Статья опубликована в №37 (709) от 24 сентября-30 сентября 2014
Город

Поглощение

Утраченные визуальные связи между памятниками в перспективе возможно восстановить. Просто не надо создавать новых градостроительных тупиков
Ирина Голубева Ирина Голубева 30 ноября 1999, 00:00

Утраченные визуальные связи между памятниками в перспективе возможно восстановить. Просто не надо создавать новых градостроительных тупиков

Память о прошлом есть творческая, преображающая память, она делает отбор, она не воспроизводит пассивно прошлого…. Без творческого подъема нельзя было бы вынести царства мещанства, в которое погружен мир.
Н. Бердяев. Самопознание

И какая связь между творческим подъемом, возбуждаемым прошлым, и судьбой сравнительно небольшой территории бывшего стадиона завода радиодеталей в богоспасаемом городе Пскове? Но почему-то связалось и не отпускает.

Фрагмент плана Пскова 1791 года. Завеличье у излучины реки Великой. В центре – Мироносицкое кладбище.

Может быть, потому что территория стадиона оказалась в непосредственной близости от Мироносицкого кладбища с его памятниками. При разработке зон охраны Мироносицкого комплекса (церкви, часовни, братских захоронений времен Великой Отечественной войны) потребовалась защита северного участка кладбища от возможных грядущих строительных преобразований. И хотя прибрежная полоса реки Великой с 1995 года находится в защитной зоне ландшафта, есть опасность внедрения в нее градостроительных диссонансов.

В Пскове стандартная, вульгарно раскрашенная, бездумно завышенная застройка растет в самых неожиданных местах, и не было гарантий, что этот заброшенный участок уже не присмотрен для застройки. И точно: в ходе разработки проекта зон охраны понемногу выяснилось, что участок, на котором находятся спортивные сооружения и площадки, уже не только является частной собственностью, но и существуют планы его застройки жилым кварталом. А спорткомплекс собственнику не нужен, и восстанавливать его собственник не намерен. И известно об этом не только псковским архитекторам, но и комитету по охране объектов культурного наследия, от принципиальной позиции которого во многом зависит судьба этой территории.

А кому он нужен, в самом деле?

Разрешить с ограничениями???

Фрагмент иконы из часовни Владычного креста. Прибрежное пространство Завеличья в XVII в. На первом плане – монастырь Жен Мироносиц в ограде.

В ходе обсуждения членами Научно-методического и экспертного совета вопроса о сохранении ландшафта береговой линии Великой или же его преобразовании на территории спорткомплекса мнения полярно разделились. Это не удивительно: сама исходная градостроительная ситуация половинчата, и дискуссия коллег постоянно сводилась к вопросу о том, что будущее спорткомплекса должны решать градоначальники, а не члены Научно-методического совета.

От того, нужны ли городу стадион, открытые теннисные корты в соседстве с бассейном в зеленой зоне близ речного берега, зависит сегодня использование этой территории. Если спорткомплекс нужен – тогда он остается в ландшафтной зоне с возможностью ограниченного строительства, реконструкции и капитального ремонта существующих сооружений.

Альтернатива: если городу спорткомплекс не нужен (причины известны: участок запущен всяческим бездействием, финансирования нет, а инвестор-собственник уже готов к застройке) – на участок верхней береговой террасы назначается зона регулирования застройки, и тогда уж, будем уверены, застройка пойдет полным ходом, выжмут все из каждого метра. Регулироваться застройка будет по высоте, и об этом скажем дальше.

При анализе действующего проекта зон охраны памятников истории и культуры, утвержденного в 1995 году и, мягко говоря, страстно не любимого всеми застройщиками Пскова, выяснилось: границы ландшафтной зоны определены «в районе Завеличья береговой полосой реки Великой - от моста Сов. Армии до поселка «Родина». В этих пределах предписывается сохранение озелененного пространства, естественного рельефа и растительности, поддерживающей устойчивость склонов». [ 1] Добавлю, что со стороны города граница проходит по ул. Кузбасской Дивизии и, как может увидеть каждый пскович, нарушалась, нарушается и планируется нарушаться. Всем застройщикам мешает эта граница, все хотят продвинуться на самый берег, как например, строители огромного так называемого «аквапарка».

