Статья опубликована в №49 (771) от 23 декабря-29 декабря 2015
Культура

Конец прекрасной эпохи

Научный багаж реставрации памятников архитектуры в Пскове под риском утраты
 Светлана ПРОКОПЬЕВА 30 ноября 1999, 00:00

Научный багаж реставрации памятников архитектуры в Пскове под риском утраты

Институт «Спецпроектреставрация», псковский филиал московского ФГУП, медленно превращается в обычную «ремстройконтору». Там больше не работают ни архитектор Галина Гофман, ни искусствовед Ирина Голубева, ни реставратор, лауреат Государственной премии РФ Владимир Никитин, а из персон, чье имя хотя бы на слух знакомо общественности, в институте остался один директор Евгений Иванов. К сожалению, он оказался слишком занят, чтобы ответить на вопросы «Псковской губернии»: как теперь будут проводиться научно-исследовательские и проектные работы на псковских памятниках архитектуры и что станет с архивом, накопленным за полвека.

С рыночными условиями, навязанными Москвой, в «Спецпроектреставрации» легко смирился только Евгений Иванов. Фото: ПАИ

На этой неделе празднует свой 50-летний юбилей Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры. Институт «Спецпроектреставрация» может похвастаться еще более значимой датой – в новом году псковской реставрации исполнится 70. Однако есть опасения, что скоро говорить о преемственности будет уже некорректно.

От Спегальского…

27 февраля 1946 года на страницах «Псковской правды» появилось объявление: «Областной отдел по делам архитектуры организовал реставрационную мастерскую. Работами руководит архитектор Ю.П. Спегальский. Коллектив мастерской занят восстановлением архитектурно-исторических памятников Псковской области». Так началось создание Пскова, который мы сегодня показываем туристам.

Юрий Павлович Спегальский работал в Пскове с 1944 года, но в 47-м был вынужден уехать. Он вернется в свой любимый город осенью 1968 года – с накопленными за эти годы трудами по истории псковской архитектуры. Он проживет в Пскове опять ненадолго, но останется навсегда. 17 января 1969 года Спегальский скончался и был похоронен на Мироносицком кладбище.

Последние месяцы своей жизни Юрий Павлович возглавлял Псковскую СНРПМ – Специальную научно-реставрационную производственную мастерскую – теперь довольно крупную организацию, в которую вырос созданный им в 46 году коллектив. В СССР с 1950-х годов была создана единая есть СНРПМ, а реставрация архитектурных памятников превратилась в полноценную отрасль народного хозяйства (пусть не самую приоритетную для социалистического государства, но все-таки).

В 1977 году на базе реставрационных мастерских был создан институт «Спецпроектреставрация». Государство приняло решение с далеко идущими, как оказалось, последствиями: проектные работы в реставрации были отделены от производства. Прорабы, рабочие, в том числе настоящие династии каменщиков, плотников, остались в реставрационной мастерской, наследник которой – одноименная строительная компания. В наши дни ЗАО «Реставрационная мастерская» в основном строит жилые дома, но имеет лицензию Минкульта на реставрацию объектов культурного наследия.

Архитекторы оказались в проектом институте. Впрочем, тогда, в конце 70-х – начале 80-х, разделение носило формальный характер. Мастера, работавшие в те годы, одинаково хорошо обращались и с карандашом, и с мастерком: архитекторы-реставраторы сами работали на памятниках архитектуры, могли не только нарисовать, но и показать, как делать историческую кладку, ковку, лепнину. Их имена – это золотой фонд псковского культурного наследия: Юрий Спегальский, Борис Скобельцын, Михаил Семёнов, Вера Лебедева, Всеволод Смирнов, Наталья Рахманинова и другие.

Ирина Голубева пришла в псковскую СНРПМ техником-архитектором осенью 1969 года, выпускник Академии художеств Владимир Никитин получил место по распределению в Пскове в 1973 году. Через их работу вплоть до 2015 года сохранялась преемственность опыта и традиций псковской реставрации.

…до Иванова

Евгений Иванов пришел в эту отрасль в 1983 году, подружившись с Никитиным. А познакомили их фарцовщики, которые ходили к Владимиру Евгеньевичу прослушивать перед продажей пластинки на его модном проигрывателе «Аккорд 001»:

- У меня сломался проигрыватель, и я спросил: «Нет ли у вас кого-нибудь, кто разбирается в радиотехнике?» И пришел такой молодой человек в очках, в джинсовом костюмчике, как Шурик из фильмов «Операция Ы», абсолютно неразговорчивый. Он проигрыватель починил, и я говорю: «Ну а как расплачиваться? Вино, деньги?» А у меня там пластинки были. «А можно я послушаю ваши пластинки?» - сказал нынешний директор реставрационной организации. Ну, меня это подкупило. Я очень удивился, что человек из этой среды интересуется классической музыкой, - рассказывает Владимир Никитин.

Тогда вряд ли кто предполагал, что однажды бывший инженер Псковского завода автоматических телефонных станций возглавит проектный институт. Однако этот пост он умудрился занять дважды.

