Статья опубликована в №19 (791) от 18 мая-24 мая 2016
Общество

Ирена Путниня: «Миграционные риски по Псковской области близки к нулю»

Консул Латвии в Пскове уверена, что политика не имеет значения, если удаётся увидеть правду своими глазами

В августе 2016 года Ирена Путниня уходит с поста руководителя консульства Латвийской Республики в Пскове. Кандидатура её сменщика сейчас находится на согласовании в российском МИДе. «Псковская губерния» поговорила с госпожой Путниня о том, что удалось воплотить «самому культурному консулу» и какие задачи придется решать новому представителю Латвии в Пскове.

Ирена Путниня

Ирена Путниня, консул Латвийской Республики в Пскове. Фото: Артем Аванесов

– Я шестой по счету консул в Пскове, и мои коллеги, которые до меня открывали представительство, подготовили хороший фундамент. Есть уже определенная база контактов, которую мы передаем друг другу. Я сама уже готовлю такую информацию для того коллеги, который сменит меня.

– Кто входит в эту базу контактов? Отдельные люди, муниципалитеты?

– Есть приграничная программа «ЭстЛатРус», которая действовала с 2007 по 2013 год. На самом деле, она заканчивается только в этом году – так получилось по некоторым проектам. Эта программа наладила контакты как между муниципалитетами, так и в кругах предпринимателей. Кроме того, в Латвии есть два региона, граничащих с Псковской областью, – Видземский и Латгальский. И они без вмешательства консульства и приграничных программ сами давно заключают договоры о сотрудничестве в сфере культуры, спорта. У них активно развивается предпринимательская деятельность. И, говоря о ней, нужно отметить вашу Торгово-промышленную палату: с ней очень легко работать. В середине мая будут проходить «Дни предпринимателя» в Латвии, туда приедут и представители в том числе из Псковской и Новгородской областей. Они тоже хотят заключить договоры для развития предпринимательства между этими регионами и Валмиерской областью. Так что у бизнеса контакты налажены давно. Но консульство их не формирует, оно лишь помогает обновить, ввести что-то новое – мы организуем контактные биржи.

– Это своеобразный аналог биржи труда для бизнеса?

– Это когда есть предприниматель с одной стороны и с другой и они вдвоем ищут пути. Иногда уже есть известные направления, по которым можно договариваться: например, мы знаем, что нас интересует деревообрабатывающая промышленность и есть определенные люди в Латвии и в Псковской области, которые этим занимаются. Разумеется, это не та работа, которую можно сделать за месяц и даже год. Тут надо понимать, как работает законодательство в обеих странах и где есть точки соприкосновения. Это нелегкий путь.

– В 2014 году в Острове был открыт «Дом Европы», который во многом и задумывался как контактная биржа для проектов между приграничными регионами. Но сейчас он заморожен. Почему не получилось его реализовать?

– Это то, о чем я жалею, это то, что мне не удалось осуществить на консульском посту. «Евродом» как раз мог быть тем местом, где предприниматели решали бы чисто рабочие вопросы. Ведь консульство не специалист в этих делах, мы знаем общие черты, но никак не нюансы. Остров был удобен еще и тем, что находится в зоне, где действует упрощенный порядок пересечения границы. Согласно ему, жители приграничных территорий (в данном случае это Островский район – город Остров, волости Бережанская и Горайская. – Л.С.) могут пересекать границу по общегражданскому паспорту на основании специального разрешения.

Нельзя сказать, что с «Евродомом» ничего не получилось вообще, там много что совпало. Проходила и замена людей, которые начинали это дело, потом были моменты с регистрационными процедурами: заканчивался срок действия некоторых документов, надо было оформлять их заново. Предпринимательская работа в «Евродоме» приостановилась в последние полтора года, она есть, но не идет большими шагами, не развивается. Всегда бывают такие спады и подъёмы, но контакты остаются.

– Между прочим, появление «Евродома» напугало некоторых жителей Острова. Заботясь о государстве, они даже писали жалобы в ФСБ на местную власть, которая допустила «в нашем районе и в нашем учреждении встречи с послами и консулами Эстонии и Латвии – враждебно настроенных к России стран»…

– До меня такая информация не доходила. Действительно, это странные толкования чего-то. Если посмотреть устав, то становится понятно, что в замысле «Евродома» политика отсутствовала: он создавался для контактов предпринимателей. Сейчас и в России, и в Латвии люди из регионов стараются уходить в центр, потому что отсутствует промышленность, нет развития. Цель проектов наподобие «Евродома» – удержать людей, как в Псковской области, так и у нас в Латвии, чтобы они имели свой фундамент. Если есть предпринимательская работа, если экономика развивается, то люди будут жить там, в регионах. Но когда развития нет, дома пустеют.

У нас тоже есть эта проблема, поэтому в «Евродоме» мы хотели развивать средний и малый бизнес в приграничных муниципалитетах. Ещё были планы по культурному обмену для школьников, по совместным летним лагерям. Конечно, для реализации нужны были средства предпринимателей, ведь государство не планировало это оплачивать: всё складывалось на другом уровне общения отдельных людей. Видземский регион с Псковской областью имеет огромное количество договоров по сотрудничеству. Я сначала хотела понять, сколько их, но в целом очень много: здесь все стараются найти контакты друг с другом. И «Евродом» также должен был помогать предпринимателям находить общие проекты.

