Статья опубликована в №33 (705) от 26 августа-02 августа 2014
Экономика

За борщ!

Российский ответ на западные санкции заставит россиян перейти на простую, местную пищу
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 27 августа 2014, 11:56

Особенность российской политики состоит в том, что наибольшее беспокойство россиянам всегда причиняет собственное государство. Санкции США и Евросоюза вводятся пакетами с марта 2014 г., но только в августе о «торговой войне» заговорили на каждой российской кухне – после ответного жеста президента РФ. Схлопотав запрет на импорт продовольствия из стран, поддержавших санкции против России, рестораны переписывают меню, торговые сети экстренно перестраивают логистику, а граждане сметают с полок остатки любимых и уже заметно подорожавших сыров. Отечественные производители, которым предложено воспринять запрет на импорт продовольствия как меру господдержки, не спешат разочаровывать чиновников.

Будем бомбить Воронеж

Если европейский и американский отказ от военно-промышленного сотрудничества был воспринят россиянами с безразличием, а запрет на въезд в зарубежные страны для российских политиков и госслужащих – даже с одобрением, то российское авто-эмбарго действительно произвело фурор. Весь август тема еды остается самой обсуждаемой в публичной и частной сфере.

Александр Конашенков

Александр Конашенков, президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Псковской области.

«Продуктовые санкции», как стали называть Указ Президента России «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации», введены с 6 августа. Под запрет к ввозу попали: «мясо крупного рогатого скота, свежее или охлажденное; мясо крупного рогатого скота, замороженное; свинина свежая, охлажденная или замороженная; мясо и пищевые субпродукты домашней птицы, свежие, охлажденные или замороженные; мясо соленое, в рассоле, сушеное или копченое; рыба и ракообразные, моллюски и прочие водные беспозвоночные; молоко и молочная продукция; овощи, съедобные корнеплоды и клубнеплоды; фрукты и орехи; колбасы и аналогичные продукты из мяса, мясных субпродуктов или крови; готовые пищевые продукты, изготовленные на их основе; готовые продукты, включая сыры и творог на основе растительных жиров; пищевые продукты (молокосодержащие продукты, на основе растительных жиров)». Словом, почти всё съедобное.

Уже 20 августа пришлось, правда, корректировать список: правительство исключило из него безлактозное молоко и молочные продукты, мальков лосося и форели, семенной картофель и некоторые другие продукты. Потому что «вдруг выяснилось», что запрет на импорт по-настоящему ударил не по зажиточным гурманам, а по людям с определенными заболеваниями, вынужденным соблюдать строгую диету (отечественные производители не слишком-то учитывают их интересы). Мальки лосося и форели, «оказывается», у нас тоже сплошь импортные, и Россия чуть не лишилась красной рыбы не только зарубежного, но и собственного производства.

Тут кстати будет напомнить историю из жизни Пустошкинского района Псковской области, где предприниматель Алексей Степанов (ООО «Вырва») с 2009 года пытается арендовать землю, чтобы построить инкубатор для мальков. Администрация района, напомним, запросила с него арендную плату за землю в размере 20 (двадцати) миллионов рублей в год. Мы уточнили у предпринимателя: после ввода санкций и курса районные власти сговорчивее не стали.

Это при том, что замещение импорта, судя по официальным комментариям, теперь становится основой российской экономической политики.

В Псковской области, как и в других регионах страны, развернулась бурная продуктово-патриотическая активность. Вот вице-губернатор обозревает очередное сельхозпредприятие, восхищаясь мощностями и производительностью. Вот глава города торжественно открывает магазин, решивший – очень вовремя – специализироваться на местной продукции. Вот создан оперативный штаб по мониторингу и оперативному реагированию на изменение конъюнктуры продовольственных рынков при администрации области. Вот заработала телефонная горячая линия при УФАС, куда можно звонить, жаловаться на цены…

Похоже, забота о продовольственной безопасности станет главной заботой власти, бизнеса и народа на много месяцев вперед. Хотя еще в июле ничто не предвещало.

