Статья опубликована в №25 (747) от 01 июля-07 июля 2015
Общество

«Поимели право»

Областной суд в вопросе объединения волостей вновь принял позицию представителей власти. Часть 1
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 30 ноября 1999, 00:00

Областной суд в вопросе объединения волостей вновь принял позицию представителей власти. Часть 1

Судебный процесс по объединению Оршанской и Вехнянской волостей Новоржевского района закончился достаточно предсказуемо – протест против их слияния был отклонён, несмотря на многочисленные правовые казусы и ляпы. По странности, законодательным парадоксам и скандалам этот процесс встал в один ряд с «изборским маскарадом» [1] и трагикомичным судом по объединению волостей Великолукского района [2]. А может, даже перещеголял их.

Запашок

Глава Новоржевского района Михаил Пашков несколько раз в ходе судебного процесса путался в показаниях, но представителя судебной власти это не смутило. Фото: Тимур ПАИ

Суть да дело – заседание очередной серии по «лепке волостей» опять свелось к оказанию политического давления и подтасовке документов – во всяком случае об этом говорили главы самих волостей. Но эти факты почему-то вновь оказались незначительными и не повлияли на результат. А вот некоторые другие «морально-этические аспекты» суд во внимание принял и даже, что редко бывает, обосновал на этом свою позицию.

Теперь, когда суд завершился и оценочные суждения можно себе позволить без последствий, можно пересказать историю в красках и с подробностями. В октябре 2014 года, когда власти поставили себе задачу объединить большую часть муниципальных образований на местах, Вехнянская и Оршанская волости попали в тот же список. В отличие от нескольких муниципалитетов Псковской области, в Новоржевском районе не оказалось политических сил, которые могли бы поддержать людей на местах, как это получилось в Гдовском или Пустошкинском районах.

В ноябре руководители волостей получили пошаговые инструкции от управления внутренней политики администрации Псковской области о том, как нужно объединять волости. Несмотря на то что подобная инициатива должна исходить только от волостей. И, как декларировало руководство региона, только от них и исходила.

В декабре 2014 года в волостях прошли публичные слушания – жители Вехнянской волости в большинстве своем проголосовали против объединения (остальные поддержали объединение, но только с центром в деревне Вехно); жители Оршанской волости поддержали объединение, но с условием, что центр будет находиться в деревне Орша.

Депутаты (как говорят главы волостей, вынужденные идти на поводу у региональных и муниципальных властей) проголосовали похожим образом: одни – за объединение с центром в Вехно, другие – с центром в Орше. Другие варианты никого не устраивали.

Тем более что власти района имели свой вариант – за объединение обеих волостей с центром в Новоржеве. Но он в итоге не выгорел.

Чиновники областной и районной администраций знали, что выбирать центр волости местные жители не имеют права (спасибо «демократичному» федеральному закону), но тихо-скромно об этом молчали до самого конца истории.

Незнание закона не избавило представителей волости от ответственности, но политический «запашок» от умышленного молчания властей получился очень резким.

За два дня до принятия областного закона об объединении волостей, чтобы получить официальный результат на бумаге, два депутатских корпуса собирают в администрации района. Ещё за день до этого двум главам волостей – Игорю Петруку и Галине Петровой – передают заявления с требованием провести внеочередные сессии. Оба эти заявления не поддерживают.

Но на проводимой почему-то главой района Михаилом Пашковым «объединенной сессии» волостей депутаты голосуют за окончательный вариант, приходя к «единому мнению»: выступления депутатов обоих собраний и последующее голосование длятся две минуты.

Главы волостей не признают произошедшее сессией: Галина Петрова и вовсе не подписывает решение Собрания депутатов (но Пашков все равно прикладывает его в пакет документов для областного Собрания), а Петрук с копией решения отправляется в прокуратуру и требует дать ему официальное заключение о принятии такого документа. Ему обещают сделать это через десять дней.

