Статья опубликована в №42 (764) от 04 ноября-10 ноября 2015
Общество

«Кто не спрятался, я не виноват»

Спокойное «сливание» вузов как спасение от «девальвации высшего образования» в России
Людмила САВИЦКАЯ Людмила САВИЦКАЯ 04 ноября 2015, 10:10

Образовательный рынок Псковской области переживает неприятную, но стандартную схему для всего российского реального сектора экономики. Псковский государственный университет, представший в роли условной «госкорпорации» и получивший почти все возможные преференции, почти убил конкуренцию на рынке. Кто-то с этим смирился, кто-то ужался, а кто-то бросил вызов, но он получился неудачным. Сегодня на глазах псковичей де-факто умирает второй образовательный монстр (точнее, несостоявшийся) – филиал Петербургского экономического университета. Сегодня о его неудачной судьбе можно говорить практически со стопроцентной уверенностью.

Экс-руководитель псковского ГУСЭ Николай Соловьев называет объединение трёх псковских вузов «роковым стечением обстоятельств». Фото: ПАИ

Зачистка

Еще в 2004 году в Псковской области действовали 20 вузов, из них – 13 филиалов столичных учебных заведений: это время можно с небольшим пафосом назвать расцветом студенческой жизни Пскова. Причин для такого образовательного бума, пожалуй, было несколько: во-первых, демографический рост, во-вторых, экономическая ситуация в стране. Высшее образование быстро стало важным и востребованным фактором на рынке услуг. Население делало ставку на получение высшего образования как на своеобразный гарант стабильности и социального благополучия. Из-за такого растущего спроса количество платных мест даже в государственных вузах стало увеличиваться и вскоре превысило бюджетные. Одновременно множились негосударственные вузы, основателями которых, в отличие от государственных, являлись отдельные физические лица или общественные организации. Негосударственные вузы предлагали студентам «инновационное обучение с упором на практику» и программы международного обмена, государственные – фундаментальное образование.

Особенно активно развивалась сеть филиалов: был своеобразный тренд на столичные дипломы в регионах. Он касался как выпускников, так и тех, кому второе высшее образование или профессиональная подготовка были нужны для карьерного продвижения.

В 2010 году в Псковской области по-прежнему работали 20 вузов. Из них 8 были филиалами государственных вузов и 7 – негосударственных. Но отток молодежи продолжался: в 2015 году 2593 человека закончили школы в Псковской области. Из них 1030 поступили в вузы Псковской области, 900 (по неполным данным) уехали учиться в другие города. В прошлом году из 3227 выпускников 1185 поступили в вузы Псковской области, 1042 – в иногородние вузы. Итого за два последних года область покинули две тысячи молодых людей.

Процесс масштабного оттока абитуриентов происходит на фоне заявлений Андрея Турчака о том, что в Псковской области есть «флагман для подготовки региональных кадров, занимающийся передовой научной деятельностью» – ПсковГУ, где губернатор возглавляет попечительский совет.

Первый тревожный звоночек раздался в ноябре 2010 года, когда на встрече с журналистами «Российской газеты» премьер Дмитрий Медведев посетовал на большое количество вузов: «Мы получили огромное количество высших учебных заведений, часть из которых никуда не годится. Это не значит, что их нужно завтра закрыть, но нужно их или укреплять, или сливать с другими». В марте 2011 года рассуждения приняли более конкретные черты. На заседании комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России Медведев заявил, что страна стоит перед «большой угрозой – угрозой девальвации высшего образования в целом и инженерного образования в частности», и они с Андреем Фурсенко (на тот момент министром образования) договорились о том, что ситуация будет совершенствоваться.

Совершенствование началось в 2012 году и идет по сей день. Одним из первых его этапов стал мониторинг вузов, который проводило Минобрнауки. Ключевым параметром оценки работы вуза стала эффективность, которую оценивали по нескольким категориям, начиная от среднего балла ЕГЭ и заканчивая размером учебных площадей и доходом от научных исследований. Проверка коснулась 541 университета и 994 филиалов. В результате было выявлено 136 высших учебных заведений «с признаками неэффективности».

То рвение, с которым власть взялась за проверку вузов, наводило на мысли о том, что государство не хочет оставлять без контроля таких важных игроков на рынке: здесь, как и в других отраслях, была выбрана модель корпораций-гигантов. «Зачистка» вузов во многом напомнила ситуацию с отзывом лицензий у ненадежных банков: вроде бы задумка осуществлялась с благими целями и принесла даже (отчасти) положительные результаты, но и без устранения непокорных конкурентов тоже не обошлось.

