Статья опубликована в №10 (732) от 18 марта-24 марта 2015
Культура

Русская Америка и американская Россия

Тебе по телевизору твердят про то, как Америка стремится уничтожить Россию, а потом ты приходишь в театр, а там поёт Мишель Уокер
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 18 марта 2015, 10:27
Русская Америка и американская Россия

Мишель Уокер. Фото: Андрей Кокшаров

Квартет Алексея Черемизова начал своё выступление на Большой сцене Псковского театра драмы с исполнения композиции Джона Колтрейна. Полвека назад Колтрейн считался музыкальным революционером, бескомпромиссно двигаясь в сторону фри-джаза. Но сейчас многое из его наследия звучит вполне респектабельно и даже ласкает слух. Теперь это признак стабильности. Изменилось время. А ещё кажется, что наш слух настроен теперь несколько иначе.

Российские слушатели, в том числе и псковские, к выступлениям музыкантов под предводительством пианиста Алексея Черемизова начинают по-хорошему привыкать. Его квартет, как правило, гастролирует с вокалистами. Несколько лет назад здесь выступала Шарон Кларк. Впрочем, трубача Майкла Томаса Алексей Черемизов в Псков тоже привозил.

Американские джазмены предыдущих поколений тоже больше гастролировали по Европе, где к джазу относятся с большим почтением, чем на родине джаза. Но до России и СССР они доезжали редко.

За последние лет пятнадцать гастроли американских исполнителей по российской провинции перестали быть экзотикой. Это теперь в порядке вещей. Это так же привычно, как совместные полёты российских космонавтов и американских астронавтов. На днях они вернулись с космической орбиты, и мало кто обратил на это внимание. По телевизору в основном полощутся новости о противостоянии России и США. Формируется образ врага.

Но одновременно российские кинотеатры переполнены американскими фильмами (с которыми большинство российских фильмов пока конкурировать не в силах). По российским филармониям, клубам и театрам с успехом гастролируют американские джазмены.

Культура примиряет. Тебе по телевизору твердят про то, как Америка стремится захватить Крым и уничтожить Россию, а потом ты приходишь в театр, а там поёт Мишель Уокер.

И вся пропагандистская шелуха вылетает в трубу (не джазовую). Тем более что на этот раз в составе квартета Алексея Черемизова трубача не было. Зато был американский контрабасист Майкл О’Брайан. Он даже успел с Мишель Уокер немного потанцевать на сцене.

Иногда танцевали и в зале. Одна из самых запоминающихся сценок на этом концерте – танцующая в левом углу возле самой сцены маленькая девочка. Она, не в силах сидеть смирно, кружилась под Les feuilles mortes («Опавшие листья»). Всё правильно, Жозеф Косма сочинил эту композицию для балетной постановки.

Помню, во время предыдущего приезда квартета Алексея Черемизова основатель псковского симфонического оркестра Александр Роор сказал мне: «Какая разница между тем, как играет наш саксофонист, и тем, как играет их трубач!» Разница была в «неправильности». Не в чистоте исполнения, а в свободной импровизации и свинге. Майкл Томас, игравший джаз в духе своего учителя Майлса Дэвиса (времен, когда Дэвис еще не скрестил джаз и рок) делал что хотел. А российские музыканты этому не то что не мешали, но придавали американской музыке европейский лоск.

Примерно такое же распределение ролей было и на этот раз. В центре внимания была Мишель Уокер. Она вышла на сцену, подошла к Алексею Черемизову, решительно перевернула его ноты и начала петь.

Изданных альбомов у Мишель Уокер немного. Я слышал два, оба вышли на JGP Records. Один из них - Slow Down, вышедший в 2002 году и названный лучшим независимым вокальным джазовым альбомом года. Второй издан совсем недавно – в 2014 году – совместно с Хилари Гарднер и Уитни Джеймс.

Но живое исполнение всё-таки с джазовыми записями сравнить трудно. На концертах всё значительно раскованнее и разнообразнее.

У нынешнего поколения американских джазменов всё в порядке с музыкальным образованием. Они, в отличие от первопроходцев джаза, университеты заканчивали. В случае с Мишель Уокер это Стенфордский университет и консерватория Амстердама. Кругозор практически ничем не ограничен. Это слышно и на альбомах Мишель Уокер. Там звучат не только такие стандарты, как Summertime, но и совсем не джазовая баллада Your song Элтона Джона.

Впрочем, в Пскове пышная мулатка из Нью-Йорка в основном предпочитала исполнять привычный джазовый репертуар, и публика это активно приветствовала. Кроме Алексея Черемизова, Мишель Уокер и Майкла О’Брайана в концерте принимали участие Кирилл Бубякин (саксофон) и Егор Крюковских (барабаны). Сыгранный русско-американский коллектив.

Если сравнивать с известными записями, то обнаруживается, что у Мишель Уокер не просто большой чувственный голос. Оказывается, на концертах она может забираться довольно низко, ниже, чем в записях, и чувствует там себя очень уверенно, огромное внимание уделяя словам в песне. Смыслу.

Когда пишут о Мишель Уокер, то часто упоминают знаменитого Уинтона Морсалиса, когда-то выступавшего с ней на одной сцене. Это очень правильное упоминание. Морсалис – тоже музыкальный просветитель с безупречным музыкальным образованием. Он не открывает новых горизонтов. Он опирается на опыт предшествующих поколений, не давая джазу пропасть и переводя джаз в спокойное почти классическое русло. Некоторых это раздражает. Кажется, что Мишель Уокер движется той же дорогой, но никуда не спешит, не желая, видимо, пропускать неожиданных поворотов.

Не менее примечательна в этот вечер была игра ещё одного американца - Майкла О’Брайана. Его контрабас можно назвать воздушным. Это было слышно, когда он перебирал струны. Но это было слышно и тогда, когда он играл смычком. Нежные звуки контрабаса во время джазового концерта – редкое явление. Ради этого стоит иногда слушать джаз вживую, оторвавшись от виниловых пластинок и CD. Всегда есть шанс сделать какое-нибудь маленькое приятное открытие.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1520
Оценок:  8
Средний балл:  10