Регион

Дело Александра Кузнецова. Неделя десятая

Защита попыталась исключить из дела два доказательства обвинения
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 22 ноября 2019, 16:40

Адвокаты Александра Кузнецова почти закончили представлять свои доказательства. На новой неделе процесса по обвинению бывшего вице-губернатора Псковской области в получении взятки на вопросы вновь отвечал подсудимый и его жена.

Трезвый ум

На новой неделе к делу приложили некоторые документы: кадастровые паспорта, квиточки об отправке ходатайства о досудебном соглашении и отказе от него, документы о стоимости дома и так далее. К делу по просьбе защиты приобщили несколько характеристик на Александра Кузнецова: из Порховской школы, Управтодора и зоозащитной организации «Шанс». Из школы написали, что когда их затопило, то вице-губернатор помог им в ремонте, лично возглавил комиссию по устранению наводнения.

Управтодор характеризовал Кузнецова с лучших сторон, как достойного человека, обладающего опытом и болеющего за население региона. Зоозащитники поблагодарили Кузнецова за помощь и поддержку, написали, что он - порядочный человек, который болеет за свой край и хочет повысить эффективность сферы ЖКХ. Кузнецов сохраняет такт и трезвый ум на своей должности, написали из «Шанса».

Кто тут специалист, а кто свидетель?

Адвокат Юлия Ларина попросила приобщить к делу свою жалобу: когда Кузнецов ещё сидел в питерском СИЗО, её более пяти часов не пускали в Кузнецову, по причине «беседы с сотрудниками». Ларина в жалобе отметила, что не понимает, какие у её подзащитного могли быть встречи без адвоката. На жалобу в изоляторе ей так и не ответили. Обвинение предложило на этом основании жалобу не приобщать: вроде как однобоко получится, надо бы дождаться ответа. Но суд жалобу приобщил.

Потом защита попросила исключить из доказательств обвинения заключение вологодского эксперта, которое парой неделей ранее раскритиковала Ольга Милонаец. Адвокаты настаивали, что заключение сделано ещё до возбуждения уголовного дела, а значит, они не могли задать свои вопросы эксперту: опять же однобоко получается. Ещё защита напомнила, как Милонаец сомневалась в компетентности специалиста: тот проходил обучение в 2006 году, а курсов повышения квалификации раз в три года с тех пор, судя по представленным документам, не проходил.

"Псковская губерния. Новости"

Обвинение выступило против: у специалиста есть лицензия даже на проведение экспертиз, а в деле всего лишь заключение. И та же Ольга Милонаец согласилась с одним из выводов эксперта, напомнила прокуратура, а с другими её выводами не согласно уже обвинение: в конце концов, допрашивали её в суде как свидетеля, а не специалиста, подчеркнула представительница прокуратуры.

Суд ходатайство защиты отклонил. Ей напомнили, что привлекать специалистов для подобных заключений можно ещё до возбуждения уголовного дела. И да, специалист должен обладать необходимыми знаниями, согласился суд, ну так в деле есть документы, которые подтверждают его специальные познания. Да, он не прошёл курсы повышения квалификации, но это не помешало ему продолжить работу в УФАС.

Нехорошее влияние заграницы

Защита, к которой не пришёл планируемый свидетель, предложила вновь дать слово своему подзащитному: у Александра Кузнецова появились ответы на некоторые вопросы с прошлой недели. Тот напомнил: обвинение спрашивало, почему Кузнецовы решили исправлять недоделки в доме самостоятельно и попросили Тарасова скинуть цену на дом ещё зимой, вместо того, чтобы дать возможность исправиться «ВестСтрою». Бывший вице-губернатор напомнил, что по закону, если покупатель видит недостатки в товаре, он имеет право и потребовать исправить их, и, к примеру, требовать просто скинуть цену на товар.

Ещё Кузнецов оказался готов рассказать, почему его задержали именно зимой 2018 года. Впрочем, первую причину он так и не озвучил, сославшись на то, что ему придётся назвать третьих лиц, а в этом случае он опасается за безопасность своей семьи.

Александр Кузнецов и представители защиты в зале суда. Фото: Павел Дмитриев.

Вторая причина, по мнению Кузнецова, это его частые выезды за границу. В Эстонии живут родственники его жены, а до поступления на госслужбу у него был временный вид на жительство, чтобы не нужно было получать визу. Это, кстати, доказывает, что у него никогда не было гражданства этой страны, заметил подсудимый. Бывший замгубернатора сказал, что спецслужбы могли опасаться, что носитель гостайны в Эстонии делится сведениями, с кем не нужно. Однако это не так, сказала Кузнецов, эти подозрения растаяли во время следствия.

