.

Говорят, что рисовать Маша Куликова начала в двухлетнем возрасте, копируя движения руки отца-художника. То есть она копировала не рисунки, а движения.

Художник вообще похож на дирижёра. Он взмахивает руками. У талантливых художников после этого рождается музыка. Точнее, она уже родилась до того, но её надо запечатлеть. Успеть зафиксировать.

Маша Куликова. В тоннеле.

Выставка, открывшаяся в Псковском музее-заповеднике, составлена из работ, которые сделала 16-17-летняя девушка. Техника смешанная, но смешанная не только техника. Мы воочию наблюдаем смешение чувств и смешение красок. В хорошем смысле. Чёрно-белые и цветные рисунки. Разноцветные клубки. Ниточки вьются, распутываются и снова запутываются.

Несмотря на юный возраст, Мария Куликова, помимо всего прочего, занимается театральной сценографией, и лучшие её работы, представленные в псковском музее, в некотором смысле тоже выглядят как сцены из увлекательных спектаклей.

Спектакли совершенно разные. Сказки, например. На такие сказки принято приводить маленьких детей – без боязни кого-нибудь случайно напугать. Но имеются и другие сцены. Одна из самых запоминающихся маленьким детям понравиться не должна. Это сцена из «взрослого спектакля». Вещь не просто задумчивая, а почти трагическая. Цвета всего два – синий и белый. Две стены, два зарешёченных окна и один тоннель, а человек висит между двух стен, как мост. Висячий мост. Состояние неустойчивого ожидания. В окна не выбраться, да к тому же за решётками темно. За этими стенами, возможно, другая тюрьма. Зато впереди, кажется, выход есть… Состояние души схвачено и передано не просто точно. Изломанная фигура, выразительное лицо… Всё говорит о том, что картина появилась не случайно. Она, если к ней присмотреться, выглядит, словно вырванный зуб.

И совсем другое настроение рождает сцена в цирке. Между зверем и девушкой идёт захватывающая игра. Здесь полёт, круговое движение, вихрь…

Маша Куликова. Цирк.

Одна из лучших работ – портрет отца, Валерия Куликова. Точнее, портретов несколько, но тот, о котором сейчас речь, трогательный до невозможности. Сидит человек с огромными натруженными руками - в натянутых жёлтых подтяжках. Человек явно только что вернулся из доброй сказки (из той самой, на которую принято и приятно приводить маленьких детей – без боязни кого-нибудь случайно напугать). В руках художник держит букет из трёх кисточек. Он готов его кому-то с любовью вручить (дочери?).

Есть на выставке и несколько работ – по-видимому, автопортретов Марии Куликовой. Они нетипичны. На одном мы видим нечто кошачье, другой называется «Устала». На нём изображена какая-то нефизическая усталость. Возможно, это усталость от непонимания. Не всем же понимать то, что делает Мария Куликова. Какие-то вещи она и сама определённо не объяснит. И тогда назовёт свою работу просто: «Неведома зверушка». Это тоже чей-то портрет. А то и автопортрет. Всё зависит от угла зрения. Там есть и трогательная грусть, и вопросительное ожидание, и, несмотря на преобладающий чёрный цвет, нечто светлое.

То же самое чувство оставляет и выставка в целом. Работы размещены в длинном светлом коридоре галереи Дома Фан-дер-Флита. Их можно, направляясь в другие залы, случайно проскочить. Но лучше этого не делать, а приостановиться.

И тогда вы увидите то, чего в других залах нет.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1865
Оценок:  4
Средний балл:  10