Статья опубликована в №31 (703) от 13 августа-19 августа 2014
Политика

Пирровы выборы

Андрей Турчак обеспечил себе победу на выборах 14 сентября и проблемы в дальнейшей политической карьере

Андрей Турчак обеспечил себе победу на выборах 14 сентября и проблемы в дальнейшей политической карьере

Десять лет спустя после последних конкурентных выборов на территории Псковской области, когда смена губернатора в третий раз в истории произошла по воле избирателей [1], губернаторская избирательная кампания 2014 года началась скандально и завершится предсказуемо. К началу августа завершена «искусственная селекция» кандидатов на эту должность, и состав участников выборов гарантирует низкую явку, отсутствие свежих привлекательных идей и добровольно-принудительное волеизъявление покорной части обработанного пропагандой электората. Если не произойдет каких-то чрезвычайных событий, не связанных непосредственно с выборами, то Андрей Турчак получит техническую победу и должность губернатора. Но избирательная кампания и одновременные с ней события уже создали ему высокие карьерные риски, которые, скорее всего, приведут к досрочному прекращению его полномочий до завершения второго срока и проблемам в дальнейшей карьере.

Отчаянный выход

Андрей Турчак готов одержать «пиррову победу» на выборах губернатора Псковской области.

Выборы 14 сентября 2014 года будут первыми и, скорее всего, последними в политической биографии Андрея Турчака персональными выборами.

Единственный раз до этого, в марте 2007 года, молодой амбициозный предприниматель из Санкт-Петербурга стал кандидатом в депутаты Псковского областного Собрания в составе единого списка «Единой России» по Дедовичскому и Дновскому районам и, получив заданный результат, превратился из регионального депутата в члена Совета Федерации, став очевидным кандидатом в губернаторы на смену Михаилу Кузнецову  [2].

Назначения на искомую должность пришлось ждать два года, но в итоге оно состоялось в феврале 2009 года [3].

В момент прихода Андрея Турчака в Псковскую область и назначения его на должность губернатора даже тени предположения о том, что в России могут быть возвращены прямые выборы губернатора, не было в помине.

Осенью 2011 года Андрей Турчак не сдержал ранее данное им публично слово и не стал первым номером регионального списка «Единой России» на выборах депутатов Псковского областного Собрания – почувствовав нарастающее раздражение в обществе партией власти, псковский губернатор испугался испортить себе личную биографию низким командным результатом [4].

Никаких долгих планов на пребывание в Псковской области у Андрея Турчака не было. В политических и бизнес-кругах была достаточно распространена информация о том, что весной 2012 года, после возвращения Владимира Путина в президентское кресло, его псковский ставленник (а именно так, не иначе, подавали Андрея Турчака его имиджмейкеры) получит хорошее кадровое предложение вплоть до поста министра [5].

Александр Рогов планирует сохранить для себя и КПРФ политическую нишу в Псковской области, не претендуя на ответственность за регион.

Эти легенды, похоже, сыграли злую шутку с самим Андреем Анатольевичем: он настолько поверил в такую реальность завтрашнего дня, что почти публично демонстрировал намерение завершить карьеру в Псковской области и нежелание избираться на должность губернатора. Это привело в какой-то момент к весьма консолидированному мнению политологов: Турчак не мотивирован к выборам и даже, возможно, уйдет до выборов [6].

Этому впечатлению способствовала и безответственная бюджетная политика Андрея Турчака, в первую очередь безудержное наращивание внешнего долга области и дефицита областного бюджета [7], что делало работу следующего губернатора очень тяжелой, почти неподъемной.

Но уйти планово – ни досрочно, ни в срок – у Андрея Турчака не получилось.

Искомой должности в Москве не нашлось.

Резервные кандидаты на пост губернатора из числа псковской элиты (председатель областного Собрания Александр Котов, первый заместитель губернатора Вера Емельянова), которых готовили к избирательной кампании на случай ухода Андрея Турчака, остались на запасном пути выборного перрона.

Олег Брячак намерен окончательно стать номером один в Псковской «Справедливой России».

