Регион

Дело Александра Кузнецова. Неделя восьмая

Глава Псковского УФАС оценила экспертизу, а жена подсудимого рассказала, как семья покупала дом
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 08 ноября 2019, 20:00

Новая судебная неделя процесса по делу бывшего вице-губернатора Псковской области Александра Кузнецова вновь состояла из одного дня. Правда, теперь допрос двух свидетелей растянулся до вечера. В суд вновь вызвали главу Псковского управления Федеральной антимонопольной службы Ольгу Милонаец, следом за ней показания дала жена подсудимого Татьяна Кузнецова.

Глава Псковского УФАС

Ольга Милонаец на сей раз пришла в суд как эксперт стороны защиты. Её попросили оценить заключение специалиста из Вологды, которое обвинение представило суду ещё на первой неделе процесса. Специалист в документе отвечал на три поставленных следствием вопроса: из его заключения выходило, что «Вест-Строй» действовал в составе группы лиц и получил преимущество на торгах, а также, что фирму вообще нужно было снять с торгов, поскольку другую компанию сняли за то же нарушение, какое специалист нашёл в документации «Вест-Строя». Ещё вологодский специалист написал, что с торгов нужно было снять ещё две фирмы.

Вывод первый

Милонаец несколько минут вчитывалась в документ. Затем встала к трибуне и сказала суду, что у неё вызывает сомнение образование специалиста. Он проходил курсы повышения квалификации только в 2006 году, а действуют они три года. Также на своей нынешней должности специалист работает с 2016 года, а документы анализирует 2012 года. При том, что судебная практика меняется, пояснила Ольга Викторовна.

С первым заключением специалиста Милонаец категорически не согласилась. Вологодский специалист сделал вывод о группе лиц, основываясь на том, что фирмы «ВестСтрой» и «Вест-Строй» аффилированы. Затем специалист делает вывод, что «Вест-Строй», исходя из этой аффилированности, получил преимущество на торгах. Милонаец сказала суду, что не понимает, с чего специалист делает такое заключение.

Во-первых, запрета на участие в торгах аффилированных компаний нет вообще. То есть в торгах могут участвовать две фирмы, у которых один и тот же директор, к примеру. Преимущество фирма может получить, если доказано, что заказчик передавал информацию об одной фирме другой фирме. Во-вторых, фирма «ВестСтрой» вообще в торгах не участвовала (участвовал «Вест-Строй»), поэтому выводы эксперта основаны не на документах, а на его личных фантазиях, сказала свидетель.

Вывод второй

Со вторым выводом эксперта Милонаец также не согласилась. Тот заключил, что фирму «Эгле» (в документе нет названия - просто номер, но теперь мы знаем, что речь именно о фирме братьев Кухи) сняли с конкурса из-за ошибки в нескольких пунктах, где нужно было указать конкретные показатели для материалов. Специалист написал, что у «Вест-Строя» в тех же пунктах та же ошибка, но фирму не сняли.

Чтобы разобраться с этим вопросом глава Псковского УФАС принесла документацию обеих фирм. Она стала сравнивать пункты из заявки «Эгле» и «Вест-Строя». «Эгле» просто копировали данные из технического задания, где написано, к примеру: «Плотность материала не менее 12». Просто копировать недостаточно, «Вест-Строй» указал здесь конкретные показатели. Везде, где у «Эгле» нашли нарушения – аналогичная история: они копировали проектную документацию. Поэтому их сняли, а «Вест-Строй» - нет, говорила Милонаец.

Александр Кузнецов и представители защиты в зале суда. Фото: Павел Дмитриев.

«Эксперт рассуждает ошибочно в силу малого опыта работы», - сказала она. Во-первых, он работает в сфере госзакупок с лета 2014 года, а 94-ФЗ перестал действовать в начале 2014 года, то есть эксперт на практике с ним не сталкивался. Также законодатель только в 2019 году разрешил подрядчикам просто ссылаться на техническую документацию, а не писать конкретные показатели. Но с 2012 по 2019 год это было нарушением.