В Псковской области процесс «совершенствования» высшего образования проходил по-разному. Первой приметой перемен стало закрытие Псковского вольного университета, которое произошло в 2010 году. Среди причин закрытия назывался конфликт между учредителями вуза (которые по-разному видели его будущее развитие), проблемы с продвижением вуза на образовательном рынке и ухудшение демографической ситуации в стране в целом. Точкой невозврата для Вольного стало прекращение финансирования властями искусствоведческого факультета, который был уникален как для региона, так и для страны в целом.

«Члены соперничающих искусствоведческих группировок из Москвы и Санкт-Петербурга у нас на экзамене единодушно сказали, что наше направление нисколько не уступает их столичным по качеству. Спрашивали, как нам удалось это сделать, – рассказывает псковский искусствовед Тамара Шулакова. – Мы делали ставку на уникальное направление «Пскововедение», которое бы дало развитие всему туризму в нашем регионе. Вольный был, по моему мнению, одним из лучших университетов Европы. К сожалению, городские власти сочли факультет искусствоведения нерентабельным. Это большая потеря для региона. Впрочем, тенденция к «ошарикиванию» населения настолько очевидна, что мы уже ничему не удивляемся».

Корпорация

Октябрь 2011 года в Пскове предвосхитил главную тенденцию «развития» высшего образования в России на последующие годы: 14 октября было объявлено о создании ПсковГУ – областного вуза, образованного в результате слияния нескольких учебных заведений. Слияние проходило на фоне кадровых скандалов, когда новоиспеченный ректор из администрации области увольнял преподавателей с формулировкой «по причине личной неприязни», и масштабных финансовых вливаний (300 млн рублей от Министерства образования и науки РФ на реализацию программы стратегического развития ГОУ ВПО в группе вузов «Классические университеты»).

Глава «Газпрома» Алексей Миллер возглавлял попечительский совет питерского ФИНЭКА, что «слегка» влияло на выигрышные позиции вуза. Фото: mn.ru

Вновь образованный вуз предсказуемо стал рекордсменом по числу абитуриентов и монополистом на информационном образовательном пространстве. На его «престиж» работало не столько качество образования и уникальность специальностей, сколько ориентация населения на репутацию «надежных и государственных» «педа» и «политеха».

Новый ректор ввел в вузе привычную для себя бюрократическую систему, под которую образовательный процесс должен был как-то подстраиваться. Управленческая система вузов также претерпела изменения, о них можно судить даже по названиям должностей, среди которых директор департамента информационной политики, директор дирекции студенческих общежитий и так далее.

Конечно, изнутри преподаватели и руководство вынуждены мириться с предложенной схемой и искать в ней плюсы. Старший преподаватель кафедры «Менеджмент организации и управление инновациями» Иван Войку называет создание ПсковГУ грамотным управленческим решением, главной причиной которого был надвигающийся демографический кризис.

«Я бы на месте руководства поступил точно так же, – признается Иван. – Существование двух государственных образовательных учреждений на фоне снижающегося количества студентов абсолютно невыгодно. Система должна трансформироваться, а чтобы повысить ее управляемость, нужна была централизация. В этом был, вероятно, и определенный государственный заказ. Среди плюсов я бы назвал внедрение стандартов качества внутри вуза. Не все относятся к нему с пониманием, но я как преподаватель менеджмента понимаю его необходимость. Сам процесс образования (та же сдача экзаменов) становится прозрачнее – как я люблю говорить: «Меньше тумана – меньше ежиков!» Самый большой минус объединенного вуза – его «неповоротливость», свойственная любой большой системе. Здесь невозможно быстро принять решение, а рынок иногда этого требует. Служебная записка ректору идет не один день. А потом возвращается назад. Еще одна проблема объединенного государственного вуза – сокращение технической части образования. Нам Госдума поставила на технические направления ценник – 120 тысяч рублей в год. Псковским студентам и их родителям его не потянуть. У частных вузов есть возможность играть на рынке, в том числе на снижение, у нас – нет. Мы подчиняемся государству. Псков всегда славился своими инженерными специалистами, а сейчас из-за таких цен все это может остаться в прошлом».

