Статья опубликована в №8 (730) от 04 марта-10 марта 2015
Политика

Жовто-блакитный

Сергей Макарченко с опозданием оставил пост координатора регионального отделения ЛДПР
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 04 марта 2015, 10:34

Неожиданный руководитель регионального Фонда капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах Сергей Макарченко избавился от ключевого поста в Псковской ЛДПР, отказавшись от ему порядком надоевших и по большей части бессмысленных партийных хлопот. И заодно фактически сбросив с себя относительные обязательства быть непримиримым оппозиционером.

За три года работы Антон Минаков и Сергей Макарченко стали одной командой. Фото: Тимур Галимов

Замена на главном посту в стане региональных либерал-демократов не стала знамением: этот шаг анонсировался ещё в августе 2014 года. Тогда сам Сергей Макарченко на отчетно-выборной конференции регионального отделения ЛДПР заявил, что, скорее всего, перестанет быть координатором партии: «Заранее хочу поблагодарить всех за работу, потому что, скорее всего, будущим координатором будет Антон Минаков. Если партия захочет меня сменить, я ничуть не расстроюсь», - поведал собравшимся Макарченко 16 августа.

Играющий тренер

Информация вызвала значительное недоумение – как в политических кругах, так и в оценках средств массовой информации. И дело было не в том, что господин Макарченко выглядел столь незаменимым (хотя на фоне нынешней ЛДПР можно было сказать и так), и даже не в том, что смена казалась отголосками какой-то подковёрной борьбой то ли со стороны администрации Псковской области, то ли со стороны федерального штаба ЛДПР. Нет. Смущало в этой ситуации то, что смена координатора партии была анонсирована менее чем за месяц до выборов губернатора региона.

И пусть результат Макарченко на этих выборах был более чем очевиден, с точки зрения политического процесса такой шаг выглядел нелепо, глупо и комично даже для ЛДПР.

Очевидно, поняв это, со сменой псковского координатора федеральные «жириновцы» решили повременить. Через неделю Сергей Макарченко вновь был избран руководителем псковских либерал-демократов. «Сергей Викторович поднял с колен региональное отделение партии ЛДПР, добился значимых результатов на областных выборах», - радостно возвестил генерал-атаман псковского казачества и по совместительству руководитель городского отделения ЛДПР Игорь Иванов. Атаман тогда предположил, что последующие два года либерал-демократы под руководством Сергея Макарченко «добьются еще более значимых результатов».

Хотя тогда уже, думается, все, кроме отдельных колоритных персонажей, понимали, что срок в два года «реаниматор» псковских «жириновцев» не высидит.

Так и произошло.

Что принесёт эта смена либерал-демократам в политическом смысле? В лучшем случае – просто ничего, в худшем – ничего хорошего. На сегодняшний день Минаков уступает Макарченко и в политическом опыте, и в харизме, и в понимании политической ситуации, и в электоральной поддержке. Но при этом явно имеет поддержку и самого Макарченко (он возглавлял его избирательный штаб на выборах губернатора), и представителей федерального штаба ЛДПР. Напомним, что с ноября 2012-го по ноябрь 2013 года Минаков возглавлял федеральную «молодёжку» ЛДПР. «Я в Москве проработал год, с депутатами Госдумы, сделал много знакомств и связей», - отозвался об итогах своего вояжа в столицу новый руководитель регионального отделения либерал-демократов в эфире «Эха Москвы в Пскове».

Для 28-летнего Минакова пост координатора регионального отделения, судя по всему, может стать ступенью для будущего карьерного роста. Видимо, в федеральном штабе (который сам испытал за последнее время значительное обновление) предположили, что именно сейчас наиболее удобный период смены координатора – выборы в волостях Москву вряд ли сильно интересуют, а вот двойная парламентская кампания в сентябре 2016 года станет очень важным избирательным периодом, особенно с учётом возвращения выборов по одномандатным округам.

Но в любом случае очевидно, что Сергею Макарченко в этом случае придётся оставаться играющим тренером. Так сказать, стать на место своего советника по Фонду капремонта Сергея Корсакова: тот был сослан с поста директора, но его фактически обязали помогать несведущему Макарченко организовывать работу регионального оператора, подарив ещё и цацку в виде советника заместителя губернатора.

В случае с Макарченко всё проще, но определённый период (а может, даже и неопределённый) ему придётся оставаться фактическим руководителем партии. И, как и Корсаков, вряд ли он очень этого хочет. Так или иначе, Антон Минаков о такой схеме заявил всё в том же августе: «Сергей Викторович останется нашим идейным лидером и вдохновителем», - пообещал он коллегам, как только появилась первая информация о возможной перемене в руководстве.