Таким образом, выход на губернаторские выборы 2014 года оказался для Андрея Турчака вынужденным и неизбежным в создавшейся ситуации.

Выпадать из политической обоймы через отставку «в никуда» или переход на неполитическую работу Андрей Турчак категорически не хотел.

Чтобы сохраниться в системе, пришлось идти на выборы.

Ничего лишнего

Соответственно, к избирательной кампании на должность губернатора Псковской области Андрей Турчак подошел крайне прагматично: ему жизненно необходима победа, позволяющая продолжить движение вверх по федеральной карьерной лестнице.

Как ни парадоксально это звучит, Андрею Тучаку нужно избраться на должность губернатора для того, чтобы как можно скорее с нею расстаться.

«Техническое задание», выданное Андреем Турчаком самому себе на губернаторские выборы, выглядит как нечаянно процитированное из благополучной эпохи 2004-2008 годов задание на федеральные выборы: явка не менее 50%, поддержка избирателей не менее 60%. То есть «чистая победа» за явным преимуществом.

Сергей Макарченко оказался между двух огней – оппозиционного регионального политика и системной федеральной партии.

Для такого сценария в самом бедном регионе Северо-Запада России был нужен вполне специфический состав кандидатов: фактически все должны были играть в одни ворота и ни на шаг не отходить от «плана на игру».

Исследования показывали, что Андрей Турчак может решить задачу выборов «в один тур» только в том случае, если у него будет не больше двух реальных соперников, способных набрать более 12-15% голосов. В случае, если таких соперников оказывается хотя бы три, второй тур становится вполне реальным, а при качественной кампании конкурентов и честном подсчете голосов – неизбежным.

Стартовый рейтинг Андрея Турчака до начала кампании составлял немногим более 50% по исследованиям ангажированных им самим социологов, а по другим данным колебался в районе 42-45%, что оставляло большой простор для работы конкурентов.

Более трети избирателей области на старте кампании, по данным разных исследований, сомневались в принятии решения о поддержке того или иного кандидата. Потенциально эти люди могли или не пойти на выборы (что в целом устраивало Андрея Турчака), либо поддержать кого-то из его оппонентов.

Как правило, в ходе избирательной кампании действующий руководитель при отсутствии единодушия в оценке его деятельности (а палитра оценок работы Андрея Турчака в Псковской области более чем разнообразна) теряет рейтинг под критикой оппонентов.

Предметов для критики у оппонентов Андрея Турчака достаточно, вопрос только в профессионализме этой критики и доведении информации до избирателей.

Лев Шлосберг досрочно завершил избирательную кампанию, но не считает себя проигравшим.

Выборы, так или иначе, поставили Андрея Турчака в непривычную для него позицию неизбежной широкой критики в средствах массовой информации, в том числе (даже в первую очередь) в давно лишенных даже тени самостоятельности государственных и муниципальных СМИ, обязанных предоставлять не только платные, но и бесплатные площади и эфирное время для кандидатов.

При этом задачи поставить под сомнение участие в выборах представителей оппозиционных политических партий, представленных в Государственной Думе РФ, у Андрея Турчака не было: принятие таких политических решений не относится к его уровню. Соответственно, участие в кампании кандидатов от КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР было неизбежно, и предотвратить это без одобрения федерального центра Андрей Турчак не мог, воспрепятствовать выходу на выборы Александра Рогова, Олега Брячака и Сергея Макарченко, соответственно, было невозможно.

Александр Рогов (КПРФ) и Олег Брячак («Справедливая Россия») публично претендуют на второе место и при удачном стечении обстоятельств выход во второй тур выборов.

К слову, за почти месяц до дня голосования со стороны Рогова и Брячака не заметно никаких действий, показывающих их намерение выиграть выборы. Судя по всему, кандидаты №№ 2-3 ограничатся отчаянной борьбой между собой за «почётное второе место» и не будут вести борьбу за победу над Андреем Турчаком.

Так или иначе, сил двух кандидатов для решения задачи второго тура было недостаточно в принципе. Нужен был третий сильный, и он среди потенциальных участников выборов был.