Потом Кузнецов начал рассказывать о нестыковках в показаниях Евгения Очнева, но суд вскоре прервал его. Судья объяснила подсудимому, что её вопрос был о том, почему Очнев, по мнению Кузнецова, оговаривает именно Кузнецова? Обвиняемый ответил: мол, человека попросили оговорить именно Кузнецова, а не Пупкина, вот он этим (якобы) и занимается.

Телеграм-канал "Псковской губернии"

Тогда суд поинтересовался: что же, ФСБ Кузнецова в измене Родине подозревало? Вроде же нет, никто его в этом не обвиняет. Подсудимый продолжил настаивать, что частые отъезды за границу допущенного к государственной тайне лица были веской причиной. И снова сказал, что о первой причине он, к сожалению, рассказать не может.

…А она в окно!

Теперь адвокаты Кузнецова стали плавно подводить судебный процесс к своему второму ходатайству. Они рассказали, что адвокаты Белоусова и Ларина делали в СИЗО адвокатский запрос: их интересовала, оформлялись ли пропуски для некоторых сотрудников ФСБ России по Псковской области и для адвоката Светланы Михайлиди, которую Кузнецову якобы навязали 29 декабря при оформлении явки с повинной и протокола дополнительного допроса.

В ответе СИЗО сказано, что ни эти сотрудники, ни адвокат пропусков не получали. При этом Адвокатская палата Санкт-Петербурга на другой запрос сообщила защите Кузнецова, что 29 декабря в 15:30 они получили заявку от следователя, чтобы распределить адвоката для Кузнецова. И заявка это отправилась Светлане Михайлиди.

Ещё защита представила суду жалобу Александра Кузнецова в Адвокатскую палату на Михайлиди, в которой говорилось, что та приехала уже после того, как он явку с повинной написал, и не спросила его, сам ли он писал. Ещё адвоката якобы не смутило наличие оперативных сотрудников. Кузнецов попросил провести проверку адвоката, результатов этой проверки он не получил.

Настало время удивляться суду: что ж Михайлиди через окно в СИЗО попала что ли? Кузнецов сказал, что явку он писал в административном помещении СИЗО, а не в следственном кабинете, и, может, дело в этом. Суд на это парировал, что так или иначе, но на территорию СИЗО адвокату нужно же было как-то попасть.

Тут в обсуждение включилась прокуратура. Обвинители заявили, что проверяли законность написания явки, тоже делали запрос в СИЗО, и им ответили, что Михайлиди посещала следственный изолятор. И участвовала в следственных действиях в кабинете, причём с номером за двести. Кузнецов на это сказал, что следственных помещений в СИЗО около пятидесяти и это вроде как доказывает, что следственные действия с ним проводили в административном помещении.

После этого защита ходатайствовала, чтобы суд исключил из доказательств обвинения явку с повинной Кузнецова и протокол дополнительного допроса. Адвокаты считают, что получены они с грубейшими нарушениями УПК. Обвинение возразило: всё было по закону, а доказательств давления на Кузнецова в деле нет. Кроме того представительница прокуратуры заметила, что в феврале 2019 года в Приморском суде Санкт-Петербурга во время заседания по изменению меры пресечения адвокат Белоусова ссылалась на явку с повинной, как на доказательство того, что Кузнецов готов сотрудничать со следствием, и про незаконность её получения защита тогда не говорила ничего. А ещё Кузнецов весной в ходатайстве о заключении досудебного соглашения (от которого он потом отказался – прим. П.Д.) явку признавал.

Адвокат Белоусова на это сказала, что по закону любое доказательство должно быть проверено. Обвинение оценивает слова Кузнецова, при том, что не секрет: его отношение к явке с повинной менялось. Да и вообще это не имеет значения, считает защита, речь-то идёт о том, что явка, по их мнению, получена с нарушениями УПК. Адвокат Ларина добавила, что Михайлиди получила распределение в 15:30, а уже в 16:20 участвовала в составлении протокола дополнительного допроса. А ей ещё нужно было как-то доехать и поучаствовать в написании 11 листов явки с повинной.