Но в линии этой границы есть жесткая градостроительная логика: ландшафт – природный, прибрежный и смешанный, с домами-коттеджами Подвишенья – отделен улицей от новых кварталов, что сохраняет берег и открывает жителям улицы Кузбасской Дивизии вид на водно-зеленые пейзажи речной долины. Поглощение части зеленой зоны жилым кварталом – это уплотнение уже не единичных дворов вкравшимся домом, укравшим жизненное пространство у людей. Это уплотнительная застройка в городском, поквартальном масштабе, а основание у нее все то же – интересы личного бизнеса.

Итог обсуждения судьбы берега реки Великой при общем голосовании: большинством голосов коллеги высказались за интересы застройщика, то есть за установление на территории бывшего спорткомплекса зоны регулирования застройки.

Чем было мотивировано такое решение? У кого-то – полным неверием в то, что еще существуют интересы города и люди, способные их защитить. У кого-то, возможно, надеждами на выгодный заказ. А что мотивировало к принятию такого решения сотрудников комитета по охране объектов культурного наследия, дружно голосовавших за перезонирование, – трудно сказать, версии разные. Но зато ситуация напомнила о «лихих 90-х», когда орган охраны прямо выступал за все, что было угодно начальству, в ущерб исторической среде и самим памятникам.

Таким образом, территория ландшафтной зоны уменьшена, из нее вырван участок под застройку. Самое интересное, что высота этой застройки ограничена прекрасным видом на Троицкий собор и не может превышать трех этажей (если не продавят и дальше). Стоило огород городить?

Все старинное, прекрасное в своей старинности есть настоящее

Троицкий собор оказался главным защитником ландшафта, в который он вписан с самого своего основания. Какой была прибрежная долина реки Великой в обозримом прошлом (хотя бы лет двести-триста назад), и как она изменилась?

Самое древнее изображение берегов реки Великой близ Пскова мы находим на псковской иконе из часовни Владычного креста, хранящейся в экспозиции нашего музея-заповедника. Икона, посвященная победе Пскова над войском польского короля Стефана Батория в 1581 г., – это монументальный рассказ не только о воинском подвиге псковичей и заступничестве Богородицы. Здесь показаны и Псков с предстоящими храмами в защите крепостных стен, и далекие окрестности с монастырями вплоть до Чудского озера, в которое погружается лик солнца. Конечно, иконописный язык своеобразен и условен, это не карта Псковских земель, но вольно или невольно иконописец изобразил то, что знал, и кистью его водила такая сила любви к этому краю, которая не остыла и сегодня. Узнаваемы дальние леса и ближние монастыри в окружении глубокой малахитовой зелени, очертания берегов речек и озера и, конечно, реки Великой, главной, лазурно-прозрачной, несущей к Пскову целую флотилию парусных судов.

Узнаваема излучина речного берега у монастыря Рождества Иоанна Предтечи, Мироносицкая церковь в ограде, Стефановский с Луга монастырь, которого давно нет, но Степановский лужок на побережье реки сохранил, как эхо, память о бывшей обители. Строений между монастырями не показано, только луга и свободные пространства, но это можно отнести и к своеобразию иконописного приема – ничего лишнего. Но вот Писцовые книги конца XVI века подтверждают, что здесь, на Завеличье, между монастырями земля возделывалась, здесь были нивы и пашни не только ближних, но также городских церквей и монастырей.

На плане Пскова 1791 года показаны два селения – Степановская слобода на берегу реки, между Иоанновским и Стефановским монастырями, и деревня Глинищи, к северо-западу от тогда еще небольшого Мироносицкого кладбища. Через деревню проходит старая дорога, соединявшая центральную переправу – Пароменье – с окрестными селениями. Отмечен на карте и овраг с речкой, отделивший деревню Подвишенье от низинного берега. Вся же остальная территория еще в конце XVIII века использовалась под пашни. Это открытое пространство сохранялось и в середине XIX века – мы видим пашни за линией городской границы, включившей только Мироносицкое кладбище. Даже в 1940-х гг., когда территория кладбища значительно увеличилась и покрылась зеленью, когда деревня Глинищи превратилась в Гнилищи и подстроилась к кладбищенской ограде, когда появились на излучине реки первые, еще невысокие, корпуса завода «Пролетарий», и тогда еще прибрежная, долинная часть все использовалась под огороды и была свободной от застройки.

Снова вспоминается Бердяев: «Все старинное, прекрасное в своей старинности есть настоящее, в прошлом не было этой старинности. Прошлое совсем не было старо, а молодо, это настоящее старо в одном своем аспекте».