Псковский региональный парламент пятого созыва – пятипартийный, и в течение почти трёх лет его работы главной политической проблемой Андрея Турчака является проблема как раз «пятой партии» – Псковского регионального «ЯБЛОКА», представленного в областном Собрании только одним депутатом – Львом Шлосбергом.

Крайне напряженные отношения между Турчаком и Шлосбергом обострились сразу после изменения законодательства о выборах, когда стало ясно, что губернатора области снова будут выбирать избиратели [8], и дошли до пика конфликта весной 2014 года на фоне российско-украинского кризиса [9].

«Международная ситуация», в которой Андрей Турчак и Лев Шлосберг публично заняли противоположные позиции, стала удобным прикрытием для принятия губернатором политического решения о недопуске на выборы кандидата-демократа.

При этом выглядит достаточно правдоподобной информация о том, что личное политическое решение о воспрепятствовании Шлосбергу в выходе на выборы (создании помех в преодолении т. н. «муниципального фильтра») Турчак принял ещё до того момента, когда был назначен президентом врио губернатора, и решение это было известно определенному кругу лиц.

В частности, уже 16 января 2014 года, ещё до публичного обострения отношений между Турчаком и Шлосбергом, глава Пскова Иван Цецерский заявил на пресс-конференции, что лидера Псковского «ЯБЛОКА» не будет в числе кандидатов на губернаторских выборах, а число участников выборов обозначил фразой «на выборы пойдут максимум четыре кандидата» [10].

«Пророчество» Ивана Цецерского сбылось: в начале августа избирательной комиссией области были зарегистрированы Александр Рогов, Олег Брячак, Сергей Макарченко и Андрей Турчак.

«Он, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын»

Кроме них, в избирательный бюллетень включены бывший депутат областного Собрания от ЛДПР Василий Бобалев, ставший выдвиженцем опекаемого администрацией области «Правого дела», и исполнитель весьма специфических политических поручений той же администрации Игорь Балабуст [11], выдвинутый «Трудовой партией России».

Стратегия и тактика избирательной кампании Андрея Турчака, ставшая достоянием гласности в конце июля (не предназначенный для чужих глаз документ получил и опубликовал Лев Шлосберг), откровенно предусматривала «выдвижение кандидатов-спойлеров на фоне единственной достойной альтернативы – основного кандидата», «стратегия сбора подписей наших союзников (спойлеров) отработка – максимально по подписям категории списков «противники» (возможна скупка)», «управляемость регистрации кандидатов – блокировка по муниципальному фильтру» и другие вполне стандартные приемы обеспечения «чистой победы основного кандидата».

Первоначально на роль спойлеров приглашались бывший председатель Псковской городской Думы Виктор Асадчий («Патриоты России»), Василий Краснов («Правое дело») и ранее упомянутый Игорь Балабуст.

Но первая кандидатура была отклонена в связи с высокими репутационными рисками [12], Василий Краснов в силу анекдотичности имиджа был заменен на Василия Бобалева, и в дополнение к ним произошло неожиданное для многих выдвижение бывшего главы Гдовского района и бывшего председателя КУМИ г. Пскова при Михаиле Хоронене Виктора Антипова (от экзотической партии «Рожденные в СССР»).

«Второй красный» кандидат был необходим команде Андрея Турчака как спойлер против Александра Рогова и для нивелирования влияния на территории Гдовского района популярного «яблочника», депутата районного Собрания Александра Конашенкова, входящего в команду Льва Шлосберга.

Когда стало известно, что Лев Шлосберг не окажется среди зарегистрированных кандидатов, а кандидат от КПРФ Александр Рогов, судя по всему, не будет вести реальную кампанию на результат, Виктору Антипову скомандовали «отбой» и не довели его до регистрации.

Более того: в момент подписания этого материала в свет вечером 12 августа стало известно, что Избирательная комиссия Псковской области отказала в регистрации ещё одному протеже Андрея Турчака: выдвинутому для «работы по Шлосбергу» Игорю Балабусту, что нельзя назвать случайным событием: услуги персонального спойлера для главного оппонента больше не востребованы. И при таком решении власти получают дополнительный аргумент сказать: видите, сколько кандидатов у нас не смогли преодолеть муниципальный фильтр?