Но сложился узел, где одно было связано с другим. «Евродом» не может сейчас развиваться так активно, как нам хотелось бы. Я поддерживала и поддерживаю его. Скоро поеду в Валмиеру и думаю, что там будет возможность обсудить развитие этого проекта. Но если кому-то кажется, что это надо связывать с политикой, то напрасно. В самом начале нас тоже смущало название «Евродом», мы думали, вдруг кто-то решит, что Евросоюз в Острове хочет как-то обосноваться, но не было такой цели!

– Если говорить о развитии экономически неблагополучных регионов за счёт приграничного сотрудничества, сразу приходит на ум Латгалия, где латвийские власти планируют открыть особую экономическую зону, делая ставку на российский бизнес, и одновременно хотят там же создать военное подразделение быстрого реагирования. Как одно сочетается с другим?

– С консульской работой это не связано. Но если подумать, то одной из причин может быть активизация нелегального пересечения границ. Сейчас очень многие нелегально идут через российско-латвийскую и белорусско-латвийскую границы. Здесь надо учитывать сегодняшние миграционные процессы в Европе и то, что Латвия находится в Шенгенской зоне. Мы даже обсуждали с коллегами по МИДу эту ситуацию с большим количеством вьетнамцев, которые пытаются нелегально пересекать границу. Откуда они тут взялись?! Разумеется, в связи с этим надо укреплять границу. Пока их не было, нас все устраивало и этот вопрос не поднимался. Что касается латгальского региона, то его, конечно, нужно поднимать. Буквально вчера я слышала, что Латгалия организовала поездки для турфирм из Псковской области, Санкт-Петербурга и Москвы для того, чтобы те оценили привлекательность региона для путешественников. Раньше к нам ездили намного чаще, сейчас не так. Конечно, можно искать в этом разные моменты, ведь любую информацию можно подавать в определённом ключе.

– Какие приграничные проекты в Псковской области сейчас являются приоритетными?

–Программа «ЭстЛатРус» заканчивается: сейчас будут развиваться две новые – «ЭстРус» и «ЛатРус». Они действуют с 2014 по 2020 год, уже начинается согласование конкретных мероприятий. Направленность у них будет прежняя: малый и средний бизнес, охрана окружающей среды и модернизация пунктов пересечения границ.

– А что происходит с проектом «Еврорегион. Псков-Ливония»? Он заморожен, как и «Евродом»?

– Это один из тех проектов, которые действуют на уровне муниципалитетов. Я в своё время узнавала, нужна ли им наша помощь, но они прекрасно справляются сами. В основном «Псков-Ливония» курирует вопросы обучения на уровне школ и колледжей. Мы регулярно оформляем визы для школьников именно в рамках этого приграничного сотрудничества. Даже если проект не развивается масштабно, всегда завязываются контакты, всегда есть хоть немножко взаимодействия. И это лучше, чем ничего.

– Развитию малого и среднего бизнеса санкции не помешали?

– Немного снизился темп развития экономики приграничных территорий, но интерес не прекратился. Санкции, конечно, затронули ту часть бизнеса, которая была связана с перевозкой продовольственных товаров. Мы развиваем туризм и стараемся делать акцент на неизвестные регионы. Для многих путешественников стал открытием город Цесис в Видземском регионе: летом там на природе проходят концерты очень хорошего уровня. В Сигулде в июле проходит оперный фестиваль. Также мне кажется, что псковичи узнали Лиепаю и Вентспилс.

– С 2014 года количество туристов снизилось? К вам стали меньше обращаться за визами?

– В 2014 году вообще всё было на высоком уровне. В 2015 году начался спад, мы выдали 8850 виз, в первом квартале 2016-го – 603. Причём спад шёл не только в Псковской области – о нём говорили и наши представители в Санкт-Петербурге, Калининграде и Москве. Тут можно думать по-разному, но мы считаем, что еврокурс сыграл большую роль – все подорожало, в том числе и само получение визы.

– А с политической ситуацией вы это не связываете?

– Вы когда в последний раз в Латвии бывали?

– На «RigasSvetki» в августе прошлого года…

– Вы почувствовали там себя некомфортно?

– Нисколько.

– Вот видите! Поэтому когда я вижу накаливание вопросов такого уровня, то не хочу агитировать и убеждать. Каждый сам должен делать выводы и смотреть своими глазами: я там был, я это чувствовал. Если было некомфортно, человек больше туда не поедет. После того как человек побывает в другой стране сам, ему нет смысла прислушиваться к чужому мнению на этот счёт. Мы в консульстве агитацией не занимаемся: наши главные вопросы – это экономика, туризм, который связан с визами.

– А помимо виз к вам непосредственно за консульской помощью обращаются?

