Статья опубликована в №44 (716) от 12 ноября-18 ноября 2014
Культура

Патина времени

Научно-методический совет при Государственном комитете Псковской области по охране объектов культурного наследия согласовал проект реставрации Порховской крепости
 Елена ШИРЯЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Научно-методический совет при Государственном комитете Псковской области по охране объектов культурного наследия согласовал проект реставрации Порховской крепости

Если на Общественном совете по культуре при губернаторе Псковской области [1] директор института «Спецпроектреставрация» Евгений Иванов старался излагать идею проекта реставрации ансамбля Порховской крепости популярно, то на Научно-методическом совете разговор шел сугубо профессиональный.

Вид на порховскую крепость. Фото: Андрей Разумов

Хотя «заглублений» в историю объекта специалисты тоже не избегали: вспоминали, например, сколько осад выдержала крепость? И от кого она большей частью оборонялась? Тут был один неловкий момент: псковичи ведь тоже на Новгород ходили – через Порхов. Но в летописных источниках более глубокий след оставили походы шведов или литовцев. Например, после недельной осады 1428 года литовскими войсками под предводительством Витовта крепость была сильно повреждена пушками, в том числе пушкой-«галкой», обладавшей страшной разрушительной силой (источник: Богусевич В. А. Влияние огнестрельного оружия на русские каменные укрепления XIV-XV веков).

Порховский камень крепче изборского

Как напомнила докладчик по вопросу, главный архитектор проектов «Спецпроектреставрации» Галина Гофман, это было первое применение огнестрельного оружия против Порховской крепости. Пушка пробила Малую башню, сбила верха церкви, повредила зубцы. А через 300 лет (в 1728 году) рухнула Псковская башня: её подмыло водой (крепость была окружена ручьями и протоками, которые, соединяясь с Шелонью, образовывали почти остров), от чего и рухнула её западная часть. К этому времени (и даже к 1725 году) в списках действующих крепостей Порховская уже отсутствовала, хотя в 1702 году еще числилась по военному ведомству.

После обрушения Псковской башни в 1728 году было подано прошение в Сенат, чтобы крепость снести, а камень употребить для казенных дел или распродать обывателям, но тогда Сенат запретил разбор крепости. И её даже стали сохранять как памятник старины – на правительственном уровне. Но денег на восстановление не было. В 1786 году ее опять решили разобрать, но, к счастью, не разобрали. До конца XVIII века в крепости располагались присутственные места, магазины, склады, была построена колокольня и реконструированы ворота, которые вели к соборной церкви – в те времена соборной, ныне приходской. Реконструкция ворот была последним вмешательством в ансамбль, кроме естественных разрушений.

Но, несмотря на хроническое отсутствие денег у Российского государства и те самые естественные разрушения, Порховская крепость дошла до нас в очень хорошей сохранности. Даже пострадавшая от Витовта Малая башня: считалось, что она сохранилась с 1387 года, то есть с доогнестрельного периода. Но исследования показывают, что внутри башни есть следы реконструкции. Всё же она была разрушена, но выложена в тех же формах. Потому что для военных нужд больше не использовалась: в ней хранили известь, и до сих пор там есть громадный известковый слой.

Тем не менее сохранность крепости признают все исследователи, в том числе из «Спецпроектреставрации», которые провели в этом году колоссальную работу вместе с другими специалистами. Были выполнены геологические изыскания, исследование растворов кладки (в том числе на предмет микологии), археологические, архитектурные и инженерные исследования. Они позволяют сделать вывод: объекты Порховской крепости интенсивно разрушаются последние 20-25 лет. Как отметила Галина Гофман, до этого они сохранялись за счет того, что в начале XX века священник Никольской церкви сделал ремонт, при котором был употреблен раствор очень хорошего качества, а также надложены башни. И крепости это помогло.

В 60-70 годы прошлого века крепость, напомним, также реставрировалась – Псковской реставрационной мастерской. Руководил работами Борис Скобельцын. И на отреставрированных участках – в наиболее уязвимых местах, которые зимой оттаивают и оказываются под воздействием воды – часть кладки утрачена. По информации главного архитектора проектов «Спецпроектрестраврации», сейчас разрушается в основном именно реставрационная кладка, потому что камень для неё везли из Изборска, а он слабее порховского, который отличается большой и большей крепостью. Изборский же за эти годы стал расслаиваться. Но порховский камень при новой реставрации применить вряд ли получится: в карьере, где его добывали, нынче добывают щебень.