Но и участие оставшегося в списке Василия Бобалева в избирательной кампании может оказаться скоропостижным: опасаясь потерять даже долю процента, команда Андрея Турчака, возможно, снимет и последнего своего спойлера с дистанции до дня голосования либо прикажет ему публично выступить в поддержку «основного кандидата», если только раскрутка кандидата от «Правого дела» не потребуется администрации Андрея Турчака в перспективе.

Особняком среди кандидатов второго плана стоял выдвинутый «Гражданской инициативой» московский политтехнолог Алексей Бурнацев, который до старта кампании был среди претендентов в состав «губернаторского пула» спойлеров, но в итоге потерял поддержку администрации из-за независимого поведения: начал вести свою игру, что было категорически неприемлемо для Андрея Турчака, и в административной поддержке Алексею Бурнацеву было отказано.

Дьявол и его детали

Самая существенная часть избирательной кампании выпала на её первый и практически непубличный этап: сбор подписей муниципальных депутатов в поддержку выдвижения кандидатов.

Т. н. «муниципальный фильтр», структуру которого, кроме кандидатов и ближайшего их окружения, не представляет никто, впервые в регионе был применен в 2014 году на выборах губернатора.

В Псковской области для регистрации кандидата в губернаторы необходимо собрать 7% подписей депутатов представительных органов местного самоуправления и/или глав местного самоуправления (районов и поселений), избранных на прямых выборах (2131 человек на момент назначения выборов). Это минимум 150 подписей.

В избирательную комиссию области можно сдать не более чем на 5% подписей больше – это максимум 157 подписей.

В общий список подписей должны входить 10% подписей депутатов представительных органов местного самоуправления второго уровня (городских округов – это Псков и Великие Луки и муниципальных районов) и/или глав местного самоуправления (районов, городских и сельских поселений), избранных на прямых выборах. Это 44 подписи. При этом кандидатам разрешено предоставить подписей этой категории только на 2 больше, то есть максимум 46.

Таким образом, в Псковской области при условии полного использования депутатского корпуса могло быть зарегистрировано максимум 10 (при сборе 44 подписей депутатов второго уровня) или 9 (при сборе 46 подписей депутатов второго уровня) кандидатов на должность губернатора.

Минимальное число подписей депутатов представительных органов местного самоуправления первого уровня (депутатов городских и сельских поселений) составляет, таким образом, 106, максимальное – 113 (в том случае, если число сдаваемых подписей депутатов городских дум и районных собраний составляет 44, то есть минимум) или 111 (в том случае, если число сдаваемых подписей депутатов городских дум и районных собраний составляет 46, то есть максимум).

Эти 44-46 подписей депутатов городских дум и районных собраний, а также глав муниципальных образований, избранных на прямых выборах, должны быть получены кандидатом в губернаторы не менее чем в трех четвертях муниципальных образований второго уровня в Псковской области (то есть не менее чем от 20 муниципальных образований из 26).

У каждого депутата или главы муниципального образования есть право и возможность поддержать выдвижение только одного кандидата в губернаторы.

Все эти цифры и отражают т. н. «муниципальный фильтр».

Все подписи должны быть заверены нотариально либо – в тех населенных пунктах, где нет нотариусов, – главами муниципальных образований или главами администраций муниципальных образований.

Было очевидно с самого начала, что вся эта «избирательная» во всех смыслах система создана в России только для того, чтобы пускать на выборы угодных кандидатов и не пускать неугодных.

Сила административного ресурса позволяет сегодня в большинстве случаев контролировать депутатский корпус.

В Псковской области Александр Рогов (КПРФ) и Олег Брячак («Справедливая Россия») решили проблему сбора подписей через «бартер» в рамках коалиции: хорошо представленная в районных собраниях КПРФ предоставила Олегу Брячаку 7 не хватающих для регистрации подписей депутатов районных собраний, а «Справедливая Россия» Александру Рогову – более 20 не хватающих подписей депутатов городских и сельских поселений.

