Статья опубликована в №21 (92) от 06 июня-12 июня 2002
История

Страницы жизни

 Натан ЛЕВИН, краевед. 06 июня 2002, 00:00

История семьи: к столетию со дня рождения
Вениамина Каверина

ГЛАВА 11.
ОТЕЦ ОСТАЁТСЯ В ПСКОВЕ

Абель Абрамович наотрез отказался уезжать из Пскова. В 1917-18 годах он имел небольшой заработок, играя музыкантом-кларнетистом в местных кинотеатрах. Протоколом № 16 от 26 января 1918 года Губисполком утвердил кооптацию Зильбера в члены своего культурно-просветительного отдела (ГАПО, ф. 590, оп. 1, д. 4), однако уже через месяц город оккупировали немецкие войска.

Когда в ноябре они ушли, красноармейские части, разместившиеся в Пскове, стали формировать свои музыкантские команды. В частности, 25 декабря 1918 года «Псковский набат» поместил объявление Псковского отдельного пехотного полка корпуса войск ВЧК о наборе музыкантов для своего духового оркестра, предложив обращаться на улицу Георгиевскую, 4, где штаб полка занимал одно из помещений мужской гимназии.

Капельмейстером этого оркестра стал Абель Зильбер, и газета дважды, 31 декабря 1918 года и 1 января 1919 года, повторила то же объявление, исправив опечатку в названии войск и указав адрес капельмейстера, хотя и без фамилии: «МУЗЫКАНТЫ спешно требуются для духового оркестра отдельного пехотного полка корпуса войск ВЧК, желательно со своими инструментами. Условия: жалование 375 руб. в месяц, квартира, довольствие и обмундирование. Псков, Гоголевская 11».

Через десять дней, 11 января, уже за подписью капельмейстера уточнялось: «Музыканты спешно требуются: флейтисты, кларнетисты, корнетисты, Гоголевская 5 Зильбер». (Очевидно, с отъездом семьи он сменил квартиру на более скромную.)

Рассказ ещё об одной его работе требует некоторого предисловия. В начале 1919 года из Наркомата по военным делам поступило указание организовать культурно-просветительный очаг для красноармейцев – «Дом просвещения». Губернский отдел народного образования выделил для размещения Агитационно-просветительному отделу Губвоенкомата здание ликвидированной Псковской духовной семинарии на Великолуцкой улице, 21. (Последние полвека этим зданием пользуется педагогический институт, и после постройки на площади Ленина главного корпуса института там остались отдельные его факультеты. Номер дома по Советской улице за 80 лет не изменился.)

Работы по приспособлению помещений под Дом просвещения вёл Отдел городского строительства Губисполкома. 6 марта 1919 года Агитационно-просветительный отдел открыл в нём библиотеку-читальню, и «Псковский набат» сообщил: «Вход свободный для всех красноармейцев, рабочих и советских служащих с 11 утра до 9 ч. вечера». 14 марта в Доме просвещения открылся красноармейский клуб-чайная («ежедневно с 10 утра до 9 ч. вечера»). Особенно торжественно, с митингом, докладами, концертом, военные открывали там 6 апреля стрелково-спортивный клуб Псковского губернского отдела Всевобуча (в связи с введением в стране всеобщего военного обучения).

Тогда же проявилось сотрудничество с губернским отделом народного образования, который выделил для концерта артистов, поручил Бюро художественного труда секции изобразительного искусства роспись Дома просвещения, перевёл туда музыкальную аудиторию «Муза», приступившую сразу к созданию большого хора и спевкам его к празднику Первого мая. «Псковский набат» сообщал о состоявшихся в Доме просвещения грандиозных гарнизонных митингах-концертах 22 апреля, 2 и 20 мая, о первой репетиции 10 мая оркестра великорусских народных инструментов, создаваемого Агитпросветотделом военкомата, о проходивших там общегородских мероприятиях: организационном собрании псковского студенчества 4 мая, общем партийном собрании уездно-городской организации 8 мая, профсоюзном собрании металлистов 13 мая…

Полной неожиданностью для сотрудников Дома просвещения стала заметка инструктора губОНО (фамилия неизвестна), появившаяся 17 мая в рубрике «Школьная жизнь» той же газеты:

«Народный дом». Организуемый внешкольным подотделом «Народный дом» получил от военного ведомства здание б. Духовной семинарии, только что отремонтированное.

При «Народном доме» частью уже существуют, частью открываются: чайная, театрально-зрительный зал, лекционные классы, художественная студия «Муза», класс ритмической гимнастики, предположено открытие театральной студии и музея внешкольных пособий.

В «Народный дом» в настоящее время переводится 2-я советская библиотека, в которой, вместе с частями библиотек б. Епархиального училища, Кадетского корпуса и Духовной семинарии, насчитывается до 20000 томов».