Прокуратура стала спорить: почему бы «Эгле» нельзя было просто сослаться на документацию? Милонаец ответила им, что очень приятно, когда люди взывают к голосу разума, но в 2012 году нужно было взывать к голосу закона.

Ещё во втором выводе у вологодского специалиста указано, что у «Вест-Строя» в заявке были перепутаны местами два пункта, за это тоже надо было фирму снимать с торгов. Милонаец и здесь не согласилась. Она рассказала, что по такому основанию снимать заявки нельзя, что подтверждает и судебная практика.

Вывод третий

А вот с ним Милонаец согласилась. Действительно, две из трёх допущенных во второй этап конкурса фирмы нужно было с торгов снимать. Об этом говорится и в решении Псковского УФАС.

Общаться можно

Ещё Милонаец сказала суду, что по закону за принятое решение о допуске или не допуске фирм во второй этап конкурса несут персональную ответственность представители комитета по закупкам, которые состоят в закупочной комиссии. Поэтому иногда можно увидеть, что три члена комиссии допускают какую-нибудь фирму, а один – нет.

Если заявки куда-то утекли (например, их отдали на проверку участнику торгов), то это тоже ответственность комитета, сказал Милонаец. Она не знает норм закона, по которым за это был бы ответственен вице-губернатор (не конкретно Кузнецов, а вообще вице-губернатор).

Однако общаться с участниками торгов, в принципе, можно. Запрещено только общение, которое может повлиять на результат торгов. Милонаец сказала суду, что её возмутило, когда она узнала, что заявки отдали на проверку «Вест-Строю»: это грубое нарушение исполнительской дисциплины. «Но на что это повлияло?» - спросила Ольга Викторовна: о том, что «Вест-Строй» победил бы на торгах в любом случае, мы знаем ещё с третьей недели процесса.

Жена

Татьяну Кузнецову суд перед началом допроса несколько раз предупредил: она может отказаться от дачи любых показаний по делу мужа. Кузнецова рассказала, что женаты они с 1997 года. После свадьбы родители подарили им квартиру в Порхове, ещё супруги работали на руководящих должностях и стали строить себе в Порхове дом.

Когда Кузнецову предложили работать в Пскове (в 2007 году) дом и квартиру в Порхове семья продала и купила две квартиры в Пскове, рассказывала Татьяна Кузнецова. К 2011 году они жили вчетвером (с двумя дочерями) в двухкомнатной квартире и решили расширяться. Сначала искали квартиру, потом съездили в посёлок Петропавловский, увидели баннер на доме, позвонили.

Встретились со Степаном Тарасовым, он показал дом, сказал, что стоит он 6,5 млн рублей. Дом Кузнецовой понравился из-за большого участка, муж посмотрел проектную документацию, решили на нём и остановиться. Правда, обратили внимание, что на первом этаже сыро, но Тарасов пообещал недостатки устранить.

Потом Александр Кузнецов встретился с Николаем Тарасовым, они договорились, на цену в 6,35 млн рублей, если Кузнецовы будут платить «наличкой». К этому моменту дом представлял собой коробку с окнами и крышей. Все недостатки Тарасов обещал исправить к февралю 2012 года, до апреля Кузнецовы должны были с ним расплатиться.

Почему дом достраивали Кузнецовы

Далее, рассказывала Кузнецова, они платили деньги, но проблему с крышей и другие работы, о которых они договорились, «ВестСтрой» не устранял. Она пошла к Евгению Очневу, тот вызвал прораба Александра Иванова, который пытался исправить недостатки с крышей и окнами, но не сумел. Тогда Кузнецова попросила осмотреть дом знакомого прораба Светлану Михайлову и та рассказала ей, в чём проблемы с крышей, почему мокро в подвале, и что от окна вниз идёт трещина.

По словам Кузнецовой, она попросила мужа поговорить с Тарасовым, тот пошёл к нему, при разговоре присутствовал и Очнев. Те согласились на цену в 5 млн рублей при том, что Кузнецовы сами достроят дом, сказала свидетель в суде.