Сергею Макарченко (ЛДПР) большинство подписей было собрано на административном ресурсе – так же, как и для спойлеров Игоря Балабуста и Василия Бобалева.

Не по плану

В 2013 году на губернаторских выборах в Москве и Московской области власти (как федеральные, так и региональные) не стали провоцировать скандалы и планово допустили всех оппозиционеров к выборам (в том числе Алексея Навального на выборы мэра Москвы).

Осенью 2013 года администрация президента дала указание губернаторам соблюдать конкурентность выборов. Но, очевидно, понятие конкурентности воспринимается в разных регионах по-разному. Это восприятие зависит в первую очередь от губернатора, идущего на выборы.

«Псковский стандарт» Андрея Турчака не предусматривал создания даже гипотетических угроз его триумфальной победе в первом туре.

На губернаторских выборах 2014 года в двух регионах Северо-Запада России – Санкт-Петербурге и Псковской области – оппозиционные кандидаты, не располагающие административной поддержкой, вышли на губернаторские выборы и собирали подписи полностью самостоятельно: депутат Государственной Думы Оксана Дмитриева («Справедливая Россия») в Петербурге и депутат Псковского областного Собрания Лев Шлосберг («ЯБЛОКО») в Пскове.

Оксана Дмитриева собрала 111 из необходимых для регистрации 163 подписей, Лев Шлосберг – 149 из 157. Псковский кандидат не добрал 8 подписей депутатов районных собраний из минимально необходимых для регистрации 44.

Сбор подписей проходил в ожидаемой ситуации давления на депутатов, причём это давление практически не скрывалось: Андрей Турчак был уверен, что получил карт-бланш на любые выборы [13].

Обе ситуации – и петербургская, и псковская – стали заметными федеральными политическими информационными сюжетами с одной разницей: поведение Георгия Полтавченко в Санкт-Петербурге было согласовано лично с Владимиром Путиным, а поведение Андрея Турчака в Пскове – нет.

Турчак предпринял усилия на уровне полдпреда президента в Северо-Западном федеральном округе и ограничился этим, полагая, что история с «блокировкой по муниципальному фильтру» в Пскове не получит большой общественной огласки, но ошибся [14].

Скандалов получилось сразу несколько, и случились они все подряд: опубликование фактов давления на депутатов, уже подписавшихся или намеренных подписаться за Льва Шлосберга и его открытые обращения к обществу [15], в том числе упоминание незаконного прослушивания телефонных разговоров оппозиционного кандидата; опубликование «Стратегии и тактики избирательной кампании» Андрея Турчака с прямыми упоминаниями использования незаконных действий; придание федеральной публичности нацистским высказываниям в социальных сетях политконсультанта Андрея Турчака Артема Акопяна, после чего председатель «ЯБЛОКА» Сергей Митрохин подал заявление в Следственный комитет о возбуждении уголовного дела по ст. 282 УК РФ, а Акопян удалил свою страницу в фейсбуке [16]; наконец, опубликование на популярном петербургском ресурсе «Фонтанка.ру» материала о том, что ближайший партнер Андрея Турчака по управлению холдингом «Ленинец» Александр Горбунов якобы под давлением неназванных силовиков ещё в начале апреля 2014 года под видеозапись сообщил, что заказчиком жестокого избиения известного журналиста Олега Кашина [17] являлся не кто иной, как Андрей Турчак, не простивший ему нелицеприятную реплику в блоге, причем якобы и сам Горбунов участвовал в организации избиения Кашина, а его водитель непосредственно избивал [18].

На таком фоне потускнела и стала выглядеть совсем безобидной история с фамильным домиком Турчаков в Ницце, обнаруженным Фондом по борьбе с коррупцией, кураторство над которым ведет Алексей Навальный [19].

Слишком много политических ошибок и ударов по имиджу для буквально нескольких недель. Не просто плохое начало кампании, а сильные удары по дальнейшей карьере.

Он не читатель, он писатель

Между тем именно дальнейшая благополучная карьера за пределами Пскова интересует Андрея Турчака сейчас больше всего.

