Статья опубликована в №32 (704) от 20 августа-26 августа 2014
Колонки

Этот повар любит острые блюда

Продуктовые санкции президента и правительства ударят не столько по экономике Европы, сколько по гражданам России
 Лев ШЛОСБЕРГ 20 августа 2014, 10:00

Вот уже неделю в России и вокруг неё продолжается обсуждение «свежего продуктового набора» от российского президента и правительства: последствий Указа президента РФ от 06.08.2014 № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» и постановления правительства РФ от 7 августа 2014 г. № 778 г. «О мерах по реализации» соответствующего указа. В лучших традициях российской государственной безграмотности, находясь в стадии острой антиевропейской и антиамериканской интоксикации, российские власти решили ударить по экономике Европы и мира российским потребительским кошельком. Ударили со смачным сладострастием – в подконтрольных СМИ восторги в связи с «внезапными гастрономическими новостями» продолжаются неделю и пока не утихли. Но как раз за эту неделю правительство получило достаточную информацию для того, чтобы задним числом узнать, какую очередную опасную глупость они с Владимиром Владимировичем «отожгли».

Всего тридцать лет назад очередь перед пустыми полками продуктовых магазинов была обычной советской реальностью.

Вся полученная за несколько дней аналитическая (в том числе непосредственно с рынков) информация говорит о том, что больнее всего меры «против Европы и США» ударили и ударят по рядовым российским гражданам, которые не склонны, в отличие от утрат политических свобод, спокойно смотреть на утраты в личном кошельке. Но что теперь делать – российская государственная машина не знает, потому что она не способна ни признавать свои ошибки, ни тем более исправлять их.

Уровень идеологической и личной ненависти к внешнему миру, на которой держится вся концепция новой российской государственной «осажденной крепости», таков, что лишил российские власти очень важного инстинкта самосохранения. Этот инстинкт должен срабатывать именно в ситуациях глобальных конфликтов, когда любое системное воздействие на экономические и политические процессы должно быть заранее и точно просчитано.

Вот уже полгода подряд, начиная с «судьбоносного» (можно и без кавычек) крымского аншлюса [см.: Л. Шлосберг. Пока все живы; Л. Шлосберг. Мы за ценой не постоим?], президент Путин и его правительство совершают одну ошибку за другой, и каждый их последующий шаг содержит новую ошибку. Это – особенность принятия управленческих решений в разрушающихся политических системах. Цугцванг* российских властей в полной мере проявился в Указе президента № 560.

Президент Путин «в целях защиты национальных интересов Российской Федерации» постановил всем находящимся в юрисдикции РФ юридическим и физическим лицам «…в своей деятельности исходить из того, что в течение одного года со дня вступления в силу настоящего Указа запрещается либо ограничивается осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию Российской Федерации отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению».

Правительству было поручено «определить перечень видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия» и «принять меры по обеспечению сбалансированности товарных рынков и недопущению ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию» (выделено мной.Авт.).

Правительство оперативно, уже на следующий день (понятно, что документы готовились заранее) опубликовало соответствующий список сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются Соединенные Штаты Америки, страны Европейского союза (все без исключения), Канада, Австралия и Королевство Норвегия.

Читаем список внимательно: «мясо крупного рогатого скота, свежее или охлажденное; мясо крупного рогатого скота, замороженное; свинина свежая, охлажденная или замороженная; мясо и пищевые субпродукты домашней птицы, свежие, охлажденные или замороженные; мясо соленое, в рассоле, сушеное или копченое; рыба и ракообразные, моллюски и прочие водные беспозвоночные; молоко и молочная продукция; овощи, съедобные корнеплоды и клубнеплоды; фрукты и орехи; колбасы и аналогичные продукты из мяса, мясных субпродуктов или крови; готовые пищевые продукты, изготовленные на их основе; готовые продукты, включая сыры и творог на основе растительных жиров; пищевые продукты (молокосодержащие продукты, на основе растительных жиров)».

Что это? Это стандартный вот уже многие годы набор продуктов любого продовольственного магазина средней руки даже в небольшом российском городе, в том числе в любом райцентре Псковской области.

Почти двадцать лет в России при всех политических и экономических потрясениях не было дефицита продовольственных товаров. Путин и его правительство умудрились вернуть этот дефицит двумя росчерками пера, брошенными на бумагу в течение одних суток с торжествующей ненавистью к внешнему миру.

Шрапнель ненависти безошибочно, по всем законам рынка, которые никогда не будут подчиняться президенту Путину и его правительству, ударила по российским гражданам, рядовым потребителям.

