Статья опубликована в №13 (735) от 08 апреля-14 апреля 2015
Человек

Слово о Володе Сарабьянове

Вечером 3 апреля псковичей потрясла горестная весть – умер Владимир Сарабьянов
Ирина Голубева Ирина Голубева 30 ноября 1999, 00:00

Вечером 3 апреля псковичей потрясла горестная весть – умер Владимир Сарабьянов

6 апреля ему исполнилось бы 57 лет, и вот – не дожил…. В Пскове Володя был своим, почти 30 лет работы здесь – это не временщик. Он приезжал к древнейшим псковским соборам и жил в небольшом домике близ Мирожского монастыря. Часто привозил семью, детей.

2009 год. Владимир Сарабьянов. Фото: Лев Шлосберг

Владимир Дмитриевич, признанный в самых высоких кругах художник-реставратор высшей квалификации, кандидат искусствоведения, член Совета по культуре и искусству при президенте Российской Федерации, член Патриаршего совета по культуре, наконец, наш коллега – член Общественного совета по культурному наследию при губернаторе Псковской области, посвятил сохранению псковских фресок большую часть своей жизни.

А между тем, помимо Пскова, он работал в Новгороде, Ладоге, Полоцке, Москве, Владимире, а еще – в Ливане и Греции, там, где нужны были его точный глаз и умелые руки реставратора. Там, где сохраняются первоисточники христианской духовной и изобразительной культуры.

С 1985 года началась его работа в Пскове, в соборе Рождества Богородицы Снетогорского монастыря, в бригаде московских художников-реставраторов под руководством Георгия Сергеевича Батхеля. Тогда же произошло первое знакомство с псковскими архитекторами-реставраторами, изучавшими ансамбль монастыря, знакомство, ставшее на долгие годы профессиональным сотрудничеством.

Наши самые известные, ценнейшие памятники архитектуры с фресковой росписью – собор Рождества Богородицы Снетогорского монастыря (1313 г.), Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря (XII в.), церковь Успения в селе Мелетово (1465 г.), росписи Анастасиевской часовни (1911 г.) - те, что ежедневно сохраняют сотрудники псковского музея, много лет находились под пристальным вниманием и бережной опекой Владимира Дмитриевича. Благодаря во многом ему Пскову удавалось получать федеральное финансирование для последовательного проведения реставрационных работ по раскрытию и сохранению древней живописи.

С 1990 года Владимир Дмитриевич руководил бригадой художников-реставраторов и почти ежегодно приезжал в Псков. Приезжал не только в сезон, но находил два-три дня, в любое время года, чтобы вновь взглянуть на своих подопечных, еще раз проверить их состояние.

Он обладал широким научным кругозором и не ограничивал свою работу вопросами технического сохранения фресок. Профессиональная наблюдательность, тонкая интуиция, чувство архитектурно-художественного ансамбля позволяли ему видеть в псковских соборах то, что скрыто от поверхностного взгляда: замысел подлинного произведения искусства, жизненный путь самого здания, людей - творцов и свидетелей псковской истории.

Владимир Сарабьянов, Тамара Вересова и Татьяна Ершова у Покровской башни. 2010 г.

Своими наблюдениями, тревожными, иногда спорными вопросами Владимир Дмитриевич не просто делился с коллегами-музееведами и архитекторами. Каждый сезон, по инициативе Сарабьянова и вместе с ним, на Снятную Гору, в Мелетово, в собор Мирожского монастыря приезжали реставраторы: осматривали памятник, состояние конструкций, кровли, окон и дверей, принимали совместные решения о том, как обеспечить нужный режим работы и сохранить его в будущем. Когда в 2012 году в Старом Изборске начался бестолковый (а проще сказать - варварский) ремонт Никольского собора, Владимир Дмитриевич предположил, что в нём могут сохраниться следы фресковой росписи. И реставраторам удалось обнаружить фрагменты фресок, хотя весь живописный ансамбль был утрачен еще в Средневековье. Так печальна судьба научной прозорливости: открыто то, что не сохранилось.

Общение с Владимиром Дмитриевичем, коллегой, открытым, внимательным, умным человеком с необычайным чувством юмора, всегда оставляло чувство надёжности. Сарабьянов в Пскове – радостно. Значит, идет системная работа, появляются новые книги, написанные для нас. Его научные труды обращены к собеседнику, способному вглядываться в послания настенной живописи, проникаться их прекрасными и ужасными образами, преображаться. Качество его научных и популярных работ равноценно, никакого упрощения высокого христианского искусства он не допускал. Монография «Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря» - первый, непревзойденный итог многолетних исследований фресок собора. Он обладал профессиональным чувством прекрасного и умел его выразить в слове так ярко, утонченно, правдиво, что иногда бывало поразительно: человек работает физически, на лесах, в сложных условиях, порой в холоде – и может писать столь вдохновенно, с любовью к миру и к созиданию.

В июле 2010 года площадка у Покровской башни была выбрана местом вручения Всероссийской премии «Хранители наследия». Среди лауреатов - известные деятели культуры, науки и искусства, защитники наших памятников. Владимир Дмитриевич был в их числе, и этот почётный ряд воспринимался как его естественное окружение: А. Сокуров, И. Лабутина, Г. Василевич, В. Сарабьянов, В. Курбатов…

А в обычной жизни, в быту он обладал достоинством и скромностью, свойственными подлинной русской интеллигенции, той настоящей ЭЛИТЕ, которая не нуждается в рекламе и не гоняется за популярностью.

Трудно, невозможно говорить о нём в прошедшем времени. Псков скорбит.

Ирина ГОЛУБЕВА,
председатель Псковского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2259
Оценок:  31
Средний балл:  10