Но через два дня закон Псковской области об объединении волостей уже принят.

Статью этого закона и обжаловал в суде житель Вехнянской волости Юрий Рыжов.

«Я их видела...»

Деревня Вехно с населением в 273 человека в скором времени перестанет быть волостным центром. Фото: Софья Пугачева

Кульминация процесса пришлась на третье заседание, о первых двух «Псковская губерния» подробно рассказывала [3].

Галина Петрова продолжала настаивать, что сборище в администрации района мог называть сессией только тот, кто саму встречу организовал. «Сессии не было, протокол не велся!» - негодовала она. «Вам предлагали подписать протокол?» - уточнила судья Марина Анашкина. «Нет, никто не предлагал!» - ответила Петрова. Чуть позже глава Вехнянской волости вспомнила, что одну из депутатов вернули с дороги в администрацию и заставили написать протокол. «То есть она составляла протокол в тот день?» - переспросила Анашкина. «Она мне так сказала, я узнала об этом недавно, - недоверчиво отозвалась Галина Константиновна. И повторила. – Я сессию не назначала».

«У меня такое впечатление, что здесь действовало какое-то тайное общество, – поиронизировал адвокат заявителя Сергей Дорофеев. – А происшествие с протоколом и вовсе свидетельствует, что произошло какое-то незаконное действие с перехватом людей. И как говорить о документах, если глава Оршанской волости в открытую на том собрании сказал, что пойдёт с ним в прокуратуру! На как бы «сессии» не выбирались ответственные за ведение сессии лица, не велись протоколы. А где и когда были обнародованы результаты «сессии»?»

«Пусть мы назовём это не сессией, пусть это какое-то другое собрание, но депутаты там голосовали за поставленный вопрос», - возразила представитель Псковского областного Собрания Любовь Цибулькина. «А то, что не было счётчика и никто не считал, – это не аргумент, поскольку главы сами помнят результаты того голосования и сейчас их озвучивают», - вторила ей представитель губернатора Ирина Степанова.

Можно представить, что бы говорили представители, если бы по правилам «игры» им бы пришлось доказывать обратное.

Однако это были ещё не самые спорные тезисы. «Мне понравилась формулировка в документах Псковского областного Собрания: «30 из 574 человек пришли на публичные слушания, остальные не возражали против объединения», - с удивлением оглядел собравшихся Дорофеев.

С такими формулировками, глядишь, и Андрей Турчак, по мнению областного Собрания, - не губернатор.

Впрочем, «делегаты» региональной власти на суде по-прежнему настаивали на двух основных идеях: публичные слушания не являются важным показателем, а попытка волостных депутатов указывать центр волости самостоятельно не подкреплена законом. «Жителям и депутатам дали возможность высказаться со своими пожеланиями. Но эти пожелания не являются обязательными для субъекта», - в энный раз подчеркнула Цибулькина, ополчившись на Галину Петрову за то, что та не стала соглашаться с проведением внеочередной сессии. «Почему не созвали внеочередные сессии должным образом? Глава Вехнянской волости, отказавшаяся созвать сессию, действовала за пределами своих полномочий. …Главы волостей сделали все, чтобы местные депутаты не могли принять решение», - рассказала она суду.

То есть господин Пашков, проводивший «единую сессию» двух Собраний депутатов в своей администрации района, не действовал за пределами полномочий, а Петрова действовала.

«Хочу обратить внимание, что большая часть денег в бюджет волости идет из областного бюджета – 900 тысяч», - назидательно резюмировала Цибулькина, как будто размер субсидий может приостанавливать часть федеральных законов.

Про то, почему «большая часть денег в бюджет волости идет из областного бюджета», - отдельный разговор. Об этом Цибулькина не рассказывала. А судья не спрашивала.