Тем не менее будет произведена целостная реставрация прясел, созданы консервационные крыши, сделана полная реставрация кровли колокольни.

Кто напишет президенту?

Но с водоотведением – беда. А ведь один из факторов разрушения крепости – слабые грунты, водонасыщенные пески (например, на месте, где была псковская башня). Это подтверждают последние инженерно-геологические изыскания.

Специалисты постоянно повторяют (а в случае с Порховской крепостью даже твердят): все памятники страдают от состояния грунта и от отсутствия водоотведения. Но всё время из проектов реставрации «выкидываются» эти виды работ вместе с благоустройством, которое на самом деле и не благоустройство в привычном горожанам понимании, то есть не дорожки-кустики, нет! Благоустройство территории, о котором всегда говорят специалисты, это часть мероприятий по охране объекта. В данном случае – Порховской крепости. А в недавнем – Изборской крепости, где реставрацию и благоустройство разделили на два контракта, по которым работали разные организации. И получился, по оценке Галины Гофман, хаос.

Возвращаясь к слабым грунтам: их укрепление – это специализированные работы, в контракт по Порховской крепости они не заложены изначально. Проект по укреплению был создан еще 25 лет назад, но нуждается в корректировке. Без этих работ восстанавливать и нагружать эти башни (например, Малую и Среднюю) рискованно!

Все члены Научно-методического совета согласились с тем, что уже не раз озвученную проблему надо четко ставить перед Министерством культуры. Председатель государственного комитета по охране объектов культурного наследия Елена Яковлева пообещала: «Будем отчитываться о поручении президента в декабре, будем писать и об этом. Это же мероприятия по сохранению памятника, территории, по улучшению инженерно-геологических условий. По сути, речь идет об инженерной подготовке территории памятника для реставрации».

С ней согласились все члены совета. Кто-то даже в шутку предложил: может быть, жителям Порхова написать еще одно письмо Путину? Возымело же в 2013 году волшебное действие письмо шестиклассника Даниила Прохорова, который обратился к президенту России «с жалобой на бездействие по реставрации крепости «Ансамбль Порховской крепости» в городе Порхове Псковской области»… Чтобы берегоукрепительные мероприятия стали реальностью, тоже нужно волшебство?

«Ботанический вопрос»

И еще один вопрос живо обсудили участники совета в контексте реставрации Порховской крепости – «ботанический вопрос». Микологи зачастую дают рекомендации удалить со стен памятников истории и архитектуры мхи и лишайники, которые зачастую создают для древнего камня то, что реставратор Андрей Лебедев назвал «патиной времени». В Порхове к этому вопросу обещали подойти осторожно: есть уже опыт с Изборском, который показал, что лишайники (которые тоже, к слову, являются памятниками – природы, поскольку занесены в Красную книгу) никак не сказываются на сохранности камня XIV века. Так что убирать будут выросшие на крепостных стенах деревья и прочую лишнюю зелень, которая разрушает склоны и закрывает вид на крепость. Это не значит, что всё там вырубят – крепость очень живописно смотрится и в таком виде (правда, видно её только из гостиницы), но отдельные видовые точки надо раскрыть. И надо что-то делать с интенсивным «украшательством» внутри крепости: приход Никольской церкви чего там только не посадил - рабатки с бархатцами, гроты, альпийские горки, каштаны… Люди считают, что красиво. Специалисты знают, что эта красота не отсюда. Так что впереди традиционно сложный период, когда отношения между населением и тем, кто работает над реставрацией исторического объекта, резко охладевают.

Но, как отметила Елена Яковлева (и с ней согласились все коллеги): «За очень короткий срок сделана профессиональная работа, проведены серьезные исследования от архивно-библиографических до инженерно-геологических. Комплексно решены проблемы реставрации (в рамках возможностей, к сожалению: и временных, и финансовых)».

Так что проект поддержан, согласован и дополнен просьбой к Министерству культуры о финансировании важнейших берегоукрепительных и прочих сохранных работ, которые нынешним контрактом не предусмотрены. А без них – никак.

Елена ШИРЯЕВА

 

1. См.: Е. Ширяева. За горой еще гора // «ПГ», № 41 (713) от 22-28 октября 2014 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1932
Оценок:  5
Средний балл:  10