Именно такой сценарий сейчас и представляется единственно возможным. Если, конечно, самому Макарченко это будет нужно.

Субъективные факторы

Официально Сергей Макарченко сложил полномочия по собственному желанию. И, скорее всего, это соответствует правде, потому что у него было слишком много причин, чтобы это сделать. Такими причинами стало, например, разочарование от провинциальной политики и невозможности реально влиять на ситуацию. Не меньшим разочарованием для либерал-демократа стала и та команда, которая в итоге собралась под его крылом. Кого-то вроде тех же словно «мультяшных» казаков-атаманов и кучкующихся возле них ультранационалистов и футбольных фанатов сам Макарченко не единожды называл «ряжеными», иногда стараясь отделиться от этой странной политической массовки. Да и выглядел он рядом с ними не совсем естественно. Кого-то – с трудом собирал на отчетно-выборные конференции.

Псковские казаки и их идеологический лидер «жириновец» Игорь Иванов (второй справа) следят за спокойствием горожан.

Не смог Макарченко получить верного политического союзника и в лице самого авторитетного персонажа, имеющего отношение к Псковской ЛДПР, Василия Салопова. Несмотря на то что разногласия между коллегами по фракции в областном Собрании совсем не бросались в глаза, сотрудничества тоже не получилось. Салопов не принимал участия в мероприятиях ЛДПР, в парламенте тоже зачастую голосовал и действовал по-своему: например, однажды вместе с фракцией не покинул сессию Собрания, поскольку дальше для него шёл «важный вопрос». Показательной стала и февральская сессия парламента, когда глава фракции Макарченко во всеуслышание призывал поддержать протест прокуратуры по вопросу о сельских льготниках (и так в итоге и проголосовал), а Салопов проголосовал по-своему, став в итоге единственным депутатом не из «Единой России», поддержавшим отклонение протеста прокуратуры.

Отдельной страницей в отношениях ЛДПР и Салопова стала ситуация вокруг его выдвижения на пост сити-менеджера: после снятия кандидатуры бизнесмена с конкурса Макарченко списал все на технические неточности в оформлении документов, а Салопов в прямом эфире «Эха Москвы в Пскове», пожав плечами, заявил, что это предложение с ним даже не было согласовано. «Чтобы я не «соскочил», он сначала заявил об этом во всеуслышание», - посмеялся Салопов.

Вернемся к Макарченко: можно предположить, что накопилась у либерал-демократа и усталость от вождя партии, который возглавляет ЛДПР бессменно уже более 25 лет. И, несмотря на то что официально Сергей Викторович вслух об этом никогда не говорил, иногда, как говорится, достаточно и выражения глаз.

Вдобавок к этому федеральная ЛДПР, несмотря на все обещания и заверения, так и не помогла пострадавшим жителям Пустошки после страшной катастрофы автобуса с участниками митинга в Москве: по информации «Псковской губернии», расходы и в какой-то мере моральные издержки взяло на себя региональное отделение либерал-демократов. А если говорить конкретнее – фактически сам Сергей Макарченко.

«Помните страшную аварию в Пустошке? Она стоила мне многих моральных, временных и материальных ресурсов», - говорил потом он своим однопартийцам на конференции. Эту фразу он не раз повторял и в кулуарах. И эти слова не вызывают сомнений.

Завершая с причинами ухода с поста координатора, нужно напомнить и о самой свежей: после выборов Сергей Макарченко неожиданно впал в милость губернатора Андрея Турчака и был назначен главой Фонда капремонта общего имущества в многоквартирных домах. Да, в любом другом подобном случае должность можно было бы назвать расстрельной, но, как часто и делается в подобной ситуации, был использован «эффект Корсакова» (см. выше). Так что такое назначение стало, можно сказать, подарком.

Конечно, это назначение выглядит менее странным, чем, скажем, переход Яна Лузина на пост директора Института регионального развития – по своей депутатской деятельности Макарченко был отчасти знаком с нюансами работы системы ЖКХ. Но всё равно назначение выглядело ничем иным, как бонусом.

И бонус был принят.

Его принятие, с одной стороны, оттянуло у либерал-демократа основные силы на работу регионального оператора, с другой, вынудило оставить пост зампредседателя парламентского комитета по АПК и природопользованию. С третьей – сделало его де-факто обязанным руководству областной администрации и встроило его в систему действующей власти.

От такой работы Макарченко никогда не отказывался и, наоборот, даже с вызовом не раз говорил, что готов попробовать себя в исполнительных органах власти. И этого добился. Правда, к моменту получения поста «подарок» получил неприятный шлейф. Во-первых, так вышло, что координатор ЛДПР, желая того или нет (а, может, даже и не задумываясь), побывал статистом у губернатора на выборах: здесь Турчак, кстати, обещал наградить всех, но до «Справедливой России» пока так и не добрался.