«Так протоколы были?» - продолжил допытываться у представителя парламента Сергей Дорофеев. «Были!» - как-то чересчур вызывающе ответила Любовь Цибулькина. «Они были зарегистрированы?» – «Я их видела...» – «Так они были зарегистрированы?!» – «У нас многие промежуточные документы внутреннего пользования не регистрируются!».

Найти «хвосты» по документации властей, как это часто бывает, - тот ещё ребус.

«Я хочу заявить ходатайство о фальсификации документов», - обратился к судье Дорофеев. Суд вплоть до конца процесса к таким заявлениям стороны заявителя будет относиться подчеркнуто равнодушно.

«Верьте мне на слово»

Позже слово получил глава Новоржевского района Михаил Пашков, который – тоже не впервые - сослался на новый федеральный закон, после которого у волостей практически не осталось денег. Вот такой хороший федеральный закон.

«…В этой связи было необходимо принимать срочные исчерпывающие меры для того, чтобы население, о котором беспокоятся присутствующие здесь оппоненты, осталось необиженным. Анализ ситуации говорит о том, что происходит, к большому сожалению, уменьшение числа жителей, происходит исчезновение деревень», - сгустил краски Пашков. По его словам, сегодня те деньги, что остаются у волости, - это пожарная безопасность, кладбище и благоустройство. «Всё. По-любому Рыжов ежедневно, еженедельно приезжает в Новоржев, чтобы решать вопрос. Считаю, что права Рыжова нарушены в той части, что ущемлено самолюбие, что депутаты Оршанской и Вихнянской волости поимели право, скажем так, иметь своё собственное мнение насчет объединения», - слегка по-чекистски выразился глава района.

Он пожаловался, что депутаты – люди занятые, нет возможности выступать в суде и подтвердить его слова, да и именно поэтому так коряво получилось и с проведением внеочередных собраний. «Сначала не было сессии, сначала было определение позиций депутатов. Я исполнил их просьбу – решить этот вопрос. Далее: мы говорим о том, что в других поселениях Новоржевского района не было таких противоречий, люди отнеслись с пониманием, чтобы волость жила. Я прекрасно понимаю причины сопротивления глав волостей, но это за рамками нашего сегодняшнего процесса… Это на их совести останется», - напророчил Пашков.

«Письмо, к которому нет никаких приложений, как вы его доставляли?» - спросил его адвокат Сергей Дорофеев. «Не помню, вроде по электронке», - отозвался Пашков. «Здесь стоит печать, есть указание, что документ на трех листах, написано, что он получен. При этом представитель областного Собрания сказал, что и копии протоколов приложены. Но если они были приложены – документы от Оршанской волости и неподписанное Вехнянской волости, то что же было третьим? …Не знаете? Вы говорите, что отправляли по электронной почте, а она не дает возможность поставить печать…» - монотонно продолжил Дорофеев. «Я сказал, возможно», - сердито отмахнулся Пашков.

«Я хочу узнать, что было третьим?» – «Возможно, протокол». – «А как вы можете это подтвердить?» – «Верьте мне на слово… Просто верьте… Я же не думал, что это потом надо будет доказывать в суде».

После такой аргументации главы района остальные вопросы, кажется, были излишними.

Михаил Пашков продолжал путаться в показаниях, терминологиях и понимании ситуации в целом. Очередной рваный диалог между Дорофеевым и Пашковым был таков:

«Кто, когда заявлял эту инициативу?» - «Ну, скажем так, в течение ноября месяца». – «А кто?» - «Я заявлял. На совещании с главами поселений». – «То есть вы заявляли инициативу о преобразовании?» - «Инициативу?.. Я сказал о возможных таких действиях. Что значит инициатива преобразования? Я такой инициативой не обладаю. Ими обладают главы поселения. Они и заявляли».

Пашков добавил, что вообще к сложившейся ситуации отношения не имеет. «Я знаю, что была инициативная группа депутатов и с той, и с другой стороны с решением прекратить безобразие, которое происходило с января по март месяц. Безобразие состояло в том, что вопрос об уточнении названия волости и ее объединения просто завис, он блокировался главами поселений. Уважаемые эти главы всячески избегали принятия этих решений: ни да, ни нет», - посетовал глава района.