Европейский союз отреагировал просто: уже через несколько дней было принято решение о выделении 125 млн евро на покрытие убытков производителей (эмбарго покрыло примерно 9-10% продуктового экспорта соответствующих стран ЕС), а избыточные товары или пошли на рынок в полцены (европейские потребители очень довольны), либо вообще бесплатно передаются в учреждения социальной сферы (бюджет заплатил за всё, организациям можно не тратиться).

Всё, последствия «мощной российской атаки на проклятый Запад» ликвидированы за несколько десятков часов, производители переориентируют свои товарные потоки на другие рынки, а при необходимости перепрофилируют производства. Государства им в этом помогают.

Что же в России, кроме бурной радости не разбирающихся в экономике глупцов по поводу того, как «мы классно по ним врезали»?

В России – обвальное усиление экономического кризиса, причем в непосредственном переложении на рядовых потребителей, многие из которых по-прежнему находятся в эйфории от «внешнеполитических достижений».

Экономически безграмотные действия российских властей привели к естественным экономическим последствиям, ни одно из которых власти не могут не только предотвратить, но и замедлить.

1. Создан внезапный ажиотажный спрос на широкий ряд продуктов. Ажиотажный спрос как психологический стихийный процесс автоматически привел к повышению цен даже на ранее поставленные товары, иногда – на десятки процентов, в некоторых случаях – в разы.

2. Создан дефицит на целый ряд продуктов повседневного питания. Дефицит также неизбежно привёл к повышению цен и будет способствовать этому и далее.

Никакие правительственные запретительные «меры по недопущению ускоренного роста цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию» никогда не давали и сейчас тоже не дадут результата, потому что внеэкономические меры воздействия на рынок неэффективны.

3. Потери семейных бюджетов от роста цен будут опережать повышение зарплат и пенсий. Более того, каждая попытка повышения бюджетных выплат в условиях подогреваемого дефицита приведет к дальнейшему росту цен.

По скромным оценкам, в бюджете средней российской семьи уже к концу года объем трат на покупку продуктов питания составит около 40%, скорее всего, больше. Сейчас эта доля составляет от 30 до 35%. Соответственно, будет снижен объем покупок промышленных товаров, лекарств, относительно дорогого бытового оборудования (холодильники, кухонные приборы и пр.). Это будет второй, отсроченный удар по рынку.

В ненавидимой путинистами Европе доля семейных бюджетов, уходящих на продукты питания, составляет в среднем 10-15%. В США – меньше 10%.

4. В условиях роста цен на продукты питания всегда падает потребление. Проще говоря, покупая более дорогое, люди начинают экономить. Соответственно, объемы продаж продуктов питания упадут, и это падение будет прямо пропорционально повышению цены. Падение продаж, в свою очередь, снижает поступления в бюджет.

5. Будут закрыты тысячи (возможно, десятки тысяч, точные потери будут ясны чуть позже, осенью) рабочих мест, так как европейские и другие страны, попавшие под санкции, имели свои производства на территории России. Это приведет к увеличению безработицы и бюджетным потерям.

6. Вместо системной поддержки отечественного производителя (о чём трубят все пропагандисты режима, но которая на деле отсутствует) происходит судорожное, паническое замещение удаленных с рынка качественных продуктов поставками из тех стран, откуда они были ранее категорически запрещены Роспотребнадзором: на стол российских граждан 10 лет спустя возвращаются, в частности, китайская и бразильская свинина, при этом уже было установлено, что свиньи китайского и бразильского происхождения страдают лихорадкой, параличом, а при их откорме используются запрещенные в 160 странах добавки для увеличения мышечной массы. Китай не расследует случаи массового падежа животных и птицы, с 2006 года активно экспериментирует с выращиванием трансгенных свиней.

На 30% возрастет импорт продуктов из Египта, где стандарты пищевой безопасности на порядок ниже российских, причем импорт не только фруктов, в том числе цитрусовых, но и картофеля, о качестве которого ходят мрачные рассказы. Ещё вчера Россельхознадзор в импортируемом из Египта картофеле систематически выявлял возбудителя бурой бактериальной гнили, золотистую картофельную нематоду и картофельную моль. Теперь это всё неважно.

В разы вырастет импорт овощей и фруктов из Китая, химическое содержание которых имеет малое отношение к естественно выращенным плодам. Один мой знакомый с Дальнего Востока охарактеризовал китайские яблоки как «подслащенную туалетную бумагу». Те, кто лично был на китайских овощных и фруктовых производствах, никогда не едят китайское.

Молочные продукты собираются поставлять из… стран Латинской Америки (Эквадор, Уругвай, Чили, Аргентина).

Не упустит свой интерес в этом сегменте продукции и Беларусь, но здесь можно порадоваться – и за тех, кто производит, и за тех, кто потребляет. Хотя тот же Роспотребнадзор в период обострения отношений между Беларусью и Россией в 2010-2011 гг. узрел в белорусском молоке антибиотики тетрациклиновой группы (тетрациклин — один из самых дешевых и опасных антибиотиков). Можно отнести этот факт на приступ «болезни Онищенко», но снятие эмбарго с Беларуси потом никак не аргументировалось.