Ну а во-вторых, Сергей Макарченко, уже не раз говоривший, что он «не либерал и не демократ», и не скрывающий своих умеренно националистических взглядов, в 2014 году особенно активно проявил себя в качестве борца с «пятой колонной», резко оттолкнув от себя (парадокс) либерально-демократическую аудиторию и так называемый креативный класс, сблизившись с национал-консерваторами новой волны, включая администрацию Псковской области и национал-фриками в лице своих нелюбимых «ряженых».

В поисках предателей

Надо сказать, уже к этому моменту Сергей Макарченко растерял пыл и статус «псковского Навального», который его самого (не статус, а само именование) несколько раздражал: не раз пользовавшийся «сливами» из различных источников либерал-демократ публиковал в своём блоге документы, имеющие под собой коррупционную (или что-то вроде того) составляющую. Он стал этаким универсальным средством для политических и медийных сил «тыкать» друг друга исподтишка.

Возможно, самому Макарченко надоела такая роль, возможно, произошли изменения в отношениях с представителями исполнительной власти. Так или иначе, коррупционные схемы в «ЖЖ» Макарченко появляться перестали.

Возможно, потому что око либерал-демократа устремилось на восток Украины, где он, как и многие его соотечественники, увидел наступающих на российское население фашистов. В отличие от скромных федеральных властей, Сергей Макарченко в дипломатию не играл и не единожды призывал к вооружённой помощи «братскому народу».

Впрочем, он действовал вполне в русле всей партии ЛДПР: тот же Жириновский заявлял, что либерал-демократы откажутся от нынешних цветов партийного флага, потому что они совпадают с цветами флага Украины. «Хочется оторваться от этих сине-желтых настроений и отказаться необходимо везде, где только можно»,- рассказывал в августе Жириновский. Создатель ЛДПР обещал рассмотреть этот вопрос в декабре, но почему-то не случилось.

Так до последнего Сергей Макарченко и ходил в начальниках под сине-желтыми флагами. И на выборы губернатора пошёл под нелюбимыми цветами.

В сложившейся ситуации на Украине либерал-демократ стал одним из наиболее ярых сторонников сепаратистов и так называемой «Новороссии». Он же не единожды, в том числе в соцсетях, высказывался о том, что гибель российских десантников не является чем-то из ряда вон выходящим: это их работа, уверял Макарченко и напоминал, что сам в прошлом был десантником. Но при этом он осуждал то, что российские власти, так сказать, отказываются от погибших.

Эти реплики со стороны апологетов власти нашли горячую любовь и понимание, со стороны противников войны – вызвали оторопь. Но, возможно, и это бы вошло в общий тренд: те же псковские коммунисты не менее яро поддерживают «Новороссию», начиная с персека обкома КПРФ Александра Рогова и заканчивая неофитом областного Собрания Виктором Дулей.

Но Сергей Макарченко, в отличие от политически более аккуратных коллег-коммунистов, пошёл дальше.

Бывший лидер псковской ЛДПР встал в шеренгу за губернатором Турчаком и начал искать в регионе «пятую колонну». И, разумеется, нашёл. Своему бывшему политическому союзнику, лидеру «ЯБЛОКА» Льву Шлосбергу «не либерал и не демократ» на сессии, в ходе которой «яблочнику» устроили травлю по мотивам заказного сюжета на канале «Россия-1», публично наговорил «комплиментов» с вагон и маленькую тележку. «…Отхватив по голове, несильно, надо сказать, надо не жаловаться в правоохранительные органы, а сидеть и тихо радоваться», - закончил тогда свой огненный спич Макарченко.

«Я считаю его врагом государства нашего, моей Родины, - продолжил измышления он на «Эхе Москвы в Пскове». – Для меня этого человека не существует».

Его сменщик с бывшим шефом – на одной «империалистической» волне: на всё том же «Эхе» Антон Минаков заявил: «Я против «пятой колонны», которая пытается расшатать и дестабилизировать обстановку. Категорически против любой «пятой колонны». Надо наказывать за такое. «Пятая колонна» в Пскове не скрывается. Это озвучивается даже на уровне губернатора», - углубился он в знаковую терминологию.

Трудно говорить за Минакова, но, наверное, единственный плюс, который можно найти во всём этом «патриотическом» демарше «жириновца» Макарченко, заключается в том, что, в отличие от многих своих коллег, влюблённых в сепаратистов, Макарченко искренно говорит то, что думает.

В остальном его, пожалуй, рассудит история. В лучшем случае – история.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1776
Оценок:  19
Средний балл:  9.4