Только ради карьеры все эти планы: явка более 50%, поддержка не менее 60%, блокировка участия в выборах независимого оппозиционного кандидата, покупка молчания псковских СМИ, приостановка по политическим мотивам расследования коррупции при реставрации Изборской крепости [20] и некоторых других уголовных дел, лоббирование приезда в Псков президента, наконец.

Пока что публично администрация президента ничего не сказала о псковских выборах. Но это молчание не означает поддержку «основного кандидата», это пауза, после которой может последовать что угодно.

Кремль согласен прикрывать и покрывать своих ставленников на выборах, но, как правило, при условии, что со своей частью работы они справляются аккуратно, без скандалов и уж тем более не обнаруживают у себя прямо во время кампании опасные для имиджа «скелеты в шкафу» с уголовным оттенком.

Вместо того, чтобы тихо и мирно допустить на выборы всех желающих (а их не было и не могло быть много), заблаговременно уладить ранее существовавшие конфликты, признать наиболее вопиющие ошибки, даже немного «почистить ряды» и спокойно провести избирательную кампанию с позиций уверенного в своих силах лидера, Андрей Турчак всё сделал с точностью до наоборот: скандалы, публичные обвинения, неприятный душок нацизма, угрожающий запах уголовных расследований.

Ошибка на ошибке, причем все – грубые.

Едва ли это понравится Кремлю. Там в нынешней ситуации своих проблем хватает, и губернаторов, которые число этих проблем умножают, в администрации президента не приветствуют. Ни сегодня, ни завтра.

Но завтрашний день интересует Андрея Турчака больше сегодняшнего. Совершенно очевидно, что он не намерен отработать свой второй срок полностью.

Наиболее вероятен вариант, при котором Турчак, получив тем или иным путём «приз» 14 сентября, приступит к операции под условным названием «Эвакуация».

При таком сценарии Турчак уходит досрочно на «новую работу» (трудно предположить, каковы в новой ситуации могут быть кадровые предложения для него), временно исполняющим обязанности назначают кого-то из местоблюстителей, призванных замести следы и не допустить расследований результатов деятельности возглавляемой Турчаком администрации (на эту роль вполне подходит Максим Жаворонков), а кандидатом в губернаторы власти выдвигают персону, уже никак не связанную с Андреем Турчаком и его командой, но обязавшуюся «ничего и никого не трогать».

Уровень общественной аллергии на Андрея Турчака и на фоне скандальных выборов, и на фоне неизбежного ухудшения социально-экономического положения в области может подняться до критической отметки, и ждать, когда волна недовольства перейдет в открытое возмущение, не станет никто – ни сам Андрей Турчак, ни администрация президента.

Только на какую должность пригласят досрочно уходящего из региона в «жареной ситуации» губернатора – большой вопрос.

Возможно, те предложения, которые звучали из Москвы и Петербурга в 2013 году, покажутся на новом фоне Андрею Турчаку очень интересными и перспективными.

Ещё не завершившись, первая в жизни кампания по выборам губернатора принесла Андрею Турчаку политический ущерб, сопоставимый со всеми пятью годами его руководства Псковской областью.

На губернаторских выборах в Псковской области только один раз действующий губернатор одержал победу: Евгений Михайлов в 2000 году, поменяв региональное законодательство под себя, получил немногим более 28% голосов и остался на второй срок [21], по итогам которого не только проиграл выборы, но и не смог найти своей карьере достойное продолжение.

Лжевыборы принесли тогда Евгению Михайлову пиррову победу, из которой не только ему, но и другим политикам можно было сделать вовремя полезные выводы.

Но Андрей Турчак – небольшой любитель изучать псковскую политическую историю, ему всё время хочется написать свою. Поэтому он раз за разом попадает в неприятные истории.

Агентство политической информации «НАВИГАТОР», специально для «Псковской губернии»

 

1. См.: К. Минаев. Разум возмущенный. Избиратели Псковской области расстались с Евгением Михайловым // «ПГ», № 46 (216) от 8-14 декабря 2004 г.; А. Алесин. Последний герой // «ПГ», № 48 (218) от 22-28 декабря 2004 г.

