Статья опубликована в №11 (783) от 23 марта-29 марта 2016
Общество

Мотивы ненависти и вражды

В Ростовской области судили не столько конкретного человека – гражданку Украины, а государство «Украина», ту её часть, которая «откололась» от «русского мира»
Алексей СЕМЁНОВ Алексей СЕМЁНОВ 23 марта 2016, 10:46

В обвинительном приговоре в этом судебном процессе не сомневался никто. Настолько не сомневался, что информационные агентства ещё до официального оглашения приговора украинской летчице Надежде Савченко сообщили о нём. По миру разнеслось: судья Леонид Степаненко в российском городе Донецке Ростовской области утром 21 марта 2016 года вынес приговор, по которому старший лейтенант, будущий депутат Верховной Рады Украины и член постоянной делегации Украины в Парламентской ассамблее Совета Европы Надежда Савченко в 2014 году «совершила убийство Корнелюка и Волошина группой лиц по предварительному сговору по мотивам ненависти и вражды». Мало того, после совершения этого преступления она ещё, если верить государственным обвинителям, зачем-то «незаконно пересекла российско-украинскую границу».

Надежда Савченко в Басманном суде Москвы. Февраль 2015 года. Фото: Reuters

«Аморальность сторонников Савченко проявляется даже в деталях»

Для одних Надежда Савченко – символ героизма и стойкости, а для других – тоже символ, но жестокости или даже русофобского садизма. Так было до вынесения приговора. Тем более так будет после вынесения. Не случайно же накануне объявления приговора Надежде Савченко снова активизировались пропагандисты, рассказывающие о том, как подсудимая незадолго до ареста в 2014 году избивала священника Владимира Марецкого. Более того, она будто бы грозилась сдать православного священника на органы. Так утверждает сам священник. Однако это пока не подтверждается никакими свидетельствами. Несовпадение во времени обоих (Савченко и Марецкого) в одном месте настолько большое, что избиение не укладывается в голове. Зато укладывается на страницы газет, которые сообщают о том, что Савченко специализируется не только на убийствах российских журналистов, но и на пытках священников.

Для многих граждан Украины Надежда Савченко – едва ли не самая главная положительная героиня новейшего эпоса, а для многих граждан России она - садистка и симулянтка, притворяющаяся голодающей. Всё зависит от источников информации и внутренних убеждений.

Вряд ли кто-нибудь из подсудимых в последние десятилетия в России удостаивался столь же безжалостных ярлыков. Ни один схваченный маньяк-убийца уж точно не удостаивался.

В недавнем интервью родившаяся в Киеве поэтесса Юнна Мориц, говоря о Надежде Савченко, быстро переключилась на меню украинских ресторанов, где, по словам Юнны Мориц, посетителям предлагают напиток «Кровь российских младенцев». И вообще, «в ресторанчиках Украины, - как говорит Юнна Мориц, - теперь подают блюда, которые носят названия внутренних органов москалей, кацапов, колорадов и ватников».

Вокруг военного конфликта в Восточной Украине уже давно складываются легенды, мифы, сказки… Без кровопийц и людоедов в таких жанрах не обойтись. Если нет «расчленёнки», то нет новости.

Надежда Савченко в глазах многих российских телезрителей ассоциируется с Украиной – неуступчивой, лживой и не ведающей жалости. В свою очередь те, кто сочувствует пленной украинской лётчице, считают, что лживо и безжалостно ведёт себя Российское государство.

Как выразился один из самых яростных российских пропагандистов Сергей Марков, «аморальность сторонников Савченко проявляется даже в деталях».

Марков утверждает, что когда в клубе молодых юристов проводились дебаты с участием адвоката Надежды Савченко Ильи Новикова, обладатель «Бриллиантовой совы» вёл себя недостойно. «Во время дискуссии в качестве своеобразного «аргумента» адвокат Савченко достал лазерную указку и исподтишка пытался светить мне в глаза во время моего выступления», - рассказал возмущенный «политолог» Сергей Марков.

Без деталей в таком деле действительно не разберёшься. Но Илье Новикову верится всё же несколько больше, чем Сергею Маркову. Такова уж у Сергея Маркова репутация. За последние лет пятнадцать он наговорил столько, что доверять его словам было бы неосмотрительно.

«В России много честных, добрых и порядочных людей»

В послужном списке Ильи Новикова Надежда Савченко не первая, кого, по мнению этого адвоката и знатока из элитарного клуба «Что? Где? Когда?», похищали с территории Украины. Несколько лет назад я спрашивал у Ильи Новикова о Леониде Развозжаеве, которого, по всей видимости, похитили в Киеве. Тогда Новиков оказывал Развозжаеву юридическую помощь.