Суд спросил у защиты, откуда они знают, где была Михайлиди в 15:30? Защита этого не знает

И тут отказ

На следующий день суд в ходатайстве защите отказал. В решении говорится, что Кузнецов указывал: явку писал собственноручно, указывая на вынудившие его к этому обстоятельства. И указывал, что адвокат Михайлиди приехала к окончанию написания явки с повинной, а, следовательно, к началу составления протокола оформления явки с повинной. И это законно, потому что явку в повинной можно писать без адвоката.

К тому же Кузнецов действительно 11 февраля на суде по мере пресечения подтверждал явку: а это уже сильно позже 29 декабря. Да и объективных доказательств давления на него суд не усмотрел. Слова о том, что адвокат Михайлиди приехала не вовремя и недостаточно представляла интересы Кузнецова, суд назвал предположением защиты.

Кузнецов тут же отметил, что, по его словам, адвокат приехала только к концу составлению дополнительного протокола. Суд на это заметил, что они прослушали аудиозапись с прошлого заседания, и он говорил про окончание написания явки с повинной. «Я оговорился», - заспорил подсудимый, но потом защита решила не настаивать.

Затем суд согласился истребовать сведения о том, где находился телефон адвоката Михайлиди, чтобы узнать, где она была с 15:30 до 16:20.

Каким Кузнецов был на первом свидании?

Дополнительные вопросы появились у защиты и к Татьяне Кузнецовой. Она, например, рассказала, каким увидела мужа на первом свидании 3 января 2019 года. По словам Кузнецовой, муж вышел к ней с чёрными кругами под глазами, смотрел пустым взглядом, постоянно чесался и беспокойно оборачивался назад, хотя там была стена. Когда все сели (свидание было у многих арестантов), то Кузнецов остался стоять. Жене пришлось жестами объяснять ему, чтобы он сел и взял телефон. Около получаса она пыталась его растормошить.

Татьяна Кузнецова, представители защиты и обвинения в зале суда. Фото: Павел Дмитриев.

На свиданиях Кузнецов рассказывал ей, что на него давят силовики, угрожают семьёй и детьми, а когда он пытался вернуть адвокатов, то его заявления постоянно «теряли», рассказывала свидетель. Ещё Татьяна Кузнецова вспомнила, что муж постоянно просил её взять детей и скрыться за границей (у жены и детей второе эстонское гражданство).

Делать этого Кузнецова не стала, но всё же встретилась с консулом Эстонии, взяла его телефон, и вообще готовилась, что её придут арестовывать. Сказала старшей дочери взять опеку над младшей, если придётся, собиралась поднять дипломатов и журналистов из Эстонии и даже отказаться от гражданства РФ.

Обвинение поинтересовалось у свидетельницы, какие были предпосылки к такой подготовке? Может, ей угрожали силовики? Кузнецова сказала, что из УКСа, где она работала, впервые за 10 лет затребовали её личное дело. Кто затребовал, она не знает.

Потом суд спросил: мол, если все вы хорошие, то чего вы боялись? В чём вас могли обвинить? Кузнецова ответила, что считала, что могли и наркотики подбросить, или ещё что-то сфабриковать.

Почему мужа взяли именно в 2018 году, она не знает.

Куда делся страх?

Ещё суд вновь попытался выяснить у Александра Кузнецова, в чём были мотивы якобы давивших на него сотрудников ФСБ. И почему они приезжали-приезжали, а теперь Кузнецов всё это в суде рассказывает и приезда их не боится? Тот ответил, что за себя он теперь не беспокоится, а ещё он уверен, что семья его знает, как поступить в случае чего. Поэтому он 18 мая твёрдо от сотрудничества отказался.

«Что же изменилось 18 мая?» - спросил суд. Кузнецов сказал, что его несколько дней держали в одиночной камере, и надо оказаться в его шкуре, чтобы понять мотивы. Что, наверно, силовики поняли, что если он даже после одиночной камеры отказывается сотрудничать, то уже можно к нему не приезжать.

Ещё Кузнецов вновь напомнил, как отказался подписать бумагу, что он не имеет претензий к сотрудникам ФСБ.

К делу также приложили экспертизу текста ходатайства о досудебном соглашении. В экспертизе говорится, в частности, что в тексте есть фразы официально-делового стиля, присущие сотрудникам правоохранительных органов. Ещё там говорится, что признаков написания этого текста в необычном состоянии не выявлено.


Чтобы оперативно получать основные новости Пскова и региона, подписывайтесь на наши группы в «Телеграме»«ВКонтакте», «Яндекс.Дзен»«Твиттере»«Фейсбуке» и «Одноклассниках»

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  959
Оценок:  5
Средний балл:  10