2. См.: М. Киселев. Питерские идут! // «ПГ», № 12 (331) от 28 марта – 3 апреля 2007 г.; М. Киселев. Второй сорт // «ПГ», № 13 (332) от 4-10 апреля 2007 г.; М. Киселев. Ешь, что дают! // «ПГ», № 24 (343) от 20-26 июня 2007 г.

3. См.: М. Андреев. Сын за отца // «ПГ», № 8 (429) от 4-10 марта 2009 г.

4. См.: АПИ «Навигатор». Пятый парламент. Часть первая // «ПГ», № 18 (690) от 7-13 мая 2014 г.

5. Источники в федеральных органах власти говорили о притязаниях Андрея Турчака на должность министра спорта – в случае, если действующий министр Виталий Мутко будет выдвинут на должность губернатора Санкт-Петебурга вместо Георгия Полтавченко, но Полтавченко выиграл эту аппаратную интригу и добился выхода на выборы через досрочную отставку.

6. См.: АПИ «Навигатор». Тринадцатый рейтинг // «ПГ», № 40 (662) от 16-22 октября 2013 г.; К. Минаев. Он решил(ся) // «ПГ», № 45 (667) от 20-26 ноября 2013 г.

7. См.: Л. Шлосберг. Отдать всё // «ПГ», № 41 (613) от 24-30 октября 2012 г.; А. Алесин. Есть гуж, но не сдюжить // «ПГ», № 21 (643) от 29 мая – 4 июня 2013 г.; Л. Шлосберг. Бюджет последней черты // «ПГ», № 47 (669) от 4-10 декабря 2013 г.

8. См.: К. Минаев. Грядущий хам // «ПГ», № 22 (644) от 5-11 июня 2013 г.

9. См.: Л. Шлосберг. Их борьба // «ПГ», № 12 (684) от 26 марта – 1 апреля 2014 г.; С. Прокопьева. «Даже неловко такие нелепые заявления комментировать» // «ПГ», № 12 (684) от 26 марта – 1 апреля 2014 г.; С. Прокопьева. «Неприлично сегодня цитировать друг друга» // «ПГ», № 13 (685) от 2-8 апреля 2014 г.; Л. Шлосберг. О подлинных врагах Псковской области // «ПГ», № 13 (685) от 2-8 апреля 2014 г.

10. См.: С. Прокопьева. «Давайте не будем рождать слухи на ровном месте» // «ПГ», № 3 (675) от 22-28 января 2014 г.

11. См.: Л. Шлосберг. Концерт по заявкам // «ПГ», № 30 (602) от 8-14 августа 2012 г.; А. Семёнов. Всего одна затяжка // «ПГ», № 32 (604) от 22-28 августа 2012 г.

12. См.: А. Семёнов. Транссибирская язва // «ПГ», № 34 (606) от 5-11 сентября 2012 г.

13. См.: С. Прокопьева. Жгли калёным железом // «ПГ», № 26 (698) от 2-8 июля 2014 г.

14. См.: С. Прокопьева. Жгли калёным железом // «ПГ», № 26 (698) от 2-8 июля 2014 г.

15. См.: С. Прокопьева. «Вы не прошли это испытание, Андрей Анатольевич» // «ПГ», № 29 (701) от 22 июля – 5 августа 2014 г.

16. См.: А. Семёнов. Тевтонский дух // «ПГ», № 30 (702) от 6-12 августа 2014 г.

17. См.: Л. Шлосберг. Как слово наше отзовется // «ПГ», № 44 (515) от 10-16 ноября 2010 г.

18. См.: Под дых. Андрея Турчака назвали заказчиком избиения Олега Кашина // «ПГ», № 30 (702) от 6-12 августа 2014 г.

19. См.: А. Семёнов. «О, этот Юг, о, эта Ницца!..» // «ПГ», № 10 (632) от 13-19 марта 2013 г.

20. См.: Л. Шлосберг. Лицензия на Изборск // «ПГ», № 20 (642) от 22-28 мая 2013 г.

21. См.: А. Алесин. Инаугурировали… // «ПГ», № 15 (15) от 23-29 ноября 2000 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  5553
Оценок:  32
Средний балл:  9.7