Перед зданием суда. Донецк, Ростовской области.

А на недавнем суде в Донецке он приводил доказательства того, что Надежда Савченко была задержана луганскими «ополченцами» как минимум за час до того, как во время обстрела погибли сотрудники ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин. Если это так, то она виновата в чём угодно, только не в гибели сотрудников ВГТРК. Были предъявлены биллинги её телефонов и показания эксперта, который по видеозаписи задержания Савченко, исходя из положения теней, сделал вывод о том, что пленение произошло за час до гибели Волошина и Корнелюка. Но суд посчитал эти аргументы защиты неубедительными.

Репутация у российского правосудия настолько скверная, что вряд ли она сильно ухудшится после вынесения обвинительного приговора Надежде Савченко. К тому же в частных разговорах даже некоторые противники Савченко признают, что она российских журналистов, скорее всего, не убивала и в России оказалась не по своей воле, а после похищения. Тем не менее арест и обвинительный приговор эти люди всячески приветствуют. Причина в том, что, получается, в российском Донецке судили не конкретного человека – Надежду Викторовну Савченко, штурмана-оператора вертолёта Ми-24 3-го отдельного полка армейской авиации Воздушных сил Украины, служившую в штурмовом батальоне «Айдар». Судили Украину, ту её часть, которая «откололась» от «русского мира». Как выразился тот же Сергей Марков, «официальный Киев в течение апреля–мая–июня 2014 года пытался с помощью демонстративного насилия и жестокостей подавить восстание русского населения Новороссии против репрессивной, откровенно русофобской новой власти. Силой удалось подавить протестные выступления в Харькове, Одессе, Днепропетровске, Запорожье и Николаеве. В Донбассе лёгкой прогулки не получилось…»

Наверное, нет смысла обсуждать все юридические детали этого уголовного дела. Вопросы о том, почему военнослужащую, воевавшую на своей территории, судят в соседнем государстве, тоже задавать бессмысленно, потому что ответы даются не на юридическом языке. Разговор по-прежнему ведётся на привычном языке ненависти.

Разумеется, в России многие верят в то, что Надежда Савченко действительно целенаправленно принимала участие в убийстве журналистов (не могут же российские СМИ так беззастенчиво лгать?). Голоса тех, кто подписывает письма в защиту Савченко, почти не слышны.

Но, как уже говорилось, есть ещё и те, кто готов признать, что всё на самом деле было не так, как настаивала сторона обвинения. Тем не менее обвинительный приговор (прокурор просил 23 года заключения) они считали бы справедливым. Да, приговор, видимо, не соответствует букве закона, зато соответствует его духу. Высшей справедливости. Примерно такие звучат аргументы российских «патриотов».

Россия демонстрирует «право сильного» независимо от того, кто интересуется судьбой депутата Савченко (включая Барака Обаму).

Раздаются голоса: «Почему американцам можно похищать наших граждан - Бута и Ярошенко, а нам иностранных нельзя? Мы должны быть с американцами в равных условиях. Мы тоже должны продемонстрировать силу».

Но случай Савченко и случаи Бута и Ярошенко совсем не похожи. Общее лишь то, что всех их судили на территории другого государства. В США «узников Манхэттена» гражданина России лётчика Константина Ярошенко приговорили к 20 годам тюрьмы «за преступный сговор с целью транспортировки кокаина», а Виктора Бута (у которого Ярошенко одно время был лётчиком) – к 25 годам тюрьмы «за намерение незаконно осуществить торговлю оружием и поддержку терроризма».

Меньше всего расследование по делу Савченко было похоже на расследование причин гибели конкретных людей. С самого начала это была политика, а Надежду Савченко использовали как разменную монету в политических торгах. И чем дольше Надежда Савченко находилась за решеткой, тем дороже становилась эта разменная монета.

Более того, разменными монетами во всей этой циничной истории по защите «русского мира» являются и погибшие сотрудники ВГТРК, и луганские и донецкие «ополченцы», и обычные жители Донбасса… Обменный курс всё время меняется. Одна политическая игра сменяет другую. Один миф наслаивается на другой. В Донбассе за два последних года погибло около 10 тысяч человек. Не похоже, что в ближайшее время там наступит мир.

После такого следствия и таких судов и приговоров мотивы ненависти и вражды становятся только сильнее.

* * *

Последнее слово Надежды Савченко в суде заканчивалось так: «В России, несмотря ни на что, всё же есть много честных, добрых и порядочных людей».

Это, как и многое другое, надо ещё доказать.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1841
Оценок:  23
Средний балл:  9.6