Бумажный период

Стартовавшее в 2012 году «совершенствование» системы высшего образования в России существенно отразилось на жизни псковских вузов. В тот период из «головных вузов» начали поступать приказы о сокращении бюджетных мест, что тут же сказалось на количестве абитуриентов.

«Нам тогда сказали, что мы сами должны зарабатывать деньги, – рассказывают преподаватели одного из бывших псковских вузов. – К примеру, выполнять хозяйственно-договорные работы, то есть искать предприятия, которые бы хотели заказать у вуза какое-либо исследование – оплачиваемое, конечно».

На практике возможность «зарабатывать самостоятельно» получали лишь вузы, имеющие отношение к властным структурам и пользующиеся определенным лобби. Ситуация с хозяйственно-договорными работами вуза напоминает грантовую политику государства, когда поддержку получают аффилированные с властью крупные компании. По свидетельству преподавателей, главным поставщиком исследований для предприятий Пскова сейчас предсказуемо выступает ПсковГУ.

Одновременно с сокращением бюджетных мест из «головных офисов» стали приходить новые расценки на обучение. Они были ниже столичных, но для псковского студента все равно оказывались неподъемными. Были ситуации, когда преподаватели филиалов даже обращались к руководству с просьбой снизить цены, но безрезультатно.

Казалось, что филиалы целенаправленно уничтожаются, и главным минусом такой модернизации высшего образования было то, что «сливались» как раз успешные вузы, те, где студенты были готовы учиться за разумную плату. Проверки вузов на эффективность на практике сводились к бесконечным «ночным сменам» у преподавателей, которые днем проводили занятия, а ночью писали бесконечные отчеты. «Нескольких кабинетов не хватит, чтобы вместить все те бумаги, которые мы готовили для тех проверок, – признаются преподаватели бывшего филиала Петербургского государственного университета сервиса и экономики. – Многие вузы сдавались уже на этом этапе, понимая, что не осилят такое количество «бумажной» работы. Но филиал ГУСЭ тогда выстоял и был признан эффективным».

В 2012 году в Пскове прекратил свою работу филиал Московской открытой социальной академии (МОСА). Престиж этого вуза стал падать еще в 2005 году, когда в академию шли все те, кто не смог попасть в другие учебные заведения. Диплом МОСА скептически воспринимался даже псковскими работодателями, что и привело к падению количества абитуриентов и последующему прекращению работы. Псковский юридический институт ФСИН прошел общественную аккредитацию в 2012 году, однако от реорганизации это его не спасло. Вуз оказался в центре коррупционного скандала: когда после обращения работников учебного заведения ФСИН провела служебную проверку и обнаружила нарушения антикоррупционного законодательства. Смещением руководства дело не закончилось, в планах была полная ликвидация вуза, однако в 2013 году вуз продолжил свое существование, но уже в качестве филиала Рязанской Академии ФСИН России.

Юлия Никифорова, основатель и экс-руководитель юридической клиники АНО «Псковский городской центр правового образования и воспитания молодежи», считает, что проблемы были связаны, во-первых, с демографической ямой 90-х, во-вторых, с перенасыщенностью данного направления. Притом что качество юридического образования было примерно одинаковым: студент ПЮИ по уровню знаний и подготовки не отличался от студента того же МОСА.

Миллер как аргумент

Не успели псковские абитуриенты привыкнуть к новому статусу одного из ПЮИ, как грянула новая реорганизация: в Санкт-Петербурге было решено объединить ФИНЭК, ИНЖЭКОН и ГУСЭ в Санкт-Петербургский государственный экономический университет. При реорганизации ИНЖЭКОНА, ФИНЭКА и ГУСЭ так называемым «ключевым вузом для слияния» стал ФИНЭК. В Псковской области его ведущая роль была непонятна: ГУСЭ на тот период был признан эффективным, имел хороший набор (1200 человек) и уникальные для региона специальности. ИНЖЭКОН количеством студентов похвастаться не мог (450 человек), зато отличался научной школой. Позиции ФИНЭКА на тот момент в области были откровенно слабыми, набор составил всего 200 человек, и в ходе мониторинга Минобранауки он был признан неэффективным. Но вопрос о назначении руководителя нашего филиала решался в Санкт-Петербургском ФИНЭКе чисто кулуарным методом, никакие результаты деятельности вузов в расчёт, как оказалось, не брались.