Список «судорожного замещения» можно продлить, он растёт на глазах. Власти между тем уверены: народ съест всё.

Не будет лишним напомнить в этом месте, что в обоснование Указа президента № 560 положен также Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности». То ли в насмешку, то ли в результате полной утраты адекватности.

Хорошо осведомленные чиновники, конечно, будут тщательно избегать продуктовых рисков, их кошелек выдержит новый продовольственный кризис. Если что – им просто повысят зарплату. Не на 5%, а на 50.

7. 6 августа 2014 года рухнул Таможенный союз, на создание которого Россия потратила много политических усилий.

Беларусь и Казахстан, участники Таможенного союза, категорически отказались поддержать российские санкции. Именно ситуация с продуктовым эмбарго показала, насколько презрительно в действительности Россия относится к своим экономическим партнерам и сателлитам: власти РФ не известили заранее власти Беларуси и Казахстана о новых запретительных мерах, а закон таможенных ограничений таков, что работают они либо в рамках единой таможенной зоны, либо никак не работают.

В результате значительный поток товаров пошел вместо России в Беларусь и Казахстан, поддержав обе национальные экономики. Дальше процесс идет по двум вариантам: либо по цивилизованному, относительно долгому и затратному (переработка и поставка в Россию переработанного продукта), либо по нецивилизованному, но быстрому (переупаковка).

Российские торговые сети, спасая свои обороты, в последние дни резко снизили требования к упаковке продуктов. Из этого можно сделать вывод о том, какой поток из двух вышеуказанных преобладает.

Чтобы выжить, торговые сети в России примут сейчас любой продуктовый импорт, формально не подпадающий под санкции. Гибкий в позвоночнике Роспотребнадзор, очень чуткий к любым колебаниям политического рынка, мужественно опустит веки и ничего предосудительного не заметит.

8. Все ввозимые продукты питания, в том числе сырьё, облагались таможенной пошлиной и давали существенные поступления в бюджет. Таможня формирует сегодня свыше трети российского бюджета, доля таможенных пошлин на продовольствие составляет в бюджете около 8%. Компенсацию выпадающих доходов бюджета никто не просчитывал.

А где же здесь поддержка отечественного товаропроизводителя? Её нет.

Поддержка отечественного производителя – это годы и годы кропотливого труда, грамотные государственные программы при честном государственном управлении, что сегодня в России отсутствует напрочь. Это должна быть стабильная государственная политика, формирующая как производство, так и рынок.

Реакция российских властей на собственные продуктово-политические решения в августе показала, что никакой системной работы по поддержке российского производителя не намечается, вся неприличная болтовня на эту тему – не более чем очередная операция прикрытия. Импортозамещение должно быть частью долгосрочной федеральной продовольственной политики, а не истеричной реакцией на политическую конъюнктуру.

Жаль отечественных фермеров, некоторые из которых решили, что продовольственное эмбарго откроет для них новые возможности: дешевые кредиты, гарантированный сбыт продукции, упрощенный доступ на рынок, защиту от монополистов, адресные дотации из бюджета.

Ничего подобного: царский ларец захлопнул парадные ворота рынка и тут же отворил другие – с черного хода, для менее притязательных заморских купцов. Чтобы только «накормить народ». Чем – неважно. Потому как если российский человек не доживает до пенсии – то российскому государству только прибыль.

Есть в этой ситуации и подсознательный аспект. Прицелившись во «врагов России», российские власти, президент и правительство больно ударили по российскому народу. Ударили буквально – в живот. Это очень показательно, что при расчетах последствий ситуации (если такие расчеты вообще делались) последствия для народа не просчитывались вообще. Или – что больше похоже на правду – просто не принимались во внимание. Потому как в представлении российских властей народ есть холоп, участь которого – любить власть и терпеть. Терпеть пожизненно. И в этой покорности, в этом терпении растить своих детей.

Поэтому при анализе «свежих продовольственных известий» есть ещё один, самый важный, вопрос. Политический.

Какие выводы сделает российский народ в этой ситуации? Чьими «происками» объяснит себе и рост цен, и вернувшийся дефицит товаров, и ухудшение качества и без того не самой притязательной ежедневной еды, и провалы в семейных кошельках, и общее снижение уровня жизни.

Снова поверит песням о «происках врагов России»?

Или вспомнит (чем скорее, тем лучше), с чего всё это безобразие началось?


* Цугцванг — положение, при котором у игрока в шахматах нет полезных ходов, так что любой ход ведёт к ухудшению его собственной позиции.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4538
Оценок:  55
Средний балл:  8.7