Кому выгодно

Российские эксперты, обосновывая эффективность российского авто-эмбарго, расписывали продуктовые санкции как «удар в самое сердце» зарубежных экономик. Дескать, европейские фермеры, лишившись рынка сбыта, подвергнут свои правительства беспрецедентному давлению, вынуждая менять политику в отношении России. В подтверждение российские СМИ транслируют панические заявления европейских политиков о прискорбной судьбе польского/финского/греческого/литовского и т.д. АПК.

Премиальные сорта сыра

Премиальные сыры – продукт, исчезающий с российского рынка.

Соседние экономики действительно сильно завязаны на российский рынок. Так, в Россию идет порядка 25% финского экспорта сельхозпродукции и продуктов питания. Но в общем экспорте Финляндии доля продовольствия – менее 3%. Сегодня финские производители в финских магазинах сбывают с большими скидками продукты, не попавшие в Россию, на радость местным жителям. И туристам из Санкт-Петербурга – финская пресса уже обратила внимание на невиданное число автотранспорта с российскими номерами на парковках супермаркетов в приграничных городах Финляндии.

В первом полугодии 2014 года, сообщает Росстат, импорт продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья для их производства оценивается в 20,2 млрд долларов. Как утверждает Институт комплексных стратегических исследований, на долю импорта приходилось порядка 40% трат на еду в бюджетах российских семей. Причем в отдельных сегментах эта доля еще выше: фрукты и ягоды – около 70%, сухое молоко и сыры – около 50%. По данным газеты «Ведомости», в структуре продовольственного импорта порядка 40% занимали страны Евросоюза, порядка 4% - США. При этом российский рынок занимал менее 1% от американского и европейского экспорта сельхозпродукции. ЕС вообще мало зависит от вывоза сельскохозпродукции – её вес в общем экспорте порядка 5%.

То есть уязвить зарубежных производителей, по всей видимости, России не удалось. Теперь вопрос, насколько пострадали российские потребители и продавцы импортного продовольствия.

Потерянный рай

Не далее как в этом году в Пскове открылся Paradis des GOURMETS – «новый изысканный магазин деликатесов стран Средиземноморья». Этот «Рай для гурманов» вздумал снабжать псковичей европейскими гастрономическими изысками. Теперь Paradis des GOURMETS со своим перечнем продуктов – классические рокфоры, овечий сыр манчего, пекорино, пармезан со сроками созревания от 12 до 36 месяцев, несколько видов сыровяленой говядины брезаолы, хамоны и прошутто различных сроков выдержки и т.д., и т.п. – может, скорее, преуспеть как музей, нежели как продуктовая лавка.

Дмитрий Матвеев

Дмитрий Матвеев, председатель совета директоров ЗАО «Великолукский молочный комбинат».

«Данное решение правительства стало для нас ударом под дых», - 8 августа прокомментировал Центру деловой информации директор магазина Эдуард Борисенков. Потом он уверил корреспондента ЦДИ, что о закрытии пока речь не идет, «мы будем работать» и «кой-какие наметки есть в Белоруссии и России», но из-под нарочитого оптимизма сочилась тоска: этой бизнес-модели нет места в новой реальности. «Потому что это либо пармезан, либо не пармезан».

Остается только посочувствовать. Но давайте цинично признаемся, псковичи, за редким исключением, не заметят исчезновения магазина деликатесов, а значит, у властей нет повода беспокоиться. Еда, как и жилые квадратные метры, у нас до сих измеряется количеством, а не качеством.

«Что у нас на ужин?» – «Да хватит уже о политике!»

Как санкции скажутся на продуктовой корзине обычной псковской семьи, судить, наверное, пока рано. Еще не все складские запасы исчерпали торговые сети, еще не было праздников, когда на стол хочется поставить что-нибудь не совсем обычное. Так-то, на каждый день, и макароны с сосисками сгодятся. Хотя не все уже готовы жить на макаронах с сосисками – всё большее число псковичей предпочитают питаться пусть даже меньше, но лучше.