Получалось, что Дома просвещения в Пскове не было и нет, а в бывшем здании Духовной семинарии на пустом месте губОНО создаёт Народный дом. Опровержение последовало сразу. 20 мая «Псковский набат» опубликовал статью заведующего Домом просвещения А. Зильбера с насмешливым названием: «МЫ ПАХАЛИ». Приведя дословно первый абзац той заметки, он заявил: «Сведения совершенно не отвечают действительности.

Во-1-ых, Народный дом, вернее Дом Просвещения Красной Армии, организуется не Внешкольным подотделом, а Агит.-Просвет.отделом Губвоенкома.

Во-2-ых, Агит.-Просвет.Отдел никогда не собирался передавать здание Духовной семинарии Внешкольному подотделу, а лишь по моей инициативе из-за почти полного отсутствия в связи с мобилизацией в Агит.Просвете работников ещё при прежнем заведующем Внешк. Подотделом т. Унновице предложил ему работать в контакте. Лишь теперь на совещании, созванном по этому поводу, выраженный мною взгляд, что просвещение вооружённого пролетариата в редких случаях следует отделять от просвещения пролетариата штатского, был принят всецело, и потому было решено, что во все культурно-просветит. организации будут допускаться как красноармейцы, так и рабочие, и советские служащие.

В-3-их, внешкольный подотдел ещё не организовал там ни одной культурно-просветительной ячейки, нами же организованы: клуб-чайная, небольшая (4000 томов) библиотека, насчитывающая 100 подписчиков, экранный зал, где читались и читаются лекции с волшебным фонарём, кинематограф, уже приспособленный к открытию, но не работающий из-за отсутствия света, театральный зал, который предполагалось открыть 18-го мая, но из-за мобилизации рабочих по ремонту сцены придётся открыть не раньше 25-го мая. В Доме просвещения устраивались и устраиваются митинги. Мною, гораздо больше, чем отмечено в газете, предположено к открытию: классы рисования, лепки, живописи, столярные, сапожные мастерские, театральная студия. В Доме просвещения уже работает секция физической культуры, организованная Всеобучем.

Работа идёт и нужно думать, что если внешкольный подотдел нам и не захочет помогать, мы и без него обойдёмся.

Зав. Дом. Просв. А. Зильбер»

(Принятые «Псковским набатом» сокращения слов и частые заглавные буквы оставлены без изменения.)

Благодаря этой полемике стало известно, что Абель Зильбер несколько месяцев заведовал Домом просвещения и немало сделал для организации и расширения его деятельности. А дискуссия в газете продолжалась, и в неё включились более высокие чиновники.

22 мая злую, оскорбительную статью под заглавием «ПАХАЛИ!» руководитель Отделом народного просвещения Губисполкома Оскар Сарик начал фразой: «Заведующий б. Духовной семинарией гр. Зильбер с присущей ему плохенькой иронией приводит данные, затрагивающие отдел нар. обр.». Подтвердив, что чайная с центральными газетами на столах открыта самостоятельно, одним Агитпросветом, Сарик утверждал, что всё остальное делалось совместно, а передача здания бывшей Духовной семинарии внешкольному подотделу неизбежна, так как Агитпросвет «организационно бессилен и беспомощен» и вся его работа в Доме просвещения – «игра впустую, игра в «мертвую» и об этом Отд. Нар. Обр. уже писалось как Наркомпросу, так и Наркомвоену».

На следующий день для объективности газета сообщила, что сейчас подведены итоги работы Дома просвещения: библиотеку-читальню ежедневно посещают до 30 человек; число членов спортивно-стрелкового клуба достигает 1500 человек; в музыкальных классах организован хор и оркестр; лекции и чтения с туманными картинками устраиваются периодически и их посещают до 250-300 человек; устраиваются вечера для красноармейцев, в том числе Гоголевский вечер был поставлен учениками дважды; ожидается открытие музея показательных пособий, школы лепки, рисования и столярного искусства.

Наконец 24 мая в «Псковском набате» более столбца заняла статья редактора газеты и руководителя Агитпросветотдела Губвоенкомата Ф. Маркова «НУ И «НАПАХАЛИ», упрекающая т. Сарика, который вместо извинений за заметку «зарвавшегося инструктора» сам поддержал «ложный взгляд своего усердного сотрудника». В примечании сообщалось, что «настоящей статьёй редакция считает полемику по данному вопросу исчерпанной».

Впрочем, продолжать полемику было некому: назавтра, 25 мая 1919 года Псков внезапно заняли белоэстонские войска, воспользовавшиеся изменой одной из частей эстонских красноармейцев. Вместе с другими военнослужащими бывшей русской армии Абеля Зильбера отправили в тыл, в Тарту. Там, в новой Эстонии он застрял на шесть лет, давал уроки музыки и работал в кинотеатрах. Только в 1925 году ему удалось получить разрешение на временный въезд в Ленинград. Здесь по ходатайству детей, ставших известными в стране людьми, А. А. Зильбер получил советское подданство.

Натан ЛЕВИН, краевед.

(Продолжение следует).

На фото: В бывшем здании духовной семинарии в 1919 году размещался Дом просвещения.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3229
Оценок:  1
Средний балл:  10