С апреля до октября Татьяна Кузнецова занималась ремонтом дома: искала рабочих, закупала материалы. К октябрю дом был готов к сдаче в эксплуатацию. До лета 2013 года шёл ремонт внутри дома, затем семья въехала в новое жилище.

Откуда деньги?

Защита сама, не дожидаясь вопроса от прокуратуры, спросила у свидетеля, откуда у семьи появились деньги на покупку таунхауса. Татьяна Кузнецова ответила, что после продажи дома и квартиры в Порхове деньги у них остались (даже после покупки двух квартир в Пскове). Плюс они ещё и копили, в 2011 году семьи вновь помогли родители. В ремонт дома Кузнецовы вложили около 4 млн рублей, которые появились после продажи квартир в Пскове.

Дальше допрос разбился на эпизоды. Кузнецова, например, сказала, что Очнев к ней ни разу не обращался с требованием доплатить деньги. И что на момент заключения предварительного договора муж её работал ещё в комитете по тарифам.

Татьяна Кузнецова дала показания со стороны защиты. Фото: Павел Дмитриев.

На вопросы прокуратуры, зачем она подписала договор на 6,35 млн рублей, если видела, что дом недоделан, она ответила, что договор тот был предварительным и юридической силы не имел. Поэтому она вообще не особо его читала. После вопросов суда выяснилось, что часть работ, которые Степан Тарасов, по словам свидетеля, обещал Кузнецовой сделать, в договоре не прописаны.

Ещё к делу приобщили договоры купли-продажи домов соседей Татьяны Кузнецовой. Дома им продавали за суммы от 4,2 млн рублей до 9,9 млн рублей. Причём все они по площади больше, чем дом Кузнецовых. Суд обратил внимание, что договоры это 2007-2010 годов, и в них кроме метража и стоимости ничего больше нет. Защита сказала, что эти договоры говорят о ценовой политике «ВестСтроя».

Ещё Кузнецова работала в УКСе, поэтому её поспрашивали о строительстве Стругокрасненской больницы. Она сказала, что, по её информации, изначально больницу собирались строить в два этапа, но потом Евгений Очнев начал писать письма, что конструктив здания меняется, появились дополнительные работы, цена проекта выросла на 80 млн рублей.

У области в 2012 году было только около 40 млн рублей, остальные деньги пришли только в 2013 году. Поэтому строительство разбили ещё на второй и третий этапы. Причём по просьбе УКСа «ВестСтрой» сам определил, какие работы пойдут во второй этап, а какие – в третий. То есть остаток работ после корректировки проектной документации определял именно «ВестСтрой», фирма участвовала и в подготовке технической документации, заявила Кузнецова.

Кузина не будет?

Допрос Аркадия Кузина, на котором настаивала защита, судя по всему, не состоится. Из СИЗО, в котором Кузнецов и Кузин содержались вместе, пришёл ответ на запрос суда. В нём говорится, что в одной камере они не содержались, на прогулки выводились отдельно.

Несмотря на это, защита продолжила ходатайствовать, чтобы суд организовал видеосвязь с СИЗО для допроса. Адвокаты сказали, что Кузин опровергнет показания некоторых других свидетелей. Также адвокаты настаивали, что если Кузина не допросить, то будет нарушен принцип состязательности сторон. Кузнецов сказал суду, что не менее пяти раз контактировал с Кузиным.

Суд сказал защите, что она так и не объяснила, что такое известно Кузину, чтобы наделить его статусом свидетеля. В ходатайстве им отказали. Впрочем, после допроса подсудимого защита, возможно, сможет объяснить суду, что конкретно известно Кузину, и тогда к ходатайству можно будет и вернуться.

Что дальше?

На вторник, 12 ноября, намечен допрос Александра Кузнецова.


Чтобы оперативно получать основные новости Пскова и региона, подписывайтесь на наши группы в «Телеграме»«ВКонтакте»«Яндекс.Дзен»«Твиттере»«Фейсбуке» и «Одноклассниках»

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  559
Оценок:  5
Средний балл:  10