Александра Малова – повар, что называется, от бога. Она увлеклась кулинарией в декретном отпуске, и вскоре пол-Пскова заказывало у неё тортики в подарок и на день рождения. Сашин кулинарный блог стал заметным событием в местной прессе, а недавно её пригласил на работу солидный ресторан, пропагандирующий высокую гастрономическую культуру.

В домашнем меню у семьи, привыкшей к вкусной и необычной пище, пока ничего не поменялось, говорит Александра: «молочку» всегда покупали фермерскую, а не финскую, овощи – по сезону и так далее. Хотя в чем-то придется себе отказывать: «Вот моцареллу датскую любит мой ребенок. Если другая — «нет, это не мой любимый сыр».

Зато ресторан, в котором работает Саша, эффект от санкций успел прочувствовать вполне. Уже, к примеру, нет сёмги. Очень заметно выросли цены на лимоны – продукт простой, но необходимый. Назревают проблемы с ягодами и фруктами, «поставщики говорят: все, мы распродаем запасы, и больше не будет». Придется вносить коррективы в десертное меню, вскоре исчезнут популярные в народе чизкейки, потому что сливочный сыр (из которого делается чизкейк, тирамису и т.д.) в России не производится. Некоторые умельцы пробуют в домашних условиях заменять сливочный сыр жирным творогом, но это, говорит Александра, профанация:

- Ну, будет запеканка. Я тоже пробовала дома готовить чизкейк, но брать не сливочный сыр, а жирный творог. Получается вкусно, но это другое блюдо.

Вообще сыры – самый проблемный для ресторанов продукт. Если в готовые блюда и соусы годился и российский сыр, то сырная нарезка как закуска к вину всегда составлялась из импортных сыров. Теперь с этим покончено. С мясом, кстати, таких проблем нет.

- Я не думаю, что настанет голод. Ну насколько часто мы покупаем пармезан? - не теряет оптимизма Александра. – В ресторанном меню тоже пока сильных изменений не предполагается. Если будет совсем всё плохо… Но у нас же не суши-бар! Всегда сможем натушить картошки, наварить борща!

А вот суши-бары сегодня грустят, добавляет она.

Суши – мертвого осла уши

Суши-бары грустят, потому что доля импорта в рыбном сегменте более чем весома. Заведения а-ля японской кухни расплодились в Пскове, как грибы после дождя. Теперь, когда эксперты ожидают серьезный рост цены на красную рыбу (ее просто-напросто станет сильно меньше на рынке), свои привычки придется поменять тысячам псковичей, привыкшим к суши как недорогому и безвредному фаст-фуду и еде на вынос.

Малов Алексей

Алексей Малов, заместитель председателя ассоциации «Псковрыбхоз».

- Если хорошо посолить сига, его вполне можно использовать для суши, - фантазирует Алексей Малов, супруг Александры, гдовский депутат и заместитель председателя ассоциации «Псковрыбхоз». От санкций выиграют псковские рыболовные предприятия – главным образом, за счет повышения цены и спроса на местную продукцию в условиях нехватки импортной рыбы.

Одно из псковских предприятий, входящих в ассоциацию, уже на следующий день после ввода санкций продало оптом всю свою годовую квоту небольшим дисконтом в Санкт-Петербург. «Прямо на следующий день, с утра, на моих глазах оформлялся этот контакт», - рассказывает Алексей. Санкт-Петербург и без того скупал львиную долю выловленной в Псковской области рыбы, а с учётом санкций питерский платежеспособный спрос только возрастёт.

На вопрос же, что останется Пскову, он честно отвечает: «Ничего».

Псковская рыбная промышленность была рентабельна и до введения продуктовых санкций, рассказывает зампредседателя «Псковрыбхоза». Основная наша «валюта» - судак из Чудского озера – имеет устойчивый спрос в Европе, и когда курс евро идет вверх, наши рыбаки потирают руки.