Ситуация с псковскими филиалами и их головными вузами на тот период сложилась уникальная: проверку на эффективность некоторые филиалы ГУСЭ (в том числе псковский) прошли успешно, в то время как их центральный вариант получил клеймо «неэффективный», несмотря на то что в 2011 году СПбГУСЭ стал абсолютным лидером среди вузов Санкт-Петербурга по количеству поданных заявлений на поступление.

«Решение об объединении этих трех вузов в один было нелогичным и недальновидным, – говорит экс-директор псковского ГУСЭ Николай Соловьёв. – ГУСЭ был вузом, который решал задачи в регионах. Мы единственные готовили в Псковской области специалистов по гостиничному сервису и туризму, по автосервису и торговле. Эти специальности – насущная потребность региона. А со слиянием все они были ликвидированы, разрушены. Остались одни экономические. Зачем они в Пскове? А мы готовили экспертов в хозяйстве, мы для семи муниципалитетов разрабатывали образовательные программы для среднего бизнеса. У нас такая база была!»

Бывший директор ГУСЭ в Пскове называет произошедшее объединение «роковым стечением обстоятельств», однако подлинные причины неизвестны до сих пор. Многие преподаватели вуза говорят о том, что в условиях тотального «совершенствования системы высшего образования в стране» выживают те, у кого есть сильный руководитель и связи с властью. Александра Викторова, который возглавлял ГУСЭ с 2008 года, в слабости упрекнуть было нельзя никогда: «Он отстаивал нас всегда и везде», – признавались преподаватели. Но в сентябре 2012 года Александр Викторов был застрелен в городе Всеволожске около дома, исполнители и заказчики найдены, но мотивы преступления широкой публике до сих пор не известны – следственный комитет ограничился фразой: «Мотивом убийства была коммерческая деятельность университета, возглавляемого потерпевшим». В кулуарах звучали предположения о том, что дело в большой материальной базе ГУСЭ и принципиальности ректора.

Как бы то ни было, но уже спустя два месяца после убийства Александра Викторова появились первые разговоры о реорганизации, а в декабре прозвучало и официальное заявление об объединении вузов.

Несмотря на все критерии эффективности, ключевая роль ФИНЭКа вызвала недоумение как у преподавателей, так и у бывших руководителей реорганизованных вузов. Еще одним из объяснений такого решения может быть то, что состав попечительского совета бывшего ФИНЭКа возглавлял Алексей Миллер, председатель правления ОАО «Газпром». Сейчас он занимает эту же должность в СПбГЭУ. Наряду с ним в состав попечительского совета входят Анатолий Турчак, президент ХК «Ленинец» и по совместительству отец губернатора Псковской области.

По информации СМИ, СПбГЭУ при слиянии получил в собственность 17 зданий в Петербурге, из которых особенно заметными являются главный корпус ФИНЭКа на набережной канала Грибоедова, учебный корпус ИНЖЭКОНа на Марата, 27, институты СПбГУСЭ на Чехова и Большой Морской улице.

Псковский же филиал в 2014 году лишился набора студентов с говорящий формулировкой от Минобрнауки: «в связи с их вероятным закрытием в ближайшее время». Сейчас он выживает за счет студентов-заочников, работа с которыми не требует больших ресурсных затрат, а вырученные средства позволяют доучивать тех, кто поступал еще в ПФ СПбГУСЭ. В 2015 ПФ СПбГЭУ, по сведениям «Псковской Губернии», на дневное отделение не набрали никого, так как было подано всего 12 заявлений, а головной вуз требовал 25 человек. Второе высшее образование, которое раньше пользовалось спросом у студентов ГУСЭ, также под запретом, магистратура возможна только в головном вузе. Все идет к тому, что, доучив оставшихся, филиал в 2016 году будет ликвидирован.

«А что вы хотите? Нам прямым текстом в руководстве сказали, что есть установка: к 2018 году сравнять все филиалы с землей. Все к тому и идет», –вздыхают преподаватели.

Само руководство от комментариев отказалось: телефон Аллы Алексеевой, директора филиала СПбГЭУ в Пскове, после слов о том, что вопросы задает корреспондент «Псковской Губернии», перестал отвечать. Секретарь же сказала, что директор уехала в срочную командировку, а когда вернется, будет работать в напряженном графике и вряд ли сможет выделить время для общения.

Продолжение следует

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2117
Оценок:  20
Средний балл:  10