«У меня эта сессия официально не оформлена. Её не было»

Правда, выступавший позже глава Оршанской волости Игорь Петрук считал по-другому. И сессии волостных собраний, которые то ли были, то ли не были в марте 2015 года, он связал с инициативой администрации района. «Это мероприятие вел Пашков. Там сказали: давайте придем к единому мнению и проведем внеочередную сессию. На что я ответил депутатам: это невозможно, потому что ни назначения сессии не было, ни документов, чтобы её созвать. В процессе обсуждения никто не назначал ни председателя, ни секретаря, ни счетчиков сессии. Сам процесс обсуждения занял две минуты, решения печатались в кабинете главы района», - сухо сообщил Петрук, рассказав, что, получив решение «как бы сессии» на руки, он отправился в прокуратуру.

«Я привез прокурору проект этого решения и говорю: «Дайте заключение». Он сказал: «Через 10 дней вы сможете его получить». После этого меня вызвали в администрацию для разговора. Но у меня, я повторюсь, чтобы подписать документы, должны быть повестка дня, протокол и т.д. У меня эта сессия официально не оформлена. Её не было», - заключил он.

«Как вы относитесь к тому, что ваша инициатива была только в объединении? А решение по центру муниципального образования принимает региональная власть», - уточнила Анашкина. «Мы с головы ничего не делали, говорят, что мы выдумываем что-то… Нам администрация области предоставляла специальные документы с памяткой, в какие сроки и в каком порядке проводится преобразование», - ответил Петрук.

«Проекты о том, как принимать решения, у вас откуда?» - спросил его прокурор Алексей Сурусов. «С администрации области. Это еще в ноябре нам Владимир Шураев передавал, когда мы были в Пушкинских Горах», - грустно отозвался Петрук. «Я бы на вашем месте это суду на обозрение предоставил», - удивленно посоветовал прокурор.

Марина Анашкина подробно осмотрела блок-схему, которую управление внутренней политики администрации области разработало для представителей местного самоуправления региона.

На заключительном заседании Пашков предоставил наконец суду и участникам процесса такие популярные в этом процессе протоколы «как бы сессий», прошедших в марте. «Если бы эти важные документы существовали ранее, то они появились бы куда как раньше», - скептически отозвался о них Сергей Дорофеев.

«Когда Галина Константиновна [Петрова] говорит, что не видела их, то говорит неправду! Я ушел по делам, а Петрова уничтожила этот текст, сказав: «Пашкову надо – пусть он и делает!» - выкрикнул глава Новоржевского района.

«А откуда у вас протоколы?» - неожиданно спросил его адвокат заявителя. «Были в администрации… Я лично к этому отношения не имею!» - парировал Пашков. «Хорошо, а кто вам сказал, что эти протоколы есть в наличии?» - уточнил Дорофеев. «А какая вам разница?! – возмутился Пашков. – Секрет! Почему я должен вам отвечать? Судье отвечу».

«Ответьте, пожалуйста, представителю заявителя на вопрос», - отреагировала Марина Анашкина. «Мой секретарь, нет, мой работник, который там присутствовал!

Денис КАМАЛЯГИН

Окончание следует.

 

1. См.: Д. Камалягин. Вырви глаз // «ПГ», № 5 (727) от 11-17 февраля 2015 г.

2. См.: Д. Камалягин. Не пешки // «ПГ», № 4 (726) от 4-10 февраля 2015 г.

3. См.: Д. Камалягин. Призрак сессии // «ПГ», № 20 (742) от 27 мая - 2 июня 2015 г.; Д. Камалягин. С открытой датой // «ПГ», № 22 (744) от 10-16 июня 2015 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2400
Оценок:  15
Средний балл:  9.4