- Весь псковский судак идет на экспорт, - говорит Малов. - Рынок окуня сейчас немного встал, потому что у основных потребителей – это Швейцария и Канада – произошло некоторое насыщение. Это связано с особенностями лова в этих странах и бывает раз в четыре года. А судак — потребляется и потребляется.

Особенность судака в том, что его невозможно вырастить в искусственных условиях, объясняет Алексей. «Черную икру можно искусственно производить, а судака нет», поэтому у псковских и эстонских рыбаков на этом рынке нет и не будет сильной конкуренции. При этом в Пскове купить судака сырого или в виде приготовленного блюда практически невозможно: местные рестораны не могут себе позволить эту рыбу, которая в виде филе идет по 500 рублей за килограмм. Если в меню общепита есть судак, то это привозной, астраханский, который намного дешевле, но и уступает псковскому судаку по вкусовым качествам.

Псковский рынок вряд ли сможет конкурировать за псковскую рыбу с рынком петербургским, считает эксперт. А следовательно нас ждет повышение цен что на импортный, что на местный товар, поскольку нарастить предложение быстро не получится. Похоже, псковичам придется осваивать новые, оригинальные рецепты и способы приготовления: как пожарить карася в чешуе, как потушить ерша, чтобы кости не чувствовались…

- У нас в Псковской области 3400 водоемов. В озерах произрастает очень много мелкой рыбы, а культуры потребления этой рыбы нет. Ёрш, карась, уклейка – вот наша перспектива, - уверен Алексей Малов.

Не камамбером единым

Оптимист всегда сумеет назвать отсутствие выбора «возвращением к традиционной русской кухне». Чем, спрашивается, борщ хуже гаспачо. Другую лестную для убежденного патриота мысль, что, дескать, продуктовые санкции сыграют в пользу отечественного сельхозпроизводителя, сами участники рынка не то чтобы разделяют.

- Мы в своей работе вообще не обращаем и не будем обращать внимания ни на какие санкции, - говорит председатель совета директоров ЗАО «Великолукский молочный комбинат» Дмитрий Матвеев. - Потому что мы с вами понимаем, что эти санкции носят не экономический, а политический характер.

Великолукский молочный комбинат, рассказывает руководитель, обладает самым современным, «не побоюсь сказать, в России» сыродельным производством, где полностью автоматизированы все процессы, исключен ручной труд и контакт человеческих рук с молочным сырьем. Завод в состоянии производить сегодня любые полутвёрдые сорта сыров, говорит Дмитрий Матвеев:

- Мы можем делать все полутвёрдые сорта: «Эдам», «Гауда», «Тильзитер», «Российский», «Пошехонский», «Маасдам». И мы можем реально увеличить производство наших сыров хоть завтра. Единственный вопрос – это нехватка сырья на рынке.

Своими силами, то есть через собственные хозяйства и мегафермы ООО «Слактис», где Дмитрий Матвеев является генеральным директором, Великолукский молочный комбинат обеспечивает себе порядка 170 тонн молока в сутки. Это не закрывает производственные потребности, недостающее сырье завод закупает на рынке Псковской и Ленинградской области. Мощности предприятия, говорит Матвеев, позволяют без труда нарастить производство раза в два, но, во-первых, не так-то просто найти на рынке молоко – те, кто его производит в товарных количествах, уже имеет каналы сбыта. А второй вопрос в цене: «Молоко всегда дорожает осенью и зимой. Это не зависит ни от каких санкций». Для недешевой великолукской продукции, где сырьё забирает 80% себестоимости, это будет существенным моментом.

- Основное преимущество, которое может сейчас получить производитель – это вход в сети, - говорит Дмитрий Матвеев. - Конечно, теперь они будут более лояльными.

Более того, Великолукский молочный комбинат, как и рыболовное предприятие, о котором шла речь ранее, уже успели посетить послы от петербургского ритейла. Но безрезультатно – завод, по словам Матвеева, не собирается отказываться от старых контрактов в пользу неожиданных новых:

- Меня как руководителя интересуют долгосрочные отношения. А это – сиюминутная выгода. Я считаю, что лучше пускай мы будем каждый день зарабатывать по 10 копеек, чем раз в год мы заработаем пускай даже 2 рубля. А что послезавтра будет?

