Регион

«Биллинг не поспевал за перемещениями»

Спустя два года обвинений в сбыте наркотиков пскович был оправдан в суде на фоне очень неоднозначных показаний полиции
Денис КАМАЛЯГИН Денис КАМАЛЯГИН 09 декабря 2020, 18:40

У нас для вас ещё одна удивительная история, похожая на «дело Ивана Голунова» и которая на фоне кейса по великолукским полицейским заиграла ещё более яркими красками. Последнее время мы следили за процессом по делу псковича Романа Жегунова, Роман Жегунов обвинялся по двум пунктам ч. 3 п. Б ст. 228.1 (санкция – от 8 до 15 лет). Всего же дело длилось более двух лет. Дело рассматривала периодически удивляющая СМИ своей принципиальностью судья Псковского городского суда Ирина Васильева: в суде оно слушалось более года.

По выстроенной нами хронологии, дело вкратце развивалось так: в феврале 2018 года сотрудник управления по обороту наркотиков Андрей Шишкин задержал уже бывшего сотрудника одного из банков Андрея Ш-ма, которого обвинили в том, что он якобы еще 5 октября 2017 года сбыл гашиш засекреченному лицу при проведении проверочной закупки. По традиции ему предложили досудебное соглашение о сотрудничестве и гарантированно мягкое наказание, правда, для этого надо было «сдать кого-нибудь».

Сдавать реальный источник приобретения наркотиков по той или иной причине Андрей Ш-м, видимо не захотел, и решил указать на одного из своих друзей, Романа Жегунова. Он не только дал показания, что 5 октября – прежде чем продать гашиш засекреченному свидетелю он приобрел его у Жегунова, в районе 17 часов по месту жительства последнего, на улице Венской в Пскове, но и вызвался быть закупщиком при проведении проверочной закупки уже в отношении Романа Жегунова 8 февраля 2018 года.

Сам Роман рассказывает, что ни с того ни с сего сначала друг позвонил ему и спросил «а нет ли чего покурить», а через два дня зашёл с просьбой купить у него несколько бутылок алкоголя на день рождение мамы (зная что Жегунов много лет работает в магазине «Дьюти Фри» на МАПП «Куничина гора»). Алкоголя дома не было, но Роман работал на следующий день и пообещал помочь другу решить проблему, для чего предложил позвонить на следующий день и уточнить имеющийся ассортимент и цену. Денег Роман у Андрея брать не стал, сказав, что лучше рассчитаться по факту. Правда, на следующий день Андрей Роману с подтверждением покупки так и не позвонил - уже было не нужно.

Защита (обвиняемого защищала известный псковский адвокат Алла Мамченко) все последние месяцы разбивала документацию по оперативно-розыскным мероприятиям полиции. Например, показания руководителя одного из отделений управления по контролю за оборотом наркотиков и просто хорошего человека Андрея Шишкина противоречили другим фактическим данным - настолько, что судья разрешила раскрыть данные биллинга звонков оперативника Шишкина (чем он был крайне недоволен и высказывал своё возмущение судье Васильевой).

Данные биллинга подтвердили, что показания Шишкина не бились с реальностью и что в отчетах о задержании публиковалась информация, не соответствующая действительности. На это оперативник Шишкин сообщил суду, что биллинг не поспевал за его перемещениями по городу. «Это вышка не так сработала», - заявил Шишкин в суде.

Ещё один вопрос задала ему Алла Мамченко: когда подсадного «героя» отправили на контрольную закупку, его якобы очень внимательно досмотрели. Но в отчёте он ушёл на закупку в черных ботинках, а вернулся в кроссовках. «А что не так? Ботинки, кроссовки. Я, честно говоря, вообще не очень разбираюсь в современной моде», - пожал плечами Шишкин.

«Вы зимой при куче зимней одежды вне помещения, как вы говорите в отчёте, пристально досматриваете закупщика в машине, причем вы, оказывается,  при этом ещё и за рулём? – уточнила Мамченко. «Да. Вы все верно говорите. Именно так», – невозмутимо ответил Шишкин.

Показания дал и общий приятель Жегунова и «вкинувшего» его Андрея Ш-ма: в день закупки наркотиков у якобы Жегунова в 18:16 этот друг звонил на стационарный телефон на работу в центре города. А через 12 минут он якобы покупал наркотики в другом конце города. «Ракету у Ш-ма мы не обнаружили», – констатировала Алла Мамченко.

Также у следствия якобы были две записи разговоров Жегунова и Ш-ма: в суде они представлены не были. Были ранние разговоры, но в них не было ни слова о наркотиках.

В итоге судья Ирина Васильева вынесла полностью оправдательный приговор. Оправдательный приговор, который не просто удивителен в наше время, но и стал реальным щелчком по носу полиции: это не только право на реабилитацию, но и возможные уголовные дела на свидетелей и полицейских по фактам фальсификации документов и дачи ложных показаний в суде.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  948
Оценок:  17
Средний балл:  10