– В самом начале моей работы в сентябре 2013 года случилась страшная авария автобуса, шедшего по маршруту Рига – Москва. Трагедия произошла около Пустошки. Там было много работы с опознанием тел, с транспортировкой обратно, со встречей родственников…Мы старались облегчить хотя бы решение организационных вопросов. И здесь в адрес властей Псковской области у меня только положительные слова: и МЧС, и вице-губернатор [Максим] Жаворонков смогли все организовать на достойном уровне. Это была тяжёлая для нас ситуация, прежде всего на человеческом уровне.

Помимо виз, граждане Латвии обращаются к нам, когда теряют документы: мы выдаем им единовременное удостоверение, с которым человек пересекает границу и идет в миграционную службу Латвии. Приходят к нам и при потере средств, тогда через нашу службу родственники вносят средства в специальный фонд, мы выдаем их людям, и они могут возвращаться на родину. Ещё мы выдаем свидетельства о рождении, потом, после 18 лет, человек может сменить его, если захочет.

– А много поступает заявок на получение латвийского гражданства не по факту рождения?

– Я бы не сказала, что есть какое-то повышение или понижение в этом плане. Одно время был момент, когда псковичи закупали имущество за рубежом, но сейчас об этом как о массовом процессе говорить нельзя.

– Недавно Латвийский Сейм принял поправки к эмиграционному закону, согласно которым иностранным гражданам, получившим вид на жительство в республике в обмен на инвестиции или покупку недвижимости, раз в пять лет придётся платить пошлину в размере 5 тысяч евро за каждого члена семьи. Президент пока этот законопроект не подписал, но россияне встревожились.

– По этому вопросу шла очень большая дискуссия, и правильно, что принятие закона пока отложено. Надо понять до конца, почему это происходит. Мы не занимаемся этим, а только принимаем определенный пакет документов: если человек вступает в брак, то один, если покупает недвижимость, то другой. В 2014 году мы приняли такие документы от 45 человек, в 2015 году – от 25, в первом квартале 2016-го – от 7. 

Подчеркиваю, консульство не принимает решения о присвоении гражданства и о регистрации временного проживания – это решение за департаментом гражданства и миграции в Латвии, мы же занимаемся визами. При их выдаче всегда остро стоит миграционный вопрос: возвратится ли человек обратно в свою страну или при помощи визы покинет её? В этом смысле миграционные риски по Псковской области близки к нулю. Это моё личное наблюдение, но я смотрю, как люди получают визу и как путешествуют. Я встречала псковичей на разных мероприятиях и понимаю, как они гордятся своим регионом, своей родиной. Я не могу представить, чтобы они задумали поменять это на что-то другое. Поэтому мы охотно даем им визы, у большинства хорошая визовая история.

– С хорошей понятно, а по каким причинам вы можете отказать в выдаче визы?

–У нас очень маленький процент визовых отказов. Самое важное, чтобы у человека была понятная цель поездки, которая совпадала бы с тем, что он написал в документах. Всегда надо говорить правду, ведь даже если утаиваешь, всё равно она где-то в какой-то момент вылезает. Когда у нас появляются сомнения по каким-либо документам, мы подключаем миграционную службу и очень хорошо сотрудничаем, понимаем друг друга.

– Пониманию не мешают периодические внешнеполитические обострения между Прибалтикой и Россией? Вам как представителю Латвии приходится отвечать на неудобные вопросы типа компенсации за период «советской оккупации»?

– Мне их не задают. На глобальные политические вопросы отвечают послы. Конечно, кто-то может что-то такое спросить, но не в моих полномочиях давать разъяснения на этот счёт. Я сейчас живу в Пскове и не могу сказать, что здесь трудно работать. И вы, побывав в Латвии, не скажете такого. Информация из уст в уста – самая надёжная, после неё не будут верить газетам и телевидению. Кроме того, в сложных ситуациях всегда спасает культура, потому что в ней нет противоречий. А потом вы приносите свою, и мы тоже её изучаем. Это такое взаимное человеческое интеллектуальное развитие. И Псков в этом плане даёт массу возможностей. У него своя история, своя аура. В этом городе есть что-то магическое.

– У Пскова есть перспективы стать европейским городом?

–Я бы пожелала Пскову развиваться, скорее, в историческом плане, у вас все для этого есть. У музейных работников горят глаза, потому что они погрузились в эту историю города, осознали её. И в то же время Псков меняется. За те четыре года, что я живу здесь, он изменился в лучшую сторону. На вашей набережной всегда приятно находиться. Конечно, город очень выиграет от того, что будут какие-то изменения с тем вашим памятником, который напротив набережной, потому что это первый вопрос, который возникает у туристов. Мне в своё время объяснили, что он заморожен, что это почти «стройка века» . Но я понимаю, что город над этим работает.

Ещё в туристическом плане можно было бы развивать набережную реки Великой около стадиона «Электрон». Может быть, у города уже есть какой-то проект развития этого места? Ведь люди туда тянутся.

Я всегда повторяю: у вас необыкновенный город. Здесь нельзя не стать художником. Например, небо здесь какое-то совершенно особенное. Когда я иду гулять в сторону реки и там с западной стороны заходит солнце, все вокруг окрашивается совсем по-другому.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  1415
Оценок:  9
Средний балл:  9