Первый раз, в статусе и.о., Иванов возглавлял «Спецпроектреставрацию» на излете перестройки, когда в советское общество пришла демократия в форме выборности директоров.

- У нас был такой пересменок в 90-м году, когда все руководство мы демократически уволили. Тогда требовалось подтверждение в должности, а мы не подтвердили – ни директора, ни главного инженера, ни главного архитектора, - вспоминает Ирина Голубева.

Директором тогда был Борис Хлебников, главным инженером – Марлен Львович Каган-Розенцвейг, а главным архитектором – Сергей Михайлов. Все они покинули институт, а на должность директора временно посадили завхоза Иванова. Вскоре в Псков переехала жить и работать большая группа архитекторов из Ташкента, и среди них – Александр Акименко. Его как архитектора с административным опытом единогласно утвердили в должности директора на ближайшем собрании.

Александр Романович ушел с работы весной 2014 года. Официально – на пенсию, неофициально – отказавшись работать в новых условиях, заданных Москвой.

Жизнь после

В июле 2015 года Министерство культуры сообщило: «Единая реставрационная компания будет создана на базе Спецпроектреставрации, Межобластного научно-реставрационного художественного управления (МНРХУ) и Центрреставрации к 2016 году». Реставраторы предполагают, что речь идет о подготовке к приватизации [ 1].

С 1990-х годов Псковский институт «Спецпроектреставрация» считается филиалом московского ФГУП. Пока его возглавлял реставратор высшей категории Юрий Калиниченко, псковичей это полностью устраивало. Головной офис не вмешивался в псковские заказы, довольствуясь символическим процентом, рассказывает Ирина Борисовна: «А с другой стороны, если нам что-то надо, совет или экспертизу, то мы к ним обращались».

Но года четыре назад в Москве начались перестановки. Калиниченко был отодвинут на должность почетного президента ФГУП «Институт «Спецпроектреставрация», а директора стали регулярно меняться. Александр Елфимов прославился закупкой представительских автомобилей, Алексей Чернобаев – седьмой строкой в рейтинге деклараций о доходах по Министерству культуры. С июля 2014 г. ФГУП возглавляет Алексей Снедков.

Новые директора запретили псковскому филиалу самостоятельно участвовать в конкурсах, все договоры – только через Москву. Запрет, конечно, нарушался по мере возможности, но реставрация через госзакупки – это в целом одна большая проблема. Госконтракт обязывает за четыре месяца сделать работу, которая требует нескольких лет. С рыночными условиями в «Спецпроектреставрации» легко смирился только Евгений Иванов. Для него, говорят бывшие коллеги, всегда было главным выдержать сроки и выполнить пожелания заказчика, даже в ущерб методическим правилам.

Евгений Александрович, к сожалению, не нашел времени для разговора о том, какие специалисты остались в институте и каковы перспективы у «Спецпроектреставрации». Известные мастера – Галина Гофман, Ирина Голубева, Владимир Никитин – уволились по собственному желанию. Формальная причина – отсутствие работы, хотя, как известно из СМИ, институт занят сейчас при реставрации и Гельдтовой бани, и Дома Печенко, и Солодежни, и Порховской крепости.

Тайну веков – кто же занимается научными изысканиями и проектированием на этих памятников – возможно, раскрывают материалы, представленные Ивановым в Научно-методический совет при Госкомитете по охране памятников. На заседание, посвященное Солодежне, директор института принес работу, в которой члены совета узнали проект 1987 года – по зондажам, которые сняты с памятника лет 15 назад. Действительно ли директор института просто достал из архива старые чертежи и попытался повторно продать их государству – это один из вопросов, который «ПГ» собиралась, но не смогла задать Евгению Александровичу.

Собственно, архив, накопленный с 1946 года, – вот главный вопрос, который сегодня беспокоит специалистов.

За счет госбюджета были выполнены проекты на множество псковских памятников. На практике отреставрированы были не все, к некоторым очередь подходит как раз сегодня. Проектировщики всегда обращались к исследованиям прежних лет, но раньше никому не приходило в голову просто достать и пустить в работу материал без актуализации.

- Мы все пользуемся архивом, и это правильно. Но есть нормальная этика – как использовать, - говорит Ирина Голубева. – При реставрации нужна фиксация современного состояния, а не того, что было десятки лет назад.

На полках института «Спецпроектреставрация» хранятся обмеры и чертежи, подписанные Лебедевой, Смирновым, Скобельцыным. Там найдутся проекты и на Дом Печенко, за который уже взялось Агентство по управлению памятниками истории и культуры, и на Дом Батова, стоящий на очереди. Государство забыло о своём праве собственности, и в этих условиях пользователь с радостью забудет о чужом авторском праве.

Светлана ПРОКОПЬЕВА

 

1. Подобная история произошла с Санкт-Петербургским ОАО «НИИ Спецпроектреставрация»: государство продало свои акции в 2011 году, уже в 2014-м институт, согласно сообщениям СМИ, оказался на грани ликвидации из-за судебных исков на сумму более 25 млн руб.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2832
Оценок:  20
Средний балл:  8.7