Словом, годовое ограничение импорта никак не тянет на «государственную поддержку сельхозтоваропроизводителей», считает Дмитрий Матвеев. Чтобы поддержать отечественную молочную промышленность, следовало бы ограничить импорт не на год, а лет на десять и при этом стимулировать производство молока. Молочное животноводство, по его мнению, это единственная отрасль, «которая может обеспечить занятость населения», однако требует серьезных инвестиций и не обещает, в отличие от птицеводства и свиноводства, быстрой отдачи.

- Молочное животноводство – это, я могу вам так сказать, очень масштабный и длительный проект. И здесь власть должна себя ассоциировать со стайером на длинные дистанции, - говорит руководитель предприятия.

Но нет, администрация Псковской области ассоциирует себя, скорее, со спринтером: в развитии сельского хозяйства региона ставка сделана на свиноводство, которое позволяет быстрее окупить инвестиции. Ну хотя бы с колбасой, будем надеяться, проблем у нас не возникнет.

Картошка, растянутая во времени

С тем, что продуктовые санкции ничем не помогут российским сельхозпроизводителям, согласен и фермер Александр Конашенков, президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Псковской области.

Малова Александра

Александра Малова, повар.

На нас это никак не отразится. Может быть, повысятся цены, и мы немножко заработаем на этих ценах. Всё! Больше, чем есть, товара у нас не будет, производственный цикл закончился, - поясняет он. - Если бы санкции были объявлены весной, мы, возможно, смогли бы нарастить растениеводческую продукцию. И то в зависимости от выделяемых финансов.

Санкции, объявленные во время сбора урожая, совершенно бесполезны: невозможно собрать и поставить на рынок больше зерна и овощей, чем было посажено. А учитывая неопределенно-короткий срок санкций – год или меньше – нет большого смысла планировать увеличение производства в следующий сезон. Только на то, чтобы ввести в оборот новые посевные площади, требуется больше года, говорит Александр Конашенков.

- Сельское хозяйство достаточно консервативно устроено. В этой отрасли резкие движения не приветствуются, они не приводят ни к чему хорошему, согласитесь. Потому что сельское хозяйство – это та отрасль, которая растянута по времени производства. Она не может за год нарастить объемы или переориентироваться.

Года действия санкций хватит только на то, чтобы ритейлеры нашли новых поставщиков из «разрешенных» стран, считает фермер. И еще не факт, что это будет продукция высокого качества, сопоставимого с утраченным европейским.

Рост цен – единственный реальный результат санкционной политики, учитывая сокращение импортных поставок и невозможности быстро нарастить объемы отечественного продовольствия. Свою роль сыграет ближе к зиме и сезонный фактор.

- По сравнению с прошлым годом из-за засухи немножко меньше урожай картофеля. По овощной продукции – тоже меньше урожай, - добавляет Конашенков.

…Чуть меньше выбор на прилавках, чуть выше цена – а быть может, не «чуть», а «порядком» - и некоторая прибавка в заработке для местных производителей. Вот, собственно, и весь результат изощренного ответного хода Владимира Путина. Авто-эмбарго не приведет, конечно, к голоду в Российской Федерации, но и на «меры господдержки» продуктовые санкции определенно не тянут.

Но самый ощутимый эффект заключается в том, что россияне в очередной раз почувствовали на себе «заботу» родного государства. Не тот список продуктов и не по той цене, не то меню в кафе, не тот вкус у любимого блюда… Покушение на привычки провоцирует как минимум раздражение, а то и натуральный протест – какого, спрашивается, чёрта мы должны согласовывать с правительством содержимое нашего холодильника?

Осталось выяснить, как много граждан России в ближайшее время задаст себе этот вопрос.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  6359
Оценок:  30
Средний балл:  9.1