Пространственное величие

Это открытое пространство на излучине реки Великой разворачивало широкую панораму от речной долины на город – главным образом на Кремль и Троицкий собор. В свою очередь, от кремлевского холма и от собора раскрывался вид на окрестные земли вплоть до Снетогорского монастыря.

Исторические наслоения – застройка улиц и промпредприятия – изменили пространство города, но в этих изменениях есть временной фактор: утраченные визуальные связи между памятниками в перспективе возможно восстановить. Просто не надо создавать новых тупиковых для градостроительного ансамбля ситуаций. На новые, столь же ценные архитектурные ансамбли нынешним поколениям надеяться не приходится.

Кроме того, многие исторические наслоения сами стали свидетелями эпох, пережитых Псковом. К сожалению, отбор этих ценных наслоений невелик. Но устойчивые панорамы реки Великой, природного каркаса Пскова, обогащенного ансамблем Снетогорского монастыря, церковью Петра и Павла, Троицким собором, находятся в секторе визуального взаимодействия, и сектор этот «нависает» над излучиной реки Великой, как раз там, где планируется жилой квартал. Чтобы не нарушить этих связей и по возможности раскрыть их, мы можем только сделать эту новую массу квартала максимально незаметной – уменьшить по всем параметрам.

В градостроительстве такая композиционная связь архитектурных доминант с пригородным ландшафтом служит основой для определения пространственных предметов охраны современного Пскова.

Раненые берега

Образцы современной застройки Завеличья. Найдите отличия от новых микрорайонов в других городах России. Фото: Владимир Никитин

Однако Пскову послевоенному было не до предметов охраны, как бы они тогда ни назывались. Экономической основой его существования и развития, как и других разрушенных в войну городов, стал путь создания и размещения в городе промышленных предприятий, в том числе и на базе довоенных производств. Так появились заводы, которые по сей день находятся в центре Пскова, хотя уже давно утратили свои функции и превратились в разношерстные коммерческие лавочки, склады и не известно еще во что.

Уже к 1948 году силами немецких военнопленных Псковского лагеря НКВД № 343 [ 2] были восстановлены старые корпуса бывшего кожевенного завода «Пролетарий». В 1949 году здесь было организовано новое предприятие: Псковский завод радиодеталей, славное производство, создавшее целую плеяду выдающихся специалистов, крупнейший рабочий коллектив города.

В 1980-х гг. под боком завода радиодеталей построен ведомственный спортивный комплекс: стадион с трибунами, корты, бассейн. Участок был благоустроен, обрамлен зелеными насаждениями и органично включился в охраняемый природный ландшафт.

Только этот ландшафт «хозяйственно» осваивался так: на топосъемке 1983 года мы видим у воды полосу складирования речного песка, изрытые огромными ямами склоны, железные лодочные и автомобильные гаражи, скученные на еще живых участках берега. Сам же берег был превращен в свалку строительного и заводского мусора, одичал, был одержим антисанитарией. Проекты преобразования его в городской парк остались нереализованными.

А зона охраняемого ландшафта предписывала рекультивацию, вынос всего этого частнособственнического хлама, устройство пляжа… Прибрежная территория была включена в генеральные планы и Правила землепользования и застройки г. Пскова как рекреационная зона со спортивными сооружениями.

Таким образом, все сошлось: градостроительная документация, действовавшая в 1995-2013 гг., координировала сохранение единой функции и развитие участка, только развивать его было уже некому. Уже в 1990-е годы Псковский завод радиодеталей перестал существовать, распались все связи, и земельный участок, на котором размещался спорткомлекс, был продан в частную собственность. А у собственности свои защитные инстинкты и острые зубки.

Однако остаются вопросы: законна ли передача земельного участка, принадлежавшего государственному предприятию, в частную собственность?

Почему земельный участок, расположенный в установленной зоне охраны, не имеет ограничений? Или имеет, поэтому требует перезонирования?

Когда, наконец, вопросы городского масштаба, такие как развитие строительного бизнеса и градостроительная охрана исторического поселения «Псков» будут решаться в интересах горожан и на пользу городу?

Ирина ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения
ВООПИиК, член Общественной палаты Псковской области

 

1. Проект зон охраны памятников истории и культуры города Пскова. Пояснительная записка. 1991 г. с. 28

2. Филимонов А. В. Поднятый из руин. Псков, 2008, с. 413-431.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2172
Оценок:  15
Средний балл:  10